+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

Анатомические аспекты врачебных ошибок 2019 год

ü Диагностические ошибки — ошибки в распознавании заболеваний и их осложнений, просмотр либо ошибочный диагноз заболевания или осложнения. Эта группа ошибок является наиболее многочисленной.

ü Лечебно — тактические ошибки, которые, как правило, являются следствием диагностических ошибок, хотя такая взаимосвязь не является абсолютной.

ü Технические ошибки (просчеты в проведении диагностических и лечебных манипуляций, процедур, методик, операций).

ü Организационные ошибки — недостатки в организации тех или иных видов медицинской помощи, необходимых условий функционирования той или иной службы.

ü Деонтологические ошибки — это ошибки в поведении врача, его общении с больными и их родственниками, средним и младшим медперсоналом.

ü Ошибки в заполнении медицинской документации ( малопонятные, неточные записи операций, неправильное ведение дневника послеоперационного периода, выписки при направлении больного в другое медицинское учреждение).

В зависимости от причины

• врачебные ошибки можно разделить на вызываемые объективными и субъективными причинами.

• Объективные причины обычно создают фон, а реализуется ошибка, как правило, в связи с субъективными причинами, что открывает реальные возможности сокращения врачебных ошибок.

К числу объективных причин врачебных ошибок

нетипичного течения болезни у конкретного пациента, вызванная особенностями его организма; различия в уровне квалификации, профессионального опыта врачей, в оснащенности медицинских учреждений диагностической техникой, их обеспеченности лекарственными средствами. Важно и то, что постоянно появляются новые заболевания, а ранее известные, но редко встречающиеся на практике, тоже могут представлять собой серьезную диагностическую проблему. Возможны, кроме того, так называемые сочетанные заболевания, которые сложно распознавать и лечить.

Субъективные причины врачебных ошибок

• неполноценный осмотр и обследование больного, самоуверенность врача, отказ от совета коллеги или консилиума либо, напротив, его желание прикрыться авторитетом консультантов и др.

Под несчастными случаями

• в медицинской практике понимают неблагоприятный исход лечения больного в результате случайного стечения обстоятельств.

Соотношение несчастных случаев с врачебными ошибками

• Во-первых, при несчастном случае вредные последствия нельзя заранее предвидеть

• Во-вторых, врач или медсестра полностью соблюдали все правила проведения диагностики и лечения, но неблагоприятные последствия все же наступили.

Врачебная тайна

По закону, принятому в большинстве стран мира, врач не должен без разрешения больного сообщать определенную информацию о нем или его здоровье не только другим людям, но и даже коллегам, если только эта информация не необходима для дальнейшего лечения.

• 1. Каждый пациент имеет право на сохранение личной тайны, и врач, равно как и другие лица, участвующие в оказании медицинской помощи, обязан сохранять врачебную тайну даже после смерти пациента, как и сам факт обращения за медицинской помощью, если больной не распорядился иначе.

• 2. Тайна распространяется на все сведения, полученные в процессе обращения и лечения больного (диагноз, методы лечения, прогноз и др.).

3. Медицинская информация о пациенте может быть раскрыта:

• по ясно выраженному письменному согласию самого пациента;

• по мотивированному требованию органов дознания, следствия, прокуратуры и суда;

• если сохранение тайны существенным образом угрожает здоровью и жизни пациента и (или) других лиц (опасные инфекционные заболевания);

• в случае привлечения к лечению других специалистов, для которых эта информация является профессионально необходимой.

• 4. Врач должен следить за тем, чтобы лица, принимающие участие в лечении больного, также соблюдали профессиональную тайну.

• 5. Лица, пользующиеся правом доступа к медицинской информации, обязаны сохранять в тайне все полученные о пациенте сведения.

6. В процессе научных исследований, обучения студентов и усовершенствования врачей должна соблюдаться врачебная тайна. Демонстрация больного возможна только с его согласия.

• информация о факте обращения гражданина за медицинской помощью;

• информация о состоянии здоровья гражданина;

• информация о диагнозе его заболевания и иные сведения, полученные при обследовании гражданина и его лечении.

• в интересах обследования и лечения пациента;

• для проведения научных исследований, публикации в научной литературе;

• использования этих сведений в учебном процессе и в иных целях.

• в целях обследования и лечения гражданина, не способного из-за своего состояния выразить свою волю;

• при угрозе распространения инфекционных заболеваний, массовых отравлений и поражений;

• по запросу органов дознания и следствия, прокурора и суда в связи с проведением расследования или судебным разбирательством;

• в случае оказания помощи несовершеннолетнему в возрасте до 15 лет для информирования его родителей или законных представителей;

• при наличии оснований, позволяющих полагать, что вред здоровью гражданина причинен в результате противоправных действий.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ:

1. “О Боге, человеке и мире: из откровений святых отцов, старцев, учителей, наставников и духовных писателей Православной Церкви”. М., 1995, с. 39.

2. Майоров Г.Г. Формирование средневековой философии. М. Мысль. 1979, с. 253.

3. Августин Аврелий. Исповедь. М., Renaissance, 1991, с. 205.

4. Жильсон Э. Разум и откровение в средние века. — “Богословие в культуре средневековья”. Киев. 1992, с. 31.

5. Корженьянц Б. Парацельс. “Мир огненный”, 1994, № 5, c. 87.

6. Шерток Л. ,Р. де Соссюр. Рождение психоанализа. М. Прогресс, 1991, с. 54.

7. Петров Н.Н. Вопросы хирургической деонтологии. Л. 1956, с. 51.

8. Интимная связь между врачом и больным в медицинской практике. — “JAMA”, 1992, № 2, с. 21.

9. Персианинов Л.С. Деонтология в акушерстве и гинекологии. — Cб.: “Проблемы медицинской деонтологии”. М. 1977, c. 81.

10. Доссе Жан. Научное знание и человеческое достоинство. — “Курьер Юнеско”, ноябрь, 1994, с. 6.

11. Юдин Б.Г. Социальная институционализация биоэтики. — Сб.: “Биоэтика: проблемы и перспективы”. М. 1992, c. 113.

12. Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан (1993г.), статья 16. / Сборник нормативных актов по охране здоровья граждан Российской Федерации. М. 1995, с.16.

13. Биомедицинская этика. Сб. статей под ред. Акад. В. Покровского М. 1997

14. Петровский Б.В. Героизм, драматизм и оптимизм медицины. М. Ньюдиамед. 2001

15. Этические и правовые проблемы клинических испытаний и научных экспериментов на человеке и животных. Сборник материалов к конференции. М.,- 1994

Глава 2. Материалы семинарских занятий

ТЕМАТИЧЕСКИЙ ПЛАН СЕМИНАРСКИХ ЗАНЯТИЙ

Тема 1. Этика и медицина. Теоретические основы биомедицинской этики. Биомедицинская этика: исторические и логические модели.

Тема 2. Мораль и право как формы регуляции медицинской деятельности. Права пациентов. Права и моральные обязательства врачей. Основные правила биомедицинской этики. Модели взаимоотношения врача и пациента. Этические проблемы проведения клинических испытаний и экспериментов на человеке. Моральные принципы проведения экспериментов на животных.

Тема 3. Жизнь как ценность. Медицинские вмешательства в репродукцию человека (искусственное прерывание беременности, пренатальная диагностика, искусственное оплодотворение, стерилизация, контрацепция).

Тема 4. Моральные проблемы смерти и умирания. Этические принципы и правовое регулирование трансплантации органов и тканей. Этика генетики.

Тема 5. Этико-правовые основы психиатрии и психотерапии. Эпидемиология и этика. СПИД — морально-этические проблемы.

Планы семинарских занятий по дисциплине

“Этика и деонтология ”

Этика и медицина.

Теоретические основы биомедицинской этики.

Биомедицинская этика: исторические и логические модели.

Ключевые понятия:этика, профессиональная этика, биомедицинская этика, нормативная и дескриптивная этика,мораль, нравственность, идеалистическая и христианская этика (библейский Декалог, заповеди блаженств), патернализм, деонтология, биоэтика, гедонизм, прагматизм, утилитаризм, цинизм, нигилизм.

Тематический план семинара

1. Этика и медицина. Этика как наука и этика науки. Типы этических теорий: идеалистическо-деонтологический и натуралистическо-прагматический. Биомедицинская этика как профессиональная нормативная этика врача.

2. Модель Гиппократа и проблема доверия к профессии.

3. Христианские ценности милосердия, сострадания и деятельной любви в модели Парацельса. Вопросы врачебной этики в трудах М.Я. Мудрова, Ф.Й. Гааза, Н.И. Пирогова, В.Ф. Войно-Ясенецкого.

4. Деонтологическая модель. Н.Н. Петров о медицинской (хирургической) деонтологии. Основные этические документы ВМА, АМА, Совета Европы.

5. Биоэтика как современная форма профессиональной этики врача. Врач и общество в эпоху развития новых биомедицинских технологий.

Темы докладов:

1. Клятва Гиппократа и современные этические кодексы: что изменилось?

2. Н. Н. Пирогов: врач и мыслитель.

3. В. Ф. Войно-Ясенецкий (святитель Лука). Этика хирурга.

4. Деонтология Канта и деонтология Н. Н. Петрова.

5. Утилитаризм и медицинская этика: проблема несовместимости.

Темы рефератов:

1. Этика как наука и этика науки.

2. Гедонизм, цинизм, прагматизм, утилитаризм: сравнительная характеристика.

3. Понятие “долг” в деонтологической теории Канта.

4. Моральные принципы биомедицинской этики.

5. Патернализм и современные модели взаимоотношения врача и пациента.

6. Методология и этика науки.

Контрольные вопросы:

1. Существует ли различие между понятиями «нравственность» и «мораль»?

2. Какова связь между понятиями “этика”,”нравы”, ”мораль”?

3. Каковы основания, формирующие типы этических теорий (с примерами)?

4. В чём заключаются отличие моральной и правовой регуляции медицинской деятельности?

5. Что является отличительным признаком профессиональной этики врача?

6. Кем начато рассмотрение врачебных ошибок как элемента нравственной культуры врача?

7. Из каких исторических и логических моделей (форм) профессиональной этики складывается содержание биомедицинской этики?

8. Кому дает обязательства Гиппократ в своей клятве?

9. Сколько моральных позиций содержит клятва Гиппократа?

10. Какие позиции объединяет клятву Гиппократа и клятву врача России?

11. Какое профессиональное обязательство присутствует в клятве Гиппократа в отличие от клятвы врача России?

12. Какую роль в терапевтической стратегии врача, согласно Парацельсу, занимает моральный характер взаимоотношений между врачом и пациентом?

13. Какой тип отношений врача к пациенту характерен для модели Парацельса?

14. Кто является первым разработчиком деонтологической модели врачебной этики в России?

15. Что является особенностью этических документов деонтологической модели — наличие узкоспециализированных рекомендаций для конкретных специальностей (хирургия, педиатрия, акушерство и т. д.) или правила общего характера?

16. В каких двух формах может существовать биоэтика? Какую из них предпочитаете Вы?

17. Какой ключевой этический принцип отличает биоэтику?

18. Какие общественные структуры существуют в здравоохранении для разрешения этических противоречий в медицинской и исследовательской практике?

Обязательная литература:

1. Силуянова И. В. Биоэтика в России: ценности и законы. М., 2001, с. 9-59.

2. Введение в биоэтику. Под общ. ред. Б. Г. Юдина, П. Д. Тищенко. М.,1998.

3. Иванюшкин А.Я. Врачебная этика в России (XIX- начало XX вв.)/ Биоэтика: принципы, правила, проблемы. М.1998,с.93-111.

5. Врачебные ассоциации, медицинская этика и общемедицинские проблемы. Сборник официальных документов. М., 1995.

6. Медицина и права человека. Нормы и правила международного права, этики, католической, протестантской, иудейской, мусульманской, буддийской морали. М. Прогресс. 1992.

7. Биомедицинская этика. Сб. статей под ред. акад. В. Покровского и акад. Ю. Лопухина. М. 1997, вып.2, 1998, вып.3, 2002.

8. Иванюшкин А.Я. Профессиональная этика в медицине. М. 1990.

9. Михайлова Е.П., Бартко А.Н. Биомедицинская этика. Теория, принципы и проблемы. М. 1995.

10. Лосев А.Ф. Этика как наука. / Человек», №2, 1995.

11. Тищенко П.Д. Феномен биоэтики. / «Вопросы философии», №3, 1992.

12. Лопухин Ю.М. Биоэтика. / «Вестник РАМН», №3, 1993.

13. Проблемы биоэтики. Реферативный сборник. М., ИНИОН, 1993.

14. Шрейдер Ю. А. Этика. Введение в предмет. М. 1998.

Это интересно:  Юридическая ничтожность понятия врачебная ошибка 2019 год

16. Протиер. Владислав Свешников. Очерки христианской этики. М., 2000.

17. Соловьев В. С. Оправдание добра. Соч. в 2 т.т. М.,1998.

18. Гиппократ. Избранные книги. М., 1936, с.87-88, 121.

19. Архиеп. Лука (Войно-Ясенецкий). Наука и религия. Ростов-на-Дону, 2001.

20. Петров Н. Н. Вопросы хирургической деонтологии. Л., 1956.

21. Иванюшкин А.Я. Медицинская деонтология в СССР (к истории вопроса)/ Медицинское право и этика. 2002, № 1, с. 32-35.

Дополнительная литература:

1. Булгаков М. А. Записки юного врача. Собр. соч. в 5 томах. М. 1989, с.71-179.

3. Достоевский Ф. М. Преступление и наказание. Собр. соч. в 10 томах. Т.5.

4. Льюис К. С. Мерзейшая мощь. Собр. соч. М.,1999, т. 4.

5. Чехов А. П. “Скучная история из записок старого человека”, “ Сельские эскулапы”, “Цветы запоздалые”, “Хирургия”, “Надлежащие меры”, “Общее образование”, “Последние выводы зубоврачебной науки”, “Горе”, “Анюта”, “Ионыч”, “Волк”, “Интриги”, “Княгиня”, “Случай из практики” и др. Собр.соч. в 18 томах. М.1985.

Мораль и право как формы регуляции медицинской деятельности.

Права пациентов. Права и моральные обязательства врачей.

Основные правила биомедицинской этики.

Модели взаимоотношения врача и пациента.

Медицинский аспект врачебных ошибок

Медицина является наиболее сложной формой человеческой деятельности требующей глубоких специальных знаний, практических навыков, высоких душевных качеств. На протяжении веков к представителям мед профессии предъявлялись требования о недопущении ошибок. Однако врач ошибается потому, что имеет дело с очень сложным человеческим
организмом, ежедневно сталкивается с нетиповыми задачами, нетипичным течением патологических процессов, да и медицинская наука несовершенна.

Термин «врачебная ошибка» употребляется лишь в медицинской литературе и практике. В Уголовном кодексе этот термин отсутствует. В справочнике для юристов «Судебно-медицинская экспертиза» (Москва, «Юридическая литература», 1985) можно прочитать следующее: «Врачебными ошибками считают вытекающее из определенных объективных условий добросовестное заблуждение врача без элементов халатности, небрежности и профессионального невежества; при этих действиях врача полностью исключен умысел. Врачебные ошибки могут быть:

• диагностические (нераспознавание или ошибочное распознавание болезни);

• тактические (неправильное определение показаний к операции, ошибочный выбор объема операции);

• технические (неправильное использование медицинской техники, применение несоответствующих медикаментов) «.

К этому определению, наиболее часто использовавшемуся за последние десятилетия, можно добавить одно слово: бездействие. В конечном счете, одни и те же причины могут приводить как к неправильному действию, так и к бездействию. Причем на основе опыта работы судебно-медицинской экспертизы можно сделать заключение, что бездействие является причиной жалоб и возбуждения судебных дел против врачей гораздо чаще, чем те или иные действия.

В том же справочнике присутствует еще один любопытный пункт, квалифицирующий несчастные случаи: «Несчастный случай в медицинской практике предусматривает неблагоприятный исход лечения, операции или иного врачебного вмешательства, когда врач был не в состоянии предвидеть несчастье, несмотря на добросовестное отношение к своим служебным
обязанностям.

К категории таких случайных исходов врачебного вмешательства могут быть отнесены смертельные исходы от наркоза в случаях, когда наркоз давался по всем правилам и требованиям медицинской науки и смерть явилась результатом особого состояния организма, выявить которое
в отдельных случаях медицинская наука не в силах. К подобной категории относятся случаи внезапной смерти при приеме различных лекарств, когда смертельный исход обуславливается повышенной чувствительностью организма, а не нарушениями в проведении данного лечебного
мероприятия, которое было безупречно с точки зрения современных положений медицинской науки, а смертельный исход обусловлен случайными, не зависящими от действия врача обстоятельствами.

Поэтому врачебные ошибки и несчастные случаи уголовно ненаказуемы. Однако во избежание повторения подобных ошибок, для предотвращения их в дальнейшей медицинской практике такие случаи систематически детально разбираются на клинико-анатомических конференциях или лечебно-контрольных комиссиях».

К объективным обстоятельствам, ведущим к ошибке, следует отнести условия, при которых нет возможности или средств для проведения того или иного исследования или вмешательства (например, невозможность при отсутствии эндоскопов диагностировать некоторые формы рака желудка и бронхов).

Из существенных объективных причин ошибок следует отметить непостоянство отдельных постулатов и принципов в области теоретической и практической медицины, в связи с чем меняются взгляды на этиологию, патогенез, понимание сущности болезней. Ошибки, имеющие в своей основе несовершенство медицинской науки, встречаются даже у опытного врача, так как ему приходится консультировать наиболее тяжелых и сложных в диагностическом отношении больных. В аналогичном положении, очевидно, оказываются и авторитетные клиники.

Недочеты в использовании лабораторно-инструментальных исследований носят двоякий характер: либо не назначают показанные данному больному, либо рекомендуют ненужные. Если неназначенные исследования в основном относятся к инструментально-аппаратным методам диагностики (бронхоскопия, сканирование и т.п.), то ненужные в основном связаны с
лабораторными анализами. Если неназначенные исследования, как правило, служат предметом критических замечаний, то ненужные исследования не анализируются и их игнорируют. Некоторые авторы увеличение количества анализов, приходящихся на одного больного, расценивают даже как положительный показатель работы. Но так ли это? Как установили Ю.Н.
Штейнгардт и соавт., лишние исследования выявлены в 7,7 раза чаще, чем недостаточные, причем у 80% больных каждый четвертый анализ признан ненужным. То же самое имеет место и в других странах. Так, по данным Z. Bloorncarden и V.V. Sidel, 32% лабораторных анализов и 42% рентгенологических исследований были квалифицированы в стационаре как ненужные для клинического диагноза, а 20% лабораторных анализов были сделаны вообще без каких бы то ни было оснований.

Говорят, анализы, как и симптомы, должны не подсчитываться, а взвешиваться. Едва ли надо доказывать, что избыточные назначения, ведя к перегрузке лабораторий и кабинетов, уменьшают доступность обследования действительно нуждающихся в этом пациентов. Сегодня все большую
значимость приобретает и другой аспект — экономический.

Проведенная автором с сотрудниками экспертная оценка 2390 больничных историй болезни выявила недостаточное обследование 24,0 ± 0,2% и излишнее — 12,5 ± 0,6% больных. По поводу сопутствующих заболеваний в больницах обследуют и лечат лишь одну треть нуждающихся пациентов, в 21 % случаев обследования неполноценны.

Большие перспективы заложены в использовании с диагностической целью электронно-вычислительной техники, многофакторного анализа. Несомненно, компьютеры будут способствовать экономии врачебного времени, с одной стороны, и объективизации выводов, с другой.

Необходимо тем не менее заметить следующее: ссылка на то, что «материал обработан и проанализирован с помощью ЭВМ» не гарантирует от заблуждений. Если исходные данные ошибочны и неправильно сформулированы, можно получить и нелепые заключения. Как говорят
кибернетики, «garbage in, garbage out» («мусор заложишь — мусор получишь»). Следует при этом вновь напомнить, что ошибки возможны в самих электронных средствах информации в силу разных причин, например вследствие электрических помех.

Ни одна машина не способна заменить хорошей подготовки и творческой мысли врача.

К сожалению, на фоне действительно значительного количества ошибок, от которых не гарантирована ни одна система подготовки врачей и ни одна система здравоохранения в мире, этой проблеме уделяется слишком мало внимания. По данным национальной медицинской библиотеки США в Бетезде, отражающим публикации 3600 ведущих медицинских журналов всех
континентов, за период с января 1993 г. по апрель 1997 г. в основных разделах внутренней медицины было опубликовано 1005 статей об ошибках диагностики, т. е. около 250 в год, из них в области кардиологии — 42%, пульмонологии — 40% и гастроэнтерологии — 18%. За этот же период опубликованы многие тысячи статей, посвященных той или иной болезни (например, диагностике или лечению инфаркта миокарда, пневмонии, язвы желудка).

Хотелось бы подчеркнуть: в медицине, как и вообще в жизни, анализ ошибок более конструктивен, чем положительные примеры и назидательные сентенции. Об этом говорил еще Н.И. Пирогов. В заключение приведу высказывание известного французского хирурга XVIII столетия Жана-Луи Пти: «Ошибки являются только ошибками, когда у тебя имеется мужество их обнародовать, но они становятся преступлением, когда гордыня тебя побуждает их скрыть». Поэтому эта проблема должна постоянно находиться в фокусе внимания медицинских учебных заведений, на курсах усовершенствования, врачебных форумах и страницах медицинской печати.

Ошибки, вызванные врачебным незнанием, наиболее многочисленны и особенно ответственны по своей интерпретации. В каждом отдельном случае вопрос об отнесении действий врача к ошибке, особенно при дифференциации незнания, обусловленного недостаточной квалификацией и элементарным медицинским невежеством, решается исходя из конкретных особенностей течения болезни, длительности наблюдения, возможностей обследования.

Неверно связывать субъективные причины диагностических ошибок лишь с квалификацией врачей. Бесспорно, трудно переоценить значение знаний для правильной диагностики. Но знания — это не просто подготовка врача, это и способность к их накоплению, пониманию, использованию,
во многом зависящая от индивидуальных особенностей, интеллекта и характера человека. Т.е., условно, субъективный фактор выражается как в незнании, так и в недомыслии.

Значительную опасность в плане неправильной диагностики представляют так называемые внушенные диагнозы, во многом также зависящие от характера врача. Речь идет о заведомом «настрое» на определенное заболевание, вызванном специальным к нему интересом врача, психологическим «давлением» заключения консультанта или авторитетного учреждения,
влиянием эпидемиологической обстановки (в период эпидемии гриппа этот диагноз выставляют большинству пациентов с повышенной температурой, среди которых оказываются больные ангиной, плевритом, менингитом и др.) или увлечением недавно описанными нозологическими формами (в свое время часто немотивированно ставились диагнозы «коллагеноз», «диэнцефальный синдром» и т.п.).

К этой категории ошибок примыкают и те, которые зависят от предвзятого, положительного или отрицательного, отношения к пациенту (вера, что врач не может заболеть СПИДом, трактовка бессознательного состояния у больного алкоголизмом как связанного только с алкогольной интоксикацией и т.п.). Большую роль играет присущая многим людям особенность психики,
проявляющаяся в отборе фактов, подтверждающих, а не противоречащих сложившемуся мнению. В этих случаях врач попросту игнорирует не укладывающиеся в имеющуюся у него концепцию симптомы или данные исследований.

Молодые врачи часто ошибаются из-за отсутствия опыта, более опытные — из-за его переоценки и снижения квалификации

Достижения фармацевтической промышленности, постарение населения, изменения реактивности организма и другие факторы изменили характер течения ранее более или менее «стандартно» текущих заболеваний.

Следует учитывать то, что техника обследования достигла такого уровня, что признать кого-либо здоровым стало невозможно. В этом ироническом высказывании содержится немалая доля правды. По материалам некоторых массовых обследований взрослого населения в 50% случаев
выявлены чисто клинические отклонения от нормы, в 25% — отклонения в лабораторных показателях и в 25% — рентгенологические отклонения. Мнение, что большинство ошибок диагностики обусловлено редкими болезнями не точно. Не распознают часто встречающиеся, но изменившие свое течение болезни — злокачественные опухоли, инфаркт миокарда, инфекционные болезни

Необычные симптомы распространенных болезней чаще ведут к ошибкам, чем редкие заболевания. Наличие симптома может свидетельствовать в пользу предполагаемой болезни, отсутствие его последнюю не исключает. Лабораторные методы исследования иногда «уводят» врача от рационального диагноза и лечения. Так, по данным столичных клиник, рентгенологические, ультразвуковые, эндоскопические, цитологические и даже гистологические ошибки допускаются в 12-38% случаев. А потому врачам нельзя забывать, что медицинская техника призвана давать необходимую «информацию к размышлению», а не диктовать, как поступить.

Это интересно:  Решение судов общей юрисдикции врачебная тайна 2019 год

Выделяют врачебные ошибки

1. Диагностические, выражающиеся в нераспознании или неверном распознании болезни, что может быть обусловлено ее атипичным течением, несовершенством методики диагностирования, неопытностью врача.

2. Лечебно-тактические, выражающиеся в ошибочном назначении и осуществлении лечебных мероприятий, что может быть обусловлено неверным диагнозом, несовершенством мед науки и т.д.

3. Технические (неправильное использование медицинской техники, применение несоответствующих медикаментов).

По некоторым данным выделяют следующие наиболее частые ошибки:

1. Затянутое обследование, являющееся результатом отсутствия четкого плана и системы в назначениях.

2. Неполноценное обследование, при котором не используются имеющиеся методы, показанные при данном или сходном заболевании. Особенно это относится к поликлиникам.

3. Упрощенное понимание комплексности при отсутствии диагностической концепции. При этом назначаются всевозможные исследования, а не показанные при конкретно предполагающейся болезни. Между тем комплексность предполагает использование наиболее результативных методов. Хорош тот врач, который получает максимум информации при минимуме исследований.

4. Повторение в стационаре без достаточных оснований исследований, выполненных амбулаторно.

5. Обследование больного только в связи с основным заболеванием (жалобами) при недостаточном внимании к сопутствующим болезням.

6. Использование инвазивных методов исследования без строгих показаний и учета того, что уточнение диагноза может не сказаться ни на лечении, ни на исходе болезни. Недопустимо превращать диагностический метод в самоцель.

Успехи диагностики часто зависят от способности учитывать общие тенденции развития и изменения патологии. Многие наблюдения свидетельствуют о том, что по мере увеличения возраста больных диагностические трудности возрастают, увеличивается и количество ошибок. Особую роль при этом играет растущая с возрастом полиморбидность. Однако в наибольшей степени на диагностическом процессе сказывается влияние научно-технической революции. Значение ее трудно переоценить. Но нельзя не учитывать ее нежелательных эффектов. Растет число специалистов (кстати, хороших), кругозор которых ограничен диаметром трубки, используемой для изучения облюбованного ими органа. Демонстративен пример, приведенный И. Мадьяром.

Если ведущими жалобами больного являются слабость, утомляемость, раздражительность и потеря массы тела, то эндокринолог прежде всего заподозрит гипертиреоз, гастроэнтеролог — латентный хронический гепатит, онколог — опухоль, а психиатр — невроз. В итоге может выясниться, что у пациента сахарный диабет.

Успехи точных наук, высокая техническая оснащенность лечебных учреждений облегчают диагностический процесс. Как известно, С.П. Боткин высказал мысль, что был бы рад, если ему удалось бы добиться совпадения клинического и патологоанатомического диагнозов в 30%
случаев. В начале века (1912 г.) в Бостоне, например, прижизненные и посмертные диагнозы совпали уже в двух из трех случаев. За последние десятилетия в терапевтических отделениях этот показатель приближается к 70%. Прогресс налицо.

Развитие специализации выявило, однако, и противоположную тенденцию. По данным разных авторов, несовпадение поликлинических и стационарных диагнозов в 60-х годах колебалось у терапевтов в пределах 7-17%. Когда же были открыты специализированные отделения, этот показатель вырос в 1,5 — 2 раза и более.

Чем больше «ножницы» между диагностическими возможностями поликлиники, с одной стороны, и специализированного отделения (центра), с другой, тем, естественно, показатели совпадения диагноза ниже. Чем выше уровень диагностики в стационаре и чем более тяжелые больные поступают, тем чаще расхождения диагнозов направления и клинических. Следует также учесть, что при более глубоком подходе и современном обследовании больных выясняется, что за ранее расширительно толковавшимися гломерулонефритом, полиартритом, гепатитом и др., скрывается не одно, а несколько разных по этиологии и патогенезу заболеваний.

К началу XIX века было известно около 1 тыс. болезней, сейчас их насчитывают, по данным ВОЗ, более 30 тыс.

Ряд болезней (хромосомные, периодическая, болезнь Лайма и некоторые другие) расшифрованы лишь за последние десятилетия. Достижения фармацевтической промышленности, постарение населения, изменения реактивности организма и другие факторы изменили характер течения ранее
более или менее «стандартно» текущих заболеваний. Между тем патоморфоз заболеваний недооценивается, и относится это к большинству из них: туберкулезу и неврозам, злокачественным опухолям, ревматизму и др. На этом фоне в чем-то наше мышление сохраняет ригидность, консервативность, неспособность не теоретически, а на деле повседневно помнить,
что мы имеем дело с изменившимися реактивностью, клинической симптоматикой, течением болезней. Значение ранней и своевременной диагностики трудно переоценить. Однако в одной из английских публикаций высказано мнение, что техника обследования достигла такого уровня, что признать кого-либо здоровым стало невозможно. В этом ироническом высказывании содержится немалая доля правды. По материалам некоторых массовых обследований взрослого населения в 50% случаев выявлены чисто клинические отклонения от нормы, в 25% — отклонения в лабораторных показателях и в 25% — рентгенологические отклонения.

Не случайна, поэтому попытка как-то ограничить круг тех болезней, которые сегодняшний врач в силах охватить. White и Geschichter считают, что 200 болезней составляют 98% всей заболеваемости современных людей, при этом 18 общих симптомов, 28 физикальных и 6 лабораторных тестов вполне достаточны для их распознавания. Такое сужение проблемы (на наш
взгляд, чрезмерное) служит в то же время известной первоосновой для машинной диагностики. К сожалению, встречаются врачи, у которых номенклатура диагнозов исчисляется не 30 тыс. (как упоминалось ранее) и даже не 200 болезнями.

При неясных симптомах у пациента пожилого возраста все объясняется атеросклерозом, молодого или среднего возраста — неврозом, при болезнях органов пищеварения – хроническим панкреатитом, заменившим хронический гастрит, игравший долгие годы роль спасательного круга в гастроэнтерологии и т.д. Для каждого времени нужно знать, какие диагнозы следует ставить с осторожностью, не поддаваясь моде.

Некоторые врачи думают, что большинство ошибок диагностики обусловлено редкими болезнями. Это не так. Не распознают часто встречающиеся, но изменившие свое течение болезни — злокачественные опухоли, инфаркт миокарда, инфекционные болезни. Редкое и редко диагностируемое заболевания — не одно и то же. Болезнь может носить относительно распространенный характер и все же быть редко или трудно диагностируемой.
Единственным критерием отнесения болезни к редкой является анализ статистики заболеваемости. Что касается труднодиагностируемых болезней, то судить об их частоте можно при сличении диагнозов направления в стационар и клинических, а также клинических и секционных. Необычные симптомы распространенных болезней чаще ведут к ошибкам, чем редкие заболевания. Наличие симптома может свидетельствовать в пользу предполагаемой
болезни, отсутствие его последнюю не исключает.

В англо-американской литературе нередко упоминается диагностическое правило W. Sutton, смысл которого сводится к отказу от усложненных поисков редких диагнозов. Упомянутая фамилия принадлежит не врачу и не ученому. Оказывается, это один из самых известных в истории Англии взломщиков банковских сейфов. Когда его, наконец, удалось задержать, на
вопрос журналистов, что его так притягивало к сейфам, последовал немедленный ответ: «Чаще всего там находятся деньги» .

Путь к диагнозу должен проходить через более простые концепции. Например, при болях в правой гипогастральной области, перед тем как думать о дивертикулите или терминальном илеите, надо исключить аппендицит.

В медицине диагностика — это не только способность поставить правильный диагноз, но и основанная на знании уверенность, что у больного нет той или иной болезни. Умение отказаться от диагноза дается иногда труднее, чем возможность его поставить.

Известно, что около 80% терапевтических больных начинают и заканчивают лечение в поликлиниках. Поэтому разъяснять значимость правильной диагностики на этом этапе нет необходимости. Исследования, как наши, так и многих других авторов, свидетельствуют о том, что те или иные ошибки диагностики на добольничном этапе имеют место у каждого третьего —
четвертого больного.

Что касается физикального обследования, то думаем, что ошибки проистекают из-за одной причины: неудовлетворительного знания врачами пропедевтики внутренних болезней с вытекающим отсюда отсутствием методичности в его проведении. При использовании тест-эталоновой системы установлено, что 50% выпускников лечебных факультетов в 1982 г. и 38% в 1987 г. (обследовано 350 человек) не умели квалифицированно собирать анамнез, недостаточно владели методами аускультации сердца и легких, пальпации органов брюшной полости [25]. Как показывают наши наблюдения, весьма часто врачи выслушивают сердце только в положении, когда пациент стоит, аускультацию легких проводят без того, чтобы больной покашлял, пальпацию живота осуществляют бессистемно; ряд симптомов врачи попросту не знают, другим не могут дать правильной интерпретации. Часть дефектов физикального обследования также обусловлена спешкой или невнимательностью врача, и все же главное — невладение методиками. Многие ошибки обусловлены неправильной оценкой данных лабораторно-инструментальных и аппаратных исследований. Врачи не задумываются над тем, что возможность ошибки бывает заложена не только в аппарате и реактиве, но и в тех, кто выносит соответствующие заключения. Упомянем публикации об ошибках при ультразвуковой диагностике, лабораторных исследованиях, морфологической диагностике.

Некоторые аспекты врачебных ошибок в практике врача – стоматолога-ортопеда

Некоторые аспекты врачебных ошибок в практике врача – стоматолога-ортопеда / Даллакян В.Ф., Зазулин В.А. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2013. — №13. — С. 79-81.

библиографическое описание:
Некоторые аспекты врачебных ошибок в практике врача – стоматолога-ортопеда / Даллакян В.Ф., Зазулин В.А. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2013. — №13. — С. 79-81.

код для вставки на форум:

В настоящее время во многих странах мира отмечается значительное усиление внимания проблемам охраны здоровья граждан и оказания им качественной медицинской помощи, что влечёт ужесточение общественного контроля над деятельностью медицинских учреждений и медицинских работников, нередко способствует выявлению серьёзных упущений и недостатков в их работе.

Анализ ряда публикаций последних лет свидетельствует, что не только в РФ, но и в наиболее развитых странах Европы и США остро стоит проблема нарушения медицинскими работниками своих профессиональных обязанностей.

В Российской Федерации, где немало профессиональных ошибок и неблагоприятных последствий оказания медицинской помощи, не ведётся даже статистики правонарушений, совершённых медицинскими работниками при исполнении своих профессиональных обязанностей.

Среди всех гражданских исков, предъявленных к медицинским учреждениям и частнопрактикующим врачам, стоматология прочно занимает первое место.

Многие авторы указывают, что наблюдаемый в последнее время рост числа стоматологических заболеваний и их осложнений, способных привести к развитию патологии и отрицательно повлиять на качество жизни, становится причиной жалоб пациентов на некачественное оказание стоматологической помощи.

Одним из основных вопросов, разрешаемых судебно-медицинской экспертизой, проводимой в связи с исками пациентов к стоматологическим учреждениям, является установление факта и характера профессиональных ошибок, а также неблагоприятных последствий при оказании стоматологической помощи.

Доля гражданских исков к стоматологам в 2006 году составила 15,7 %, а в 2007-м – 17,8 % от общего числа экспертиз по «врачебным делам».

Статистические данные Бюро СМЭ Московской области за 2005–2010 гг. свидетельствуют, что среди судебных исков к врачам-стоматологам доля стоматологов-ортопедов составляет до 75 %.

Экспертная практика свидетельствует, что для объективной оценки качества стоматологической помощи вообще и стоматологической ортопедической помощи в частности необходимо разрабатывать объективные методы оценки с учётом достижений стоматологической науки и клинической практики.

При экспертизе качества стоматологического ортопедического лечения необходимо определить следующие условия:

  • соблюдены ли нормы и правила изготовления ортопедических конструкций;
  • соблюдены ли методики профилактики осложнений при стоматологическом ортопедическом лечении при изготовлении различных протезов;
  • соблюдены ли технические показатели протеза, толщина коронки, краевой зазор, форма жевательной поверхности, эстетические и косметические аспекты.
Это интересно:  Врачебная тайна этика и деонтология 2019 год

Ряд авторов в качестве критериев оценки качества стоматологического ортопедического лечения предлагают учитывать полноценность и последовательность врачебных манипуляций по уровню диагностики и лечения, а также по правилам изготовления протеза.

Предлагается учитывать факт необходимости повторного лечения, а также возникновение осложнения, развившегося в связи с протезированием и обусловленного самим протезом и реакцией на него со стороны окружающих тканей, включая оценку функционального состояния зубочелюстной системы пациента до и после лечения (функция жевания, артикуляция после протезирования).

Проблема оценки качества стоматологического ортопедического лечения ограничивается не только изучением параметров и визуальной оценкой протеза, но и комплексом исследований для оценки проведённого лечения с учётом степени восстановления функций зубочелюстной системы, а также удовлетворённостью пациента конечным результатом лечения.

Вполне естественно, что для объективной оценки качества стоматологического ортопедического лечения необходимо пользоваться стандартом (эталоном), с которым можно было бы сравнить полученные результаты. Также стандарты могут быть средством управления качеством медицинской помощи или контролем качества лечения. Таким образом, оценка качества ортопедического стоматологического лечения может быть объективно осуществлена только при наличии стандартов оказания медицинской помощи, определяющих границы, полноту и достаточность выполненных процедур, качество восстановления функций зубочелюстной системы, качество протезирования и т.д. К сожалению, до сих пор не разработаны стандарты на методы контроля оценки качества оказания стоматологической ортопедической помощи. В связи с этим при оценке качества оказания стоматологической помощи эксперты вынуждены оценивать действия врача – стоматолога-ортопеда с рекомендациями, содержащимися в монографиях, учебниках или научных статьях по стоматологии.

Чтобы избежать возможных проблем при протезировании и лечении зубов у врача-стоматолога, мы рекомендуем:

  1. Выбирая клинику, изучите ее историю. Если она организовалась недавно и работает меньше года, это должно настораживать.
  2. Выясните, имеет ли выбранная вами клиника лицензию на те виды услуг, которые вы хотели бы получить.
  3. То же относится и к стоматологу, у которого вы решили лечиться. Особенно если это иностранец или выходец из стран СНГ. Опыт показывает: многие из них работают без нострификации (процедура установления соответствия российским стандартам диплома, выданного зарубежным вузом), а значит, никакой ответственности за свои действия не несут.
  4. Не забывайте о вашем праве на получение полной информации о состоянии своего здоровья и тактике лечения (в том числе и на ознакомление с медицинской документацией), закрепленном статьей 31 «Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан». Узнайте о других технологиях, которые применяются вашим лечащим врачом, чтобы выбрать оптимальный для себя (по качеству и оплате) метод протезирования и лечения зубов.
  5. Оказавшись в клинике, на всякий случай страхуйте каждый свой шаг: копируйте и архивируйте медицинские документы, рецепты, справки.
  6. Изучите содержание Закона о защите прав потребителя и Постановления правительства № 27 от 13 января 1996 года «Об утверждении Правил предоставления платных медицинских услуг населению медицинскими учреждениями» – главных документов, регулирующих взаимоотношения в платной медицине.
  7. Если самое неприятное уже произошло, обратитесь вначале к лечащему врачу, а в случае его отказа в сотрудничестве – к руководителю лечебного учреждения, в котором он трудится. В письменной форме. Копию заявления оставьте себе. Если и в этом случае вы не решите свои проблемы, обратитесь в местный орган управления здравоохранением, в Общество защиты прав потребителя, органы Росздравнадзора или в Стоматологическую ассоциацию России.

Специалисты убеждены: подавляющего числа судебных исков могло бы и не быть, если бы пациенты знали свои права, а врачи неукоснительно соблюдали обязанности.

КЛИНИКО – АНАТОМИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ АНАЛИЗА СЕКЦИОННОГО МАТЕРИАЛА.

Приказ № 81, приложение 11, от 22.05 92 «Положение про проведение клинико-анатомического анализа смертельных последствий».

«Главным методологическим условием проведения клинико-анатомического анализа является соблюдение принципа едности морфологических и функциональных изменений. …Результаты клинико-анатомического анализа, которые проводятся патологоанатомом и клиницистом, находят свое отображение в клинико-анатомическом эпикризе, акте лечебно контрольной комиссии (ЛКК) по изучению посмертных изменений и протоколе клинико-анатомической конференции».

ЗАДАЧИ КЛИНИКО-АНАТОМИЧЕСКОГО АНАЛИЗА.

1. Выявление врачебных ошибок. Среди врачебных ошибок выделяют:

· Диагностические – связанные с лечебными мероприятиями.

· Организационные – связанные с проведением профилактических мероприятий

· Ошибки в ведении медицинской документации

· Ошибки, связанные с поведением медицинского персонала в лечебном учереждении.

2. Сопоставление клинического и патологоанатомического диагнозов:

· Совпадение по основному заболеванию;

· Расхождение по основному заболеванию;

· Расхождение по важнейшим осложнениям, существенно изменившим течение заболевания или имеющих характер причины смерти;

· Расхождение по важнейшим сопутствующим заболеваниям.

3. Использование материалов патологоанатомического исследования в качестве критериев оценки деятельности лечебно-профилактических учереждений.

ДЕОНТОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ВСКРЫТИЯ.

Вскрытие. Документация вскрытия. Написание протокола вскрытия, умершего от болезни. Врачебное свидетельство о смерти.

Вскрытие трупа (синонимы: секция, аутопсия) – исследование тела умершего с целью выявления имеющихся в нем изменений и установления причины смерти.

Приложение № 13 к приказу №81 МЗ Украины: «Патологоанатомическое исследование умерших разрешается производить непосредственно по установлению факта биологической смерти, но не позднее одних суток с момента наступления смерти…».

Общепринятый порядок патологоанатомического исследования тела умершего больного включает в себя следующие последовательные этапы:

1. Изучение всей доступной медицинской информации об умершем и составлении плана патологоанатомического исследования;

2. Наружный осмотр, вскрытие трупа и извлечение органов для патологоанатомического исследования;

3. Патологоанатомическое исследование органов, уборка и сохранение трупа;

4. Документация результатов патологоанатомического исследования.

· Оформленная история болезни, подписанная лечащим врачом, заведующим отделением;

· Врачебное свидетельство о смерти – оформляется после патологоанатомического вскрытия.

Полученные во время вскрытия данные заносятся в протокол.

В протоколе вскрытия различают несколько частей:

3. патологоанатомический диагноз

4. клинико-патологоанатомический эпикриз

Приказ № 81, приложение №6 «про порядок вскрытия трупов в лечебно-профилактических учреждениях».

«Все трупы умерших больных в лечебно-профилактических учреждениях, как правило, подлежат вскрытию. Главному врачу, начальнику патологоанатомического бюро принадлежит право отмены вскрытия только в чрезвычайных случаях. …Спорные вопросы, по поводу вскрытия трупов решаются главным областным патологоанатомом.

ПРОТОКОЛ (карта)

патологоанатомического исследования № 000

от “00“ октября 0000 г.

Пол М Возраст 27 К/день 4 Расх.д. нет

Больница OOOO. Отделение –хирургическое.

Ф.И.О. OOOOO OOOOO OOOOOOO

Место жительства OOOOOOOOOOOO

Доставлен в больницу через не указано часов (дней) после начала заболевания

Проведено 4 койко/дней. Дата последней госпитализации 00.00.00.

Дата смерти 00.00.00. Время смерти 08-30. Дата вскрытия 00.09.00.

Лечащий врач. OOOOOOO. Присутствовали на вскрытии. OOOOOO.

Кем направлен OOOOOOO

Диагноз направившего учреждения. Сепсис. Септический эндокардит с

Диагноз при поступлении. Тот же. МН 4 ст. Состояние после протезирования

Дата установления клинического диагноза.

Основного заболевания: 00.00.00. Осложнения: 00.00.00. Сопут.: 00.00.00.

КЛИНИЧЕСКИЙ ДИАГНОЗ: простой, конкур., сочет., фон. КОД I33.9/ Y83.1 ПАТОЛОГОАНАТОМИЧЕСКИЙ ДИАГНОЗ: простой, конкур., сочет., фон. КОД I33.9/ Y83.1
Хронический вторичный септический панкардит с поражением митрального клапана. Состояние после протезирования аортального и пластики митарального клапанов сердца. Протезный тромбэндокардит без нарушения функции протеза (параклапанные фистулы до 1 ст.) и МН 4 ст. Септический эндокардит с поражением нативных клапанов (митрального и левой заслонки клапана легочного ствола), полипозно-язвенный. Протезный эндокардит (протезирование аортального клапана от 00.00.00 в кардиохирургическом центре г. ООООО по поводу Инфекционного эндокардита). Миокардитический кардиосклероз. Септические межуточные миокардит, нефрит, гепатит. Cептическая селезенка (400г) с очаговым Организовавшимся клиновидным инфарктом. При микробиологическом исследовании № 0000 от 00.00.00. аутопсийного материала, взятого из взятого клапана легочного ствола, миокарда левого желудочка, селезенки, почек, а также в трупной крови выявлен рост St.aureus, Staph. Epidermidis, E.coli.
ОСЛОЖНЕНИЯ: КОД I 50.0/ I 50.1 ОСЛОЖНЕНИЯ: КОД I 50.0/ I 50.1
Легочная гипертензия 2 ст. Поли- серозит. Хроническая анемия. Хроническая сердечная недоста- точность. НК III ст. (генерализо- ванные отеки, гидроторакс). Острая левожелудочковая недостаточность от 09.09.2000г. Острая сердечная недоста- точность от 11.09.2000г. Митральная недостаточность (по данным истории болезни). Хроническая сердечная недостаточность: дилатация сердечных полостей. Двусторонний гидроторакс, асцит. Анасарка. Анемия (в анализах крови от 08.09.00. Нв=76г/л; эритроциты=2,5х10 в 12ст). Острая левожелудочковая недостаточность от 09.09.2000г (по данным истории болезни). ОПЕРАЦИЯ от 09.09.2000г. Правосторонняя передне-боковая торакотомия. Протезирование митрального клапана, санация полостей сердца в условиях экстракорпорального кровообращения и теплой кровяной кардиоплегии. Резко выраженная паренхиматозная дистрофия миокарда. Острая сердечная недостаточность: альвеолярный отек легких с полиорганным расстройством микроциркуляции. Множественные кровоизлияния под серозные и слизистые оболочки. Отек головного мозга с аксиальной дислокацией стволовых структур.
СОПУТСТВУЮЩИЕ: КОД I 83.1 СОПУТСТВУЮЩИЕ: КОД I 83.1
Варикозная болезнь. ОПЕРАЦИЯ 09.09.2000г.: Правосторонняя передне-боковая торакотомия. Протезирование митрального клапана, санация полостей сердца в условиях ЭКК и теплой кровяной кардиоплегии. Варикозная болезнь с поражением вен нижних конечностей.
ПРИЧИНА СМЕРТИ: КОД I 50.1 ПРИЧИНА СМЕРТИ: КОД I 50.1
Острая сердечная недостаточность Острая сердечная недостаточность.

КЛИНИКО-ПАТОЛОГОАНАТОМИЧЕСКИЙ ЭПИКРИЗ:

Больной OOO, 27 (11.11.72.) лет поступил в OOO отделение OOO больницы 06.09.2000г в крайне

тяжелом состоянии для протезирования митрального

клапана. Из анамнеза: в марте 0000г в кардиохирургическом центре г. ООО выполнено

протезирование аортального клапана по поводу инфекционного

эндокардита. С середины июня после переохлаждения появилась лихорадка до 39’C.

Лечился по месту жительства и в кардиологическом отделении

ООО больницы (21.07. – 10.08.00). 07.08.00. произведена экстракция зуба (гнойный

периодонтит). Диагностирован эндокардит с появлением гемодинамически

значимой митральной недостаточности. 09.09.00. у больного острая левожелудочковая недостаточность

на фоне прогрессирующей НК II-IIIст.

Принято решение о неотложной операции на сердце по жизненным показаниям. 09.09.00. произведена

митрального клапана + санация полостей сердца. Длительность искусственного кровообращения

92 минуты, время пережатия аорты – 60 минут.

Послеоперационное течение осложнено выраженной сердечной недостаточностью,

требующей комбинированной инотропной поддержки, периодически

АВ-блокадой II ст., сохраняющейся легочной гипертензией, дыхательной недостаточностью с

Морфологическое исследование: операционный материал – полипозно-язвенный эндокардит.

По клинико-морфологическим данным, у больного имела место особая форма сепсиса:

септический (инфекционный) эндокардит. Особенностью случая

является поражение нативных и протезированного клапанов, полимикробная флора в посевах.

Смерть больного наступила на 2 сутки после операции

от острой сердечной недостаточности (тотальной недостаточности обоих желудочков)

вследствие резко выраженных дистрофических и воспалительных

изменений инвалидизированного сердца (исходная сердечная слабость со сниженными

контрактильными резервами миокарда), сопровождавшегося

декомпенсацией кровообращения и тромбоэмболическими осложнениями.

Совпадение основных диагнозов. Оперативное вмешательство выполнено по показаниям.

Анализ клинической диагностики и лечения

Расхождение диагнозов – да, нет. Дефект диагностики: прижизненно не распознано поражение клапана легочного ствола (вегетация на левой створке).

Патологоанатом Храмцов А.И. Подпись

Заведующий отделением 0 Подпись

Замечания организационно-методического отдела Бюро

Статья написана по материалам сайтов: helpiks.org, www.forens-med.ru, studopedia.net.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector