+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

Судебная практика по разглашению врачебной тайны 2019 год

Попытка законного ограничения «резиновой» статьи УПК РФ.
В УПК РФ содержится очень важное и полезное для любого защитника правило, согласно которому «суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля или специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон» (ч. 4 ст. 271 УПК РФ). Возможно, это чуть ли не единственная норма кодекса, позволяющая защитнику хоть как-то противостоять всесильному государственному обвинению.

Но в моей практике возник случай, когда показалось, что эта статья способна ограничить конституционное право моего доверителя на охрану частной жизни (п. 1 статьи 23 Конституции РФ). В описанном случае частный обвинитель решил разгласить тайну состояния здоровья противной стороны. Заметим так же, что явившийся свидетель противной стороны – врач государственной клиники прибыл к мировому судье без повестки, без вызова, по собственному почину и в рабочее время. Что можно противопоставить его непонятному желанию разгласить диагноз в деле, в котором состояние здоровья подзащитного роли не играло, но которое освещали СМИ?

Я обоснованно предполагаю, что этот человек уже разгласил врачебную тайну, то есть совершил преступление, предусмотренное ст. 137 УК РФ с использование служебного положения. Иначе никак нельзя объяснить, почему именно этого врача граждане-обвинители, не способные законным образом самостоятельно узнать о составе его пациентов, пригласили в качестве свидетеля. Но заявление о совершенном врачом преступлении, к сожалению, никак не решает проблемы разглашения им диагноза в суде. Но законный выход для защиты, полагаю, имеется.

Посмотрим на процедуру неизбежного допроса в свете законодательства о врачебной тайне. Согласно Федеральному закону от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (Статья 13. Соблюдение врачебной тайны). Врач освобождается от ответственности за ее разглашение без согласия пациента в единственном применимом к сегодняшним обстоятельствам случае: «по запросу суда в связи с судебным разбирательством». В таком «запросе» — вызове свидетеля судом было отказано, поскольку состояние здоровья моего доверителя не входит в предмет доказывания. Хотя это вопрос всегда дискуссионный, его обсуждение оставим за рамками этого материала.

Заметим, что законодатель разделил различные процессуальные действия «вызов свидетеля судом» и «допрос явившегося (по инициативе стороны – прим. авт.) свидетеля». Как же совместить требования ст. 271 УПК РФ с требованиями законодательства о неразглашении без необходимости тайны частной жизни?

Я полагал, это противоречие можно разрешить с помощью не менее универсальной нормы ст. 275 УПК РФ « … Председательствующий отклоняет … вопросы, не имеющие отношения к уголовному делу». Это право и обязанность суда подтвердил Верховный суд, отменив приговор в том случае, когда судья этого не сделал»[1].

Что решил суд можно видеть в приложенном Определении.

[1]Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 июня 2010 г. N 5-О10-144СП «… в ходе допроса свидетеля К. суд позволил адвокату Косухину В.Г. задавать в различной интерпретации вопросы, не относящиеся к фактическим обстоятельствам дела — знаком ли свидетель с сотрудниками ДЭБ, созванивался ли с ними, знает ли оперативного сотрудника В. кто и когда копировал файлы аудиозаписи…», что повлекло отмену приговора суда присяжных.

Судебная практика: Доступ к врачебной тайне

Для справки: Согласно ч.ч. 1-2 ст.13 Федерального закона от 21 ноября 2011 года № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при его медицинском обследовании и лечении, составляют врачебную тайну. Не допускается разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, в том числе после смерти человека, лицами, которым они стали известны при обучении, исполнении трудовых, должностных, служебных и иных обязанностей, за исключением случаев, установленных частями 3 и 4 настоящей статьи.

В соответствии с положениями части 3, с письменного согласия гражданина или его законного представителя допускается разглашение составляющих врачебную тайну сведений другим гражданам , в том числе должностным лицам, в целях медицинского обследования и лечения пациента, проведения научных исследований, их опубликования в научных изданиях, использования в учебном процессе и в иных целях.

В части 4 перечислены случаи, когда допускается предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия гражданина или его законного представителя.

В декабре 2015 года представитель гражданина обратился в Амурский областной наркологический диспансер с письменным заявлением об ознакомлении с журналами учета доставленных на медицинское освидетельствование лиц, с записью доставления гражданина, а также о предоставлении видеозаписи с видеокамер наблюдения за 15 декабря 2015 года с видеофиксацией доставления в диспансер и проведения медицинского освидетельствования.

Главный врач диспансера отказал представителю в предоставлении информации в связи с тем, что она составляет врачебную тайну.

В январе 2016 года представитель гражданина обратился в прокуратуру г. Благовещенска с заявлением о возбуждении дела об административном правонарушении, предусмотренном ст.5.39 либо ст.5.63 КоАП РФ в отношении главного врача диспансера. Определением заместителя прокурора г. Благовещенска Амурской области в феврале 2016 года ему было отказано в возбуждении дела за отсутствием события административного правонарушения.

Решением судьи Благовещенского городского суда Амурской области в мае 2016 года данное определение было оставлено без изменения, а жалоба — без удовлетворения.

Решением судьи Амурского областного суда в июле 2016 года решение Благовещенского городского суда было оставлено без изменения, а жалоба на него — без удовлетворения.

Не согласившись с вынесенными по делу решениями, представитель, действующий в интересах гражданина на основании доверенности, обратился в Амурский областной суд.

Судьи ошибочно полагают, что гражданин обратился в медицинское учреждение самостоятельно и исключительно за медицинской помощью и медицинским обследованием по собственной инициативе.

Судами не сделан вывод о том, что доверенность, выданная представителю, нотариально удостоверена. Из ее содержания следует, что он наделяется полномочиями защитника по делу об административном правонарушении, в том числе, правом защитника на обращения в органы власти и организации, в целях получения документов и сведений, касающихся гражданина лично, в том числе, при производстве по делу об административном правонарушении.

Судьи ошибочно приводят в качестве основания отказа в возбуждении дела об административном правонарушении наличие медицинской тайны, так как выдача доверенности защитнику предполагала его знакомство со всеми материалами дела.

Позиция Амурского областного суда

Гражданину в феврале 2016 года было отказано в возбуждении дела об административном правонарушении, предусмотренном ст. 5.39 КоАП РФ, за отсутствием события административного правонарушения, в связи с тем, что у главного врача отсутствовали правовые основания для предоставления сведений, указанных в заявлении, поскольку они составляют врачебную тайну.

Суд отметил, что в законе «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» перечислен исчерпывающий перечень случаев, когда допускается предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия гражданина или его законного представителя. Обращение адвоката в лечебное учреждение, по мнению суда, к таким ситуациям не относится, так как гражданин не наделял своего представителя полномочиями по истребованию упомянутых сведений.

Суд подчеркнул, что у главного врача отсутствовали правовые основания для предоставления указанных в заявлении сведений, т.к. обратившийся с заявлением не являлся законным представителем — при обращении в диспансер им не было представлено письменное согласие гражданина на получение им сведений, составляющих врачебную тайну, а представленная доверенность не наделяла его полномочиями на получение этих сведений. Таким образом, отсутствовали предусмотренные законом основания для получения запрашиваемых сведений без согласия лица.

Суд оставил без изменения определение заместителя прокурора г. Благовещенска Амурской области об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении, предусмотренном ст. 5.39 КоАП РФ в отношении главного врача Амурского областного наркологического диспансера, решение судьи Благовещенского городского суда Амурской области, решение судьи Амурского областного суда, а жалобу представителя гражданина без удовлетворения.

Судебное решение по вопросу разглашения врачебной тайны пациента после смерти

  1. Категория спора: иные споры.
  2. Дата и наименование судебного решения: Апелляционное решение Тульского областного суда от 31.07.2014 № 33-1963.

Стороны: Гражданское дело по заявлению С.С. о признании незаконными действий ФКУЗ «МСЧ МВД России по Тульской области».

По апелляционной жалобе Т.

Основания для принятия или отмены решения: В силу части 1 статьи 13 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при его медицинском освидетельствовании и лечении, составляют врачебную тайну.

На основании части 2 статьи 13 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ не допускается разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, в том числе после смерти человека, лицами, которым они стали известны при обучении, исполнении трудовых, должностных, служебных и иных обязанностей, за исключением случаев, установленных частями 3 и 4 настоящей статьи.

Согласно ч. 4 ст. 22 указанного Федерального закона с медицинской документацией, отражающей состояние здоровья пациента, вправе знакомиться он сам либо его законный представитель.

Пациент либо его законный представитель имеет право на основании письменного заявления получать отражающие состояние здоровья медицинские документы, их копии и выписки из медицинских документов. Основания, порядок и сроки предоставления медицинских документов (их копий) и выписок из них устанавливаются уполномоченным федеральным органом исполнительной власти (ч. 5 ст. 22 Федерального закона от 21.11.2011 года N 323-ФЗ).

Поскольку стационарная карта умершего супруга истицы содержит сведения, составляющие врачебную тайну, а в силу закона супруга не является законным представителем пациента, при жизни умерший С.В. не давал согласия своей супруге на получение информации об имеющихся у него заболеваниях, проведенном лечении, следовательно, отказ в ознакомлении с картой стационарного больного супруга истицы правомерен.

КС разъяснил, что врачебная тайна не ограничивает доступ к медзаписям со стороны родных и близких

Конституционный суд РФ своим определением допустил раскрытие врачебной тайны для родственников и близких пациентов, напомнив, что правоохранительные органы и суды уже имеют доступ к этим сведениям, сообщается в материалах суда.

Поводом к проверке ч. 2,3 и 4 ст. 13 закона об основах охраны здоровья стала жалоба Владимира Зубкова. В марте 2014 года в городской больнице Казани от тяжелого заболевания скончалась его супруга. Мужчина хотел получить медкарту жены, чтобы убедиться, что врачи назначили ей верный курс лечения. Больница ему отказала, сославшись на врачебную тайну.

Зубков обратился с иском в районный суд, требуя обязать учреждение выдать ему медицинские документы и компенсировать моральный вред за неадекватную медпомощь. Районный суд признал отказ главврача в выдаче копии амбулаторной карты женщины незаконным, однако апелляция данное решение отменила. Минздрав Татарстана отказался проверять качество оказанной медпомощи, также сославшись на врачебную тайну.

По мнению заявителя, оспариваемая норма неправомерно лишила его возможности получить медицинские сведения о близком человеке и препятствует проверке деятельности медучреждения в том случае, если его супруга пострадала от врачебной ошибки.

Суд оказался принимать жалобу Владимира Зубкова к рассмотрению, однако напомнил, что в российском законодательстве уже предусмотрен порядок предоставления сведений, содержащих врачебную тайну. Например, ее можно получить по запросу органов дознания и следствия, суда в связи с проведением расследования или судебным разбирательством, а также по запросу органов прокуратуры в связи с осуществлением ими надзора.

«В настоящее время заключение о причине смерти и диагнозе заболевания выдается супругу или близкому родственнику, а при их отсутствии – иным родственникам либо законному представителю умершего. Следовательно, если сведения о причине смерти и диагнозе заболевания пациента уже стали доступны, то сокрытие информации о предпринятом лечении не может оправдываться врачебной тайной, особенно с учетом мотивов и целей обращения лица, объема уже имеющейся у него информации и иных обстоятельств» – отметил суд.

КС считает, что законодатель может предусмотреть и иные механизмы доступа к данным сведениям.

С текстом определения Конституционного суда РФ от 9 июня 2016 года № 1275-О/2015 об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Зубкова Владимира Николаевича на нарушение его конституционных прав частями 2, 3 и 4 статьи 13 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» можно ознакомиться здесь.

Статья написана по материалам сайтов: www.securitylab.ru, www.kormed.ru, pravo.ru.

»

Это интересно:  История судебно медицинской экспертизы в России 2019 год
Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector