+7 (499) 938-69-47  Москва

+7 (812) 467-45-73  Санкт-Петербург

8 (800) 511-49-68  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Проблема врачебных ошибок философия 2019 год

Все действия врачей, вызвавшие неблагоприятные последствия для больного, большинство судебных медиков и юристов делят на три группы: несчастные случаи, врачебные ошибки и наказуемые в уголовном порядке упущения или профессиональные преступления. Основным критерием для отнесения оцениваемого действия к одной из перечисленных трех групп служит признак правильности или неправильности, а также его причина.

Под несчастным случаем в медицинской практике принято понимать неблагоприятный исход врачебного вмешательства, связанный со случайными обстоятельствами, которые врач не мог предвидеть и предотвратить. Для доказательства несчастного случая необходимо исключить возможность профессиональной неграмотности, небрежности врача, а также врачебной ошибки. Такие исходы чаще связаны с идиосинкразией (измененная чувствительность человеческого организма к некоторым пищевым продуктам, медикаментам, отличается от анафилаксии развитием после первого введения, без предварительной сенсибилизации) и аллергией к некоторым лечебным препаратам, что при жизни больного было неизвестно. Описан ряд смертельных исходов после введения антибиотиков, при даче наркоза и т.д. Случайные неблагоприятные исходы могут быть при обследовании больных в момент различных диагностических манипуляций. Например:

Больному А. 57 лет, в рентгеновском кабинете поликлиники с целью обследования мочевых путей внутривенно было введено 30 см 2 70 % раствора диодона. «Йодная проба» предварительно не производилась. Во время введения препарата побочной реакции не было. Через несколько секунд, после введения препарата у больного возникли судорожные дыхательные движения, появилась пена изо рта. Немедленно были даны необходимые лекарственные средства, кислород, начаты искусственное дыхание, непрямой массаж сердца. Однако улучшения состояния не наступило. Через 2 минуты пульс исчез, дыхание прекратилось, развился цианоз слизистых оболочек и кожных покровов. Прибывшим врачом-реаниматологом была констатирована смерть. Смерть наступила в результате непереносимости йода, содержащегося в препарате. Этот исход врачи поликлиники предвидеть не могли и его необходимо рассматривать как несчастный случай в медицинской практике.

Повышающийся и все распространяющийся интерес к деонтологии подчеркивает особую актуальность высказываний выдающегося медика и общественного деятеля Пирогова Н.И. о врачебном долге, облике и морали врача, которыми должен руководствоваться медицинский работник. Особого внимания заслуживает отношение Пирогова Н.И. к врачебным ошибкам. Умение не скрывать своих ошибок от своих учеников, умение на своих ошибках учиться и учить других – на этом настаивал знаменитый хирург. Н.И. Пирогов писал: «с самого начала моего врачебного поприща я принял за правило: не скрывать ни моих заблуждений, ни моих неудач, и я доказал это, обнародовав все мои ошибки и неудачи, и чистый перед судом моей совести, я смело вызываю мне показать: когда и где я утаил хотя бы одну мою неудачу?.

Каждая ошибка оставляет тяжелый след у настоящего медицинского работника. Он глубоко анализирует причины, приведшие к этой ошибке, делает правильные выводы, изучает по этому поводу соответствующую литературу, адекватно выслушивает критические замечания коллег.

Врачебные ошибки, к сожалению, не такое уж редкое явление; они могут касаться диагностического процесса, что неминуемо влечет за собой неправильное лечение. Медицинские ошибки и наказуемые упущения (профессиональные преступления) связаны с неправильными действиями медицинского персонала, не отвечающими общепринятым в медицине правилам. Разница между медицинской ошибкой и профессиональным преступлением заключается по существу в причинах и условиях их возникновения.

Многообразие медицинских ошибок, их причин и условий, привело к тому, что до настоящего времени нет единого понятия медицинской ошибки, что затрудняет медицинскую и юридическую оценку действий медицинских работников.

По И.В. Давыдовскому, главным критерием медицинской ошибки является вытекающее из определенных объективных условий добросовестное заблуждение медицинского работника, основанное на несовершенстве современного состояния медицинской науки и ее методов исследования, на особом течении заболевания у определенного больного или на недостатке знаний и опыта врача, но без элементов халатности, небрежности, профессиональной неграмотности. Медицинские ошибки связаны с объективными условиями и обстоятельствами, смягчающими вину медицинского работника. Отличительной чертой медицинской ошибки являются добросовестные действия медицинского работника, его стремление оказать помощь больному, хотя эти действия являются ошибочными.

Существует ряд классификаций медицинских ошибок, построенных преимущественно по нозологическому принципу, ошибки, «при остром животе», пищевых отравлениях, инфаркте миокарда и т.д. Судебный медик И.Р. Огарков считает целесообразным делить все врачебные ошибки на две группы:

1) ошибки в диагностике заболевания;

2) ошибки в назначении и осуществлении лечебных мероприятий.

Юрист И.Ф. Крылов предлагает делить врачебные ошибки на три группы:

1) ошибки диагностические, к которым относятся не распознавшие или ошибочное распознавание болезни;

2) ошибки тактические, к которым причисляются неправильное определение показаний к операции, ошибочный выбор времени проведения операции, ее объема и др.

3) ошибки технические, включающие неправильное использование медицинской техники, применение несоответствующих медикаментов и т.д.

Эта классификация хорошо дифференцирует врачебные ошибки, исходя из основной причины их возникновения. Однако эта классификация нуждается в дополнении, в выделении деонтологических ошибок. Последствиями которых являются ятрогенные заболевания.

Следует согласиться с мнением Федосеева Г.Б. с соавторами и Дзидзинского А.А. по анализу врачебных ошибок, о наибольшей частоте не достаточных знаний терапии и смежных специальностей, особенностей характера врача (небрежность, отсутствие наблюдательности, самоуверенность, лень, снижение интереса к работе, торопливость, нерешительность, безответственность) и плохих практических навыков. Нельзя отрицать мнение профессора Федосеева Г.Б. – существенным резервом повышения качества врачевания является максимальное уменьшение числа диагностических ошибок. Ошибка в диагнозе порой имеет трагический исход.

В одном из терапевтических отделений опытный врач консультирует больную и заключает — злокачественное новообразование. Вскоре пациентку выписывают из больницы и дома во время напряженного разговора с дочерью, она узнает о диагнозе. Ссора обостряет ситуацию и больная, потеряв всякую надежду на выздоровление, «уходит в болезнь». Резкое снижение интереса к окружающему миру, к собственному здоровью, апатия, безучастность. В один из дней, когда дома никого не было, больная, кончает жизнь самоубийством. На вскрытии диагноз злокачественного новообразования отвергнут.

Это интересно:  Можно ли избежать врачебной ошибки 2019 год

При неблагоприятном исходе лечения именно деонтологические ошибки нередко учитываются больными или их родственниками в первую очередь, порождая многочисленные жалобы и настойчивые требования о привлечении врача, допустившего ошибку к уголовной ответственности. И напротив, известны случаи, когда при неблагоприятном исходе лечения, но соблюдении врачом правил медицинской деонтологии родственники умершего больного становились защитниками врача.

Часто конфликты между врачом и больными, их родственниками, возникают даже при правильном лечении. Нередко действуя из принципа: «Post hoc – ergo propter hos» – «После этого, — значит, вследствие этого». Например, если смерть последовала после диагностической или лечебной манипуляции, то они часто рассматриваются родственниками как причина смерти, а производившие их врачи – как виновники произошедшего, хотя в ряде случаев такой исход не может быть поставлен ни в прямую, ни в косвенную связь с действиями врачей в силу особенностей самого заболевания.

Оценка неблагоприятного исхода лечения даже у квалифицированных специалистов нередко вызывает затруднения. Это связано в первую очередь со спецификой врачебной деятельности. Иногда смертельный исход в процессе лечения (неизлечимая болезнь, индивидуальная непереносимость лекарственного или диагностического средства) не зависит от действий врача и лишь по времени совпадает с врачебным вмешательством.

В медицине не может быть стандартного подхода к больным, стандартного выбора метода диагностики и способа лечения даже при одних и тех же заболеваниях, поскольку врач лечит не болезнь, а больного.

Все изложенное не свидетельствует о полной непогрешимости врача при неблагоприятных исходах заболевания. В ряде случаев они связаны с упущениями, обусловленными, например, душевным волнением, растерянностью, недостаточной квалификацией, низкими моральными качествами врача или его помощника, т.е. с профессиональными правонарушениями медицинских работников.

Тема профессиональных ошибок медицинских работников об­суждалась Всемирной медицинской ассоциацией. В принятом ею «Положении о медицинской небрежности» (1992), в частности, от­мечались следующие причины роста в последние годы числа пре­тензий пациентов к медицинским работникам: возросший уровень медицинских технологий, зачастую сопряженных с серьезным рис­ком; пагубная роль публикаций в средствах массовой информации, которые возбуждают недоверие к медицинским работникам, ставя под сомнение их компетентность и побуждая пациентов подавать жалобы на медиков; распространенное заблуждение многих паци­ентов, которые право на охрану здоровья расценивают как право на его гарантию (что недостижимо) и т.д.

В Положении четко различаются:

· медицинская небрежность, которая связана с неспособностью медицинского работника обеспечить стандарты лечения, с его недос­таточным мастерством, невнимательностью или неосторожностью, что, и стало непосредственной причиной вреда, нанесенного пациенту;

· неудачные последствия оказания медицинской помощине по вине медицинских работников.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Медицинские интернет-конференции

Топчиев П.М., Хитров Д.И.

Научный руководитель: к.ф.н., доцент Катрунов В.А.

Наша статья посвящена проблеме врачебных ошибок, и правоправности их наказания. Безусловно, проблема ошибок медицинских работников стоит очень остро и обсуждается уже не одно столетие, и до сих пор, лучшие умы ни прошлых, ни нынешних столетий, так и не смогли прийти к единому мнению: имеет ли врач право на ошибку, и положено ли за это наказание?

Медицина является наиболее сложной формой человеческой деятельности, требующей, кроме специальных знаний и практических навыков, еще интуиции и высоких душевных качеств. Древнеримскому философу Цицерону принадлежит фраза: «Человеку свойственно ошибаться», а врачи древности говорили, что медицина – это целая история человеческих ошибок. Лидирующими являются ошибки выбора врачом лекарственного препарата и его дозы – 56%. Второе место заняли ошибки, связанные с некорректным изменением дозы и длительностью применения лекарственных средств – 34%. На наш взгляд, всё-таки медицина методом проб и ошибок совершенствует старые и разрабатывает новые методики диагностики и лечения заболеваний. Не имея право на ошибку, невозможно вносить новшества в лечения тех или иных заболеваний, и быть уверенным, что это не окажет негативного влияния на пациента. Конечно, можно возразить тем, что все инновации можно опробовать экспериментально на животных. Но все положительные результаты исследований с животными не дают гаранта безопасности использования новых препаратов, методов и т.д. на человеке. Ведь если организм каждого человека уникален, то что говорить об организмах человека и животного?

Да, бывают врачебные ошибки, допущенные по халатности и непрофессионализму, повлекшие за собой инвалидизацию, недееспособность и смерть больного. Мы считаем, что полностью освободить врача от ответственности за свои ошибки, точно так же неприемлемо, как и допустить полное исключение врачебных ошибок, но лишить врача права на ошибку и привлекать его к уголовной ответственности – значит сковать инициативу, убрать творческий подход и потерять множество хороших специалистов. Вспоминается, очень красивое общественное убеждение о том, что сапёр может ошибиться лишь один раз в жизни, а врач – ни разу. Ведь каждый врач должен знать и помнить, что он не имеет право на непрофессионализм и в любых вытекающих последствиях в отношении пациента он понесёт за это юридическую ответственность. В то же время, врачебные ошибки всегда существовали, и будут существовать и врачи должны осознавать их причины и сущность, чтобы свести их долю к минимуму.

Мы считаем, что проблему наказания врача или не наказания за ошибки, не стоит рассматривать шаблонно, а как и сам процесс лечения необходимо рассматриваться индивидуально.

Врачебная ошибка

Проблема врачебной ошибки

Проблема врачебных ошибок является одной из важнейших в медицинском праве. Количество врачебных ошибок, к сожалению, не сокращается, а возрастает. Так, в США жертвами врачебных ошибок ежегодно становятся от 40 до 87 тыс. американцев. От врачебных ошибок погибает больше людей, чем от СПИДа. По самым скромным подсчетам, экономический ущерб, ежегодно наносимый врачебными ошибками в США, приравнивается к государственному бюджету России. Таким образом, в судебной практике все чаще возникают дела (уголовные и гражданские) о врачебных ошибках. Медицинский персонал привлекают к уголовной ответственности, а медицинские клиники несут огромные убытки в виде выплат в качестве компенсаций за причиненный моральный вред и вред, причиненный здоровью. Но в данной цепи также задействованы и другие организации — страховые компании и фармацевтические фирмы. Первые часто обязаны выплачивать солидные суммы пациентам, а затем предъявляют регрессные иски медицинскому учреждению, что может стать для медучреждения началом конца. Фармацевтические фирмы в свою очередь также могут быть привлечены к ответственности, например за поставку некачественной фармацевтической продукции.

Это интересно:  Согласие на разглашение врачебной тайны образец 2019 год

Из всего сказанного следует, что крайне необходимо дать ответ на два важных вопроса. Первый — что такое врачебная ошибка? Второй вопрос более сложный: какая врачебная ошибка влечет ответственность, а какая не влечет ответственность, прежде всего врача? Дать определение врачебной ошибки не так просто. Нужно сказать, что в литературе распространена точка зрения, согласно которой если совершена врачебная ошибка, то уже есть основания для привлечения, например врача, к уголовной ответственности. Данный в корне неверный подход усугубляется еще и тем, что, как правило, следователь, производящий предварительное следствие, не вникает в тонкости медицинской практики, врачебной деонтологии, не анализирует судебную практику по данной категории дел. Дело в том, что до сих пор ни в медицинских, ни в юридических вузах не преподают фундаментальный прикладной курс медицинского права. Все это приводит к неправильной правовой квалификации деяний, так как и для судьи дело о врачебной ошибке (особенно уголовное) представляется весьма сложным. Ситуация иногда выправляется при наличии в деле адвоката, имеющего соответствующую практику, но и таковых в России всего несколько, в то время как, например, в США, Великобритании и ФРГ существуют адвокатские конторы, где работают адвокаты, специализирующиеся исключительно на вопросах медицинского и фармацевтического права. Поэтому в практике есть случаи, когда медицинский персонал привлекался к уголовной ответственности необоснованно. Однако надо сказать, что, к сожалению, все чаще врачи совершают ошибки, влекущие уголовную ответственность. И это свидетельствует не только о непрофессионализме отдельных специалистов, но и о том общем неудовлетворительном состоянии, в котором пребывает российская медицина.

Цель настоящего раздела книги — дать определение врачебной ошибки, выделив две группы: влекущие ответственность и не влекущие таковой.

Вред может быть причинен истцу любым сотрудником учреждения (организации) здравоохранения, которое ему оказывало медицинскую помощь. Определение небрежности персонала может быть простым в некоторых делах, но в других дать правильную квалификацию весьма сложно. Часто встает вопрос: кто несет ответственность из довольно большого персонала клиники, которая может включать врача общей практики, консультанта, других специалистов больницы, а также младший медицинский персонал? Определение причинной связи между предполагаемой небрежностью персонала, которая якобы стала причиной вреда, и самим вредом также может быть в некоторой степени сложно. Иск может быть подан непосредственно против самого врача, когда имеются основания предполагать небрежность с его стороны. В некоторых странах врач один несет полную ответственность за лечение своих пациентов и ответственность не может быть возложена на учреждение здравоохранения (клинику), если только данное учреждение не вмешивалось в процесс лечения врачом своего пациента. Однако в судебной практике все чаще возникают дела, когда клиника также привлекается к ответственности за деяния одного из своих сотрудников. Ситуация усложняется, если врачебная ошибка имела место после того, как, например, врач-терапевт направил пациента для дальнейшего лечения к другим специалистам. Если вред причинен сотрудником клиники, то пациент может использовать несколько возможностей для защиты своих нарушенных прав: подать исковое заявление против конкретного физического лица (врача), со стороны которого, по его мнению, имело место нанесение вреда, против клиники или против обоих, привлекая клинику в качестве соответчика. На практике многие иски подаются против учреждений здравоохранения (клиник). Ответственность учреждения (клиники) базируется на: обязанности клиники оказывать медицинскую помощь пациентам; обязанности клиники нести солидарную ответственность за небрежность своих сотрудников.

Вопрос о солидарной ответственности клиники в настоящее время остается спорным и дискуссионным не только в юридической литературе, но и в судебной практике. Нужно сказать, что решение этого важного вопроса зависит также от системы здравоохранения, принятой в соответствующем государстве, от того, каким образом регулируются отношения пациент-врач в частном секторе законодательством соответствующего государства. Так, если говорить о России, то в настоящий момент правильнее будет выделить солидарную ответственность клиники за действия или бездействие своего врача. Вместе с тем новые положения гражданского законодательства и нормативных актов, регулирующих оказание медицинских услуг на платной основе, позволяют при выполнении соответствующих условий возложить всю ответственность за врачебную ошибку на врача и освободить клинику от солидарной ответственности. Данный вопрос не раз рассматривался на самом высоком уровне в судебной практике и стран англо-американской системы права, где подход к нему более гибкий.

В австралийском деле Эллис против Районной Больницы Уоллсенд суд большинством голосов решил, «. что клиника несет солидарную ответственность в тех случаях, когда пациент может обратиться прямо в клинику за лечением или консультацией. Такой ответственности не возникает, когда клиника просто предоставляет услуги, которые врач может использовать при лечении своих пациентов. «. В другом деле Апелляционный суд Онтарио решил, что «. обязанности клиники не ограничиваются простым наймом компетентного персонала. «.

При установлении того, имела ли место небрежность, суды придерживаются тех же определений, которые они используют при рассмотрении любых других гражданских исков или уголовных дел. Главный вопрос, на который нужно ответить судье, — имело ли место ненадлежащее исполнение стороной своих обязательств. Иными словами, было ли лечение, примененное врачом (клиникой), ниже того стандарта лечения, который установлен законом, и, следовательно, можно ли говорить о наличии деликта или уголовно наказуемого деяния. Главная и самая трудная задача, которую должен решить истец, — это бремя доказывания того, что небрежность врача стала причиной нанесенного ущерба. Как правило, задача эта весьма трудновыполнимая. Практика показывает, что пациенту, пытающемуся добиться успеха в процессе против врача, придется столкнуться с гораздо большими трудностями, чем при участии в любом ином судебном процессе о причинении вреда. Анализ судебной практики стран Западной Европы, где медицинское право и прецедентная практика более развиты, показывает, что суды выносят решение в пользу истца, присуждая определенную сумму, примерно в 30-40% дел по сравнению с 86% общего количества всех остальных дел.

Это интересно:  Раскрытие врачебной тайны без согласия пациента 2019 год

Проблема врачебных ошибок, ее моральные аспекты.(фото лекций)

13. Смерть и умирание. Эвтаназия Одна из многочисленных обязанностей, ложащихся на плечи врача и медицины в современном мире, — это констатация того момента, когда человеческая жизнь заканчивается и мы начинаем считать человека умершим. Заключение, которое дает по этому поводу врач, является не только признанием того, что родным и близким больше уже не на что надеяться. Вместе с тем оно выступает и как необходимый юридический документ, дающий начало, с одной стороны, тем траурным ритуалам и действиям, которые связаны с похоронами умершего, и, с другой стороны, новым правовым (включая, между прочим, и имущественные) отношениям, когда, скажем, дети становятся сиротами, супруг (супруга) — вдовцом (вдовой) и т.п. Смерть человека имеет не только социально-психологическую и социально-правовую, но и исключительную культурную значимость. Далеко не случайно культурологи рассматривают отношение к смерти как одну из определяющих характеристик любой культуры. Определение смерти: моральные проблемы

Морально-этические и юридические стороны вопросов, возникающих в связи с определением и критерия смерти, можно суммировать следующим образом. Критерий должен быть: 1. обоснованным с научно-медицинской точки зрения, то есть позволяющим надежно и с высокой точностью отличать того, кого уже нельзя спасти, от того, за чью жизнь еще можно бороться; 2. доступным с практической точки зрения — в том смысле, что в каждом конкретном случае для его использования не должно требоваться чрезвычайных усилий множества специалистов и чересчур много времени. Ведь медицинская констатация смерти человека — это, увы, весьма распространенная в современном обществе процедура; 3. объективным, то есть таким, который будет одинаково пониматься и применяться любым достаточно квалифицированным специалистом, а также правильность применения которого в каждом конкретном случае может быть проверена. Это условие необходимо для того, чтобы критерий мог считаться приемлемым с юридической тонки зрения; 4. приемлемым с точки зрения господствующих не только среди медиков или юристов, но и в обществе в целом культурных и этических норм. Дело в том, что, как мы уже отмечали, смерть человека есть явление, наполненное глубочайшим культурным и моральным смыслом, и потому общество так или иначе должно санкционировать используемый специалистами критерий смерти. В связи с этим последним условием необходимо иметь в виду, что такое санкционирование обществом предполагает и определенный, достаточно высокий уровень его грамотности в том, что касается существа предлагаемого критерия смерти. Иначе говоря, согласие общества должно быть информированным. Очевидно: и в России, и во всех других странах в настоящее время это условие в должной мере не выполняется. Эвтаназия— практика прекращения жизни человека, страдающего неизлечимым заболеванием, испытывающего невыносимые страдания. 14. Моральные проблемы трансплантологии.

  • 1. Органы человека не могут рассматриваться как объект купли и продажи. Декларация ВМА о ТОиТ (1987) провозглашает: «Купля-продажа человеческих органов строго осуждается». В Законе РФ «О трансплантации органов и (или тканей) человека» говорится: «Учреждению здравоохранения, которому разрешено проводить операции по забору и заготовке органов и (или тканей) у трупа, запрещается осуществлять их продажу».
  • 2. Пересадка от живого донора может основываться только на добровольном самопожертвовании ради спасения жизни другого человека. В этом случае согласие на изъятие органа становится проявлением любви и сострадания.
  • 3. Потенциальный донор должен быть полностью информирован о возможных последствиях эксплантации органа для его здоровья.
  • 4. Морально не допустима эксплантация, прямо угрожающая жизни донора. Согласно российскому законодательству изъятие органа у живого донора допускается только в том случае, если донор состоит с реципиентом в генетической связи, за исключением случаев пересадки костного мозга.
  • 5. Неприемлемо сокращение жизни одного человека, в том числе через отказ от жизнеподдерживающих процедур с целью продления жизни другого.
  • 6. Наиболее распространенной практикой является изъятие органа у только что скончавшихся людей. Здесь должна быть исключена неясность в определение момента смерти.
  • 7. Условиями этически корректной диагностики «смерти мозга» является соблюдение трех принципов: принципа единого подхода, принципа коллегиальности и принципа финансово-организационной независимости бригад.
  • 8. Приоритет распределения донорских органов не должен определяться выявлением преимущества отдельных групп и специальным финансированием.
  • 9. При распределении донорских органов учитывается три критерия: иммунологическая совместимость пары донор-реципиент, степень тяжести состояния реципиента и очередность.
  • 10. Морально недопустимо использовать в качестве донора органов наиболее незащищенных и находящихся в экстремальных ситуациях контингентов людей: бездомных, пациентов психиатрических клиник, детей, жителей экономически отсталых стран.
  • 15. Новые репродуктивные технологии: этико-правовые проблемы.

Статья написана по материалам сайтов: medconfer.com, studwood.ru, xstud.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector