+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Отказ от операции при раке 2019 год

Online консультация врача онколога

Re: отказ в операции

Существует две основных причины, по которым может быть отказано в проведении онкологической (как, впрочем, и любой другой) операции. Первая — отсутствие целесообразности вмешательства. К сожалению, если речь идет о раке желудка 4
стадии (т.е. с отдаленными метастазами), то это именно такая ситуация. Мне не совсем понятно, почему при такой стадии операция планировалась исходно, т.к. даже полное удаление опухоли при такой ее распространенности (4 стадия)
не приведет к клинически значимому выигрышу пациенту (шанс на то, что существуют отсевы опухоли в другие органы и ткани, лежащие за пределами операции, практически 100%). При наличии отдаленных метастазов рака желудка хирургическое лечение ограничивается (в отдельных случаях) операциями по
наложению обходных анастомозов (соустий между непораженными частями желудка и кишкой, с целью восстановить прохождение пищи) или удалении желудка с наложением анастомоза (или выведением гастростомы). Однако, даже такие
операции проводятся далеко не всем больным, т.к. наложение анастомозов оправдано только у больных со значительным нарушением прохождения пищи, но с относительно хорошим прогнозом, а удаление желудка проводится в случае, если
наличие в нем опухоли вызывает значимые осложнения (кровотечения, инфекция и т.д.) и проведение операции позволит продлить жизнь. Второй повод для отказа — состояние пациента (сопутствующие заболевания и т.д.), делающее выполнение
операции крайне рискованным. Обычно заключение о риске операции дает анестезиолог при осмотре пациента накануне планируемого вмешательства. Затем хирург взвешивает потенциальную пользу и риск операции и принимает
окончательное решение.
С уважением, Жуков Н.В.

Re: отказ в операции

Re: отказ в операции

Re: отказ в операции

Уважаемая Любовь!
Прошу прощения, что долго не отвечал. К сожалению, в такой ситуации трудно
давать конкретные рекомендации на расстоянии. Химиотерапия при раке желудка
малоэффективна (длительного контроля над опухолью удается добиться очень
нечасто, хотя это иногда удается), а схемы лечения, дающие шанс на
противоопухолевый эффект, весьма токсичны. Поэтому лечение обычно назначают
сохранным» пациентам, которые, по мнению лечащего врача, смогут выдержать
интенсивное лечение. На расстоянии этого не определишь. Однако, если у
пациента нет значимых сопутствующих заболеваний, а общее не состояние сильно
пострадало, вопрос о химиотерапии обычно все же обсуждается.

С уважением, Жуков Н.В.

Re: отказ в операции

Re: отказ в операции

В случае, если хирургическое лечение не показано по распространенности опухоли, то существует два подхода (о которых я уже рассказывал в одном из недавних ответов). Проведение химиотерапии и симптоматическое лечение. Химиотерапия дает шанс на продление жизни. Однако этот шанс не велик, а выигрыш в выживаемости, обычно, исчисляется месяцами. С учетом того, что практически все схемы, обладающие хоть какой-нибудь эффективностью при раке желудка, достаточно токсичны — лечение проводят в основном пациентам, находящимся в хорошем состоянии. К сожалению, как я уже говорил, определить состояние больного на расстоянии достаточно сложно (за исключением ситуаций когда у больного «все очень хорошо» или, наоборот, «все очень плохо»). А эта граница очень важна, т.к. интенсивная химиотерапия больному, находящемуся в тяжелом состоянии, ничего кроме лишних проблем не принесет. Уважаемая Наталья! Если по Вы оцениваете состояние своей мамы как хорошее, а в любом дополнительном противоопухолевом лечении отказывают, то Вы можете попробовать обратиться в другие онкологические клиники (РОНЦ и т.д.) с просьбой о химиотерапии. Однако при этом нужно помнить, что для обращения в эти клиники нужно иметь направление и квоту (в противном случае лечение будет платным).
С уважением, Жуков Н.В.

Вы можете помочь проекту прямо сейчас:

Вопросы по схожей теме:

  • 12.02.18 18:05 / Типичный карциноид средней доли правого легкого, рТ1аN0M0, 1 a ст, 3 кл гр
  • 09.10.17 12:21 / Лимфома, возможность лечения в Москве иногороднего
  • 20.09.17 19:06 / метастазы в кости?
  • 08.09.17 23:20 / Метастатическая меланома
  • 19.08.17 12:51 / Кисты яичников маленькие

Материалы сайта могут воспроизводиться только с письменного разрешения редакции

Когда операция при раке противопоказана ?

Вопрос о показаниях и противопо­казаниях к хирургическому лечению больных злокачественными новооб­разованиями имеет большое зна­чение, так как от правильного его ре­шения во многом зависит дальнейшее течение болезни и, в конечном итоге, жизнь больного. Ограничение показа­ний к операции, применение ее толь­ко в случае явно операбельных опу­холей и отказ от операции во многих сомнительных случаях могут перечер­кнуть перспективы возможного вы­здоровления у целого ряда пациентов.

Опыт показывает, что даже при со­временных возможностях предопе­рационного обследования, довольно трудно предвидеть, удастся ли ра­дикально прооперировать больно­го. В ряде случаев, когда выполнение радикальной операции представля­лось сомнительным, ее удавалось вы­полнить с хорошим результатом при последующем наблюдении. С другой стороны, опухоли, которые казались вполне операбельными, оказывались неоперабельными.

В то же время чрезмерное расши­рение показаний к операции в со­мнительных случаях может привести к обратному результату. Паллиативные оперативные вмешательства не мо­гут быть рекомендованы в определенных случаях. Это объясняется анатомией и топографией опухоли, сосед­ствующими с жизненно важными струк­турами и нервами. Остав­ленные неудаленными, опухолевые участки быстро распространяются. Нера­дикальная операция стимулирует не только рост первичной опухоли, но и регионарное и отдаленное метастазирование.

При несомненном диагнозе рака имеются абсолютные по­казания к операции, и больной под­лежит хирургическому лечению при отсутствии противопоказаний. Исклю­чение могут составлять пациенты с не­дифференцированным раком которым в качестве альтернативы может быть предложено лучевое ле­чение.

Противопоказанием к операции служит наличие у больного признаков неоперабельности — тяжелая сопут­ствующая патология, препятствующая проведению общего наркоза. К про­тивопоказаниям, обусловленным ха­рактером роста и распространением самой опухоли, относятся: выход опу­холи за пределы области или органа, опухолевая ин­фильтрация тканей, магистральных сосудов, прорастание костей.

Хирургическое лечение рака не показано при наличии регионар­ных метастатических узлов инфильтративного характера, прорастающих вены, мышцы, при обширном гематогенного метастазировании, диссеминированном опу­холевом процессе. В большинстве случаев все противопоказания могут быть выявлены при клиническом обследовании, но у ряда больных невоз­можность выполнения радикальной операции выявляется только на опе­рационном столе.

Неподлежащим хирургическому лечению является синхронно суще­ствующий опухолевый процесс и распространенный неоперабельный опухолевый процесс другой локали­зации, например одновременный рак легкого и рак мо­лочной железы. Относительным противопоказанием к операции яв­ляется опухолевый процесс на грани операбельности у пациента преклон­ного возраста.

Из противопоказаний к лечению злокачественных опухолей, обуслов­ленных общим состоянием больно­го, имеет значение функциональное состояние дыхательной, сердечно­сосудистой систем, аллергия на препараты, используемые при общем наркозе.

Большое значение в определении операбельности имеют КТ, МРТ, УЗИ, так как с их помощью можно уточнить размеры опухоли, степень вовлечен­ности лимфатических узлов в процесс. Для опухолей важным является об­щеклиническое обследование: рентгенологическое исследование легких и печени, особенно при отдельных формах опухолей, склонных к ге­матогенному метастазированию. Точ­но и правильно установленные противопоказания к хирургическому вмешательству избавляют больного от ненужной операции, усложняющей течение опухолевого процесса и со­кращающей срок жизни пациента.

Задать вопрос врачу онкологу

Если у вас есть вопросы к врачам онкологам вы можете задать у нас на сайте в разделе консультации

Диагностка и лечение онкологии в медицинских центрах Израиля подробная информация

Подпишитесь на рассылку Новости онкологии и будьте в курсе всех событий и новостей в мира онкологии.

Лечение рака 4 стадии — если отказали в госпитализации

Больные с онкологией в 4 стадии — это отдельная группа раковых больных, которым требуется индивидуальное лечение, дорогие лекарственные препараты и еженедельный контроль состояния при помощи различных диагностических методик.

Это самая сложная категория больных, работать с которыми могут далеко не все онкологи и в силу своих профессиональных навыков, и в силу психологических возможностей.Однако, зачастую, такие больные не получают не только индивидуального лечения и эффективных препаратов, но клиники вообще отказываются их принимать и оставляют их со своей проблемой один на один.4 стадия рака – наша общая проблема

Больной с 4 стадией рака – это проблема. Причем проблемой он становится и для себя, так как такие больные зачастую не могут себя самостоятельно обслужить. И для родственников, которые не знают, чем помочь, как прекратить сильные боли, как вообще все это выдержать. И для больниц, клиники не госпитализируют

Это интересно:  Отказ от дальнейшей госпитализации в стационаре 2019 год

больных с 4 стадией рака, так как ничем им помочь больше не могут.Эта проблема характерна не только для нашей страны. Такое наблюдается на всем постсоветском пространстве и в странах , которые иногда называют странами третьего мира.Вообще говоря, отношение к тяжелым, обреченным больным есть очень сильный индикатор состояния медицины в частности и общества в целом. В Европе все происходит совсем по-другому, но об этом чуть позже.

Если мы посмотрим продолжительность жизни больных 4 стадии рака, то мы увидим, что с момента выявления отдаленных метастазов до момента смерти проходит, как правило, 7-8 месяцев. Большая часть пациентов с отдаленными метастазами (60-70%) умирают в этот период.

Нельзя сказать, что всем пациентам с 4 стадией рака у нас отказывают в госпитализации, в крупных городах в ряде случаев могут и госпитализировать и немного пролечить. Но Россия — это страна не только крупных городов.

нужно. Зачем его хоронить раньше времени, если в Европе такие состояния лечатся и дают человеку еще год, два жизни. Сегодняшнее отношение нашего общества к людям с 4 стадией рака – это наша общая проблема, ведь никто не застрахован от того, что эта беда случится и в его семье.

Сейчас, к сожалению, эту проблему каждому приходится решать самостоятельно и за свой счет, если все-таки хотят ее решать.Поэтому у родственников часто встает вопрос — следует ли что-то предпринимать или не имеет смысла.Если отказали в госпитализации — это еще не конец!Если государственная клиника отказала вам в госпитализации – это еще не значит, что никак нельзя продлить или улучшить качество жизни больного, снять боли, раковую интоксикацию и т.п.Если это относительно незапущенная 4 стадия и есть свободные деньги,

Накладывается огромное количество факторов, начиная с общего уровня подготовки врачей, перегруженности клиник (в последнее время наблюдается вал онкозаболеваний), и, заканчивая, негласным принципом – госпитализировать в первую очередь больных с 1, 2, 3 стадией рака, т.е. тех, кому можно помочь выжить, а не дожить.

Также имеет место недофинансирование больниц и много

других факторов, которые приводят к тому,что больные на 4 стадии рака лишаются полноценного бесплатного лечения.

С точки зрения статистики и системы здравоохранение – такой подход правильный, но с точки зрения трагедии конкретного человека – это негуманно. Общество должно заботиться обо всех своих членах и по максимуму помогать тем, кто попал в беду, а не отворачиваться от них.

Сейчас ситуация такова, что очень часто забота о больном на 4 стадии рака лежит на его семье. Но семья не знает всей ситуации, раньше времени прекращает лечение, родственники просто устают, и больной умирает в муках за несколько месяцев.

Куда отправляют онкобольных с 4 стадией

Очень часто в клиниках советуют поместить пациента в хоспис. Говорят, что там помогут стабилизировать его состояние и подготовить его к дальнейшему лечению.После хосписа обещают снова обследовать больного и, если его состояние будет позволять, то возьмут его на лечение, а иногда просто говорят – «все, вам теперь только в хоспис».

Но надо понимать, что хосписы – это не то место, где лечат. Это место, где умирают. Если пациента отказались стабилизировать в клинике, то в хосписе этим заниматься точно никто не будет.

Терапия, проводимая в хосписах исключительно симптоматическая. В первую очередь – это обезболивание, общий уход и вспомогательные процедуры на минимальном уровне. В хосписах людей не лечат, там только дают возможность умереть без болей.

Поэтому решайте сами – стоит сдавать больного в хоспис или все-таки ухаживать за ним самостоятельно, с помощью приходящей мед. сестры, с регулярными консультациями у опытного онколога.Я сейчас нисколько не хочу обидеть коллег-врачей, за то, что они рекомендуют хосписы.Врач оценивает, что в клинике больному уже не помогут, перед ним стоит измученный родственник, которого хоть самого в больницу клади, настолько он угнетен болезнью своего родственника. Врач прекрасно знает, насколько тяжело ухаживать за безнадежно больными, поэтому советует Вам хоспис. Выбор за вами.

Что делать, если не берут в клинику

Официальные причины, почему государственные клиники отказывают пациентам с 4 стадией рака в дальнейшем лечении (в проведении химиотерапии или паллиативной лучевой терапии), могут быть разные. Они могут сослаться на низкий гемоглобин в анализах или на повышенный билирубин и т.п.

В ряде случаев действительно дальнейшее лечение нецелесообразно, а иногда – это всего лишь повод для отказа, либо в связи с отсутствием мест, либо по нежеланию возиться с больным. Для больницы 4 стадия рака — это тоже проблема. Что же делать, если не берут в больницу с 4 стадией рака?

Однако, как бы то ни было, нужно бороться за продолжение лечения. Раз клиники не берутся готовить пациента к дальнейшему лечению, отказывают по той или иной причине и отправляют домой, значит это ложится на ваши плечи.

И сдаваться ни в коем случае нельзя! Если исправить эту причину – повысить гемоглобин или понизить билирубин, то больного могут принять на дальнейшее лечение, и его жизнь будет продлена.

Чтобы улучшить анализы, понадобится опытный врач, который бы вел пациента и добился бы улучшения нужных показателей, без помощи опытного онколога, самостоятельно или только с помощью мед. сестры, вы это не сможете сделать.

Если, после того, как вы добились нужных показателей, вам продолжают отказывать в госпитализации, попросите врача, который помогал вам подготовить больного к госпитализации в другой клинике, связаться с вашей клиникой и пообщаться на тему госпитализации.

Врачу будет проще пообщаться со своими коллегами, привести свои аргументы в пользу госпитализации, он ведь не просто так вас направил госпитализироваться, значит, с его профессиональной точки зрения состояние пациента позволяет проводить дальнейшее лечение.К какому-то компромиссу они в итоге должны прийти.

Мне часто приходят вопросы на форум «госпитализировать отказались 4 стадия рака, что делать?». Большое количество таких вопросов и сподвигло меня написать большую статью на эту тему. Надеюсь, теперь вы знаете, как быть в этой ситуации, и не станете отчаиваться раньше времени.

Лечится ли рак 4 стадии

Здесь, конечно, встает вопрос, стоит ли тратить много денег – ведь больной все равно умрет.Не будет ли продление жизни больного продлением его мучений и т.д. Стоит ли бороться, если в лечении отказали 4 стадия рака все таки?

На этот вопрос любому врачу ответить очень сложно. Но когда мой близкий человек оказался в подобной ситуации, правда с другим, но тоже очень тяжелым заболеванием, я очень хотел, что бы он прожил лишний месяц, и он тоже этого хотел, я это знаю.

И многие родственники пациентов, также ищут любую возможность продлить жизнь, и самое страшное для них не трудности ухода за тяжелобольным, а чувство того, что они не все сделали, что могли для своего близкого человека.

Ухаживать за больным в 4 стадии очень тяжело и физически, и морально, и материально, но если вы можете – не оставляйте своих родных без помощи. Вы будете помнить об этом всю жизнь.Сколько можно прожить с раком 4 стадии,если не опустить руки

Сейчас постоянно выпускаются новые препараты для химиотерапии, разрабатываются новые схемы лечения на основе этих препаратов, улучшаются возможности лучевой терапии.
Продлить жизнь, снять сильные боли – это вполне реально для современной химио- и лучевой терапии. А значит, за это стоит бороться!

Эти новые методы активно применяются в Европе и некоторых крупных российских городах. Это дает больным на четвертой стадии рака шанс прожить существенно больше, чем среднестатистические 7-8 месяцев, с момента появления отдаленных метастазов. И, что не менее важно, прожить это дополнительное время без сильных болей, в активном состоянии.

Именно поэтому я всегда говорил и продолжаю говорить больным в терминальной (4) стадии рака и их родственникам — сходите на консультацию еще к одному двум, или даже к трем хорошим врачам.

Это интересно:  Отказ в госпитализации по направлению что делать 2019 год

Покажите свои анализы, расскажите, почему вам отказывают в дальнейшем лечении. Спросите, возможно ли улучшить эти показатели, чтобы продолжить лечение. Услышьте их непредвзятое мнение, вы же к ним в клинику не проситесь, а только консультируетесь по поводу того, как улучшить конкретные показатели крови и т.д.Если у вас есть возможность, не опускайте руки, старайтесь получить второе и даже третье.мнение о возможности терапии больного на 4 стадии рака.Если вам отказали в одном месте, то совсем не обязательно, что вам откажет другой или третий врач.В ряде случаев, подчеркиваю, не во всех, с 4 стадией рака можно прожить дольше и качественнее (сохраняя активность), чем сейчас проживает среднестатистический больной.

Насколько можно продлить жизнь — примеры из практики

Рак 4 стадии не излечим. Не верьте тем, кто говорит, что можно вылечить рак на 4 стадии. Это, действительно, приговор. Но во многих случаях, его исполнение можно оттянуть на достаточно долгое время. Причем это время пациент может прожить весьма комфортно, самостоятельно себя обслуживая, гуляя по паркам.Насколько можно продлить жизнь? Ответ на этот вопрос – очень индивидуален. Зависит и от опыта врача и от ответа пациента на проводимую терапию и от сопутствующих заболеваний.

Приведу несколько примеров из практики.

При онкологическом поражении легких в ряде случаев хорошие результаты дает применение таких препаратов как Иресса, Тарцева, Авастин.Они заметно повышают среднюю выживаемость больных с такими поражениями.Более подробно о них вы можете прочитать в статье «Таргетная терапия легкого».

На четвертой стадии рака нужны нестандартные схемы лечения. Все случаи сугубо индивидуальны. Пациент или родственник, который за ним ухаживает, должны постоянно быть на связи с врачом. Иногда придется созваниваться по нескольку раз в день, чтобы отследить реакции на те или иные препараты и, при необходимости, скорректировать дозировку или снять нежелательные побочные эффекты.

Пациенты в такой стадии рака очень часто требуют не шаблонного, а индивидуального подхода. Именно поэтому терапия таких больных очень плохо совмещается с массовой общей системой здравоохранения. Здесь приходится лечить не просто заболевание, а человека в целом, так как на этой стадии у больного многие системы организма ослаблены.

Чтобы вам не говорили, получите второе или третье мнение — сходите на бесплатные или платные консультации в другие клиники. Зачастую вы сможет увидеть, что ситуация не настолько безнадежна. Такое бывает и бывает нередко

Проблема отказа онкологического больного от специального лечения

Лучшей пропагандой успехов онкологии может служить получивший радикальное лечение, выздоровевший, работоспособный и живущий полноценной жизнью больной.

Однако среди онкологических больных есть и такие, которые отказываются от лечения.

Так, в 2005 г. 3,2% больных (в 1993 г. — 8,1%) отказались от специального лечения (половина из них — II клинической группы).

Большинство из них могли бы рассчитывать на выздоровление, но лишили себя этой возможности.

Об актуальности этой проблемы свидетельствует и тот факт, что отказ больного от лечения рассматривается как один из показателей организации работы лечебного учреждения.

Проблематика отказа от лечения

Отказ от лечения, от операции — пока еще нередкое явление в онкологии и ему есть и объективные факторы. Так, при диагнозах общесоматических заболеваний больному дается полная информация о состоянии, что позволяет понять ему необходимость операции, строгого режима, проведения соответствующего лечения и т.д. Несколько иная ситуация сложилась в онкологии.

Атмосфера безнадежности, которая и до сих пор существует вокруг онкологических заболеваний, частое отсутствие симптомов заболевания приводят к тому, что некоторые больные отказываются от лечения. Этому способствует и недостоверная информация о характере заболевания.

Н.Н. Бпохин (1977) писал, что отказ больного от операции на основе дезинформации, сделанной по ложным деонтологическим соображениям, сводит на нет деонтологические принципы, которые превыше всего ставят интересы больного Поэтому все чаще говорится о необходимости сообщения онкологическому больному истинного диагноза.

Наиболее частыми мотивами отказов онкологических больных являются страх перед специальным лечением, отсутствие жалоб и хорошее самочувствие, решение попробовать народные методы лечения, неверие в возможность излечения, недоверие врачам данной больницы.

Как правило, больной понимает необходимость лечения, но страх настолько велик, что он не находит смелости решиться на него. Для того, чтобы устранить страх, врач должен выяснить его причину. Игнорировать опасения больного нельзя. Лишь выяснив истинную причину страха можно успокоить больного и найти нужные аргументы в пользу лечения.

Чаще всего пациенты испытывают страх перед операцией. Пожилой больной, как правило, опасается за исход операции из-за сопутствующей патологии, перенесенных заболеваний (например, . «боюсь не проснуться от наркоза», «. у меня не выдержит сердце») или прежнего негативного опыта хирургических вмешательств.

В таких случаях успокоить пациента и вселить в него уверенность в благоприятном исходе операции можно, прокомментировав ситуацию следующим образом. «Прежний негативный опыт — это опыт другой болезни и другой операции». «Врач (кардиолог, терапевт, анестезиолог) считает, что резервы сердца, других органов достаточно высокие, а предоперационное лечение снизит риск операции и наркоза».

Порой больному можно сказать, что после тщательного обследования состояния сердечно-сосудистой системы и при условии активной медикаментозной подготовки будет решен вопрос не только о необходимости операции, но и возможности ее выполнения.

Назначение медикаментозной терапии (не более 2 нед) часто позволяет устранить патологические отклонения, что имеет большое психотерапевтическое значение. Больной убеждается, что с его мнением считаются, к его опасениям относятся серьезно и старается ему помочь. После контрольного обследования можно сообщить больному об улучшении его состояния и возможности проведения операции.

Пациентов молодого возраста чаще пугает калечащий характер операции (колостома, ампутация конечности, удаление органа). Страх может быть связан не столько с самой операцией, сколько с ее последствиями: «смогу ли я забеременеть и родить ребенка после удаления молочной железы», с предстоящей физической, косметической и социальной неполноценностью и др. В таких случаях врач, полностью не раскрывая истинного характера заболевания, убеждает больного в отсутствии других возможностей излечения.

Полезной будет также информация о возможности выполнения реконструктивно-восстановительной операции, протезирования. Здесь должен состояться откровенный доверительный разговор: «Вы боитесь операции, я вас понимаю. Если бы Вы не волновались, это было бы ненормально. Но ведь остро стоит вопрос о серьезный угрозе Вашей жизни!»

Иногда негативной установкой на операцию могут быть примеры онкологических больных в семье или среди близких знакомых, умерших через какой-то срок после хирургического лечения. Здесь требуется спокойная разъяснительная беседа. Врачебной задачей является использование всех возможностей для того, чтобы поколебать это мнение.

Если страх пациента вызван непониманием или равнодушием родственников, необходимо встретиться с ними, объяснить важность их поддержки.

Онкологи-хирурги берут расписку о согласии больных на операцию С юридической точки зрения это не вызывает возражений, однако с деонтологической расписка о согласии больных на операцию проблематична, ибо становится очевидным, что полученное согласие, словно бы снимает с врача ответственность за возможные негативные последствия для больного во время или после операции. Это, во-первых. А во-вторых, это дает повод думать больному об опасности его заболевания и «безнадежности» его состояния.

Большинство больных, понимающих серьезность своего положения, свыкаются с мыслью о неизбежности операции довольно легко. Тем не менее, есть пациенты, которые отрицательно относятся к необходимости операции. Преодоление негативизма может занять время. Иногда необходимо дать больному адаптироваться к обстановке в стационаре.

Общение с другими больными, уже перенесшими операцию или готовящимися к ней, особенно того же возраста и с аналогичной сопутствующей патологией значительно укрепляет мысль о возможности успешного хирургического вмешательства.

Известно, лечение больных злокачественными новообразованиями включает кроме операции химио-, гормоно- и лучевую терапию. Порой у пациентов возникает чувство страха перед этими методами, вследствие возможных осложнений в виде выпадения волос, тошноты и рвоты, выраженной общей слабости и т.д. В таких ситуациях целесообразно заранее предупредить о возможности и временном характере подобных реакций и доступных больному и врачу способах уменьшать их проявления.

Мотивом отказа может явиться неверие больного в возможность излечения рака. Иногда они основываются на личном печальном опыте больного — наблюдениях за лицами, погибшими от рака. В таких случаях необходимо провести спокойную разъяснительную беседу, в процессе которой убедить больного, что окончательный диагноз станет ясным только после исследования удаленного препарата под микроскопом.

Это интересно:  Отказ от заявления о признании недееспособным 2019 год

Если действительно будет обнаружен рак («измененные клетки»), то опухоль, безусловно, окажется в ранней стадии, когда она может быть полностью излечена. А отказ от лечения и потеря времени приведут к распространению процесса и тогда возможность излечения станет сомнительной.

Некоторые больные после первого разговора с врачом просят дать время подумать, посоветоваться с близкими, исчезают с поля зрения и появляются нередко спустя продолжительное время уже с симптомами запущенной болезни. В таких ситуациях врачу нужно проявлять настойчивость вплоть до активного посещения или вызова больного на повторную беседу.

Отказ от терапии может быть связан и с хорошим самочувствием больного, особенно если опухоль обнаружена случайно на фоне полного здоровья или при профилактическом осмотре. Известно, что злокачественные новообразования зачастую, особенно на ранних стадиях, протекают мало- или бессимптомно, не страдает общее самочувствие, и порой больные неадекватно оценивают свое состояние.

В возникшей ситуации пациент надеется на ошибку в диагнозе и не верит в необходимость лечения (реакция отрицания). Нужно постепенно и аккуратно дать понять человеку серьезность его положения, подчеркнув, что без лечения заболевание будет прогрессировать и в последующем будут сложности при лечении.

Следует рассказать, что в начальных стадиях онкологическое заболевание может протекать бессимптомно. Таким больным разъясняют серьезность положения, говорят об опухоли в виде предположения, и только в крайней ситуации — о ее наличии.

При этом уместно подчеркнуть, что опухоль, к счастью, выявлена в ранней, излечимой стадии, время для лечения не только упущено, а, наоборот, диагностика оказалась своевременной (здесь многое зависит от авторитета врача).

В определенных случаях, учитывая личностные особенности больного, можно объяснить, что речь идет, по всей вероятности, о злокачественной опухоли и что в настоящий момент больной может быть излечен только хирургическим путем. При согласии, таких пациентов желательно оперировать в ближайшее время после госпитализации.

Иногда причиной отказа может явиться необоснованное, но очень стойко сохраняющееся среди части населения представление о возможности излечиться травами, другими народными средствами или с помощью целителей. При этом больные ошибочно полагают, что с операцией никогда не опоздают.

О своих намерениях они, как правило, не говорят врачам. Между тем врачи, понимая всю пагубность отказа больного от операции и не зная их намерений, из гуманных соображений не сообщали в свое время истинный диагноз и не разъясняли значение фактора времени.

Получался заколдованный круг. А через много месяцев больной в тяжелом состоянии вновь поступает в клинику, и, если еще возможно, производится уже крайне рискованная операция.

И почти всегда после операции можно услышать фразу больного «И почему раньше не соглашался на операцию?!». Вероятно, целесообразно при возникновении таких ситуаций говорить пациенту истинный диагноз.

В случаях, когда пациент осведомлен о предполагаемом злокачественном характере заболевания, причиной отказов от операции иногда являются психогенные реакции.

Мотивы отказов от лечения

Мотивы отказов сводятся к главным двум тезисам:

1) операция все равно бесполезна, поскольку болезнь неизлечима (стадия депрессии);
2) вопреки всем аргументам врача, даже при наличии развитой клинической картины, больной уверен, что в операции нет необходимости (стадия отрицания).

Несомненно, отказы от операций и лечения свидетельствуют о наличии выраженных изменений в психике онкологических больных.

Поэтому необходимо время, что бы психологически подготовить больного к информации о результатах обследования, заболевании, к предстоящему лечению путем внимательного сочувственного общения.

Подход здесь должен быть индивидуальным, с учетом всех обстоятельств, порой требующий неоднократных бесед, затрат времени и психологического напряжения. Стандартных рекомендаций здесь не бывает, их выбирает врач с учетом своего опыта работы, а также интеллекта и психологических особенностей больных. Большую помощь в таких случаях может оказать психотерапевт.

В отдельных случаях против хирургического лечения возражают родственники больного, в основном руководствуясь теми же мотивами отказа, что и больные. В этих случаях близких и родственников следует пригласить для беседы, которая должна быть проведена в более откровенных тонах, чем с самим больным, но конечно, в его отсутствие.

Правда и здесь должна быть соблюдена осторожность в формулировке диагноза и прогноза, т.к. несмотря на предупреждение не сообщать полностью полученные сведения больному, слова врача иногда передаются ему буквально. Уместно предупредить родственников, что в случае отказа от операции по их инициативе они будут нести моральную ответственность за судьбу больного.

Порой причиной отказа от лечения могут быть и непродуманные действия врачей. В этом плане ретроспективно быпи выявлены поучительные подробности обстоятельств, заставивших некоторых больных отказываться или откладывать лечение.

Среди них: слишком поспешное и однократное предложение операции; недостаточно авторитетный, с точки зрения больного, лечащий врач; неубедительные аргументы в пользу необходимости лечения, дискуссии в присутствии больного о целесообразности хирургического или другого лечения и т.д.

К сожалению, часто корни подобных отказов появляются уже на уровне общей лечебной сети, когда больной ориентируется на лечение вообще или определенный его вид по высказываниям врача неонкологического лечебного учреждения.

Часто бывает, что такой врач в силу своей невысокой эрудиции, недостаточного опыта может негативно относиться к возможности хирургического вмешательства, либо химио- или лучевой терапии. Все это невольно индуцируется больному, который внимательно ловит не только слова врача, но и его интонации и мимику («ведь направляют в онкологию»).

Впоследствии, при обследовании в стационарных условиях, может быть установлена возможность проведения специального лечения в том или ином варианте. И специалистам онкологического стационара будет стоить большого труда, чтобы преодолеть уже сформировавшуюся негативную установку больного на лечение вообще или на его конкретный вид, а иногда, в связи с этим, и к лечащему врачу.

Если имеет место недоверие пациента к врачу, следует переубедить, больного в обратном, охарактеризовав врача с положительной стороны, а если это не удается, то принять решение о смене оперирующего хирурга, или лечащего врача.

Очевидно, основной задачей врача общей лечебной сети является не разъяснение больному характера предстоящего лечения, а убеждение его в необходимости госпитализации в онкологический стационар и психологическая подготовка к предстоящему лечению.

Надо помнить, что окончательное заключение о необходимости выполнения хирургического вмешательства или применения другого метода лечения принимается исключительно в специализированном лечебном учреждении, куда госпитализирован больной.

Почти всегда больные, которые отказывались в свое время от операции, впоследствии говорят: «Как я сожалею, что не согласился раньше на операцию. Как много я потерял, испытывая на себе многие нетрадиционные методы лечения. Ведь все это время и я, и родственники были в состоянии психологического напряжения, тревоги. А сейчас этот груз снят.

Появилось облегчение, надежда». Поэтому запись в истории болезни «больной отказался от лечения» требует ответственности и коллегиальности заключения, поскольку отказ от лечения больного злокачественной опухолью — это ему приговор.

Решающая беседа с отказывающимся от лечения больным должна проводиться с участием старших коллег и представителя администрации лечебного учреждения.

Необходимость такой представительности связана с тем, что одной из серьезных причин отказа больных от лечения является неполная информированность их о характере заболевания.

Коллегиальная беседа в широком составе с одной стороны, иногда заставляет больного по-другому взглянуть на свое заболевание и в конечном итоге помогает достигнуть цели, а с другой — дает больному деонтологически грамотную полную информацию о диагнозе.

Если в процессе общения все методы убеждения исчерпаны, а упорное несогласие с предлагаемым обследованием и лечением остается, то необходимо объявить диагноз. В этом случае, как правило, информация дается дозированно.

Вначале принято сообщать больному об имеющемся подозрении на онкологическое заболевание, а слово рак объявляется в последнюю очередь. Конечно, этим не всегда удается убедить больного в необходимости лечения, но у врачей будет хоть какое то моральное удовлетворение, что в этом плане было сделано все возможное.

Угляница К.Н., Луд Н.Г., Угляница Н.К.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector