+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

Врачебные ошибки в кыргызстане 2019 год

Ключевое слово: Врачебная ошибка

Врачебная ошибка

Здравствуйте! Уважаемые юристы,подскажите, что делать? В 2014 году я обратилась к ортодонту в частную стоматологическую клинику,чтобы исправить дефекты прикуса, где на консультации было предложено установить брекет-систему лишь на одну челюсть,т.к искривление было незначительным,спустя год ситуация не менялась, на вопрос почему, ортодонт вдруг поменял мнение и сказал,что нужно было ставить на обе челюсти брекеты. Т.к.это было дорого я отказалась,спустя годы у меня начались проблемы с прикусом и нужно снова возвращаться к лечению. Как наказать и обязать горе врача отвечать за ошибки?

Здравствуйте! Уважаемые юристы,подскажите, что делать? В 2014 году я обратилась к ортодонту в частную стоматологическую клинику,чтобы исправить дефекты прикуса, где на консультации было предложено установить брекет-систему лишь на одну челюсть,т.к искривление было незначительным,спустя год ситуация не менялась, на вопрос почему, ортодонт вдруг поменял мнение и сказал,что нужно было ставить на обе челюсти брекеты. Т.к.это было дорого я отказалась,спустя годы у меня начались проблемы с прикусом и нужно снова возвращаться к лечению. Как наказать и обязать горе врача отвечать за ошибки?

Врачебная ошибка

Пациентка поступила на операционное лечение по удалению кисты. Перед операционными действиями врач не провел пробу на лекарственное средство, чем вызвал анафилактический шок у пациента. Оказав первую помощь, пациентка находится в плохом состоянии. Родственникам сказали, что виновато сердце, неустойчивое давление. Через сутки переводят в другую больницу под наблюдение кардиолога. Там пациентка 5 суток провела в реанимации, потом на стационарном лечении. В первоначальную больницу не вернулась. Лечение анафилактического шока принесло большие затраты. Вопрос: несет врач ответственность за данное состояние?

Пациентка поступила на операционное лечение по удалению кисты. Перед операционными действиями врач не провел пробу на лекарственное средство, чем вызвал анафилактический шок у пациента. Оказав первую помощь, пациентка находится в плохом состоянии. Родственникам сказали, что виновато сердце, неустойчивое давление.

Через сутки переводят в другую больницу под наблюдение кардиолога. Там пациентка 5 суток провела в реанимации, потом на стационарном лечении. В первоначальную больницу не вернулась. Лечение анафилактического шока принесло большие затраты.

Вопрос: несет врач ответственность за данное состояние?

Медиков предлагают освободить от ответственности за врачебные ошибки

В частности, за это ратует депутат Дамира Ниязалиева.

– Гинекологи отказываются работать, – говорит она. – Люди за собой не ухаживают и умирают на руках у врачей, а виноватыми оказываются последние. Это неправильно. Бывают случаи, когда у женщины проблемы со здоровьем и ей запрещают рожать, а она, не послушав специалистов, забеременела. В больницу приходят только к 9-му месяцу. И разве вина акушера, если пациентка умирает?

Дамира Ниязалиева считает, что в случае, когда врач заведомо знает, что какому-то конкретному пациенту нельзя проводить определенную процедуру, но все же ее делает, то это преступление, за которое медработник должен отвечать. Это и есть халатное отношение.

– Но когда человек, за жизнь которого боролись до последней минуты, умер на операционном столе, или, допустим, в отделении нет аппарата искусственной вентиляции легких, и больной погибает, при чем тут врач? — вопрошает депутат.– В чем его вина?

Аналогичной точки зрения придерживается известный хирург Эрнст Акрамов. В разговоре с «Вести.kg» он упомянул об ответственности, которое государство несет перед врачами, но почему-то предпочитает забывать о взятых обязательствах.

– Медицина, как и все другое, основывается на неком базисе, фундаменте, – объясняет он. – В нашем случае – это желание лечить людей и намерения при этом самые позитивные. Все остальное лишь причинно-следственные вытекающие. Довольно глупо предполагать, что врач желает, чтобы пациент пострадал, а уж тем более умер. Работа моих коллег направлена на оказание помощи, а не нанесение вреда здоровью. Да, есть технические ошибки, недочеты. Если неправильно наложить шов, он может разойтись и разовьется перитонит (заражение крови – прим. авт.). Плохо перевязав артерию, хирург рискует допустить кровоизлияние. Но давайте взглянем на ситуацию с другой стороны. Говорят о плохой подготовке специалистов. Возникает вопрос, откуда им взяться, если, например, начинающему хирургу, нужны годы практики, чтобы освоить все методики диагностирования, лечения пациентов. Я занимаюсь своим делом 53 года и до сих пор считаю, что постиг далеко не все. А когда юных медиков обвиняют в недочетах, меня просто переполняет возмущение. Сами подумайте, врач буквально трясется, входя в операционный зал, во время лечения волнуется, а после переживает за состояние больного. Они, подрастающие специалисты, все время оглядываются на закон, который не только не защищает их, а в случае чего сулит большими неприятностями.

Это интересно:  Закон о врачебной тайне 2019 2019 год

По мнению собеседника «Вести.kg», в такой атмосфере невозможно стать настоящим врачом, научиться чему-то новому.

– Необходимо в корне менять не только законодательство, но и сознание людей, — считает Эрнст Хашимович. – Медики, по сути, самый незащищенный слой государственных служащих. Они ходят по лезвию ножа, не получая за свой труд ровным счетом ничего, рискуя в любой момент оказаться за решеткой. Один из моих учеников, талантливейший врач, провел операцию пациенту, зараженному гепатитом С. Так получилось, что в процессе вмешательства он уколол палец и вирус передался ему. Спустя очень короткий срок молодой доктор умер. Никто не только не возместил его семье ущерб, но его еще обвинили в халатности. По существующей практике, в случае, если у медработника обнаружат подобные заболевания, даже если они приобретены в процессе исполнения служебных обязанностей, его списывают со счетов. И что делать этим людям? Кто несет ответственность в таком случае? Государство предпочитает просто замалчивать такие факты. Это неправильно. Любой труд должен достойно вознаграждаться и если врач подвергается риску, его работу нужно соответственно поощрять. Кроме того, не создав условий для обучения подрастающего поколения, мы рискуем потерять отечественную медицину, как таковую.

Владислав Шувалов
Фото www

Врачебные ошибки в кыргызстане

Сменить тюремные нары на учебные парты предлагает медицинская общественность Казахстана для врачей, навредивших своим пациентам. Они не должны нести ответственность за совершенные ошибки, а обязаны на них учиться, считают медики во главе со своим министром. Мол, такая практика сложилась во всем цивилизованном мире, и только мы, «дикари» продолжаем «махать шашками» и сгоряча «рубить головы».

«Только врач может убить человека безнаказанно»?

Но давайте обратимся к опыту стран, уже прошедших путь декриминализации врачебных ошибок. Он, конечно, впечатляет, но только с точки зрения открытости информации, и не более того.

Например, в больницах Европы каждый десятый пациент сталкивается с тем, что лечение наносит вред его здоровью и представляет угрозу для жизни.

Суды удовлетворяют половину исков, поданных в отношении медработников. В США, как показали результаты исследования, проведенного специалистами Школы медицины Университета Джонса Хопкинса, в 2015 году только из-за врачебных ошибок скончались 250 тысяч пациентов. Такие ошибки там занимают пятое место среди причин смертности. Каждый девятый смертельный случай в клиниках Австралии происходит по вине врачей.

Казалось бы, здорово, что власти этих стран ничего не скрывают и не замалчивают, а суды зачастую встают на сторону пострадавших пациентов и их близких. Но, с другой стороны, если брать во внимание столь печальную статистику, увод людей в белых халатах от уголовной ответственности выглядит весьма цинично – мол, заплати компенсацию и режь дальше. Но разве деньги способны вернуть здоровье и тем более жизнь? Разве способны они помочь родственникам пережить боль утраты?

Доморощенные сторонники декриминализации медицинских ошибок выстроили неплохую цепочку аргументов в свою пользу. Правда, не всем они кажутся убедительными.

Один из самых ярких приверженцев этой идеи – министр здравоохранения Елжан Биртанов . Не так давно, выступая перед депутатами мажилиса, он попытался обосновать свою позицию. Но получилось в стиле Агаты Кристи, считавшей, что «некоторые доктора — умные люди, другие — не очень, но в пятидесяти случаях из ста даже лучшие из них не знают, как вас лечить». По мнению министра, за врачебную ошибку наказывать нельзя: «Это наше твердое убеждение, поскольку врач имеет право ошибаться. Достоверно, стопроцентно знать, какой диагноз, какое лечение, не представляется возможным. И практика многих стран с развитой системой здравоохранения направлена на выявление этих ошибок. Они декларируются, рассматриваются, принимаются меры для обучения персонала…Если мы пойдем по пути только уголовного наказания, то отток кадров и демотиватиция будут усиливаться» .

Что ж, это позиция. Но при всем уважении к министру выглядит она как желание страуса спрятать голову в песок, обреченно выставив напоказ причинное место.

Отсутствие уголовной ответственности нередко становится причиной самосуда. И прецедентов, увы, много. В тех же США было немало случаев, когда родственники умерших в клиниках пациентов расправлялись с лечившими их врачами, не видя иной возможности восстановить справедливость. А ссылки на то, что даже профессионал не может быть уверен в чем-то на сто процентов, способны только «подогреть кровь».

Это интересно:  Статья конституции о врачебной тайне 2019 год

Все мы прекрасно помним историю Виталия Калоева, потерявшего семью в результате авиакатастрофы над Боденским озером. Точнее, то, что он сделал с диспетчером аэропорта, который тоже не был уверен на все сто, что ему делать в сложной ситуации, и поздно отдал инструкции экипажу воздушного судна…

А еще сторонники декриминализации ссылаются на то, что следователи, которые разбирают дела, связанные с врачебными ошибками, не обладают специальными знаниями и потому не в состоянии квалифицированно разобраться, что к чему. Да и вообще, у врача, мол, нет никакого умысла причинять вред здоровью пациентов, а тем более лишать их жизни. Вроде бы железная логика. Но не все так просто.

Во-первых, у нас есть институт экспертизы, в том числе и судебной, которая помогает разбирать обстоятельства каждого конкретного дела, чтобы выяснить, насколько добросовестно медработники лечили (оперировали) пациента. А во-вторых, и это самое важное, исключение для врачей уголовной ответственности способно нарушить принцип равенства всех граждан перед законом. Почему бы тогда, например, водителям, по неосторожности задавившим пешеходов, не требовать для себя таких же «исключений»? Они же тоже совершили наезд случайно, без какого бы то ни было злого умысла? Или прав был писатель Эрнст Хайне, утверждавший, что «только врач может убить человека безнаказанно»?

Видимо, именно такого мнения придерживаются казахстанские медики. В противном случае поднятая ими три года пена (она была вызвана новым Уголовным кодексом, который серьезно ужесточил уголовную ответственность за врачебные ошибки) давно бы осела. Хотя, если верить официальной статистике, им и бояться-то особо нечего: на фоне своих коллег из западных стран наши эскулапы выглядят мегапрофессионалами, которые практически никогда не ошибаются.

По официальным данным, ежегодно в Казахстане фиксируется не больше пяти тысяч жалоб на действия или бездействие медиков. В правоохранительные органы попадает лишь десятая их часть. По большинству из таких обращений возбуждаются уголовные дела, но до суда доходит только каждое четвертое. Что же касается обвинительных заключений, то их и вовсе можно пересчитать по пальцам.

Почему же отечественные медики так настойчиво пытаются снять с себя ответственность? Может, потому, что официальная статистика далека от реальной картины и казахстанцы на самом деле не меньше тех же американцев и австралийцев сталкиваются с таким явлением, как врачебные ошибки?

Судить, конечно, сложно. Но на кое-какие размышления наталкивают результаты опроса, проведенного сайтом нашего издания.

С какими последствиями врачебных ошибок вы сталкивались?
Смерть пациента – 87 (51,18%)
Серьезный вред здоровью и существенное уве-личение сроков и стоимости лечения – 42 (24,71%)
Я и мои близкие не знаем о случаях врачебных ошибок – 28 (16,47%)

Инвалидность пациента – 13 (7,65%)

Медиков наказывают. Но редко строго

Врачебные ошибки и все, что с ними связано, – предмет большого и серьезного разговора, который мы обязательно продолжим в ближайшее время. Но по всем правилам «этикета» начать следовало с Министерства здравоохранения, что мы и сделали. Сотрудники ведомства оперативно отреагировали на просьбу дать комментарии. На наши вопросы согласился ответить Жандарбек Бекшин, председатель комитета, осуществляющего государственный контроль и надзор за качеством оказания медицинской помощи.

– Жандарбек Мухтарович, сколько в прошлом году было зафиксировано жалоб пациентов на некачественное оказание медицинских услуг? Сколько сигналов подтвердилось?

– За прошлый год в комитет и в его территориальные департаменты поступило 4965 обращений (в 2016-м было 4729). То есть, отмечается незначительный рост – на пять процентов. Большинство жалоб составляют те, которые касаются неудовлетворенности качеством оказываемого лечения, обследования и диагностики, то есть, качеством оказания медицинских услуг. Из рассмотренных обращений по итогам проверок 24 процента признаны обоснованными. Показатель обоснованности обращений за 2017 год составил 2,7 (в 2016-м было 3,2).

– Были ли выявлены случаи халатности и врачебных ошибок? Доведены ли эти дела до суда? Сколько медицинских работников понесли заслуженное наказание, а скольким врачам удалось в суде отстоять свое доброе имя?

– При выявлении фактов несоблюдения порядка и стандартов оказания медицинской помощи в отношении медработников, если их действия не повлекли причинение вреда здоровью пациента или если этот вред оказался легким, уполномоченный орган применяет административное взыскание в виде штрафа согласно статье 80 части 1.3 Кодекса РК «Об административных правонарушениях». В случае же, если медработник недооценил тяжесть состояния пациента, что привело к летальному исходу, материалы проверки направляются в правоохранительные органы для правовой оценки и назначения судебно-медицинской экспертизы.

За прошлый год специалистами территориальных департаментов нашего комитета составлено 430 административных протоколов. В правоохранительные органы направлено 439 материалов проверок.

Это интересно:  Факт обращения за медицинской помощью врачебная тайна 2019 год

– Приведенную вами статистику сложно назвать показательной. Но за каждым таким случаем нередко стоит большая трагедия. Есть ли у вас видение того, как заставить медицинских работников более ответственно относиться к исполнению своих профессиональных обязанностей?

– Тенденция к росту правонарушений и судебных разбирательств, связанных с качеством оказания медицинской помощи, сохраняется. Следовательно, в перспективе стоит ожидать увеличения выплат медицинскими организациями и их работниками компенсационных сумм пациентам. В этой связи целесообразно рассмотреть вопрос страховании профессиональной ответственности медработников и субъектов здравоохранения за причинение вреда жизни или здоровью пациента. Такой подход позволит обеспечить защиту имущественных интересов пациентов и медицинских работников, а также субъектов здравоохранения.

На сегодня разработана карта рисков по страхованию, разрабатывается типовой договор профессиональной ответственности.

– Но в то же время министр здравоохранения Елжан Биртанов неоднократно говорил о необходимости декриминализации медицинских ошибок. Доводы министра, по сути, не требуют пояснений. Но является ли такой путь единственно верным? Каким образом врачебные ошибки расследуются в других странах мира?

– В нормативных документах нет понятия «медицинские ошибки». Во избежание скоропалительных обвинений их в мировой практике называют «инцидентами» или «неблагоприятными событиями».

Вообще, если говорить о мировой практике, то, например, в странах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) разработаны следующие принципы:

– вместо системы учета и анализа медицинских ошибок используется система учета и анализа инцидентов (это любое отклонение от стандарта медицинской помощи, в результате которого причинен вред пациенту);

– в случае информирования об инциденте отсутствуют карательные меры со стороны органов, контролирующих качество медицинской помощи, и правоохранительной системы;

– обеспечивается конфиденциальность информации об инциденте;

– в медицинских организациях внедрена культура безопасности (culture of safety), которая мотивирует работников к тому, чтобы сообщать об инцидентах, не страшась наказания.

Всемирная организация здравоохранения рекомендует использовать систему отчетности об инцидентах. Ее фундаментальная роль заключается в повышении безопасности пациентов путем изучения ошибок системы здравоохранения и выдачи рекомендаций по принятию соответствующих мер.

В большинстве государств ОЭСР ответственным за систему учета и анализа медицинских ошибок является Министерство здравоохранения, но в некоторых странах эти функции осуществляют неправительственные организации.

Например, в Германии на национальном уровне создана система отчетности об инцидентах (CIRS-система). В США учет и анализ медицинских ошибок ведутся на региональном уровне. Все организации, имеющие соответствующую лицензию на медицинскую деятельность, обязаны ежеквартально представлять отчеты в департамент здравоохранения штата, который по итогам анализа публикует ежегодный отчет об инцидентах и рекомендации по их недопущению впредь.

– Не считаете ли вы, что прежде чем декриминализировать врачебные ошибки, логичнее было бы повысить качество подготовки врачей, их квалификацию, степень доверия населения к их работе? Реформы в этом направлении, безусловно, ведутся, но они еще не завершены, а значит, говорить о том, что система работает как часы, преждевременно.

– В соответствии с 82-м шагом Плана нации «100 конкретных шагов» при Минздраве образован консультативно-совещательный орган – объединенная комиссия по качеству медицинских услуг, которая состоит из представителей министерств, Национальной палаты предпринимателей «Атамекен» и НПО. Эта комиссия вырабатывает рекомендации по совершенствованию клинических протоколов, стандартов медицинского образования, лекарственного обеспечения, системы контроля качества и доступности услуг в области здравоохранения. Все это делается с целью дальнейшего улучшения качества оказания медицинской помощи.

Ответственным за внедрение Национальной системы учета и анализа медицинских ошибок, на наш взгляд, может быть назначен орган по аккредитации медицинских организаций, который намечается передать в саморегулируемую среду. Предусмотрено внедрение автоматизированной системы учета и анализа медицинских ошибок.

В рамках государственной политики по декриминализации общества и гуманизации законодательства подготовлены предложения по внесению соответствующих поправок, смягчающих ответственность медицинских работников за причинение вреда здоровью пациента. Также предложено пересмотреть составы некоторых административных правонарушений.

Вы прекрасно знаете, что укрепление здоровья нации является одной из важнейших задач государства, и Министерство здравоохранения предпринимает все усилия для ее решения.

Статья написана по материалам сайтов: law.kg, vesti.kg, camonitor.kz.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector