+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

Врачебная тайна после смерти пациента 2019 год

Новое определение Конституционного суда РФ от 2015 года

В своем определении № 1275-О от 09.06.2015, Конституционный суд РФ указал, на то, что:

  • Предусмотренный законодательством об охране здоровья особый порядок предоставления сведений, содержащих врачебную тайну, исключающий возможность её получения по требованию третьих лиц и защищающий тем самым право каждого на тайну частной жизни (статья 24, часть1 Конституции РФ), не препятствует участникам как уголовного, так и гражданского судопроизводства в соответствии с конституционным принципом состязательности и равноправия сторон реализовать свое прав на защиту всеми способами, не запрещенными законом, в том числе путем заявления ходатайств об истребовании этой информации органами дознания и следствия, прокурором или судом, а отказ в удовлетворении таких ходатайств – не препятствует участникам уголовного и гражданского судопроизводства в дальнейшем повторно заявлять их в стадии судебного разбирательства, настаивать на проверке вышестоящими судебными инстанциями законности и обоснованности решений, принятых как по этим ходатайствам, так и в целом по результатам рассмотрения дела.
  • В случае, когда сведения о причине смерти и диагнозе заболевания пациента (заключение о причине смерти и диагнозе заболевания, выдаваемое родственникам в соответствии с частью 5 статьи 67 ФЗ от 21.11.2011 № 323-ФЗ) доступны заинтересованному лицу в силу закона, сохранение в тайне от него информации о предпринятых мерах медицинского вмешательства, в частности о диагностике, лечении, назначенных медицинских препаратах, не может во всех случаях быть оправдано необходимостью защиты врачебной тайны, особенно с учетом мотивов и целей обращения за такими сведениями. В подобных сведениях суд при осуществлении подготовки гражданского дела к судебному разбирательству, правоохранительные органы – при решении вопроса о возбуждении уголовного дела, а прокурор – при проведении проверки в порядке надзора за соблюдением прав и свобод человека и гражданина могут на основе принципов соразмерности и справедливости принять решение о необходимости ознакомить заинтересованное лицо, со сведениями, относящимися к истории болезни умершего пациента, в той мере, в какой это необходимо для эффективной защиты прав заявителя и прав умершего лица.

Недостатки в определении Конституционного суд РФ

Здесь следует напомнить, что подобные запросы указанных органов допускаются в соответствии с пунктом 3 частью 4 статьи 13 ФЗ № 323. Хотя Конституционный суд РФ указал на право родственников получать медицинскую документацию их умерших близких, однако, отметил, что федеральному законодателю необходимо предусмотреть конкретные правовые механизмы доступа к сведениям, составляющим врачебную тайну умершего лица. Между тем, вышеуказанное определение не содержит подобного поручения законодательному органу, и до настоящего времени законодателем соответствующий механизм так и не установлен.

Врачебная тайна при проведении медицинских осмотров и освидетельствований

Интересной представляется судебная практика в части предоставления информации, составляющей врачебную тайну, работодателям в рамках проведения медицинского осмотра работника, а также результатов медицинского освидетельствования работника на состояние опьянения.

Здесь следует отметить, что такое положение предусмотрено Приказом Минздравсоцразвития России от 12.04.2011 № 302н “Об утверждении … Порядка проведения обязательных предварительных и периодических медицинских осмотров (обследований) работников, занятых на тяжелых работах и на работах с вредными и (или) опасными условиями труда” (пункт 45) (далее – Порядок). В силу пункта 43 Порядка заключение также содержит сведения, относящиеся к врачебной тайне (к примеру, список лиц с установленным предварительным диагнозом профессионального заболевания с указанием пола, даты рождения; структурного подразделения (при наличии), профессии (должности), вредных и (или) опасных производственных факторов и работ). В тоже время статья 13 ФЗ № 323 не содержит в перечне условий оглашения информации врачебной тайны без согласия пациента – как то при проведении периодического медицинского осмотра работника.

Вывод суда в данном случае является странным. Во — первых, указанные выше Инструкции применяются к установлению состояния опьянения в отношении водителей транспортного средства. Во – вторых статьей 13 ФЗ № 323 случай разглашения врачебной тайны без согласия пациента (в связи с проведением медицинского освидетельствования на состояние опьянения работника) не указан. Здесь следует обратить внимание на то, что с 26 марта 2016 года действует Порядок проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения, утвержденный Приказом Минздрава России от 18.12.2015 № 933н, которым как раз и определен, в том числе, порядок установления состояния опьянения работника по направлению работодателя, при этом акт медицинского освидетельствования работодателю не направляется, а вручается освидетельствуемому (подпункт 2 пункта 27 Порядка от 18.12.2015 № 933н), что как раз и не будет нарушать положения статьи 13 ФЗ № 323 о врачебной тайне.

Это интересно:  Срок давности врачебной ошибки 2019 год

Иск к стоматологической клинике в связи с разглашением врачебной тайны

Право на неприкосновенность частной жизни гражданина является одним из важнейших конституционных прав человека, поэтому защита сведений о нем, в том числе о его диагнозе, заболеваниях, лечении, диагностике и т.д., является для государства одним из приоритетных направлений в сфере защиты прав человека и его законных интересов.

Врачебная тайна после смерти пациента

Изучая в интересах доверителя тонкости режима врачебной тайны применительно к получению медицинских документов после смерти пациента, натолкнулся на интересное с моей точки зрения Определение Конституционного Суда РФ от 09.06.2015 № 1275-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Зубкова Владимира Николаевича на нарушение его конституционных прав частями 2, 3 и 4 статьи 13 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». Если кто-то из коллег с этим документом не ознакомился – позволю себе кратко изложить его содержание.

Фабула: гражданину отказали в выдаче копии амбулаторной карты его умершей супруги со ссылкой на то, что он не является ни ее доверенным лицом, ни законным представителем. Районный суд признал действия главного врача незаконными со ссылкой на то, что отказ в предоставлении документов является грубым нарушением конституционных прав заявителя как наследника умершей.

Апелляционной инстанцией решение суда первой инстанции было отменено и принято новое – об отказе в удовлетворении требований: суд вышестоящей инстанции отметил, что факты наличия зарегистрированного брака и получения заявителем медицинских документов жены при ее жизни не свидетельствуют о его праве на получение таких документов после ее смерти.

Ни министерство здравоохранения субъекта, ни Следственный комитет, куда заявитель обращался, нарушений его прав также не выявили.

Конституционный Суд отказал в принятии к рассмотрению жалобы, поскольку она не отвечает требованиям статей 96 и 97 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми такая жалоба признается допустимой, отметив при этом, что оспариваемые законоположения в системе действующего правового регулирования (а оспаривал заявитель части 2, 3 и 4 статьи 13 Федерального закона от 21 ноября 2011 года № 323-ФЗ Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации») не могут рассматриваться как нарушающие его конституционные права и свободы в указанном в жалобе аспекте.

Также хочу обратить внимание коллег на следующие правовые позиции Конституционного Суда:

1. Предусмотренный законодательством об охране здоровья особый порядок предоставления сведений, содержащих врачебную тайну, не препятствует участникам как уголовного, так и гражданского судопроизводства … реализовать свое право на защиту всеми способами, не запрещенными законом, в том числе путем заявления ходатайств об истребовании этой информации органами дознания и следствия, прокурором или судом, а отказ в удовлетворении таких ходатайств — не препятствует участникам уголовного и гражданского судопроизводства в дальнейшем повторно заявлять их в стадии судебного разбирательства, настаивать на проверке вышестоящими судебными инстанциями законности и обоснованности решений, принятых как по этим ходатайствам, так и в целом по результатам рассмотрения дела.

2. Что касается права лица, заявившего о преступлении в установленном законом порядке, знакомиться со сведениями, ставшими доступными уполномоченным государственным органам (должностным лицам), то его реализация возможна в силу правовой позиции, высказанной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 6 ноября 2014 года № 27-П, согласно которой лицо, по факту смерти близкого родственника которого проводилась доследственная проверка, и адвокат, являющийся представителем этого лица, в случае отказа в ознакомлении с материалами проверки сообщения о преступлении … вправе добиваться принятия всех возможных мер для устранения этого препятствия и получения доступа к тем сведениям, которые свидетельствуют о наличии (либо отсутствии) состава преступления, с тем чтобы иметь возможность сформировать собственную позицию относительно законности и обоснованности процессуальных решений об отказе в возбуждении уголовного дела.

3. Заинтересованное лицо также вправе обратиться к учреждению здравоохранения с иском о возмещении ущерба, причиненного некачественным или несвоевременным оказанием медицинской помощи умершему лицу, и если в этом случае представление необходимых доказательств для истца затруднительно, то согласно части первой статьи 57 ГПК Российской Федерации суд по его ходатайству должен оказать содействие в собирании и истребовании доказательств.

4. Кроме того, предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия гражданина или его законного представителя допускается не только по запросу органов дознания и следствия, суда в связи с проведением расследования или судебным разбирательством, но и по запросу органов прокуратуры в связи с осуществлением ими прокурорского надзора.

Таким образом, данное Определение Конституционного Суда полезно не только родственникам умерших пациентов и их адвокатам (поскольку фактически раскрывает все пути собирания доказательственной базы по делу), но и медицинским учреждениям (в практике встречаются случаи, когда родственникам предоставляют не только заключение о причине смерти и диагнозе заболевания в силу статьи 67 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», но и копии медицинских карт умерших пациентов, т.е. сведений, составляющих врачебную тайну).

Это интересно:  Может ли медработник разгласить врачебную тайну 2019 год

Смерть пациента не освобождает медперсонал от соблюдения врачебной тайны

Вопрос: Организация оказывает медицинские услуги, ввиду чего, ее работникам становятся известны сведения, составляющие врачебную тайну. Обязана ли организация обеспечить конфиденциальность сведений, являющихся врачебной тайной, после смерти пациента?

Ответ: Обязанность обеспечить конфиденциальность сведений, являющихся врачебной тайной, не упраздняется ввиду смерти пациента за исключением случаев, когда пациент или его законный представитель дал согласие на разглашение указанных сведений, а также случаев, предусмотренных нормами части 4 статьи 13 Закона N323-ФЗ.

Обоснование: Исходя из норм пункта 4 части 2 статьи 10 Федерального закона от 27.07.2006 N 152-ФЗ «О персональных данных» (далее – Закон N152-ФЗ), обработка указанных в части 1 статьи 10 Закона N152-ФЗ специальных категорий персональных данных допускается в случаях, если: обработка персональных данных осуществляется в медико-профилактических целях, в целях установления медицинского диагноза, оказания медицинских и медико-социальных услуг при условии, что обработка персональных данных осуществляется лицом, профессионально занимающимся медицинской деятельностью и обязанным в соответствии с законодательством РФ сохранять врачебную тайну.

По нашему мнению, данная норма указывает, что врачебная тайна не подлежит разглашению.

Как установлено нормами части 1 статьи 13 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» (далее – Закон N323-ФЗ) сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при его медицинском обследовании и лечении, составляют врачебную тайну.

Частью 2 статьи 13 Закона N 323-ФЗ установлено, что не допускается разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, в том числе после смерти человека, лицами, которым они стали известны при обучении, исполнении трудовых, должностных, служебных и иных обязанностей, за исключением случаев, установленных частями 3 и 4 статьи 13 Закона N 323-ФЗ.

Указанная норма также говорит о недопустимости разглашения сведений, составляющих врачебную тайну, в том числе после смерти пациента.

Исходя из приведенного выше, считаем, что обязанность по обеспечению конфиденциальности сведений , являющихся врачебной тайной, не упраздняется ввиду смерти пациента, за исключением случаев, когда пациент или его законный представитель дал согласие на разглашение указанных сведений, а также случаев, предусмотренных нормами части 4 статьи 13 Закона N323-ФЗ. Работники организации могут быть привлечены к ответственности в рамках норм статьи 13.14 КоАП и 137 УК РФ.

Алымов А. А. ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ СОХРАНЕНИЯ ВРАЧЕБНОЙ ТАЙНЫ ПОСЛЕ СМЕРТИ ПАЦИЕНТА

LEGAL ASPECTS OF PROTECTION THE MEDICAL CONFIDENTIALITY AFTER THE DEATH OF THE PATIENT

This article analyzes the legislation in the field of health in order to identify problems of legal regulation on the enforcement of the protection the medical confidentiality after the death of the patient and finding solutions. Keywords: medical confidentiality; death of the patient.

Высокая социальная и правовая значимость обеспечения вра­чебной тайны отражена в Федеральном законе от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЭ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Фе­дерации» (далее — Закон об охране здоровья граждан) [1]. В нём же установлено, что сведениями, составляющими врачебную тайну, являются следующие: факт обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, состояние его здоровья и диагноз, а также иные сведения, полученные при медицинском обследовании и ле­чении. В статье 13 закреплен исчерпывающий перечень случаев, когда предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, допускается без согласия гражданина и его законного представи­теля [2]. Проблема возникает в случае обращения родственников в медицинскую организацию после смерти пациента, когда лечеб- но-профилактическая медицинская организация отказывается выдавать всю имеющуюся медицинскую документацию, ограни­чиваясь лишь свидетельством о смерти. Представляется важным рассмотреть вопрос о том, насколько правомерными являются действия родственников умерших пациентов, медицинских орга­низаций и решения судов в подобных ситуациях.

По мнению ряда граждан, обращавшихся в суд, спорные по­ложения о врачебной тайне противоречат статьям 29 и 41 Кон­ституции РФ [3], которые обеспечивают, соответственно, право на свободное получение информации и ответственность за со­крытие фактов и обстоятельств, несущих угрозу жизни и здоро­вью людей. В таких случаях отказ медицинского учреждения в выдаче медицинской документации мотивировался статьями 23 и 24 Основного Закона Российской Федерации, утверждающими право на неприкосновенность частной жизни при отсутствии со­гласия гражданина на разглашение её подробностей, что имеет высший приоритет в соответствии с Резолюцией № 428 (1970) Консультативной ассамблеи Совета Европы, на чем и основыва­лось решение суда не удовлетворять иск.

Несколько более сложные ситуации развивались при об­ращении законных представителей и доверенных лиц умерших пациентов, уполномоченных в той или иной форме знакомиться с медицинской документацией в полном объеме [3, 4]. Как пра­вило, делалась отметка в истории болезни, либо пациент писал заявление на предоставление информации определенному физи­ческому лицу. Недостатками данных вариантов является отсут­ствие установленных законодательно форм и образцов, что при определенных условиях наделяло лечебно-профилактическое медицинское учреждение правом не выдавать медицинскую до­кументацию в запрашиваемых объемах: в произвольно состав­ленных заявлениях не указывалось требование предоставлять доверенному лицу информацию о состоянии здоровья пациента, в том числе, и после смерти самого пациента. По нашему мнению, ведущую роль в таких ошибках граждан играет психологический фактор: при обращении за медицинской помощью пациент ред­ко рассматривает вариант летального исхода своего заболевания, поэтому не включает такую возможность в своё заявление, а со­трудники медицинской организации могут счесть не слишком этичным предложить включить такую формулировку, так как она может вызвать негативное отношение и недоверие ко всем дальнейшим действиям медицинских работников.

Это интересно:  Соглашение о неразглашении врачебной тайны образец 2019 год

В части случаев пациентом оформлялась нотариально заве­ренная доверенность на своих родственников, дающая им пра­во на ознакомление с медицинской документацией. При таком развитии ситуации суд не удовлетворял иски вышеуказанных родственников, так как в соответствии с подпунктом 6 пункта 1 статьи 188 Гражданского кодекса Российской Федерации дове­ренность утрачивает свою силу со смертью доверителя.

Во избежание дальнейшего увеличения числа исков по дан­ной проблеме мы считаем благоразумным ввести и утвердить определённую форму документального оформления согласия на предоставление определенным лицам сведений, составляющих врачебную тайну, в том числе, и после смерти пациента. Такими формами могут быть следующие: / уже существующие заявление и отметка в истории болезни; / устная форма при наличии доверенного лица и свидетелей; / штамп в документ, удостоверяющий личность; / составная часть завещания.

При анализе Закона об охране здоровья граждан было выявле­но некое несоответствие между понятием врачебной тайны, ука­занном в статье 13, и фактом выдачи заключения о причине смерти и диагнозе родственникам и органам государственных учрежде­ний (статья 67.5), которое является составной частью медицинско­го свидетельства о смерти, содержащего, помимо прочего, состо­яния, приведшие к смерти и дату смерти, то есть последний день оказания медицинской помощи. С одной стороны, эти данные на­рушают врачебную тайну пациента, по поводу чего даже было от­правлено письмо в Минздрав России с предложением урегулиро­вать данную коллизию, изменив содержание формы медицинского свидетельства о смерти [5], с другой стороны, они необходимы для предоставления в ЗАГС и для установления юридических фактов, например, выплаты пособий членам семьи умершего, что не по­зволяет сохранить полную конфиденциальность после смерти. В связи со сложившейся ситуацией, было бы оптимально внести в Закон об охране здоровья граждан формулировку, утверждающую в качестве исключения из врачебной тайны содержащиеся данные в медицинском свидетельстве о смерти при его выдаче. Подводя итог, можно сделать следующие выводы: 1. В силу действующего законодательства и по смыслу сло­жившейся судебной практики, заинтересованное лицо лишено возможности получить информацию, составляющую врачебную тайну умершего пациента в тех случаях, когда последним не вы­ражено письменного прижизненного согласия на это.

2. Исключением является заключение о причине смерти и диагнозе заболевания.

3. Необходимо выработать нормативную модель, отвечаю­щую требованиям Конституции Российской Федерации, путем утверждения Министерством здравоохранения Российской Фе­дерации формы согласия на разглашение сведений, составляю­щих врачебную тайну, на основании которой пациент сможет вы­разить свою волю на передачу таких сведений, в том числе, после своей смерти.

1. Собрание законодательства Российской Федерации от 28 ноября 2011 г. № 48 ст. 6724.

2. Правоведение. Медицинское право: Учебник / Под ред. чл.-корр. РАН, профессора Ю.Д. Сергеева. М.: МИА, 2014. 552 с.

3. Аргунова Ю. Н. Сохранение врачебной тайны после смерти пациента Ц Правовые вопросы в здравоохранении. 2014. № 7. С. 62-77;

5. Старченко А. А. Плоды абсурда: медицинское свидетельство о смерти — грубое нарушение врачебной тайны! Ц Менеджер здравоохранения. 2012. № 7. С. 56-58.

Алымов Александр Александрович — студент 5 курса лечебного факульте­та Первого Медицинского Государственного Медицинского Университета им. И. М. Сеченова, Москва,

Alymov Alexander — 5th year student of the Medical facility, First Sechenov Moscow State Medical University, Moscow

Scientific adviser — Kamenskaya Natalya Andreyevna associate professor of Medical Law Department Sechenov First Moscow State Medical University, PhD, Moscow

Статья написана по материалам сайтов: pravo-med.ru, www.klerk.ru, all-sci.net.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector