+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

Отказ от операции в больнице 2019 год

1. Заручиться письменным отказом больного от операции в присутствии доверенного лица или двух медработников, с обязательной подписью пациента или свидетелей.

2. Перевести больного в отделение реанимации и вести как больного с распространенным перитонитом с явлениями сепсиса.

3. Проводить терапию по Тейлору: поставить назогастральный зонд, опорожнить желудок (не промывать!) с дальнейшей активной аспирацией, назначить инфузионную терапию (в объеме не менее 3,5-4 литров в сутки) под контролем показателей АД, пульса, ЦВД, диуреза, инъекционные Н2-блокаторы, антибиотики (цефалоспорины, аминогликозиды, метронидазол), обезболивающие средства.

3. Сообщить об отказе больного заведующему отделением, при его отсутствии — заместителю главного врача по лечебной работе или главному врачу.

NB! О чем необходимо помнить всегда:

1. Чем позже оперирован больной, тем выше летальность!

2. При давности перфорации более 12 часов, больного с перфоративной язвой необходимо рассматривать как больного с распространенным перитонитом, что требует проведения предоперационной подготовки. Критерием адекватно проведенной подготовки является нормализация АД, пульса, ЦВД и диуреза.

5. Интраоперационная тактика:

Восстановление целостности ЖКТ, удаление желудочно-дуоденального содержимого, излившегося в брюшную полость.

NB! О чем необходимо помнить:

Ушивание и тампонирование являются методом выбора при операциях по поводу перфоративной язвы.

Этапы операции при стандартной ситуации:

К стандартной перфоративной язве относят перфорацию небольших размеров (как правило, менее 1 см.), располагающуюся на передней стенке желудка или двенадцатиперстной кишки.

Применяется при перфорации язвы желудка и язвы дуоденум до 0,5 см.

1. Лапаротомия, ревизия желудка и двенадцатиперстной кишки, удаление экссудата из брюшной полости отсосом и влажными салфетками.

2. Проверить проходимость двенадцатиперстной кишки при помощи толстого желудочного зонда.

3. Накладывается три стежка (желательно рассасывающимся материалом), так чтобы средний стежок проходил через середину прободного отверстия, захватывая всю толщу стенки, приблизительно в 5 мм от края перфорации. Верхний и нижний серозно-мышечные швы накладывают по типу «гофрированного» кишечного шва.

4. Далее накладывают второй ряд швов.

5. По периметру ушитой перфорации подшивают прядь большого сальника.

Применяется при размерах прободного отверстия дуоденум 0,5 – 1,0 см.

1. Лапаротомия, ревизия желудка и двенадцатиперстной кишки, удаление экссудата из брюшной полости отсосом и влажными салфетками.

2. Проверить проходимость двенадцатиперстной кишки при помощи толстого желудочного зонда.

3. Выбирается ближайшая к прободному отверстию наиболее мобильная прядь большого сальника и обшивается двумя круговыми стежками.

4. Свободные концы нитей проводятся через прободное отверстие изнутри наружу на расстоянии 1,5 см от края язвы на расстоянии 1,0 см друг от друга по типу П-образного шва.

5. По периметру перфорации обшивают ближайшими участками большого сальника.

Операции при нестандартной ситуации:

К нестандартным ситуациям можно отнести перфорации больших каллезных, пенетрирующих язв, перфорацию рака желудка, перфорацию на фоне пилородуоденального стеноза, перфорацию на фоне кровотечения.

1. Перфорация большой каллезной язвы желудка.

Опасность: попытка прошивания приводит к прорезыванию швов и увеличению в размерах перфоративного отверстия.

Что делать? 1. Методом выбора при перфорации большой каллезной язвы желудка и отсутствии распространенного гнойного перитонита является резекция желудка по одному из вариантов (Б-1, Б-2, Ру).

2. При наличии распространенного гнойного перитонита и у больных старческого возраста с декомпенсированными сопутствующими заболеваниями возможно выполнение ушивания перфоративной язвы.

3. При невозможности надежно герметизировать прободное отверстие при помощи тампонирования можно ввести в перфоративное отверстие дренаж (катетер Фоллея), сформировать гастростому по типу Топровера. Для надежности вокруг дренажа подшить сальник.

2. При наличии подозрения на перфорацию рака желудка:

Необходимо выполнить биопсию краев язвы. Дальнейшая интраоперационная тактика не отличается от предыдущей. Но после операции необходимо согласовать дальнейшую тактику ведения с онкологом.

3. Перфорация язвы двенадцатиперстной кишки, пенетрирующей в окружающие органы.

Опасность: попытка ушивания и тампонирования без выделения всей окружности прободного отверстия приводит несостоятельности. После выделения всей окружности больших язв, двенадцатиперстная кишка может представлять двустволку. При этом проксимальный и дистальный конец соединяются тканевым мостиком.

Технически важные детали: Первым этапом операции является мобилизация двенадцатиперстной кишки по Кохеру-Клермону. При этом выполняется рассечение брюшины и рубцовых наложений по латеральному и медиальному контуру двенадцатиперстной кишки. Далее по латеральному краю рассекается ретродуоденальная фасция, и хирург проникает за головку поджелудочной железы. Необходимо спуститься вдоль кишки и пересечь между зажимами связку (Клермона), фиксирующую нижний изгиб. Этим приемом создается достаточная мобильность ДК, что позволяет снять натяжение с линии швов при операциях ушивания, пилоропластики и резекции желудка.

Что делать? Перфорация большой каллезной пенетрирующей язвы двенадцатиперстной кишки является показанием к резекции желудка. При наличии ограниченных технических возможностей, а также при перфорации небольших по размеру пенетрирующих язв, после выделения всей окружности прободного отверстия, возможно выполнить тампонирование прободного отверстия свободной прядью сальника или ушивание.

4. Перфорация на фоне стеноза (когда толстый желудочный зонд не проходит в нисходящую часть двенадцатиперстной кишки).

Опасность: ушивание язвы в этой ситуации, часто приводит к развитию гастростаза, несостоятельности ушитого прободного отверстия или развитию желудочного эрозивного кровотечения.

Что делать? Ушивание (тампонирование) перфоративного отверстия с наложением обходного гастроэнтероанастомоза на длинной петле с межкишечным анастомозом в сочетании с двухсторонней стволовой ваготомией.

5. Перфорация на фоне кровотечения.

Если у больного при зондировании желудка имеется примесь крови или кофейной гущи, то необходимо выполнить ФГДС, с целью визуализации источника кровотечения. Обычно источником кровотечения в этой ситуации является или прободное отверстие или «зеркальная» язва двенадцатиперстной кишки. При невозможности выполнить ФГДС, показана интраоперационная ревизия задней стенки желудка и двенадцатиперстной кишки или ревизия путем иссечения язвы по типу гастродуоденотомии.

Опасность: кровотечение, не менее серьезное осложнение, которое может привести к неблагополучному исходу.

Что делать: 1. При кровотечении из прободного отверстия необходимо его иссечь. Если имеет место прободение двенадцатиперстной кишки, то иссечение выполняется по типу гастродуоденотомии с переходом в пилоропластику по Финнею или Генеке-Микуличу.

Это интересно:  Решение суда отказ от транспортировки для госпитализации 2019 год

2. При кровотечении из язвы задней стенки возможно выполнение иссечения язвы передней стенки с прошиванием язвы задней стенки тремя П-образными швами (по типу «Мерседес») с переходом в пилоропластику по Финнею. Эти операции необходимо дополнять двусторонней стволовой ваготомией.

Технически важные детали: Прошивание кровоточащей язвы двенадцатиперстной лучше проводить тремя швами, в проекции гастродуоденальной артерии и двух ее ветвей, по типу значка «Мерседеса» (правило трех лигатур). Обязательно необходимо провоцировать кровотечение для проверки качества прошивания.

Забрюшинная перфорация дуоденальной язвы.

Опасность: Как правило, установление диагноза перфорации язвы в забрюшинную клетчатку происходит на поздних сроках в стадию формирования забрюшинной флегмоны или абсцесса.

Что делать? Забрюшинная перфорация дуоденальной язвы определяется по наличию желчного пропитывания с пузырьками газа по медальному и латеральному контурам 12-перстной кишки. Для ушивания такой язвы необходима предварительная мобилизация кишки по Кохеру-Клермону. Операция заканчивается дренированием забрюшинного пространства, для чего иногда необходима мобилизация восходящего отдела толстого кишечника.

Окончание операции:

Важным этапом является выполнение ревизии задней стенки желудка и 12-перстной кишки для исключения сочетанной перфорации. Необходимо тщательно осушить брюшную полость. Через отдельный прокол в нижней точке правого подреберья подводится дренаж к Винслееву отверстию и проводится назоинтестинальный декомпрессионный зонд, так чтобы дистальный его конец находился за Трейтцевой связкой, а проксимальное отверстие было бы в кардиальной части желудка. Необходимо зафиксировать зонд, чтобы больной не удалил его случайно при выходе из наркоза или во сне.

Отказ от операции в больнице

Во всех случаях следует стремиться получить согласие лица, подвергающегося обследованию или лечению.
Если больной, состояние которого позволяет ему выразить свою волю, отказывается от предложенного ему обследования или лечения, то врач обязан согласиться с этим отказом, сообщив перед этим больному о его последствиях.

Если состояние больного не позволяет ему выразить свою волю, то врач не может осуществить вмешательство без сообщения об этом близким, за исключением случаев невозможности этого или неотложных случаев.
Обязанности врача по отношению к пациенту в случае, если он несовершеннолетний или под опекой, определены в статье 42.

Эта статья выражена гораздо более определенно, чем соответствующая статья в предыдущей редакции, гласившая, «следует уважать волю больного в максимально возможной мере»; это окончание фразы своей неопределенностью становилось причиной нередкого крючкотворства. Выдвигались даже упреки в медицинском империализме.

Согласие на лечение или обследование приобретает нравственный смысл только тогда, когда даны и правильно восприняты подходящие случаю объяснения. Уважать достоинство пациента — означает предложить ему, а не навязать ряд диагностических или лечебных действий. Хотя мы рискуем повторяться, но это предполагает предварительное предоставление честной, ясной и соответствующей состоянию больного информации, если воспользоваться выражениями из предыдущей статьи.

Юридическая формула «свободное и осведомленное согласие», несомненно, слишком негибка, чтобы подходить ко всем случаям. На практике следует стремиться к тому, чтобы доверие следовало за сознанием, если воспользоваться любимым выражением Ассоциации медиков. Но любой врач переживал случаи, когда обстановка болезненного страдания делает полную свободу согласия больного иллюзорной.

Нет необходимости, чтобы согласие на лечение было подписано больным. Напротив, некого глобального разрешения, пусть даже и в письменном виде, вовсе не достаточно, и юридической силы оно не имеет. Это относится и к широко употребляемому «разрешению на операцию», учрежденному в определенных больницах. С врача за суть дела ответственность посредством получения «карт-бланш» не снимается.

Давно уже горячо обсуждаются дела, связанные со школой. За ребенка свое согласие должны давать родители или те, кому переданы родительские права. Но, что касается детей постарше, то будет правильно стараться добиться их согласия, если они уже вошли в сознательный возраст. На практике, впрочем, такой критерий может оказаться очень расплывчатым.

Что касается отказа от лечения, то в обществе, которое хвалится уважением к личности, никто не может присвоить себе право вмешательства по отношению к находящемуся в сознании пациенту против его воли. А если находящийся в сознании больной отказывается от плана, предложенного врачом? Тогда врач не может ограничиться поспешным формальным предупреждением, чтобы тут же легко согласиться с отказом больного. Объяснить ему более полно последствия его несогласия является частью профессиональных обязанностей. Врач должен стараться убедить, должен предлагать больному изменить мнение. Если, несмотря ни на что, больной упорствует в своем отказе, то такое возражение следует уважать. Врач тогда может позволить себе отступить, предупредив об этом пациента и продолжая следить за непрерывностью лечения. В конечном итоге, обоснованность рассуждения и качество общения врача с больным являются, по- человечески говоря, лучшими средствами преодолевать подобные недоразумения.

Врач — хирург Медицинский хирургический портал

Поэтому при отказе больного от операции врач должен работать в двух направлениях:

Поэтому при отказе больного от операции врач должен работать в двух направлениях:

продолжать уговаривать пациента и проводить консервативную (обычно весьма палли­ативную) терапию. Как правило, опытный врач-психолог после умелой беседы все же получает согласие больного. В других случаях должен быть приглашен (если это позволяют делать время и условия) наиболее авторитетный для данного пациента человек. Это может быть родственник, товарищ по работе, испытанный друг, начальник, любовник, наконец, главарь из подворотни. С этим человеком врач предварительно должен иметь убедительный целенаправленный разговор. Иногда помогают уговорить больного успешно оперированные соседи по палате, предварительно проинструктированные врачом. В некоторых случаях больному помогает принять правильное решение консилиум серьезных, лучше пожилых врачей или приглашенный главный врач.
Параллельно следует организовать самое энергичное консер­вативное лечение отказывающегося от операции больного. Нужно знать, какие существуют методы консервативного лечения перфоративной язьы желудка, осрой кишечной непро­ходимости, массивных желудочно-кишечных и легочных крово­течений, острого аппендицита, холецистита, панкреатита, и все-таки пытаться спасти больного, несмотря на отказ его от операции.

Это интересно:  Написать отказ от госпитализации в тубдиспансер 2019 год

При этом, если у вас сохраняется надежда, что больной все-таки может быть еще согласится на операцию, избегайте назначать ему сразу аналгетики, в результате действия которых больной субъективно почувствует себя лучше, после чего никаких шансов своевременно уговорить его на операцию у вас вообще не останется.
Однажды я был срочно приглашен в Окружной военный госпиталь к солдату с перфоративной язвой желудка, который отказывался от операции. У палаты стояла группа офицеров. Его уже уговаривали начальник отделения, начмед, начальник госпиталя, командир части и даже генерал — начальник гарнизона, но совершенно безуспешно. На приказ генерала подвергнуться операции солдат резонно ответил, что, дескать, по вашему приказу я могу погибнуть в бою, но не на операционном столе. Я не знаю, что написано по этому поводу в уставе внутренней службы Советской армии, но все равно после этого разговора солдата в операционную насильно не потащили.
Осмотр больного полностью убедил меня в правильности по­ставленного диагноза и необходимости экстренной операции. Однако и мне не удалось уговорить больного на операцию, хотя я в качестве последнего аргумента пригрозил ему, что без операции он обязательно умрет. Все было бесполезно.
Тогда мы ввели больному в желудок зонд, с помощью которого осуществляли постоянную аспирацию желудочного содержимого, назначили антибиотики и препараты, направленные против неклостридиальной анаэробной инфекции. Больной выздоровел и, когда я через две недели появился в госпитале уже по другому делу, он встретился мне в коридоре. Показывая меня своим собеседникам, он очень нелестно отозвался о профессорах, которые утверждали, что без операции он обязательно умрет, но он, слава Богу, оказался умнее, а поэтому жив и здоров.
И последнее. Если целесообразность подписи больного в истории болезни о согласии на операцию можно еще обсуждать, то личная подпись больного при отказе его от предлагаемой оперции совершенно обязательна. Желательно, чтобы отказ больным был бы обоснован. Может быть, следует фиксировать в истории болезни и все меры, предпринятые врачом для получения согласия пациента.
Однако, если в экстренных ситуациях у кого-то и возникают сомнения в праве врача распоряжаться судьбой больного, то по отношению к плановому больному здесь царит полное единодушие. Без согласия больного его на операцию никто не возьмет.
Нередки случаи, когда больной, поступивший в стационар на операцию, внезапно отказывается от нее. Вроде бы прямой обязанностью врача будет уговаривать больного на операцию. Это самое простое, но не всегда правильное решение. Иногда врач, получив на все уговоры отказ, впадая в амбицию ставит перед больным строгую альтернативу: или операция — или домой. В том случае, когда единственный способ лечения хирургическое вмешательство — он, конечно, прав. Но в некоторых случаях консервативное лечение, пусть паллиатив­ное, но все-таки возможно. Тем не менее, этого больного выписывают, потому что нужны места для больных, которые пойдут на операцию, или просто из амбиции, в которую впадает раздраженный отказом пациента врач.
Когда я работал в госпитале ветеранов администрации в Сан-Франциско, меня поначалу просто поражали совершенно непривычные для нас взаимоотношения пациента и врача. Уже во время первой встречи на поликлиническом приеме в отделении хирургии сосудов создается впечатление, что встречаются добрые друзья. Хирург, к примеру, не торопясь, довольно подробно объясняет пациенту и обычно присутствую­щей на приеме его жене или другому близкому родственнику всю сложность проблемы и предлагает хирургическое лечение. Больной либо сразу соглашается, либо выдвигает контрдоводы, либо просит небольшой отсрочки, чтобы обсудить в семье предложение врача. Врач высказывает свои соображения и после доброжелательной дискуссии, в которой участвует и присутствующий родственник, принимается совместное реше­ние. При этом врач не оказывает на больного грубого давления и серьезно принимает во внимание все семейные, социальные и психологические обстоятельства больного.
Не могу не добавить сюда некоторые мелкие, но важные штрихи. В кабинете чисто, а главное, уютно. Хорошая, простая мебель, недорогие картины, цветы. К головному концу кушетки, на которую укладывается больной, прикреплен на оси широкий бумажный рулон. Сестра раскатывает часть рулона и пациент ложится на чистую бумагу. Если врач во время приема вышел из кабинета, то прежде, чем зайти снова, он обязательно постучится и войдет, только получив разрешение больного.
Отказ больного от операции часто бывает связан с тем, чтб он плохо или недостаточно осведомлен о своем диагнозе и проводимой терапии. Как известно, послушание предполагает доверительное командование. Отсюда следует, что врач должен обладать определенными качествами руководителя. Он должен быть способен (а следовательно, и обучен этому) склонить пациента к одобрению всех своих действий, необхо­димых для точной диагностики и успешного лечения.

Отказ от операции в Москве

Отказ от операции является одним из видов добровольного отказа от медицинского вмешательства, предусмотренного действующим законодательством. Соответственно в отношении отказа от любых операций действуют аналогичные правила, установленные для отказа от других видов медицинских процедур.

Как составить отказ от операции

Отказ может быть составлен в отношении любого вида оперативного вмешательства. При этом не имеет значения, запланирована ли операция заранее или требуется по экстренным показаниям. Исключение составляет отказ от операции в случае, когда пациент не может адекватно оценить свое состояние в силу психических расстройств или находится в бессознательном состоянии. В таком случае согласие на операцию или отказ от нее может быть оформлен законным представителем пациента.

Это интересно:  Добровольный отказ от госпитализации 2019 год

Как правило, составляется отказ от операции в больнице, где планируется оперативное вмешательство. Отказ составляется на бланке медучреждения. В документе указываются данные пациента и лечебного учреждения и сведения о планируемой процедуре.

Важной частью документа является уведомление пациента о возможных негативных последствиях при отказе от операции и снятие ответственности с медицинского учреждения за такие последствия. Пациент в свою очередь в документе ставит подпись о том, что он уведомлен о последствиях и не имеет претензий к лечебному учреждению при их наступлении.

Последствия отказа от операции

Перед составлением добровольного отказа пациент должен быть уведомлен о возможных последствиях отказа от операции. Информация должна быть донесена до пациента в доступной для него форме. Пациент должен осознавать тяжесть последствий и понимать возможность наступления негативного последствия отказа от операции, в том числе смертельного исхода.

Даже при отказе от операции пациент в праве рассчитывать на получение терапевтического лечения, положенного для установленного диагноза. Например, отказ от операции при раке любого типа не означает отказ пациента и от других видов лечения. Больному должны быть предложены альтернативные варианты прохождения обследований и лечений.

Отказ от операции может быть отозван в любой момент. Для этого пациенту достаточно подписать информированное согласие на оказание медицинской помощи.

Операция может быть назначена принудительно, если:

  • заболевание представляет угрозу для окружающих;
  • представители больного отсутствуют, а пациент не может выразить свое желание в отношении экстренной операции, необходимой для спасения жизни;
  • пациент имеет психическое расстройство, ведущее к невменяемости, в том числе по причине приема психоактивных или наркотических веществ.

Если Вы столкнулись с необходимостью отказа от операции или с проблемами после такого отказа, Вы можете обратиться в Компанию «Правовое решение». Юристы омпании предоставят Вам подробную юридическую консультацию по действующему законодательству в области здравоохранения и правилам написания отказов от операции.

Стоимость юридических услуг

Юридическая консультация по вопросу отказа от медицинского обслуживания
Составление любых видов заявлений
Жалоба на действия/бездействия медицинского учреждения

Вам могут быть интересны эти услуги:

Сомневаетесь в выборе услуги?

Задать вопрос адвокату

Услуги адвоката в Москве

Ни для кого не секрет, что правовое поле без участия квалифицированное адвоката – минное. Для того чтобы выйти победителем и не запутаться в стремительно меняющихся законах понадобится тяжелая артиллерия в виде профессиональных юристов.

Примером гармоничного сочетания демократичной стоимости и достойного качества юридических услуг является компания «Правовое решение». Наши специалисты компетентны в таких законодательных сферах, как:

  • финансовая
  • налоговая
  • административная
  • уголовная
  • жилищная

Услуги адвоката по гражданским делам

В юридическом бюро «Правовое решение» сформирована и успешно применяется практика гражданского права. Наши адвокаты ведут дела в сфере трудового, семейного и гражданского права.

Главная цель нашей компании – реальная помощь и защита клиента. Юристы компании «Правовое решение» занимаются не только семейными, жилищными и кредитными спорами, но и ведут дела, связанные с трудовыми правом и страховыми вопросами. В услуги адвокатов по гражданским делам входит:

  • компетентная консультация по гражданскому праву;
  • составление и подготовка необходимой документации;
  • юридическое сопровождение в ходе исполнительного производства;
  • ведение дел от имени клиента;
  • защита интересов клиента в суде;
  • представление интересов клиента в кассационном или апелляционном порядке.

Услуги адвоката по уголовным делам

Решение уголовных вопросов является весьма ответственным и трудным занятием. Именно потому за ведение уголовных дел берутся лишь опытные и квалифицированные адвокаты. Если лицу грозит уголовное наказание, поиск юридически подкованного защитника становится задачей первостепенной важности.

Проволочки и затягивание с обращением за помощью чреваты потерей не только имущества и денег, но и лишением драгоценной свободы. В услуги адвоката по уголовным делам входит не только грамотное составление необходимой для судебной защиты документации, но и подготовка тактики защиты клиента.

Специалисты компании «Правовое решение» гарантируют своим клиентам необходимый уровень психологического комфорта и защиту на квалифицированном и достойном уровне.

Стоимость услуг адвоката в Москве

Стоит отметить, что услуги адвоката не могут быть бесплатными. Их оплачивает либо клиент, либо компания, либо государство. Стоимость услуг наших адвокатов варьируется в широком диапазоне и зависит от следующих нюансов:

  • юридическая сфера вопроса;
  • количество предоставляемых услуг;
  • сложность вопроса.

Зачастую услуги адвоката в суде касаются не только таких общих правомочий, как ознакомление с делом или непосредственное участие в судебном процессе, но и специальных, в которые входит сбор документации, опрос свидетелей или иные услуги. Клиент всегда самостоятельно решает, какой объем предоставляемых адвокатом услуг ему потребуется. Исходя из этого, формируется и конечная цена адвокатских услуг.

Многие задаются вопросом — сколько стоят услуги адвоката и насколько они соответствуют качеству? Тарифы нашей компании позволяют адвокату получить достойное вознаграждение за кропотливый труд, при этом не отвлекаясь и не распыляясь на прочие мелкие заказы. А это гарантированный 100% результат погружения в проблему клиента.

Юристы компании «Правовое решение» помогут дать квалифицированную оценку сложившейся ситуации, проведут компетентный анализ проблемы и помогут выработать наиболее успешную позицию клиента. Для решения интересующего Вас вопроса и достижения необходимого результата наши юристы используют все возможные способы. Звоните!

Статья написана по материалам сайтов: meduniver.com, xupypr.org, lawr.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector