+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

Современные трактовки врачебной тайны 2019 год

Введение

Актуальность проблемы врачебной тайны не уменьшается год от года. С каждым днём проблема становиться ещё более насущной и злободневной.

Врачебная тайна – одно из фундаментальных выражения профессионального долга любого медицинского работника. Она являет собой эквивалентную морально-этическую основу взаимоотношения с пациентом. В настоящие время в связи с формированием здравоохранения в самостоятельный и многообразный социальный институт наибольшую актуальность приобретают, наряду с этическими, также и правовые аспекты «врачебной тайны», как неотъемлемые компоненты информационного поля в диаде врач-пациент.

«Можно бояться брата, матери,

друга, но врача – никогда»

пословица Древней Индии

Что такое врачебная тайна?

Врачебная тайна — медицинское, правовое, социально-этическое понятие, представляющее собой запрет медицинскому работнику сообщать третьим лицам информацию о состоянии здоровья пациента, диагнозе, результатах обследования, самом факте обращения за медицинской помощью и сведений о личной жизни, полученных при обследовании и лечении. Запрет распространяется также на всех лиц, которым эта информация стала известна в случаях, предусмотренных законодательством.

Врачебную тайну составляют:

· информация о факте обращения за медицинской помощью;

· информация о состоянии здоровья гражданина;

· информация о диагнозе заболевания;

· иные (личные) сведения, полученные при обследовании и лечении гражданина.

История возникновения врачебной тайны.

Врачебная тайна появилась и длительное время существовала как абсолютная, то есть не случалось никаких случаев, в результате которых ее можно было разглашать. Это была тайна от государства, а именно от правоохранительных органов, суда, а также и от близких больному людей. Если лицо обратилось к врачу за помощью, то есть доверилась ему, то он не имел права отказать ей в предоставлении медицинской помощи и выдать больного полиции и суду.

В Древней Индии важным было хранить врачебную тайну: врач не имел права разглашать сведения о больном, а также выражать сомнения относительно его выздоровления. Чтобы завоевать полное доверие больного, врач должен охранять семейные тайны.

В средневековье понятие «врачебная тайна» нашло свое отражение в уставах Парижского медицинского факультета 1600, которые запрещали выдавать тайны больных. Кроме того, в средневековой Европе особым почетом пользовались «Каноны медицины» арабского мыслителя медика Авиценны, в которых, в частности, говорится о необходимости сохранения врачом в тайне того, что ему известно о больном.

Во Франции закон обязывал врачей наравне с адвокатами, судьями, биржевыми маклерами соблюдать профессиональную тайну. Взаимоотношения врача с больным должны быть абсолютно доверительными, и именно тогда врач сможет помочь больному. Каждый больной понимает, что от того, насколько подробно он расскажет о своей болезни, зависит правильный диагноз, который поставит врач. В 1666 году во Франции был принят декрет, обязывающий врача под угрозой штрафов сообщать квартальным комиссаром обо всех раненых, которым была оказана медицинская помощь. Впоследствии врач получил право предоставлять показания о туберкулезе (1893 год) и аборте (1920 год). В Германии врач обязывался сообщать о венерических болезнях (1927 год), он имел возможность оказывать показания о насильственной смерти, тяжких телесных повреждениях и увечьях. Лекарственный устав России допускал разглашение врачебной тайны относительно «прилипчивых» заболеваний. А также обязывал врачей докладывать следователям обо всех опасных ранениях и повреждениях, которые имеют или могут иметь смертельные последствия, об умышленных или неумышленные отравлениях. Устав уголовного судопроизводства 1864 года установил право врача свидетельствовать перед судом о фактах болезни или смерти.

В пословице Древней Индии сказано: «Можно бояться брата, матери, друга, но врача – никогда». Первое достоверное упоминание о необходимости беречь врачебную тайну содержится в «Клятве Гиппократа»: «Чтобы при лечении, а также без лечения я ни увидел или ни услышал по жизни людской из того, что нельзя когда-нибудь разглашать, я умолчу об этом, считая подобные вещи тайной «.

По аналогии «Клятвы Гиппократа» в начале XX в. Была составлена сестринская «Клятва Лоренс Найтингейл» (получившая имя основательницы сестринской профессии, открыв в 1861 году в Англии первую в мире школу сестринского дела), в которой также говорилось о необходимости сохранения в тайне подробности из жизни больного: «Перед Богом и перед лицом собравшихся, я торжественно обещаю честно выполнять свои профессиональные обязанности. Я буду воздерживаться от всего вредного и пагубного и никогда сознательно не использую и не назначу лекарства, которые могут нанести ущерб. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы поддерживать и повышать уровень моей профессии. Я буду держать в тайне всю личную информацию, которая будет в моем распоряжении во время работы с пациентом и его родными. Я буду преданно помогать врачу в его работе и посвящу себя неустанной заботе о благополучии всех вверенных мне пациентов «.

В дореволюционной России врачи, после окончания медицинского факультета, говорили, так называемый, «факультетской обет», в котором было указано следующее: «Помогая страждущим, обещаю свято хранить доверенные мне семейные тайны и не использовать во зло их доверие мне».

В Уложении 1864 говорилось, что разглашение врачебной тайны должно быть умышленным, а если тайны были разглашены по неосторожности, лица не несли ответственности. Врачи и другие медицинские работники были не вправе, ссылаясь на профессиональную тайну, отказаться давать показания как свидетели, а также обязывались предоставлять органам расследования сведения, составляющие врачебную тайну. Согласно Уложению и врачебному Уставу, врачи обязательно должны докладывать о насильственной смерти, преждевременных родах и тому подобное.

В советской России закон от 1 декабря 1924 обязывал врачей сообщать в органы здравоохранения о каждом случае острозаразных заболеваний, включая сифилис и гонорею. А в целях соблюдения общественных интересов – сообщать судебно-следственным органам об отравлениях, самоубийствах, убийствах и других случаях насильственной смерти, а также о тяжких телесных повреждениях, которые случались в его практике. Согласно нормативным актам, которые действовали в системе Министерства здравоохранения СССР, руководители медицинских учреждений, а также дежурный врач должны были информировать следственные органы о случаях поступления в больницы лиц с признаками телесных повреждений, криминального абортов, отравлений, обо всех случаях покушений, самоубийств и наступления насильственной смерти. Врач не мог хранить тайну о больных инфекционными заболеваниями, поскольку они подлежали обязательному стационарному лечению, а лица, которые имели с ними контакт, — карантину. Таким образом, врачебная тайна в советском законодательстве не была представлена в абсолютной форме.

В СССР «Клятва врача», которая была принята 1961, и Обет врача (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 марта 1971) содержат обязательность соблюдения врачебной тайны. В статье 19 Закона УССР «Об охране здоровья» указано, что врачи и другие медицинские работники не имеют права разглашать сведения о болезни, интимной и семейной жизни больного, которые стали им известны в результате выполнения профессиональных обязанностей.

Руководители учреждений здравоохранения должны подавать сведения о болезни граждан органам здравоохранения в случаях, когда этого требуют интересы охраны здоровья населения, а следственным и судебным органам – по их требованию. В первой части этой статьи содержатся сведения, относящиеся к врачебной тайне, установленные обязанностью не разглашать их; во второй части предусматриваются случаи, когда должны быть разглашены не любые из указанных в первой части сведений, а только сведения о болезни; субъекты обязанностей в первой части – врачи и другие медицинские работники, а во второй – руководители учреждений здравоохранения; первая часть предусматривала профессиональные обязанности, а вторая – должностные.

Таким образом, врачебная тайна в начале своего возникновения имела абсолютный характер, но в дальнейшем трансформировалась и в настоящее время имеет лишь частичный характер.

Клятва Гиппократа.

Клятва Гиппократа— врачебная клятва, выражающая основополагающие морально-этические принципы поведения врача, а также общеупотребительное название клятвы, приносимой каждым, кто собирается стать врачом.

Современные трактовки врачебной тайны

9.4. Моральные аспекты неразглашения врачебной тайны в биоэтике

Принцип конфиденциальности тесно связан с правом пациента на сохранение врачебной тайны, которое выступает одним из аспектов более широкой правовой и этической категории права каждого человека на невмешательство в сферу его частных интересов. Нарушение врачебной тайны, как писал врач и писатель В. В. Вересаев, «на практике, в рядовой массе врачей, ведет к ужасающему легкомыслию и к возмутительнейшему пренебрежению к самым законным правам больного», ведь, по сути, речь идет о вмешательстве врача в личную жизнь больного, что само по себе является серьезной нравственной проблемой. После 1917 г. пренебрежение врачебной тайной стало в СССР государственной политикой. Нарком здравоохранения Н. А. Семашко объявил врачебную тайну пережитком старой кастовой врачебной практики и старых глупых предрассудков, подчеркнув, что советское здравоохранение держит «твердый курс на уничтожение врачебной тайны как пережитка буржуазной медицины…».

Современная биоэтика отрицает необходимость безграничного вмешательства в интимный мир пациента. Вместе с тем для определения диагноза и выбора оптимальных средств лечения врач должен знать условия и образ жизни больного, особенности его психического состояния. Нередко в интересах больного врачу приходится корректировать его морально-психологические установки, ограничивать или стимулировать те или иные потребности, рекомендовать изменить образ жизни. Необходимость такого вмешательства повышает моральную ответственность врача, требует от него высоких нравственных качеств. Больной должен быть абсолютно уверен в его честности, порядочности, способности сохранить врачебную тайну. Вверяя врачу свою жизнь, пациент надеется на милосердие, сострадание к себе. Он должен испытывать к врачу доверие. Пациент и его родственники должны быть уверены, что высказанная ими информация не станет достоянием других людей и не повредит им в будущем, что достоинство пациента будет сохранено и защищено.

Таким образом, императив неразглашения врачебной тайны это адекватный морально-этический ответ медика на доверие и откровенность больного, обеспечивающий надежность их отношений. Он выступает показателем нравственной культуры медика как профессионала и человека. Сохранение врачебной тайны – одно из проявлений врачебного долга, требующего от медика морально-целеустремленной и профессионально-грамотной заботы о чести и достоинстве больных и их близких, недопустимости их оскорбления путем диффамации — разглашения фактов интимной жизни человека, не подлежащей вторжению постороннего любопытства. Нарушение этого императива в различных ситуациях и по разным причинам требует своей этической оценки. Во-первых, в случае разглашения врачебной тайны по вине медицинских работников (из-за болтливости медика, отсутствия у него такта и скромности, по соображениям меркантильности, престижа или сенсационности) данный факт следует рассматривать однозначно негативно – как проявление низкой профессиональной культуры и невысоких моральных качеств врача. Во-вторых, в современных условиях организации здравоохранения утечка информации часто происходит не по вине медиков; этому может способствовать технический прогресс: создание компьютерных банков данных в крупных клиниках, проведение мультидисциплинарных исследований; нарушение врачебной тайны происходит также при оформлении больничных листов, санаторно-курортных карт и т. д. В связи с этим встает вопрос о мере моральной ответственности врача и медицинского учреждения за сохранение врачебной тайны при лечении и проведении исследований. В-третьих, неоднозначно решается вопрос о сохранении врачебной тайны, касающийся пациентов, страдающих психическими или так называемыми «социальными» недугами – наркоманией, алкоголизмом, венерическими заболеваниями, людей ВИЧ-инфицированных. Передача посторонним лицам информации о таких пациентах не только порождает чувство ущербности, но и может вызвать множество социальных проблем: послужить причиной их дискриминации на службе, в семье. Вместе с тем встает вопрос безопасности окружающих и самого пациента. Для решения этих проблем необходим, во-первых, контроль над соблюдением врачебной тайны врачами и медиками-исследователями, во-вторых, практическое обеспечение сохранения врачебной тайны, например, путем создания анонимных кабинетов для лечения и обследования пациентов. Кроме прямого запрета на разглашение врачебной тайны, императив ее неразглашения включает в себя ряд этических аспектов, указывающих на необходимость ситуативного подхода к данному вопросу. Это, в частности, проблемы субъекта и границ сохранения врачебной тайны.

Это интересно:  Можно ли избежать врачебной ошибки 2019 год

Проблема субъекта врачебной тайны предполагает решение вопроса о том, кто и в какой мере является субъектом информированности в процессе лечения или исследований; кому врач должен или может сообщить информацию о диагнозе, результатах исследования или испытаний. По отношению к пациенту как субъекту информированности вопрос по-разному решается с позиций автономной и патерналистской этики. Принцип автономности требует сообщения полной информации пациенту; в рамках же патерналистской этики она часто остается «закрытой» для него и обсуждается только в кругу самих медиков. В связи с этим в медицинских кругах широко обсуждается вопрос о роли лжи и притворства в медицине, что связано с различным восприятием больными своего диагноза: одни выслушивают неблагоприятный диагноз стоически, у других при сообщении о нем появляется страх, который сам по себе является эмоцией, опасной для жизни. Поэтому сторонники патерналистской модели, стремясь уберечь пациента от дополнительного стресса, прибегают к тактике лжи. Автономная модель категорически отрицает право врача на «ложь во спасение», считая, что ложь этически абсолютно недопустима, так как она нарушает права человека; подрывает доверие, на котором строятся взаимоотношения врача и больного. Кроме того, не зная об истинном диагнозе, больной, у которого притупляется чувство опасности, прекращает следить за состоянием своего здоровья, а когда вновь обращается к врачу за помощью, то часто бывает уже поздно. В качестве альтернативы предлагается отличать ложь от притворства, которое выступает элементом терапевтического процесса, и поэтому этически допустимо, хотя и оно иногда может породить ложные надежды, ослабить волю больного. Вместе с тем, притворяясь, врач не представляет больному ложной информации, а лишь создает условия, при которых тот сам приходит к ложному умозаключению, неверно интерпретируя ситуацию (снижение дозы болеутоляющего средства без ведома больного, применение плацебо и т. д.).

Признание субъектом информированности родственников больного также порождает сложные психологические ситуации, связанные с межличностными отношениями в семье. Неоднозначен вопрос о том, может ли субъектом получения конфиденциальной информации выступать общество, государство, его правоохранительные органы, СМИ? С одной стороны, в Законе Республики Беларусь «О здравоохранении» (1993) однозначно указано, кому медицинские и фармацевтические работники обязаны сообщать о состоянии здоровья граждан: так, при столкновении обязанности соблюдать врачебную тайну с обязанностью способствовать суду в раскрытии истины закон отдает преимущество последнему. Вместе с тем с моральной точки зрения проблема выбора для врача всегда остается: сделать субъектом доверительных отношений правоохранительные органы или сохранить конфиденциальность.

Демократические преобразования в обществе требуют расширения законодательных рамок, касающихся субъектов, для которых профессиональная медицинская информация может быть разглашена. Так, должны нести не только моральную, но и юридическую ответственность должностные лица за сокрытие от населения информации о ситуациях, чреватых нанесением ущерба здоровью нации, например, об авариях на промышленных предприятиях, связанных с нарушениями экологической ситуации и оказывающих влияние на состояние здоровья людей и всего живого на планете.

Этические и юридические границы врачебной тайны оговорены в кодексах, декларациях медиков, в государственных законодательствах и определяются тем, насколько личный интерес пациента в сохранении его тайны не нарушает интересов других людей. При отсутствии противоречий эти границы остаются неприкосновенными. В случаях же, когда конфиденциальная информация, полученная врачом от пациента, угрожает здоровью или безопасности других, ее разглашение допускается, а иногда и прямо предписывается (например, когда речь идет о совершенном, задуманном или готовящемся преступлении; в случаях умышленной, сознательной передачи венерической болезни или СПИДа другому лицу; в случаях жестокого обращения с детьми и др.). Не должна также скрываться информация о некоторых заболеваниях (эпилепсия, сердечно-сосудистые заболевания) у лиц определенных профессий (стрелочник, водитель, пилот).

Вместе с тем существуют пограничные ситуации, которые, не будучи специально оговорены в законодательстве, требуют от врача конкретного нравственного решения (должен ли врач, отступая от принципа конфиденциальности, сообщить близким, что больной находится в состоянии тяжелой душевной депрессии и склонен к суициду; или предупредить соответствующие органы в случае, если психический больной сообщает врачу о своем намерении совершить убийство или другое противоправное действие?). Часть врачей считает, что нарушение врачебной тайны в этих (и других случаях) уменьшит число больных, обращающихся за помощью, снизит искренность и доверие больного, что понизит эффективность лечения и увеличит число противоправных поступков. Однако многие врачи считают, что не следует абсолютизировать сохранение врачебной тайны любой ценой, особенно когда есть угроза безопасности для других людей. Проблематичным является вопрос о временных границах хранения врачебной тайны. С одной стороны, врачебная тайна должна сохраняться до смерти больного, а в тех случаях, когда ее оглашение может повредить его потомству или нарушить семейное спокойствие, то и дольше. С другой – безусловное воспрещение посмертного обнародования врачебной тайны по отношению к общественным деятелям, имя которых принадлежит истории, может идти вразрез с законным желанием современников и потомков знать причины их смерти. Это касается и утаивания «правительственными врачами» информации о состоянии физического и психического здоровья первых лиц в государстве, от деятельности которых зависят судьбы народов.

МЕДИЦИНСКАЯ ТАЙНА

В отечественной литературе традиционно используется термин «врачебная тайна». В последние годы чаще пишут о медицинской тайне. Различие не принципиальное, но все же существует. По нашему мнению, термин «врачебная тайна» указывает, во-первых, на то, что сведения, составляющие тайну, возникают чаще всего из отношения «врач-пациент» и, во-вторых, первым, кто посвящается в эту тайну, является врач.

Медицинская тайна имеет ту же длительную историю, что и сама медицина. С самого начала медицинская тайна содержала в себе глубокое доверие пациента врачу. Древнейший индийский литературный источник «Аюрведы» констатирует: «Можно страшиться брата, матери и друга, но врача – никогда, ибо он для больного и отец, и мать, и друг, и наставник». Как мы видим, доверие к врачу ценилось очень высоко.

Письменное закрепление медицинская тайна получает в «Клятве Гиппократа» (V-IV в.в. до н.э.): «Что бы при лечении – а также и без лечения – я не увидел или не услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной». Следует обратить внимание на тот факт, что в Клятве выпажено не только требование обязательного сохранения врачебной тайны, но и указано на то, что содержанием этой тайны могут быть сведения и немедицинского характера. С тех далеких времен медицинская тайна как этическая норма составляет преемственную связь в развитии международных и национальных кодексов, клятв, деклараций.

Отношение к медицинской тайне в отечественном здравоохранении претерпело определенную эволюцию. До 1917 г. врачебное сообщество твердо выполняло прописанную норму. В «Факультетском обещании русских врачей» (ХIХ в.) говорилось: «Свято хранить вверяемые мне семейные тайны и не употреблять во зло оказываемого мне доверия». После революции (октябрь 1917 г.) новое государство в лице первого наркома здравоохранения РСФСР Н. Семашко, посчитало врачебную тайну буржуазным пережитком: «Мы держим курс на полное уничтожение врачебной тайны. Врачебной тайны не должно быть. Это вытекает из нашего основного лозунга: «болезнь – не позор, а несчастье…. Каждый врач должен сам решать вопрос о пределах этой тайны». В этих словах медицинская тайна приобретает релятивистский характер, так как устраняется общее требование по ее сохранению, а ее выполнение ставится в зависимость от культуры, опыта отдельного врача.

В специальной и общей литературе дискутировались и другие точки зрения на тайну. Догматическая, которую отстаивал известный клиницист В.А. Манассеин. Он считал, что врачебная тайна никогда, ни при каких условиях не должна быть разглашена. Диалектическая – ее защищал и обосновывал врач по образованию и писатель по призванию В.В. Вересаев. В «Записках врача» он отстаивал тезис о том, что врач обязан хранить вверенную ему пациентом тайну. Но если сохранение тайны грозит вредом обществу, окружающему больного, то врач имеет право на разглашение тайны.

Позднее, в этических документах закрепляется диалектическая точка зрения на медицинскую тайну. Принимавшие Присягу врача Советского Союза торжественно клялись «хранить врачебную тайну», в «Этическом кодексе российского врача» (1994 г.) закреплено требование обязательного сохранения медицинской тайны (Ст. 9,13).

Морально-этический смысл медицинской тайны заключается в доверии, связывающим пациента и врача; в том, что она есть проявление профессионального долга врача (медицинского работника);в том, что ее исполнение есть одна из модификаций принципа «не вреди!».

Правовой аспект. В истории медицины правовое регулирование медицинской тайны, в отличие от морально-этического, возникает в XIX веке. Во Франции Уголовный кодекс (1810 г.) предусматривал наказание за умышленное разглашение врачебной тайны, в России «Уложением о наказаниях» (1845 г.) также предусматривалась ответственность за намеренное разглашение врачебной тайны.

Это интересно:  Гражданский кодекс Российской федерации о врачебной тайне 2019 год

Правовое регулирование медицинской тайны обеспечивается Федеральными законами. В Конституции РФ (Ст. 23) говорится о том, что «каждый имеет право на неприкосновенность личной жизни, личную и семейную тайну». Нарушение допускается лишь на основании судебного решения.

Непосредственно о медицинской тайне говорит Ст. 61 «Основ….», по которой во врачебную тайну входит «информация о факте обращения за медицинской помощью, состоянии здоровья гражданина, диагнозе его заболевания и иные сведения, полученные при его обследовании и лечении». Под «иными» сведениями специалистами понимаются сведения о семейной и интимной жизни, о факте удочерения или усыновления, о состоянии здоровья родственников, а также сведения немедицинского характера: наличие завещания, ценностей, коллекций.

Разглашения медицинской тайны не допускается без согласия пациента. Однако закон предусматривает обстоятельства, при которых разглашение допустимо без согласия пациента: — в целях обследования, лечения гражданина, не способного из-за своего состояния выразить свою волю; — при угрозе распространения инфекционных заболеваний, массовых отравлений, поражений; — по запросу органов дознания и следствия, прокурора и суда в связи с проведением расследования или судебным разбирательством; — в случае оказания помощи несовершеннолетнему в возрасте до 15 лет для информирования его родителей или законных представителей; — при наличии оснований, позволяющих полагать, что вред здоровью гражданина причинен в результате противоправных действий. Некоторые последующие подзаконные акты уточнили ряд моментов. Так, например, Приказ МЗ РФ № 90 от 14.03.1996 г. предписывает врачам информировать работодателей о выявленных нарушениях здоровья, если они препятствуют продолжению работы. Приказ МЗ РФ № 4 от 9.01.1998 г. требует от врачей сообщать органам МВД о повреждениях насильственного характера.

Разглашение медицинской тайны без согласия пациента может быть и неумышленным: небрежное хранение медицинских документов, в устной форме: в разговорах в коридорах, на обходах, в телефонных разговорах (например, врач сообщает: «Вам нужно срочно показаться врачу-онкологу, не теряйте времени!»).

Ответственность за незаконное разглашение медицинской тайны может быть дисциплинарной, административной, гражданско-правовой, уголовной. В Уголовном кодексе РФ действия по незаконному разглашению медицинской тайны подпадают под Ст. 137 «Нарушение неприкосновенности частной жизни».

Ответственность наступает для тех лиц, которые по долгу службы, работы и учебы обязаны сохранять тайну. В соответствии с законодательством к ним относятся: — врачи разных специальностей; — средний и младший медицинский персонал; — фармацевтические работники; технические работники; — сотрудники органов дознания, следствия и суда; научные работники, преподаватели медицинских учебных заведений, студенты.

Несмотря на наличие правовых норм, регулирующих отношение к медицинской тайне, ряд вопросов постоянно вызывает дискуссии. Нужно ли хранить тайну после смерти пациента? «Этический кодекс российского врача» утвердительно отвечает на него, а законодательство этот вопрос не рассматривает. Нужно ли хранить в тайне сведения о здоровье официальных лиц государства (президент, премьер)? С одной стороны, они пациенты, а с другой стороны, от их здоровья зависит политическая, экономическая, социальная стабильность общества. Возникают противоречия, связанные с сохранением медицинской тайны, при анонимном лечении пациентов.

Юридический смысл медицинской тайны состоит в том, что она защищает важнейшие права человека на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, и законодательством предусмотрена дисциплинарная, административная и уголовная ответственность за незаконное разглашение медицинской тайны.

Сборник рефератов и статей по биоэтике / Врачебная тайна

Во все времена врач считает себя

связанным профессиональной тайной,

как духовник – тайной исповеди.

Врачебной тайны не должно быть,

болезнь – не позор, а несчастье.

Врач каждодневно несет юридическую,

ответственность за решение сложных

и деликатных задач сохранения врачеб-

ной тайны, медицинской информации..

Приведенные выше цитаты хорошо отражают сложность и неоднозначность той проблемы, которой посвящена настоящая работа – проблемы врачебной тайны. В наше время нет абсолютно четких установок, регламентировавших бы всесторонне данный вопрос (ряд моментов определяет закон, многое же – дело нравственного воспитания и мудрости врача), поэтому в отношении тех или иных аспектов один врач может стоять на одной позиции, другой же, не соглашаясь с ним считать иначе, однако, не смотря на это, оба они обязаны помнить о той громадной ответственности за благополучие и жизнь больного, которую они несут не только и не столько перед законом, сколько перед Богом и своей совестью.

Вопросу врачебной тайны посвящено немало трудов, таких, например, как замечательная книга Александра Николаевича Орлова «О врачебной тайне» (1985), мы же в рамках настоящего реферата попытаемся лишь обобщить имеющиеся сведения, представив их кратко, но при этом в по возможности более цельном и упорядоченном виде.

Что такое врачебная тайна. Врачебная тайна – это тайна врача. Какие же сведения, в каких случаях и от кого врач обязан скрывать, держать в тайне? Здесь уместно выделить два аспекта:

Это сведения, касающиеся болезни, лечения, а в особенности прогноза и тех данных, которые не являются еще фактическими, а составляют лишь гипотезу в сознании врача. Эту информацию, в соответствии с современными гражданско-правовыми нормами, медицина не должна полностью скрывать от больного и его родственников, однако врач обязан тщательно обдумывать то, как, когда, кому, в каком объеме и при каких обстоятельствах он может ее сообщить. А поскольку, таким образом, эти данные могут быть разглашены лишь определенным способом, в остальных случаях они должны составлять тайну.

Это сведения о самом больном, как медицинского, так и иного характера, которые стали известны врачу в ходе лечения, и которые он не имеет права разглашать, кому бы то ни было, за исключением отдельных, уже юридически оговоренных случаев (об этом см. ниже).

Что касается первой группы данных, то в настоящее время больной имеет законное право на получение полной информации о своем здоровье. Однако же это не значит, что он может получать свободный доступ к любой медицинской документации или участвовать в лечебном процессе на равных правах с врачом. Кроме того, нельзя забывать, что медицинская информация часто обладает весьма деликатными свойствами или способностью оказывать психотравмирующее действие, а потому не может быть выдана больному, что называется «наобум». Известный хирург, профессор, доктор медицинских наук, В.П.Котельников (1987) по этому поводу пишет: «Врач обязан щадить психику больного. Это положение является элементом деонтологии. Еще Гиппократ призывал врачей все делать спокойно и умело, чтобы больной не знал, что ты делаешь…», а наш земляк, профессор А.Н.Орлов (1985), так же вспоминая Гиппократа и его девиз – primum ne noceas – «не навредить», замечает: «В аспекте столь высокого профессионально-этического принципа деятельности врача не может быть исключена и целительная ложь, а требования честности, правдивости, безукоризненности не дают права разглашать врачебную тайну, угрожающую здоровью, жизни, душевному покою, чести и благополучию больного».

Говоря о втором аспекте врачебной тайны – сведениях о больном, ставших известными врачу, с одной стороны скажем, что врачу «не к лицу распространяться о болезнях своих пациентов, доверяющих только ему как врачу интимные стороны жизни и имеющих полное право и основание требовать и надеяться, что они не получат никакой огласки (И.А.Кассирский, 1970); с другой же стороны отметим, что разглашение врачебной тайны может нанести непоправимый урон благополучию или даже жизни больного, а потому оно должно расцениваться гораздо серьезнее, нежели обычная неэтичность. Разглашение врачебной тайны такого сорта (информация о больном) в разных государствах и в разные времена являлось деянием административно или даже уголовно наказуемы, но при этом закон регламентировал и ряд случаев когда эти сведения не могут быть утаиваемы врачом (при проведении разного рода медицинских экспертиз, по требованию суда, при заразных заболеваниях, при установлении причин смерти, в некоторых случаях, связанных со страховой медициной).

Таким образом, и как уже было сказано, врачебная тайна – проблема в меньшей степени правовая в большей же – морально-нравственная и профессионально-психологическая. Рассмотрим теперь, в каких конкретных, встречающихся наиболее часто ситуациях от врача по тем или иным соображениям требуется соблюдение тайны и как ему следует себя при этом вести. Однако прежде остановимся вкратце на способах, или каналах разглашения врачебной тайны.

Доступ посторонних лиц к «узаконенным тайникам медицинской информации» (А.Н.Орлов). Вследствие недостатков организации лечебного процесса, халатности или недобросовестности медицинских работников, различная мед. документация (истории болезней, амбулаторные карты, бланки с результатами анализов и исследований, справки, больничные листы и т.д.) часто попадает в руки лиц не дававших клятвы о сохранении тайны или вовсе не знакомых с медицинской деонтологией (это не только младшие медицинские работники, студенты медицинских ВУЗов или сотрудники регистратуры, но и разного рода работники административные, а то и вовсе посторонние люди, не имеющие отношения ни к медицине, ни к данному больному). Стоит ли говорить, как губительно порой это может быть для благосостояния, чести, а, следовательно, и здоровья больного. Кроме того, важно помнить, что в ряде случаев только врач, отвечающий высоким предъявляемым ему нравственно-этическим требованиям и знакомый с принципами медицинской психологии и деонтологии, имеет право решать каким образом та или иная медицинская информация может быть сообщена больному, с тем, чтобы не нанести еще большего вреда его здоровью и психическому состоянию (об этом также см. ниже). Поэтому следует крайне внимательно в каждом конкретном случае относиться к попаданию в руки самого больного или его родственников медицинской документации, содержащей данные о его здоровье, не забывая о том, что «передача медицинских документов в руки больных – это почти всегда посвящение их во врачебные тайны» (А.Н.Орлов).

Использование медицинской терминологии в общении с больным или его родственниками или в их присутствии. Каждый врач, а так же любой другой мед. работник или студент обязан помнить, что многие специфические выражения и термины, которыми он, не задумываясь, пользуется при общении со своими коллегами, могут показаться больному странными, непонятными, а потому пугающими. Больной, услышав случайно не совсем ясный ему разговор врача, касающийся своего здоровья, может, интерпретировав его по-своему, прийти к выводам, не имеющим ничего общего с реальностью, но в ложности которых его крайне трудно будет потом разубедить.

Разговоры, содержащие врачебную тайну, ведущиеся врачами в присутствии посторонних лиц, в холлах, коридорах, вне больницы и т.д. Каждый человек, занятый какой-либо профессиональной деятельностью, вероятно в той или иной степени склонен обсуждать ее нюансы с друзьями-коллегами, может быть, членами семьи и т.п. Однако врачу, давшему клятву Гиппократа, равно как и любому иному работнику медицины следует постоянно помнить о том, что информация о больном, его лечении и болезни, которая для него (врача) является лишь интересным с профессиональной точки зрения случаем, не может быть разглашена посторонним лицам иначе, как с согласия самого больного.

Это интересно:  Со скольки лет врачебная тайна у гинеколога 2019 год

Преднамеренное злоупотребление сведениями, составляющими врачебную тайну с той или иной целью. Комментарии по данному вопросу излишни, отметим только, что в наше время такое деяние может быть расценено не только как аморальное, но и, в зависимости от нюансов, как законно, в том числе уголовно наказуемое.

В рамках освещаемого вопроса нельзя не уделить внимание ряду проявлений низкой культуры врача, которые также могут если не являться прямы каналом к разглашению врачебной тайны, то, во всяком случае, дают больным пищу для самых разных, часто далеких от действительности умозаключений. Сюда следует отнести употребление в присутствии больных жаргонных фраз и словечек, несущих медицинскую информацию, двусмысленных жестов или слов, шушуканье, и тому подобное.

В заключение данного раздела мне хотелось бы вслед за А.Н.Орловым привести высказывание академика И.П.Павлова: «Если ты хочешь употреблять слова, то каждую минуту за своими словами разумей действенность».

Наиболее типичные ситуации, требующие от врача соблюдения тайны:

«Святая» ложь во спасение. Эта тема, безусловно, являющаяся одним из аспектов вопроса врачебной тайны, вызывает, пожалуй, больше всего споров. Каждый из нас, кто читал пьесу А.М.Горького «На дне» (а читал ее почти каждый, поскольку она есть в школьной программе) вероятно, задавался, хоть на мгновение, для себя вопросом: «А прав ли был старец Лука? Что лучше – горькая правда или ложь во спасение?» В годы школьной учебы мы все отвечали на него по-разному, зачастую в порыве юношеского максимализма, говоря, что даже горькая, но правда лучше сладкой, но лжи. Однако сейчас изучение медицинской деонтологии и психологии, тонкостей общения, устанавливающегося между врачом и больным, заставляет нас пересмотреть этот взгляд. Итак должен ли врач во всех случаях говорить своему больному только правду о его диагнозе и прогнозе или же есть случаи, когда этим правилом следует поступиться. Осмелюсь согласиться с большинством исследователей, в том числе, и с А.Н.Орловым и сказать: «Да, такие случаи есть». Если больной умирает от неоперабельного рака и ничего нельзя сделать, зачем ему знать, что проживет он еще не более нескольких месяцев. Что лучше для такого больного – жить, не зная своей судьбы и надеясь на выздоровление (а надежда, как мы знаем, порой творит настоящие чудеса) или считать отведенные ему дни, отравляя тем самым остаток своей жизни? Я думаю, любой согласится со мной и другими – лучше первое. Лучше дать больному надежду и кто знает, как еще распорядится судьба (а медицина знает исключительные случаи поистине чудесного исцеления от самых казалось бы неизлечимых недугов), чем ради непонятно чего обречь его на ужаснейшую из мук – ожидание смерти. «Правда, которая убивает – есть ложь» — говорит П.Бейлин (цит. по А.Н.Орлову) и мы, соглашаясь с ним, вполне уверенно заявляем: ложь во спасение есть благо она не только допустима, но подчас и не обходима в общении с тяжелобольным. Это, однако не означает, что врач может по своему усмотрению скрывать от больных те или иные сведения. «Святая ложь» допустима лишь в некоторых случаях и всегда – исключительно для блага больного.

Когда больной должен узнать правду. Данный момент не связан напрямую с врачебной тайной, однако, разбирая эту тему, я все же считаю необходимым упомянуть и о нем. Бывают случаи, когда врач все-таки должен сказать больному правду, которая возможно явиться для него причиной тяжелого стресса, серьезным моральным ударом. Врач должен делать это как можно более деликатно, одновременно стараясь оказать больному поддержку и внушить оптимизм. Американский исследователь Ричард Ригельман (1994) приводит следующие, очень, по-моему, хорошие советы о том, как сообщать больному плохие новости: 1). Уделите больному достаточно времени: ничто так не расстраивает и не подавляет, как обсуждение плохих новостей наспех, когда нет времени задать вопросы, высказать опасения, построить ближайшие планы; 2). Проводите беседу в неформальной спокойной обстановке. По желанию больного при этом могут присутствовать его близкие родственники; 3). Имейте наготове рекомендации по лечению и сообщайте их параллельно с плохими новостями. Завершите свой рассказ описанием предстоящих лечебных процедур – это не вызовет отчаяния, но внушит надежду; 4). Убеждайте больного в своем постоянном участии и готовности быть с ним рядом.

Деликатно об интимном. Как мы уже говорили в ходе общения с больным, врач часто становится невольным свидетелем самых разных сторон его жизни, в том числе тех, распространение сведений о которых может нанести моральному здоровью и репутации пациента серьезный урон. Нет нужды повторять, что разглашение этих сведений без нужды не только не совместимо с высоким званием врача, но и является преступлением. Особенно это относится к тем случаям, когда речь идет о психических, кожно-венерических, урологических, андрологических и гинекологических заболеваниях. Несколько отступая от темы тайны, скажем также, что при любой работе с больными врач должен действовать тактично, «деликатно, доброжелательно, строго щадя их психику, естественную стыдливость» (А.Н.Орлов).

Нежелание больного, чтобы кто-либо знал о его болезни. Врач должен помнить что не он решает какая информация о больном может стать известна окружающим, а только сам больной. Я выношу это отдельным пунктом, так как здесь речь может идти не только об интимных подробностях жизни больного, но и о любых других сведениях касающихся его диагноза, лечения или прогноза. Больной может иметь массу причин, в том числе достаточно серьезных, которые заставляют его скрывать от окружающих, даже от родственников нюансы своего здоровья (например, различные социальные проблемы, вопрос о наследовании и т.д., но мы разумеется не говорим о тех случаях, когда такое сокрытие является противозаконным) и врач обязан уважать за больным право на эту тайну.

Случаи, оговоренные законом. Об этих случаях также было уже сказано. Повторимся, однако и скажем еще раз – врач должен подчиняться законам и в тех ситуациях когда закон требует от врача передачи тех или иных сведений, он обязан их предоставить. В последнее время этот аспект приобретает особую актуальность, так как в связи с очевидной нравственной деградацией общества врачам все чаще приходится работать с больными, имеющими конфликты с законом, в силу личных причин скрывающими опасные заболевания, ставя при этом под угрозу здоровье окружающих и в первую очередь самих врачей, и т.д.

Как мы видим в практике врача могут встречаться самые разные, в том числе весьма сложные деликатные ситуации, касающиеся соблюдения врачебной тайны. Его долг и обязанность в любой из них соответствовать белизне носимого им халата – сочетать в себе высокую нравственность, моральную чистоту и достойный уровень профессионализма. К сожалению, однако мы видим это отнюдь не всегда…

Тайна не врачебная, а лечебная. Включить в работу этот раздел меня побудила статья Ады Горбачевой под названием «Как защититься от врачебного произвола», опубликованная недавно в красноярской «Дорожной газете». Нет нужды пересказывать ее, процитируем автора:

«Все мы, строго говоря, пациенты. Кто-то отправляется к знаменитому профессору, кто-то к семейному или участковому врачу, а кто-то к шаману или колдуну. У последних, в отличие от врачей цивилизованных, действия всегда загадочны и овеяны тайной. Но в наших лечебных учреждениях отношения между медицинским персоналом и больными, как ни странно, отчасти напоминают общение именно с колдунами и шаманами. Кругом недомолвки и тайны, причем тайны не врачебные, а лечебные. Больному толком не объясняют, что за болезнь с ним приключилась, что означают результаты анализов. Почему назначили именно такие лекарства? Может быть есть более современные и более действенные? Почему решили выписать досрочно или, наоборот, задержали в больнице? Ваше здоровье – не ваше дело. Так медики решили, и не мешайте работать. Как в известном анекдоте, когда больной просит санитара: «Может быть, все-таки отвезете в реанимацию?», а санитар говорит: «Доктор сказал – в морг, значит, в морг».

Вот так. Сколько горькой иронии и обиды в этих словах… А что мы, медики, можем ответить на это обвинение? Ничего. Все мы бываем пациентами, и все мы знаем: зачастую оно справедливо. И тем более актуальной становится тема нашей работы – соблюдение врачебной тайны с позиций высокой нравственности и профессиональной мудрости.

Горбачева А. «Как защититься от врачебного произвола» — Дорожная газета, 2001, №46(295).

Котельников В.П. «От Гиппократа до наших дней» — М.: Знание, 1987.

Орлов А.Н. «О врачебной тайне» — Кр-ск: ИКУ, 1985.

Ригельман Ричард «Как избежать врачебных ошибок» — М., 1994.

Дополни список литературы по своему усмотрению.

Рекомендую включить все книги Орлова – тема любой из них

хоть маленько, да касается врачебной тайны.

Не забывай о том, что источники указываются в алфавитном порядке

(в нашем случае по автору).

В настоящем реферате я попытался (без успеха) изменить стиль, к тому же

у меня было очень мало времени.

Поэтому изложение материала менее последовательное, меньше цитат, etc.

Статья написана по материалам сайтов: ours-nature.ru, medic.studio, studfiles.net.

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector