+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

Лицензирование судебно медицинской экспертизы 2019 год

Автор выражает благодарность

генеральному директору ЗАО Компания АКС»

Ефименко Вячеславу Ивановичу

за помощь в подготовке настоящей статьи.

Богомолов Андрей Алексеевич, юрист ЗАО «Компания АКС». Научная специализация — страхование вкладов в банках РФ.

Родился 16 сентября 1983 г. в г. Москве. Образование высшее — Московская академия экономики и права (2005).

Автор ряда статей.

Коллизия между общей и специальной нормами права представляет собой конфликтное отношение действующих одновременно и на одной территории правовых норм равной юридической силы, возникающее в результате частичного совпадения объемов регулирования и обусловленное особенностями регламентирования общественных отношений.

Для устранения коллизий между общими и специальными правовыми нормами существует специальное коллизионное правило «Lex specialis derogat generali» («специальный закон отменяет общий»), восходящее к римскому праву. Как отмечают М.И. Брагинский и В.В. Витрянский, указанный принцип в общем виде в Гражданском кодексе и не закреплен, как не было и нет его в другом законодательстве, он является давно и безусловно признанным. Отказ от этого принципа привел бы к тому, что правовая система государства полностью сводилась бы к нормам общим и только к таким специальным, которые эти общие нормы могут лишь детализировать. Тем самым законодатель лишит себя возможности достаточно полно отражать в принятых нормах специфику отдельных разновидностей регулируемых отношений [1].

В данном случае под общими нормами понимаются нормы, регулирующие определенный род общественных отношений, а под специальными — регулирующие вид этого рода [2].

Как отмечал знаменитый русский правовед Б.Н. Чичерин, принцип «Lex specialis derogat generali» в доктрине рассматривается как приоритетный по отношению к принципу преимущества последующего закона перед предыдущим («Lex posterior derogat lex prior»): предполагается, что последующий общий закон не отменяет более ранний специальный закон аналогичной юридической силы («Lex posterior generalis non derogat priori speciali»), если это особо не оговорено в самом законе [3].

Правило «Lex specialis derogat generali» наиболее подходит для разрешения в правоприменительной практике содержательных споров в рамках одного нормативного акта. Как раз о таком споре и пойдет речь в данной статье.

Хозяйственное общество в соответствии с Федеральным законом от 8 августа 2001 г. N 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности», Постановлением Правительства РФ от 22 января 2007 г. N 30 «Об утверждении Положения о лицензировании медицинской деятельности», а также Приказом Росздравнадзора от 9 октября 2007 г. N 3063-Пр/07 «Об утверждении форм документов, используемых Росздравнадзором при лицензировании медицинской деятельности» обратилось в Департамент здравоохранения города Москвы с заявлением о предоставлении лицензии на медицинскую деятельность в целях осуществления судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств и исследования биологических объектов, в том числе генетической экспертизы.

Несмотря на отсутствие претензий к представленным документам, в адрес хозяйственного общества было направлено уведомление об отказе в предоставлении лицензии, в котором Департамент здравоохранения города Москвы указал, что хозяйственное общество не выполнило лицензионные требования и условия, установленные Постановлением Правительства РФ от 22 января 2007 г. N 30 «Об утверждении Положения о лицензировании медицинской деятельности» (далее — Положение о лицензировании).

Отказ лицензирующего органа в предоставлении лицензии был обжалован хозяйственным обществом в Арбитражный суд города Москвы. В обоснование своей позиции общество указало, что согласно ч. 3 ст. 9 Федерального закона «О лицензировании отдельных видов деятельности» основанием отказа в предоставлении лицензии является:

наличие в документах, представленных соискателем лицензии, недостоверной или искаженной информации;

несоответствие соискателя лицензии, принадлежащих ему или используемых им объектов лицензионным требованиям и условиям.

Как следует из смысла названной нормы, перечень оснований для отказа носит закрытый характер и не подлежит расширенному толкованию. Утверждая о том, что хозяйственное общество не выполнило лицензионные требования и условия, установленные Положением о лицензировании, Департамент здравоохранения города Москвы, по мнению хозяйственного общества, не указал, в чем выражается такое невыполнение.

В соответствии со ст. 1 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» государственная судебно-экспертная деятельность осуществляется в процессе судопроизводства государственными судебно-экспертными учреждениями и государственными судебными экспертами и состоит в организации и производстве судебной экспертизы.

Между тем в силу ст. 41 указанного Федерального закона в соответствии с нормами процессуального законодательства Российской Федерации судебная экспертиза может производиться вне государственных судебно-экспертных учреждений лицами, обладающими специальными знаниями в области науки, техники, искусства или ремесла, но не являющимися государственными судебными экспертами. На судебно-экспертную деятельность указанных лиц распространяется действие ст. ст. 2, 4, 6 — 8, 16 и 17, ч. 2 ст. 8, ст. ст. 24 и 25 настоящего Федерального закона.

Это интересно:  Амбулаторная судебно медицинская экспертиза 2019 год

Более того, Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан приняты раньше, чем Федеральный закон от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

В сложившейся ситуации в отношении федеральных законов как актов одинаковой юридической силы применяется упомянутое правило «Lex posterior derogat priori» («последующий закон отменяет предыдущие»), означающее, что даже если в последующем законе отсутствует специальное предписание об отмене ранее принятых законоположений, в случае коллизии между ними действует последующий закон; вместе с тем независимо от времени принятия приоритетными признаются нормы того закона, который специально предназначен для регулирования соответствующих отношений (см. Постановление Конституционного Суда РФ от 29 июня 2004 г. N 13-П), т.е. Федеральный закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». Такова также и позиция Конституционного Суда Российской Федерации, нашедшая свое отражение в Постановлении от 29 июня 2004 г. N 13-П и Определении от 24 января 2008 г. N 53-О-О, копии которых хозяйственное общество представило вместе с заявлением в арбитражный суд.

Мотивируя свой отказ, суды исходили из того, что доводы лицензирующего органа о невозможности осуществления хозяйственным обществом заявленного вида деятельности правомерны, поскольку молекулярно-генетическое экспертное исследование как вид судебно-медицинской экспертизы можно проводить только в специализированном подразделении бюро судебно-медицинской экспертизы, относящемся к учреждениям здравоохранения особого типа, к которому хозяйственное общество не относится.

Отклоняя довод хозяйственного общества в отношении положений ст. 41 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», суды указали на то, что данная норма носит общий характер, которая не может быть распространена на избранный предпринимателем вид медицинской лицензируемой деятельности, поскольку законодатель предусмотрел специальные нормы, регулирующие требования к лицензиатам конкретных видов медицинской деятельности, — ст. 52 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан, которая прямо указывает, что судебно-медицинская экспертиза производится в медицинских учреждениях государственной системы здравоохранения.

При этом суд апелляционной инстанции также указал на то, что нормы права, приведенные хозяйственным обществом в обоснование своей правовой позиции, не устанавливают право негосударственных организаций на получение лицензии на осуществление государственной судебно-экспертной деятельности.

Справедливость в данной ситуации была восстановлена Федеральным арбитражным судом Московского округа (далее — ФАС Московского округа), рассмотревшего кассационную жалобу хозяйственного общества.

Было также отмечено, что судебные инстанции, соглашаясь с доводами лицензирующего органа, не учли следующего. Статья 41 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» определяет регламентацию проведения экспертизы вне государственных судебно-экспертных учреждений. Процессуальное законодательство позволяет проведение экспертизы как в государственных судебно-экспертных учреждениях, так и вне их (ст. 195 УПК РФ, ст. 84 ГПК РФ, ст. 26.4 КоАП РФ, ст. 83 АПК РФ). При этом ч. 2 ст. 41 распространяет действие ряда норм данного Закона на деятельность не только государственных судебно-экспертных учреждений, но также и негосударственных экспертных учреждений. Так, негосударственные экспертные учреждения выполняют аналогичные государственным судебно-экспертным учреждениям задачи. При осуществлении своей деятельности они руководствуются теми же принципами. При осуществлении своей деятельности эксперты негосударственных экспертных учреждений обладают теми же правами и несут те же обязанности, что и эксперты государственных судебно-экспертных учреждений. Негосударственный эксперт подлежит отводу от участия в судебной экспертизе по тем же основаниям, что и государственный. При производстве экспертизы в негосударственных экспертных учреждениях или негосударственным экспертом присутствие участников процесса регулируется процессуальным законодательством и нормами ст. 24 Закона. К заключению негосударственного эксперта предъявляются общие требования Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ в Постановлении от 20 декабря 2006 г. N 66 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе» указал, что экспертиза может проводиться как в государственном судебно-экспертном учреждении, так и в негосударственной экспертной организации либо к экспертизе могут привлекаться лица, обладающие специальными знаниями.

С учетом изложенного судебная экспертиза может производиться негосударственными судебно-экспертными учреждениями, в штат которых входят лица, обладающие специальными знаниями в области науки, техники, искусства или ремесла, но не являющиеся государственными судебными экспертами.

Ссылка судов на Приказы Минздрава России от 7 октября 2005 г. N 627 «Об утверждении единой номенклатуры государственных муниципальных учреждений здравоохранения» и от 24 апреля 2003 г. N 161 «Об утверждении Инструкции по организации и производству экспертных исследований в бюро судебно-медицинской экспертизы», как отметил ФАС Московского округа, является ошибочной, поскольку они регулируют деятельность непосредственно государственных учреждений здравоохранения, в систему которых входит бюро судебной экспертизы. Между тем хозяйственное общество является коммерческой организацией.

Это интересно:  Судебная практика о признании гражданина недееспособным 2019 год

Более того, ни Федеральный закон от 8 августа 2001 г. N 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности», ни Положение о лицензировании медицинской деятельности, утв. Постановлением Правительства РФ, также не содержат запрета на получение негосударственными организациями лицензии на осуществление коммерческой деятельности по проведению судебно-медицинских экспертиз вещественных доказательств и исследованию биологических объектов, в том числе генетических.

Суд кассационной инстанции также согласился с доводом хозяйственного общества о том, что в соответствии со ст. 15 Федерального закона от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ «О защите конкуренции» федеральным органам исполнительной власти, органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органам местного самоуправления запрещается принимать акты или осуществлять действия, которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции. В частности, запрещаются: введение ограничений в отношении создания хозяйствующих субъектов в какой-либо сфере деятельности, а также установление запретов или введение ограничений в отношении осуществления отдельных видов деятельности или производства определенных видов товаров; необоснованное препятствование осуществлению деятельности хозяйствующими субъектами.

Таким образом, вывод судебных инстанций о невозможности осуществления обществом заявленного вида деятельности, поскольку молекулярно-генетическое экспертное исследование как вид судебно-медицинской экспертизы можно проводить только в специализированном подразделении бюро судебно-медицинской экспертизы, относящемся к учреждениям здравоохранения особого типа, к которому заявитель не относится, является ошибочным.

При таких обстоятельствах, как указал ФАС Московского округа, у судебных инстанций не имелось правовых оснований для отказа в удовлетворении требований заявителя.

В силу того что собирание каких-либо доказательств суду кассационной инстанции не потребовалось, обжалуемые решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции были отменены. Федеральный арбитражный суд Московского округа вынес новое решение об удовлетворении требований хозяйственного общества.

Лицензия на экспертизу

Чтобы внести полную ясность в вопрос лицензирования деятельности судебных экспертов на территории нашего государства, нужно сделать акцент на действующем законодательстве РФ, в соответствии с которым, такая деятельность не подлежит лицензированию. При этом, лицензия на экспертизу не требуется экспертным учреждениям любого вида собственности.

Главным нормативно-правовым актом, регулирующим сферу лицензирования, является ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности». В статье 12 упомянутого закона дан перечень видов деятельности, на которые субъекты хозяйствования обязаны получать лицензии. Но экспертиз среди них нет. Правда, есть одно исключение – это экспертиза промышленной безопасности. Положение о лицензировании деятельности по проведению экспертизы данного направления закреплено на уровне закона.

Еще очень важно то, что экспертная деятельность не подлежит обязательной сертификации. Требования об этом отсутствуют в законах «О защите прав потребителей», «О сертификации продукции и услуг» и целом ряде других.

Таким образом, можно подытожить, что на сегодняшний день лицензия на проведение судебной экспертизы не нужна экспертам и экспертным организациям, как и обязательный сертификат. Вопрос в большей степени состоит в квалификации и компетенции специалистов.

Но не все так просто. Существует некий порядок добровольной сертификации независимыми субъектами, которые способны проводить аккредитацию и «подтверждать» квалификацию экспертов. Одна из таких организаций НП «Европейское Бюро Судебных Экспертов».

Более того, существуют отрасли, деятельность в которых подпадает под требования обязательного лицензирования на государственном уровне. Это некие исключения из общих правил. Так, к примеру, лицензирование судебно медицинской экспертизы относиться к этому исключению.

Согласно с положениями уже упомянутой ранее статьи 12 ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности», медицинская деятельность подлежит лицензированию. Это значит, что специалисты-эксперты (экспертные организации), работающие и предоставляющие свои заключения по тем или иным медицинским вопросам, в обязательном порядке должны получить лицензию. Экспертиза вещественных доказательств или судебно медицинская экспертиза по материалам дела лицензирование которой является обязательным, выполненная нелицензированным специалистом (организацией) является грубым нарушением закона и влечет за собой серьёзную ответственность.

Лицензирование судебно медицинской экспертизы

Стоит отметить, что вопрос лицензирования экспертной деятельности уже давно «стоит ребром» и вызывает в кругу специалистов много споров. Абсолютное большинство экспертов настаивают на законодательном закреплении лицензирования своей деятельности, но государственные мужи пока не сильно не спешат принимать закон, который окончательно решит подобную спорную ситуацию.

Поэтому сегодня услуги таких компаний как НП «Европейское Бюро Судебных Экспертов» очень востребованы на рынке. По любым вопросам лицензирования и добровольной сертификации наши специалисты дадут исчерпывающие ответы. Будем рады вам помочь, звоните!

Это интересно:  Судебно медицинская экспертиза пола 2019 год

Сколько лицензированных судебно-медицинских экспертных организаций в Москве?

В гостях у передачи «Слово Эксперту» медицинский эксперт Стародубов Артем Евгеньевич (далее по тексту «Эксперт»), ведущий — Костюченко Василий Владимирович (далее по тексту «Ведущий»).

— Скажите, пожалуйста, сколько у Вас в Москве конкурентов в области судебно-медицинской экспертизы независимой, негосударственной?

— На самом деле, в Москве очень много структур, которые пытаются заниматься медицинской экспертизой — как судебной, так и медицинскими исследованиями внесудебными. Но на данный момент ситуация такова, что только три организации, в том числе наша организация, имеет лицензию на проведение судебно-медицинских экспертиз…

— Да, живых лиц. Поэтому решать Вам сколько у нас конкурентов.

— Как Вы посоветуете зрителям канала при обращении в организацию, которая занимается негосударственной судебно-медицинской экспертизой, выбирать судмедэксперта негосударственного?

— Судебно-медицинский эксперт, в целом, всегда должен быть независимым.

— А вот по поводу организации я хотел сказать одно, что наиболее рационально выбирать ту организацию, которая имеет лицензию на данный вид деятельности. Почему? Потому что и следственные органы, и судебные органы очень часто – почти всегда – обращают внимание именно на наличие лицензии у организации.

— То есть они не понимают…как-бы… инженерную часть, внутреннюю часть. Они обращают внимание на регалии.

— Именно. На регалии, лицензии и, так скажем, статус организации, который подчеркивается именно лицензированием. Что эта организация прошла и выполнила те нормативы, которые требуются для получения лицензии.

— Может я не понял что-то. У нас получается в России всего лишь три независимые судмедэкспертизы, имеющие лицензию?

— Три независимые судебно-медицинские экспертизы, которые имеют лицензию….

— но у меня такая информация только по городу Москве, поэтому в регионе…

— Слышал еще, что в Тамбове есть.

— Возможно. Но сразу хочется отметить, что в каждом субъекте Российской Федерации требования к лицензированию могут несколько отличаться. Лицензию, на мой взгляд, проще получить на периферии, нежели выполнить все требования в Москве.

— Ясно. Я так понял, вопрос о наличии конкурентах у Вас уже отвечен фактически.

— Скажите, пожалуйста, если у Вас по Вашим сведения 99% экспертных организаций работают без лицензии, на каком основании они работают? Какой продукт они выдают?

— Дело в том, что практически все из этих организаций, которые не имеют лицензии, они работают на так называемом внесудебном медицинском исследовании. Это нельзя назвать экспертной деятельностью, так как нет лицензии. Но следует отметить, что в соответствии с решением Верховного Суда и приказом о лицензировании, который подписал Путин, такой вид экспертизы как «судебно-медицинская экспертиза по медицинским документам» не требует лицензирования. Но мы зачастую сталкиваемся с тем, что для проведения данного вида экспертиз необходимо обследование потерпевшего лично. В частности, очень часто идет речь о стоматологических экспертизах. Поэтому, вот именно для этого и происходит лицензирование, чтобы все было юридически грамотно.

Нужна ли экспертному учреждению медицинская лицензия?

Нередко на этот вопрос представители экспертных организаций отвечают отрицательно, ссылаясь на положения Федерального закона Российской Федерации от 4 мая 2011 г. N 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности».

Действительно, в перечне видов деятельности, перечисленных ст.12 данного Закона, отсутствует экспертная деятельность.

Однако существуют и иные нормативно-правовые акты, регламентирующие частные виды экспертной деятельности. Так, Постановление Правительства РФ от 16 апреля 2012 г. N 291 «О лицензировании медицинской деятельности» указано, что лицензированию подлежат работы по судебно-медицинской и судебно-психиатрической экспертизе.

Таким образом, не подлежат лицензированию криминалистические экспертные исследования (почерковедческие, фоноскопические, лингвистические, автороведческие и др.), но проведение судебно-психиатрических и судебно-медицинских исследований осуществляется на законных основаниях лишь при наличии медицинской лицензии.

Судьи и следователи скрупулёзно проверяют документы негосударственных экспертных учреждений. Поэтому будьте внимательны при выборе экспертной организации, проверяйте наличие медицинской лицензии.

Статья написана по материалам сайтов: euro-sudexpert.ru, fse.ms, sudmedrmpc.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector