+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

Актуальность судебно медицинской экспертизы 2019 год

Дипломная работа — Криминалистика и криминология

Другие дипломы по предмету Криминалистика и криминология

Глава 1. Краткие сведения из истории судебной медицины

Глава 2. Становление и развитие судебно-медицинской экспертизы:

2.1 Судебно-медицинская экспертиза в СССР

2.2 Судебно-медицинская экспертиза в Российской Федерации

Глава 3. Современная система и задачи судебно-медицинской экспертизы в Российской Федерации:

3.1 Судебно-медицинская экспертиза МО РФ

3.2 Структура экспертных учреждений Министерства здравоохранения и социального развития РФ

Список использованных источников

Актуальность темы исследования.

Как известно, предварительное и судебное следствие по уголовному делу это всегда ретроспективное познание данных о событии, нередко характеризующемся не поддающимися наблюдению процессами либо процессами, признаки которых понятны только специалистам. Да и само ретроспективное восстановление картины преступления по следам предполагает неизбежное привлечение инструментальных, лабораторных и иных специальных методов исследования. Поэтому институт специальных знаний составляет неотъемлемую и очень важную часть как практической деятельности по собиранию, проверке и оценке доказательств, так и ее уголовно-процессуальной формы.

Еще в Уставе уголовного судопроизводства Российской империи (ст. 325) говорилось: Сведущие лица приглашаются в тех случаях, когда для точного уразумения встречающегося в деле обстоятельства необходимы специальные сведения или опытность в науке, искусстве, ремесле, промысле или каком-нибудь занятии.

Современное уголовно-процессуальное законодательство достаточно подробно регламентирует формы и возможности использования результатов применения специальных знаний в процессе расследования и раскрытия преступлений.

В соответствии с УПК РФ использование специальных знаний осуществляется путем:

  • назначения и производства судебных экспертиз;
  • привлечения специалиста к участию в процессуальных действиях для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применения технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

Наиболее частыми в практике правоохранительных органов на сегодняшний день являются криминалистические, судебно- медицинские, судебно-химические, судебно-психиатрические, а в последние годы психолого-психиатрические экспертизы. Каждая из них самостоятельный вид экспертизы, которую вправе проводить эксперты, имеющие соответствующую специализацию.

Следует признать, что в ходе расследования преступлений, особенно насильственных, чаще всего приходится прибегать к использованию специальных знаний в области судебной медицины, что требует самостоятельного детального рассмотрения вопросов, касающихся назначения и производства судебно-медицинских экспертиз.

Все это свидетельствует о необходимости рассмотрения судебно-медицинской экспертизы в данной дипломной работе.

Цели и задачи работы. Цель данной работы состоит в рассмотрении судебно-медицинской экспертизы.

Для достижения поставленной цели в работе решаются следующие частные задачи:

  1. рассмотреть краткие сведения из истории судебной медицины;
  2. рассмотреть судебно-медицинскую экспертизу в СССР;
  3. рассмотреть судебно-медицинскую экспертизу в Российской Федерации;
  4. рассмотреть судебно-медицинскую экспертизу МО РФ;
  5. рассмотреть структуру экспертных учреждений Министерства здравоохранения и социального развития РФ.

Объект исследования судебно-медицинская экспертиза.

Предметом исследования являются общественные отношения, связанные с рассмотрением судебно-медицинской экспертизы.

Дипломная работа состоит из введения, основной части, трех глав, заключения и списка использованной литературы.

Глава 1. Краткие сведения из истории судебной медицины

Зарождение судебной медицины прямо связано с возникновением государственной власти. В письменах Древнего мира (Рима, Греции, Индии, Китая) имеются свидетельства о привлечении лиц, сведущих в медицине, для решения некоторых специальных вопросов, связанных с установлением причины смерти или причинением вреда здоровью.

Выдающимися историческими памятниками судебной медицины являются труды по судебной медицине Си Юань-лу, написанные Суп Цы в 1247 году. Это пятитомное сочинение обобщает все знания по судебной медицине, известные к тому времени. Отдельные варианты труда были распространены на Востоке: Японии, Корее, странах Индокитая.

Выделение судебной медицины как науки и медицинской специальности в государствах Европы следует отнести к периоду утверждения Карлом V Уголовного уложения, известного под названием Каролина (Lех Karolin) (1532).

Большой теоретический и практический вклад в развитие судебной медицины внесли врачи разных специальностей, но, прежде всего, хирурги Амбруаз Паре, Парацельс. Их работы были посвящены вопросам о степени тяжести телесных повреждений, установления девственности, смерти от механической асфиксии.

В 1690 г. Бонном в Лейпциге выпущено сочинение под названием Судебная медицина, где термин судебная медицина вводится впервые, и этот год считается официальным го

Введение Актуальность темы

Название Введение Актуальность темы
страница 5/9
Дата 07.05.2013
Размер 1.68 Mb.
Тип Документы
скачать >>>
^ 2.1.5 Назначение судебно-медицинской экспертизы

В соответствии со статьей 241 УПК РК по делам об убийствах предусмот­ре­но обязательное назначение судебно-медицинской экспертизы для установ­ле­ния причины смерти, характера и степени тяжести причиненного вреда здо­ро­вью.

Вопросы, которые ставит следователь перед судебно-медицинским экспер­том, обусловлены результатами осмотра трупа на месте происшествия и уста­нов­ленными обстоятельствами события. В то же время существуют типичные вопросы, которые ставятся практически в каждом случае:

— когда наступила смерть?

— какова причина смерти?

— имеются ли на трупе какие-либо телесные повреждения? Если да, то како­вы их характер, локализация, механизм образования и степень тяжести? В ка­кой последовательности они наносились?

— каким орудием или оружием наносились повреждения?

— какие из телесных повреждений причинены прижизненно, какие после смер­ти?

— одним или несколькими орудиями причинены телесные повреждения?

— причинены ли повреждения орудиями, предоставленными в распоряжение экс­перта?

— как скоро после нанесения телесных повреждений наступила смерть и ка­ки­ми из них она была вызвана?

— способен ли был потерпевший после причинения ему повреждений совер­шить какие-либо самостоятельные действия – передвигаться, кричать и т.д.?

— могли ли повреждения быть нанесены самим потерпевшим или причинены другим лицом?

— каково было возможное взаиморасположение потерпевшего и нападавшего в момент причинения повреждения?

— имеются ли следы, указывающие на то, что поза трупа изменялась?

— есть ли в ранах инородные предметы, частицы, волокна, следы металлиза­ции?

— имеются ли следы, указывающие на возможную борьбу или самооборону?

— принимались ли потерпевшим незадолго до смерти алкоголь или нарко­ти­ки? Если да, то в какой степени опьянения он мог находиться перед смертью?

— принималась ли потерпевшим незадолго до смерти пища, какая и за какое вре­мя до наступления смерти? 109

В зависимости от способа совершения убийства на разрешения судебно-ме­дицинского эксперта могут быть поставлены и другие вопросы. Например, при смерти от огнестрельных повреждений необходимо поставить следующие во­просы:

— являются ли повреждения огнестрельными?

— где расположено входное и выходное отверстия? Каково было направление выстрела?

— с какого расстояния был произведен выстрел?

— одними или несколькими выстрелами были причинены повреждения?

— из оружия какого рода, какой системы (модели) и калибра произведены вы­стрелы? 110

^ При исследовании трупа, обнаруженного повешенным или с петлей на шее , ставятся такие вопросы:

— была ли шея сдавлена петлей при жизни или петля была наложена после смерти?

— наложена ли петля погибшим или другим лицом и какие данные на это ука­зы­вают?

— нет ли на шее повреждений, характерных для удавления руками?

— нет ли повреждений в области лица, в частности рта и носа, и если есть, то ка­ково их происхождение?

— каков характер странгуляционной борозды?

— соответствует ли форма странгуляционной борозды характеру петли, обна­руженной на трупе при осмотре?

— можно ли исключить возможность смерти от закрытия отверстий рта и носа?

— сколько времени труп находился в петле?

— однократно или многократно шея подвергалась сдавливанию?

^ При извлечении тела из водоема дополнительно подлежат разрешению следующие вопросы:

— наступила ли смерть в воде или в воду был сброшен труп?

— если смерть наступила до попадания тела в воду, то чем она была вызвана?

— если смерть наступила в воде, то утопление ли это было или другая при­чина и какая именно?

— сколько времени труп пробыл в воде?

Иные способы лишения жизни потерпевшего требуют постановки других до­полнительных вопросов 111 .

К объектам, подлежащим исследованию в порядке судебно-медицинской экс­пертизы вещественных доказательств, относятся кровь, пот, сперма, слюна, другие выделения человеческого организма, а также волосы, кости, ткани и внутренние органы.

Большей частью по делам об убийствах необходимо назначение комплекс­ной медико-криминалистической экспертизы, в частности для решения вопро­сов о механизме образования следов крови, об идентификации орудия преступ­ле­ния по следам на одежде, теле, внутренних органах и костях потерпевшего, о следах зубов и ногтей и т.д. 112

Не ограничиваясь теоретическими вопросами назначения судебно-меди- цинской экспертизы, хочу показать, каким образом судебно-медицинская экс­пер­тиза оказывает реальную помощь при расследовании убийств.

Исследованием целого трупа судебно-медицинский эксперт обычно без осо­бых затруднений определяет возраст трупа, а иногда, по специфическим про­фес­сиональным признакам, и род занятий (металлург, шахтер, медицинский ра­ботник, художник и т.д.), свойственные ему привычки, например, по упот­реб­лению наркотиков, алкоголя, курению. По останкам трупа, особенно кост­ным, в частности, конечностям, эксперт может определить возраст и половую при­над­лежность покойного 113 .

Для решения вопроса о возможности перемещения трупа и времени такого перемещения следует указать тот факт, что насильственная подвижка сустава, процесс окоченения которого уже начался, прекращает его, и окоченение этого сустава вообще не наступает (процесс окоченения трупа начинается примерно через 2-2,5 часа) 114 .

Изменение местоположения трупных пятен также может служить доказа­тель­ством того, что труп перемещали после смерти. Для того чтобы не спутать та­кие пятна с прижизненными повреждениями (синяками, кровоподтеками), па­тологоанатом делает срез ткани в этом месте. Синяки и другие прижизнен­ные повреждения возникают в результате разрыва сосудов и проникновения кро­ви в окружающие ткани; трупные пятна не имеют разрыва сосудов, и окру­жаю­щие ткани свободны от крови, а это позволяет точно установить природу дан­ного явления.

Иногда при соматической смерти может возникнуть окоченение, схожее с труп­ным. Так бывает у самоубийц при выстреле в грудную полость или выра­жа­ется в мертвой хватке оружия. Это не поддается имитации и, как правило, сви­детельствует о самоубийстве 115 .

По характеру повреждений на трупе можно сделать выводы и о характери­сти­ках личности убийцы: о его росте, о возрасте, физической силе, профессии, степени его знакомства с помещением, с жертвой.

Таким образом, определяя основные черты экспертизы, следует исходить из то­го, что она является формой преодоления проблемной познавательной ситуа­ции, возникающей в ходе расследования уголовного дела, требующей привле­че­ния специальных научных знаний. Судебно-медицинская экспертиза значи­тельно расширяет познавательные возможности следователя, позволяя исполь­зо­вать весь арсенал научных средств познания 116 .

^ 2.2 Последующий этап расследования по делам об убийствах

На последующем этапе расследования главная задача – принять правильное, обоснованное решение о дальнейшем направлении уголовного дела. Как пра­ви­ло, на данном этапе подозреваемый уже выявлен, и все следственные дейст­вия производятся с его непосредственным либо опосредованным участием.

^ 2.2.1 Допрос подозреваемого и обвиняемого при расследовании убийств

Согласно статье 68 УПК РК, подозреваемым по делу признается лицо, в от­но­шении которого на основаниях и в порядке, предусмотренных УПК РК, воз­буждено уголовное дело в связи с подозрением его в совершении пре­сту­п­ления, о чем ему объявлено следователем, либо осуществлено задержание, ли­бо при­менена мера пресечения до предъявления обвинения.

Допрос подозреваемого, который при умелом поведении, является эффек­тив­ным методом получения доказательств. Если данное лицо действительно при­частно к преступлению, то никто о преступлении не знает больше и лучше, чем оно само. Допрос подозреваемого – потенциальный источник самых разно­об­разных сведений о расследуемом убийстве 117 .

Некоторые следователи не считают обязательным сбор информации о лич­но­сти подозреваемого. Подобную позицию нельзя считать правильной, ибо та­кая информация в большинстве случаев способствует не только проведению до­проса, но и раскрытию преступления 118 .

Еще до задержания можно получить сведения о судимости подозреваемого, изучить его личные дела в военкомате, по месту работы, учебы, отбывания на­казания, добыть рассматриваемые сведения в ходе оперативно-розыскной дея­тельности. Если допросы на эту тему свидетелей из числа соседей, сослужив­цев, близких могут насторожить подозреваемого, их нужно отложить до его за­дер­жания. При изучении личности подозреваемого следует обратить внимание на его интеллектуальные качества: способность быстро или медленно делать пра­вильные выводы, умение находить любые (в том числе недостоверные) объ­яснения своим поступкам, излагать свои мысли склонность к многословию или немногословию; знание значения тех или иных фактов, приемов оказания про­тиводействия расследованию, наличие или отсутствие прежнего опыта та­кой деятельности. Выясняются также морально-волевые качества подозревае­мо­го: его отношение к совершенному убийству, потерпевшему (раскаяние, страх от­ветственности, оправдание собственных поступков, удовлетворение от со­деян­ного), взгляды на деятельность правоохранительных органов и конкрет­ных следователей; способность признавать свою вину либо упрямо настаивать на невиновности, несмотря на любые аргументы; умение скрывать свое состоя­ние 119 .

Некоторые сведения о названных свойствах личности подозреваемого могут быть получены еще при осмотре места происшествия и трупа. Например, дан­ные о жестоком убийстве, расчленении трупа, тщательности его сокрытия сви­де­тельствуют о том, что субъект преступления эгоистичен и склонен к оказа­нию упорного противодействия расследованию.

Сразу же после задержания рекомендуется освидетельствовать подозревае­мо­го и одновременно провести обыск по месту его жительства и работы, до­про­сить свидетелей из числа соседей, родственников, сослуживцев.

Какие же вопросы обычно выясняются при допросах данной категории лиц? Они группируются вокруг потерпевшего, обстоятельств убийства и постпре­ступ­ного поведения. В первой группе доминируют, конечно, вопрос об отно­ше­ниях допрашиваемого с потерпевшим, то есть знаком ли он был с ним и ес­ли да, то в качестве кого (родственника, друга, приятеля, соседа, сослуживца, слу­чайного знакомого), какие отношения связывали с ним (нейтральные, ин­тим­ные, неприязненные, конфликтные, враждебные) 120 .

Разумеется, среди первоочередных выясняются место и время убийства, как доп­рашиваемый и потерпевший оказались на месте происшествия. Существен­ное значение может иметь выяснение, как обвиняемый проник в помещение, где находился потерпевший. Безусловно, важны сведения об одежде, обуви, го­лов­ном уборе обвиняемого и имевшихся при нем иных вещах. Они помогают ото­ждествить преступника, особенно при наличии свидетелей-очевидцев. Вос­создать картину убийства помогают показания обвиняемого о том, как он и по­терпевший вели себя непосредственно перед убийством. Главный узел, несо­м­ненно, образуют вопросы, ответы на которые проясняют механизм убийства, да­вая представление о том, с помощью какого орудия, оружия, вспомогатель­но­го технического средства, каким способом причинены телесные поврежде­ния, в каком качестве и какой последовательности.

Допрос не будет полным без выяснения мотива и цели убийства; какими ве­ща­ми потерпевшего завладел допрашиваемый и куда их дел; что бросил или уте­рял на месте происшествия; куда, каким способом удалился с места престу­п­ления. Получению представления о характере убийства (предумышленное, си­туационное) и форме вины допрашиваемого может способствовать выясне­ние, когда, где и при каких обстоятельствах он приобрел орудие преступления.

Применительно к поведению подозреваемого после расследуемого события, пре­жде всего, выясняется, какие меры приняты им к сокрытию следов преступ­ле­ния. Трудно переоценить полезность выяснения допросом и таких бросаю­щих на него тень подозрения причин постпреступного поведения, как, напри­мер, посещение места происшествия после убийства с целью уничтожения сле­дов; неучастие в похоронах потерпевшего, являющегося его родственником, дру­гом, приятелем, сослуживцем; изменение своей внешности с помощью па­ри­ка, на­кладных усов, бороды, перемены прически путем гримирования; вне­запный отъезд из места жительства 121 .

Определенный набор вопросов характерен для допроса обвиняемого в слу­ча­ях отрицания им своей причастности к убийству. Если, по словам допраши­вае­мо­го, убийство в его присутствии совершил другой человек, задается во­п­рос, зна­ет ли он его, если нет, то каковы признаки его внешности.

Оценке показаний обвиняемого может способствовать выяснению, находился ли он в обществе потерпевшего накануне преступления. При положитель­ном ответе на этот вопрос выясняется, где, в какое время, с какой целью, в чьем присутствии они встретились и расстались.

Проверке версии о причастности обвиняемого к убийству способствует уста­нов­ление на допросе, имел ли он доступ к находящемуся под особым контро­лем средству, которым причинена смерть (взрывчатки, ядовитому веществу).

При обнаружении у подозреваемого вещей потерпевшего и отрицании им фак­та неправомерного завладения ими на допросе необходимо выяснить, ког­да, где, у кого допрашиваемый приобрел соответствующие предметы; если ку­пил, то за какую сумму; где взял нужные денежные средства; кто, в присутст­вии кого, каким способом доставил вещи в жилище обвиняемого; кому послед­ний рассказывал о приобретении вещей.

В зависимости от поведения подозреваемого на допросе и информации, ко­то­рой располагает следователь, можно выделить несколько типичных ситуа­ций допроса. Наиболее простыми из них являются те, в которых есть очевидцы ли­шения жизни потерпевшего и подозреваемый не отрицает своей виновности, подтверждаемой и другими доказательствами 122 .

Более сложные ситуации складываются, когда очевидцы не наблюдали пол­но­стью обстоятельств преступного события, а видели подозреваемого на месте про­исшествия после убийства. При таких обстоятельствах некоторые задер­жан­ные отрицают свою причастность к расследуемому событию, утверждают, что случайно оказались на месте преступления и наткнулись на труп. Имею­щие­ся на них следы крови они объясняют случайным касанием трупа потер­пев­шего или нейтральными признаками, так же как и происхождение повреж­де­ний на своих одежде и теле. Здесь в ходе допроса рекомендуется использо­вать приемы детализации показаний как в части, касающейся расследуемого со­бытия, так и обстоятельств возникновения обнаруженных у допрашиваемого следов.

Если подозреваемый утверждает, что получил повреждения незадолго до пре­ступления в результате не связанных с ним событий, указываемое им место ос­матривается, а обнаруживаемые следы сравниваются с его показаниями.

В ходе допроса подозреваемого предъявляются данные, опровергающие его по­казания. Приемы их предъявления во многом зависят от свойств личности и состояния допрашиваемого. Если подозреваемый чувствует себя неуверенно, ко­леблется, ему можно предъявить сведения, обладающие большей дока­за­тель­ственной силой. Когда допрашиваемый демонстрирует готовность к дли­тель­ному сопротивлению, информацию целесообразнее предъявлять ему с на­рас­тающей силой. Причем это должны быть только такие данные, которым нель­зя дать другое (ложное) объяснение. Одновременно следователь должен при­ме­нять приемы эмоционального воздействия – пресечение лжи, демонстра­ция бесперспективности оказываемого противодействия и преимуществ пози­тив­ного поведения 123 .

Еще более сложные ситуации возникают, когда при отсутствии очевидцев по­дозреваемый утверждает, что вынужден был совершить убийство в состоя­нии необходимой обороны или что смерть наступила в результате несчастного слу­чая. Здесь, как и в ранее рассмотренной ситуации, его показания должны быть предельно детализированы. Как правило, субъект преступления, задер­жан­ный вскоре после убийства, не в состоянии продумать все детали выдви­гае­мой ложной версии события. Отдельные моменты ему приходится до­мыс­ли­вать уже в ходе допроса. Иногда спешно подготавливаемые объяснения про­ти­воре­чат другим элементам версии, неадекватной действительности, но упор­но про­ти­водействующие субъекты, когда им показывают несостоятельность этих объ­яснений, пытаются дать другие, не более объективные. Чтобы избе­жать по­доб­ного, применяются в совокупности такие приемы допроса, как пре­дельная де­тализация и “допущение легенды”.

В некоторых случаях сведения, опровергающие ложные показания субъекта преступления, могут быть предъявлены ему еще в ходе первого допроса. Для еще более полной детализации событий подозреваемому можно предложить ука­зать на схеме место, где потерпевший случайно получил телесные повреж­де­ния или напал на допрашиваемого, и т.д.

Подозреваемые, отрицающие факт пребывания на месте преступления, не­ред­ко предъявляют алиби, а потому должны быть подробно допрошены о мес­те нахождения в момент совершения убийства, о событиях, там происходив­ших, и его участниках. Также рекомендуется использовать приемы “допуще­ния ле­генды” и детализации показаний подозреваемого. Желательно сразу же ана­ли­зировать получаемые показания с целью выявления неточностей и про­ти­во­ре­чий. При обнаружении таковых в ходе допроса выясняются их причины. Ес­ли и это не заставит подозреваемого отказаться от ложного алиби, то позво­лит про­верить его намерения по оказанию упорного противодействия следст­вию 124 .

Ложное алиби опровергается данными о том, что лица, находившиеся в ука­зываемом ими месте, не видели допрашиваемого, что отсутствовали называе­мые им объекты и не происходили описываемые им события. Естественно, что эти сведения должны предъявляться после проверки показаний подозревае­мо­го. Его также можно ознакомить с протоколами допросов свидетелей, кото­рые бы­ли в названном им месте в интересующее следствие время.

Второй способ преодоления противодействия подозреваемого – предъявле­ние ему доказательств его присутствия на месте преступления, а затем данных, свидетельствующих о его причастности к убийству.

Этот вариант допроса возможен, если следствие располагает прямыми дока­за­тельствами причастности лица к убийству, что на первоначальном этапе бы­ва­ет редко. Такими доказательствами могут быть лишь показания очевидцев, заключения экспертиз о том, что отпечатки пальцев на орудиях преступления най­денных на месте его совершения, оставлены подозреваемым, что на теле и одежде потерпевшего имеются микроследы одежды и организма допрашивае­мо­го.

По названным причинам более целесообразно предъявление в совокупности данных, свидетельствующих как о недостоверности выдвигаемого алиби, так и о причастности подозреваемого к убийству. Причем, чтобы исключить его ссыл­ки на неточность, допущенные при фиксации показаний, следует первона­чально допросить подозреваемого в той части, которая опровергается собран­ными данными, и его ответы занести в протокол. Желательно получить не про­с­то утвердительный ответ, а показания об опровергаемых событиях, обстоя­тель­ст­вах. После фиксации подобного ответа в протоколе подозреваемому пред­ла­гается ознакомиться с показаниями и удостоверить их своей подписью. Да­лее ему предъявляются данные, собранные следствием, и выясняются, чем допра­шиваемый может объяснить противоречия между ними и его показа­ния­ми.

На этой стадии следователь не должен торопиться с записью ответов. Он обя­зан разъяснить ему значение предъявляемых доказательств, указать на факты, которые они подтверждают. Допрашивающий может выдвигать доказа­тельства в разной последовательности, чтобы ограничить возможность подоз­ре­ваемого в даче новых ложных объяснений. Подобные операции призваны убе­дить субъек­та преступления в бесплодности попыток оказания противодей­ст­вия расследова­нию 125 .

Обвиняемым признается лицо, в отношении которого вынесено постановле­ние о привлечении в качестве обвиняемого (статья 69 УПК РК).

Подготовка постановления о привлечении в качестве обвиняемого в ряде слу­чаев связана с определенными трудностями. Несмотря на то, что к этому мо­менту следствие уже располагает доказательствами, однозначно свидетель­ст­вующими о причастности обвиняемого к убийству, некоторые моменты пре­ступ­ного события могут быть неизвестны. Несомненно, нужно стремиться к по­лучению максимально полных знаний о расследуемом событии, но это не все­гда возможно. В подобных ситуациях недопустимо прибегать к домыслам, не основанным на собранных по делу доказательствах. Нужно помнить, что про­явление следователем неосведомленности при изложении инкриминируе­мо­го обвиняемому деяния может послужить причиной утаивания им некото­рых фак­тов 126 .

Фабула обвинения должна быть изложена предельно четко. В ней указыва­ют­ся место, время, мотив и способ совершения убийства, выявленные обстоя­тель­ства, отягчающие и смягчающие вину субъекта. Следователь должен быть го­тов к тому, что после ознакомления с постановлением обвиняемый откажет­ся подписывать его в связи с полным или частичным отрицанием своей вины. Об­виняемому должно быть разъяснено, что своей подписью он удостоверяет лишь факт объявления ему постановления и разъяснения процессуальных прав.

Следователь обязан прогнозировать поведение обвиняемого на допросе, учи­тывая его предыдущее поведение, свойства личности, данные о намерении ока­зать противодействие и другие обстоятельства, характеризующие сложив­шуюся ситуацию 127 .

Основным отличием допроса подозреваемого от допроса обвиняемого явля­ется то, что в ходе последнего больше используются доказательства, чем дру­гие виды информации, собранной по делу. Способы предъявления доказа­тельств избираются в зависимости от условий реальной следственной ситуации и свойств личности обвиняемого.

Доказательства могут предъявляться по одному, в сочетании или всей сово­купностью, с нарастающей силой (от косвенных к прямым, от фактических дан­ных устанавливающих промежуточные факты, к доказывающим главный).

Предъявление доказательств большей силы, прежде всего, основывается на их значении для установления главного факта – выполнения виновным дейст­вий по лишению жизни потерпевшего. Иногда требуется учитывать значение фак­тических данных для обвиняемого оказывающего противодействие. Неко­то­рые из них связывают успех своего противодействия с тем, что следствию не удается выявить те или иные скрываемые обстоятельства. Обнаружение по­след­них и предъявление доказательств их установления в ряде ситуаций позво­ля­ет преодолеть противодействие обвиняемых, испытывающих неуверенность в эффективности своих действий, эмоционально неустойчивых, не способных к длительному сопротивлению.

Для обвиняемых, выдвигающих ложные алиби, решающее значение могут иметь доказанные факты их сговора с лжесвидетелями и отсутствия в указы­вае­мом ими месте. Поэтому здесь возможно предъявление доказательств уста­нав­ливающих названные факты.

Приведем еще некоторые тактические приемы в условиях конфликтной си­туа­ции допроса обвиняемого:

— побуждение допрашиваемого к раскаянию путем формирования у него внут­реннего протеста против совершенных действий;

— разъяснение допрашиваемому современных возможностей криминалисти­че­ской науки и техники, данных других наук для установления истины;

— замаскированная постановка основного вопроса, косвенный допрос;

— изменение (убыстрение или замедление) темпа допроса;

— использование звукозаписи в тактических целях. Этот прием был применен следователем Н.Н. Китаевым. Ведя расследование по очень сложному делу, он по­лучил оперативную информацию о сильном эмоциональном воздействии на об­виняемого одной лирической песней. В напряженный момент допроса, как бы вне связи с ним, была негромко воспроизведена магнитофонная запись этой пес­ни, которая заставила допрашиваемого расчувствоваться и, в конечном счете, дать правдивые показания 128 .

— использование эффекта внезапности в различных формах;

— изложение допрашиваемому вероятного хода событий;

— создание у допрашиваемого преувеличенного представления об осведом­ленности следователя;

— маскировка истинных целей следователя при проведении допроса, направ­ленная на выявление преступной осведомленности допрашиваемого о рассле­дуемом событии;

— разъяснение допрашиваемому истинного значения, смысла чувства ложно­го “товарищества” при расследовании групповых преступлений;

— использование конфликтов и противоречий между соучастниками;

— использование факта дачи показаний соучастниками;

— побуждение к даче показаний путем сообщения об изобличающих допра­ши­ваемого показаниях соучастника;

— демонстрация специально подобранных следователем объектов, сходных с объектами преступного посягательства и другими объектами, имеющими от­но­ше­ние к расследуемому преступлению с целью формирования и возбуждения у допрашиваемого определенных ассоциативных связей 129 .

По окончании допроса обвиняемого составляется протокол допроса.

Практика свидетельствует, что наиболее типичная ошибка состоит в подме­не доказательств виновности обвиняемого доказательствами, указывающими на совершение преступления. Существуют доказательства, которые подтвер­жда­ют сам факт преступления, но отнюдь не указывают на личность преступ­ни­ка. Так, протокол осмотра места происшествия и трупа, а также судебно-ме­ди­цинская экспертиза трупа обычно подтверждают факт убийства, дают оп­ре­де­ленные сведения об орудии и механизме преступления, но не указывают на лич­ность конкретного преступника.

Если доказательств виновности определенного лица еще не достаточно, то сле­дует продолжить работу по их собиранию до тех пор, пока не будет полу­че­на достаточная совокупность доказательств. Для обеспечения полноты и все­сто­ронности при решении вопроса о привлечении в качестве обвиняемого не­об­ходимо иметь такую совокупность доказательств, которая без признания об­ви­няемого была бы достаточна для предъявления обвинения 130 .

Готовая дипломная работа

«СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА ПРИ ОГНЕСТРЕЛЬНЫХ ПОВРЕЖДЕНИЯХ»

Предмет: Судебная медицина

Отзывы

Поделиться

Любое расследование и судебное разбирательство, связанное с нарушением уголовного или гражданского законодательства по делам против жизни, здоровья, достоинства личности, здоровья населения, требуют обязательного проведения судебно-медицинской экспертизы. Поэтому знание судебной медицины необходимо всем ее участникам: с одной стороны — следователю, прокурору, адвокату, судье; с другой — судебно-медицинскому эксперту или врачу-эксперту, а также самому свидетельствуемому или его близким.
История применения огнестрельного оружия начинается с XIV века, когда оно было впервые использовано в сражении при Креси (1346 г.). Поначалу оно предназначалось исключительно для ведения боевых действий. Позднее появилось охотничье, спортивное и сигнальное оружие. В последнее время огнестрельный принцип стал использоваться в различных орудиях труда. Несмотря на определённые ограничения, некоторая часть населения получает доступ к огнестрельному оружию, что создаёт предпосылки для его использования в противоправных целях. Обладая большой мощностью, ручное огнестрельное оружие представляет огромную опасность для жизни и здоровья людей. Огнестрельные повреждения практически любой локализации способны повлечь за собой смертельный исход. Применения многозарядного автоматического оружия нередко к гибели людей в короткий промежуток времени. Всё это создаёт несомненную общественную опасность происшествий связанных с применением ручного огнестрельного оружия, и служит поводом для проведения предусмотренного законом расследования.
Быстротечность инцидентов, в которых используются огнестрельное оружие, даже при наличии свидетелей, не позволяет в большинстве случаев восстановить истинную картину происшедшего без помощи специалиста. Вот почему назначение судебно-медицинской экспертизы огнестрельных повреждений является обязательным существенным действием, а результаты экспертных исследований нередко считают одним из решающих источников доказательств при проведении подобных расследований.
Огнестрельные повреждения в последние годы заняли важное место среди объектов судебно-медицинской экспертизы.
Под огнестрельными повреждениями понимают такой вид механической травмы, который происходит в результате выстрела из огнестрельного оружия, от взрыва снаряда, гранаты, запала или какого-либо взрывчатого вещества. Характер огнестрельных ранений зависит в первую очередь от особенностей оружия и боеприпасов.
Судебно-медицинская экспертиза огнестрельных повреждений с учетом данных осмотра места происшествия и всех обстоятельств дела может оказать большую помощь при расследовании.
Актуальность темы.
Анализируя и систематизируя материал по теме «Судебно-медицинская экспертиза при огнестрельных повреждениях» мы неизбежно сталкивались с неотъемлемостью применения различного рода судебно-медицинских экспертиз на всех стадиях уголовного процесса. Интерес к данному вопросу носит всеобщий характер, ведь практически каждый участник уголовного процесса, так или иначе, сталкивается с необходимостью проведения какой- либо экспертизы для внесения ясности в обстоятельства дела. В связи с этим решающее значение приобретает вопрос о постоянном совершенствовании действующего механизма проведения и реализации результатов СМЭ в уголовном процессе.
Степень разработанности.
Наиболее сложной формой исследования вещественных доказательств является экспертиза. Экспертным путем устанавливаются свойства предметов, требующие для своего выявления специальных познаний и, как правило, сложного оборудования (среди которых ультрафиолетовые осветители, применяющиеся для обнаружения следов биологического происхождения и других латентных следов; микроскопы; электронные оптические преобразователи, фото- и видеотехника, автоматизированные поисковые системы, построенные на современных высокопроизводительных компьютерах, и др.). Для того чтобы правильно применять в необходимых случаях эксперт должен обладать специальными познаниями.
Экспертиза нередко выступает в качестве эффективного средства установления обстоятельств дела. Она позволяет использовать в процессе расследования и судебного разбирательства уголовных дел весь арсенал современных научно-технических средств и является основным каналом внедрения в судебно-следственную практику достижений научно-технической революции.
Однако, несмотря на многочисленные исследования, способы и приемы проведения экспертиз и реализации их результатов постоянно изучаются и усовершенствуются.
Цель дипломного исследования – изучить порядок назначения судебно-медицинской экспертизы и порядок реализации её результатов в уголовном процессе.
Задачи исследования:
— исследовать развитие нормативных актов о судебно-медицинских экспертизах в контексте уголовного права;
— проанализировать понятие экспертиза и правомерность ее применения;
— анализ понятия судебно-медицинской экспертизы и ее видов;
— выделить как позитивные, так и негативные моменты судебно-медицинской экспертизы;
— выявить круг вопросов, подлежащих правовой регламентации в современный период развития законодательства о судебно-медицинской экспертизе в Российской Федерации.
Все это и определило выбор темы настоящего дипломного исследования.
Предметом исследования являются медицинские, медико-биологические вопросы, возникающие при проведении дознания, предварительного следствия и судебного разбирательства, которые решаются путем проведения судебно-медицинской экспертизы.
Объект исследования является судебно-медицинская экспертиза, применяемая при огнестрельных повреждениях.
При написании данной дипломной работы были использованы труды следующих авторов: В.И. Акопова, В.Н. Волкова, А.В. Датия, В.Я. Карлова, Г.С. Николаевой, С.В. Зинина, Э.С. Гордона, И.В. Беликова, В.Б. Кана, В.Л. Попова, В.И. Прозоровского, Н.Д. Эриашвили и др.
Методика и методология работы.
В своей дипломной работе мною был использован формально-юридический метод исследования, метод анализа, синтеза, индукции и дедукции, а также системно-структурный метод, т.к. данный метод наиболее эффективен при исследовании сложных, динамичных систем, состоящих из множества взаимодействующих элементов, которые образуют относительную устойчивость. Основными направлениями в своей работе мною был выбран анализ как самого понятия экспертиза, так и анализ понятия судебно-медицинской экспертизы при огнестрельных повреждениях.
Структура дипломной работы.
Данная работа состоит: из реферата, списка обозначений и сокращений, введения, основной части, заключения, списка используемых источников и приложения.
Основная часть состоит из трёх глав.

В ходе работы над дипломным проектом, мною было изучено значительное количество литературы, что позволило мне придти к определенным выводам, которые я постарался изложить в содержании данной работы.
Вопрос, на который пал мой выбор очень интересен в связи тем, что судебно-медицинская экспертиза нередко выступает в качестве эффективного средства установления обстоятельств дела. Она позволяет использовать в процессе расследования и судебного разбирательства уголовных дел весь арсенал современных научно-технических средств и является основным каналом внедрения в судебно-следственную практику достижений научно-технической революции. В связи с этим в настоящее время, решающее значение приобретает вопрос о постоянном совершенствовании действующего механизма проведения и реализации результатов судебно-медицинской экспертизы в уголовном процессе.
При рассмотрении уголовных дел суды нередко используют специальные познания в различных формах. При этом основной формой их использования является экспертиза. Она предусмотрена УПК. Для осуществления экспертизы необходимо совершить определенное процессуальное действие, которое нашло свое закрепление в ведомственных инструкциях и положениях. Экспертиза имеет свои особенности, которые отличают ее от других процессуальных действий, имеет свои принципы, структуру и содержание. Существуют различные виды СМЭ, о них более подробно говорится на страницах данной работы. Экспертиза имеет процессуальное закрепление: все действия эксперта должны быть процессуально оформлены и изложены в заключении эксперта.
Однако, несмотря на многочисленные исследования, способы и приемы проведения экспертиз и реализации их результатов постоянно изучаются и усовершенствуются.
Заключение эксперта имеет структуру и содержание, которые закреплены законом. Оно имеет важное значение для разрешения судебных и следственных вопросов.
Чтобы заключение эксперта приобрело доказательственное значение необходимо подвергнуть его оценке, которая осуществляется на всех этапах расследования уголовного дела и в суде.
Многие юристы и процессуалисты уделяют большое внимание именно этой стадии при решении вопроса о принадлежности заключения эксперта к источникам доказательства и о его доказательственном значении для решения дела.
Необходимо отметить, что, осуществляя оценку заключения эксперта, суды и следственные органы часто допускают ошибки, касающиеся:
1) принадлежности доказательств к обвинительным либо к оправдательным;
2) доказательственной ценности косвенных доказательств;
3) доказательственной ценности выводов эксперта.
Эти ошибки могут отрицательно отразиться на ходе дела и на вынесении приговора судом.
Заключение эксперта может быть источником, как прямых, так и косвенных доказательств, в зависимости от того какие обстоятельства подлежат доказыванию по конкретному делу.
Определение доказательственного значения заключения эксперта является последней стадией оценки заключения эксперта.
Заключение эксперта имеет большое доказательственное значение, в нем зафиксированы обстоятельства имеющие решающее значение, от них зависит судьба дела.
В процессе написания дипломного проекта были достигнуты главные задачи нашего исследования, среди них такие как:
— исследовано развитие нормативных актов о судебно-медицинских экспертизах в контексте уголовного права;
— проанализировано понятие экспертиза и правомерность ее применения;
— проведён анализ понятия судебно-медицинской экспертизы и ее видов;
— выделены как позитивные, так и негативные моменты судебно-медицинской экспертизы;
— выявлен круг вопросов, подлежащих правовой регламентации в современный период развития законодательства о судебно-медицинской экспертизе в Российской Федерации.
Заканчивая дипломную работу, хотелось бы отметить, что законодательство РФ уделяет огромное внимание объективности эксперта, при осуществлении, последним, экспертных действий, которые гарантируются рядом процессуальных норм. Возможности СМЭ огнестрельных повреждений существенно расширились. Это касается всех сторон исследования этой проблемы, в месте с тем во многих основных её разделах есть важные нерешённые задачи.
Конечной целью исследований является разработка экспертных критериев, идентифицирующих ранящий снаряд, огнестрельное оружие и условия выстрела. Важным этапом на пути к достижению этой цели является установление закономерностей формирования огнестрельных повреждений в зависимости от влияния конструктивных и динамических свойств оружия и огнестрельного снаряда, а также условий окружающей среды и свойств поражаемой части тела. Здесь речь идёт о механизме формирования огнестрельного повреждения при воздействии не только ранящего снаряда, но и ряда других повреждающих факторов выстрела. Решение задач этого уровня исследований на пути непосредственного наблюдения в рамках эксперимента процесса воздействия на биологические ткани и органы повреждающих факторов выстрела либо опосредовано — изучением структурных изменений в зоне поражения при исследовании практического экспертного материала.
Установление закономерностей формирования огнестрельной раны должно послужить основой для выявления таких морфологических особенностей огнестрельного повреждения, которые объективно отражают конструктивные особенности применённого оружия, варианты условий выстрела. При экспертизе живых людей, получивших слепые ранения, свойства поражающего снаряда могут быть установлены путём анализа его изображений на рентгенограммах. Вполне естественной является разработка таких методических приёмов, которые позволили бы объективно, быстро и экономично выявлять на рентгенограммах морфологические признаки, характеризующие огнестрельный снаряд, оружие и условие выстрела.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

Материалы судебной и иной практики
47. Материалы прохождения производственной практики в Моршанском ОВД Тамбовской области. 2008 г.

Судебно-медицинская экспертиза

Глава 1. Краткие сведения из истории судебной медицины

Глава 2. Становление и развитие судебно-медицинской экспертизы:

2.1 Судебно-медицинская экспертиза в СССР

2.2 Судебно-медицинская экспертиза в Российской Федерации

Глава 3. Современная система и задачи судебно-медицинской экспертизы в Российской Федерации:

3.1 Судебно-медицинская экспертиза МО РФ

3.2 Структура экспертных учреждений Министерства здравоохранения и социального развития РФ

Список использованных источников

Актуальность темы исследования.

Как известно, предварительное и судебное следствие по уго­ловному делу – это всегда ретроспективное познание данных о событии, нередко характеризующемся не поддающимися наблю­дению процессами либо процессами, признаки которых понятны только специалистам. Да и само ретроспективное восстановление картины преступления по следам предполагает неизбежное при­влечение инструментальных, лабораторных и иных специальных методов исследования. Поэтому институт специальных знаний со­ставляет неотъемлемую и очень важную часть как практической деятельности по собиранию, проверке и оценке доказательств, так и ее уголовно-процессуальной формы.

Еще в Уставе уголовного судопроизводства Российской им­перии (ст. 325) говорилось: «Сведущие лица приглашаются в тех случаях, когда для точного уразумения встречающегося в деле обстоятельства необходимы специальные сведения или опытность в науке, искусстве, ремесле, промысле или каком-нибудь заня­тии».

Современное уголовно-процессуальное законодательство достаточно подробно регламентирует формы и возможности ис­пользования результатов применения специальных знаний в про­цессе расследования и раскрытия преступлений.

В соответствии с УПК РФ использование специальных зна­ний осуществляется путем:

назначения и производства судебных экспертиз;

привлечения специалиста к участию в процессуальных дей­ствиях для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применения технических средств в ис­следовании материалов уголовного дела, для постановки вопро­сов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопро­сов, входящих в его профессиональную компетенцию.

Наиболее частыми в практике правоохранительных органов на сегодняшний день являются криминалистические, судебно- медицинские, судебно-химические, судебно-психиатрические, а в последние годы – психолого-психиатрические экспертизы. Каждая из них – самостоятельный вид экспертизы, которую вправе проводить эксперты, имеющие соответствующую специ­ализацию.

Следует признать, что в ходе расследования преступлений, особенно насильственных, чаще всего приходится прибегать к использованию специальных знаний в области судебной меди­цины, что требует самостоятельного детального рассмотрения вопросов, касающихся назначения и производства судебно-ме­дицинских экспертиз.

Все это свидетельствует о необходимости рассмотрения судебно-медицинской экспертизы в данной дипломной работе.

Цели и задачи работы. Цель данной работы состоит в рассмотрении судебно-медицинской экспертизы.

Для достижения поставленной цели в работе решаются следующие частные задачи:

рассмотреть краткие сведения из истории судебной медицины;

рассмотреть судебно-медицинскую экспертизу в СССР;

рассмотреть судебно-медицинскую экспертизу в Российской Федерации;

рассмотреть судебно-медицинскую экспертизу МО РФ;

рассмотреть структуру экспертных учреждений Министерства здравоохранения и социального развития РФ.

Объект исследования – судебно-медицинская экспертиза.

Предметом исследования являются общественные отношения, связанные с рассмотрением судебно-медицинской экспертизы.

Дипломная работа состоит из введения, основной части, трех глав, заключения и списка использованной литературы.

Глава 1. Краткие сведения из истории судебной медицины

Зарождение судебной медицины прямо связано с возник­новением государственной власти. В письменах Древнего мира (Рима, Греции, Индии, Китая) имеются свидетельства о при­влечении лиц, сведущих в медицине, для решения некоторых специальных вопросов, связанных с установлением причины смерти или причинением вреда здоровью.

Выдающимися историческими памятниками судебной ме­дицины являются труды по судебной медицине «Си Юань-лу», написанные Суп Цы в 1247 году. Это пятитомное сочинение обоб­щает все знания по судебной медицине, известные к тому вре­мени. Отдельные варианты труда были распространены на Восто­ке: Японии, Корее, странах Индокитая.

Выделение судебной медицины как науки и медицинской специальности в государствах Европы следует отнести к периоду утверждения Карлом V Уголовного уложения, известного под названием «Каролина» («Lех Karolin») (1532).

Большой теоретический и практический вклад в развитие судебной медицины внесли врачи разных специальностей, но, прежде всего, хирурги Амбруаз Паре, Парацельс. Их работы были посвящены вопросам о степени тяжести телесных повреждений, установления девственности, смерти от механической асфиксии.

В 1690 г. Бонном в Лейпциге выпущено сочинение под названием «Судебная медицина», где термин «судебная медицина» вводится впервые, и этот год считается официальным годом формирова­ния судебной медицины как науки.

В 18 в. в Европе вышли труды Пленка «Токсикология, или наука о ядах и противоядиях», «Элементы судебной меди­цины и хирургии», Гмелина «Всеобщая история ядов», Фодера «Руководство по судебной медицине» в 3 томах, которые стали основой лекционных курсов по судебной медицине на медицин­ских факультетах университетов.

В конце 18 — начале 19 в. в ряде университетов Бель­гии, Франции, Австро-Венгрии, Швейцарии, Румынии судеб­ную медицину преподавали вместе с курсом нормальной и пато­логической анатомии, а в 19 в. судебная медицина выделяется как самостоятельная дисциплина и создаются самостоятельные кафедры полицейской и судебной медицины.

В России развитие судебной медицины начинается с 1716 года. Артикулом 154 Воинского устава Петра I было регламентировано обязательное вскрытие трупов в случаях подозрения на насиль­ственную смерть, а в 1746 г. было введено обязательное вскры­тие трупов лиц, умерших скоропостижно.

Введение в России в 1864 г. гласного судопроизводства стимулировало развитие судебной медицины. Этому способствовало разви­тие фундаментальных и прикладных наук названного периода. Во второй половине 19 в. судебная медицина в российских универси­тетах преподавалась совместно с анатомией и физиологией.

Новым университетским уставом, принятым в 1884 г., были учреждены самостоятельные кафедры судебной медицины во всех ведущих университетах России (Московском, Казанском, Томс­ком).

В этот период появляются труды крупных ученых — судеб­ных медиков: Е.В. Пеликан «Опыт приложения современных физико-химических исследований к учению о ядах», И.М. Гвоздева «Первичный осмотр мертвого тела», И.И. Ней-динга, П.А. Минакова, Н.П. Ивановского, Н.С. Бокариуса, Н.В. Попова и многих других, — посвященные актуальным воп­росам судебной медицины.

После революции 1917 г. была реорганизована вместе с сис­темой медицинской службы и судебно-медицинская экспертиза.

В 1924 г. при Наркомздраве РСФСР была учреждена должность главного судебно-медицинского эксперта с организацией учреж­дений судебно-медицинской экспертизы при областных и крае­вых отделах здравоохранения.

Созданная в Москве в 1923 г. Центральная судебно-меди­цинская лаборатория в 1931 г. была преобразована в НИИ судеб­ной медицины.

В период Великой Отечественной войны возникла военная судебно-медицинская экспертиза. Она была выделена как самостоятельная служба в системе Главного медицинского управле­ния Министерства обороны.

На современном этапе военная су­дебно-медицинская экспертиза проводит ряд сложных экспер­тиз, связанных как с причинением телесных повреждений (ра­нений) во время боевых действий (осколочных, огнестрельных и др.), так и по вопросам идентификации трупов неизвестных лиц.

Печатным органом общества судебных медиков является журнал «Судебно-медицинская экспертиза», который выходит с 1958 года.

Глава 2. Становление и развитие судебно-медицинской экспертизы

. Судебно-медицинская экспертиза в СССР

Научное решение вопросов, касающихся организации судебно-медицинской экспертизы и судебно-медицинских экспертных учреждений, возможно только на основе всестороннего изучения современной практики и учета исторического опыта. Однако эти вопросы в СССР изучены слабо и почти не освещены в юридической литературе.

Сразу же после Октябрьской революции Советская власть приступила к созда­нию своего государственного аппарата и принятию законодательных актов, призван­ных обеспечивать коренные социально-экономические и политические преобразования в стране. Декретом ВЦИК от 7 декабря 1917 г. были в основном упразднены госу­дарственно-правовые структуры и институты старой России. В числе подвергнутых слому институтов оказалась и весьма несовершенная судебно-медицинская служба, находившаяся тогда в ведении Министерства внутренних дел. Этим были созданы определенные условия для развития новых правоохранительных органов и связанных с ними государственно-правовых институтов. Учреждение советских правовых струк­тур и осуществление мероприятий, направленных на регулирование методов их ра­боты, способствовали созданию судебно-медицинской экспертизы.

В частности, уже 23 июля 1918 г. Народным комиссариатом юстиции РСФСР была издана инструкция «Об организации и действии местных народных судов»1, в которой указывалось на необходимость более широкого использования в судебных процессах различных, в том числе судебно-медицинских, экспертиз. Тогда же судебно-медицинская служба была включена в систему органов здравоохранения. 22 декабря 1917 г. в Петрограде был образован Совет врачебной коллегии.

Положение Наркомздрава от 28 февраля 1919 г. «О правах и обязанностях го­сударственных медицинских экспертов» установило, что о результатах освидетель­ствования живого лица и освидетельствования мертвого тела составляется акт меди­цинской экспертизы. Первые две части такого «акта» — введение и описательная часть — именовались протоколом, который подписывал не только эксперт, но и дру­гие присутствующие лица. Заключительную же часть «акта» подписывал только эксперт. Заключение эксперта, составленное с соблюдением предписанных законом условий, приобретало обязательную силу для частных лиц и учреждений различных ведомств.

Согласно Положению о военных следователях, утвержденному Приказом Рев­военсовета от 30 сентября 1919 г., сведущие лица приглашались к участию в осмот­ре. Предусматривался судебно-медицинский осмотр (ст. 39). Заключение сведущих лиц излагалось в особом акте, составлявшемся экспертом. В такой обрисовке экспер­тиза фактически не отделялась от осмотра («сложный осмотр»).

Эти нормативные акты придавали заключению судебно-медицинских экспертов самостоятельное значение. Особенно ясное выражение такой подход получил в сов­местном Постановлении Наркомздрава и Наркомюста от 24 октября 1924 г. «О су­дебно-медицинских экспертах», где прямо говорилось, что заключение эксперта имеет обязательную силу, а при несогласии с ним судебно-следственных властей вопрос передается в вышестоящую судебно-медицинскую инстанцию. Судебно-медицинский эксперт признавался научным судьей фактов и наделялся правом сбора доказа­тельств, истребования вещественных доказательств и документов, правом проведения следственных действий (осмотров, допросов).

Отмеченное выше обстоятельство фактически было попыткой воскресить в но­вых условиях взгляды русского дореволюционного ученого Л. Е. Владимирова о том, что «эксперты, основывающие свои заключения па какой-либо науке, суть научные судьи».

Согласно этому постановлению результаты экспертизы излагались в заключе­нии, две первые части которого именовались протоколом.

Во всех этих актах явственно просматривается стремление придать деятельно­сти судебно-медицинского эксперта самостоятельное, автономное значение, а судебно-медицинской экспертизе — самодовлеющую роль, тенденция трактовать заключение судебно-медицинского эксперта как научный приговор, не подлежащий оценке следо­вателем и судом.

В то же время экспертиза по форме своего проведения сливалась с осмотром и освидетельствованием, в чем явственно просматривалась старая концепция, в соот­ветствии с которой судебная экспертиза рассматривалась как вид следственного осмотра.

Но и в последующий период, когда уже не утверждалось, что судебно-меди­цинский эксперт — это судья фактов, процессуальный порядок проведения экспертизы отразил в себе взгляд на судебно-медицинскую экспертизу как на элемент, состав­ную часть осмотра. Так, УПК РСФСР 1922 г.1 устанавливал, что лицо, вызываемое в качестве эксперта, обязано явиться, участвовать в осмотрах и освидетельствова­ниях и давать заключение (ст. 68). Отсюда вытекает, что заключения давались в результате осмотра или освидетельствования, проводимого экспертом. В другом месте Кодекса говорилось, что протоколы вскрытия и медицинского освидетельство­вания составляются врачом и подписываются следователем (ст. 198). Из этого выте­кало, что осмотр и вскрытие, а также медицинское освидетельствование — это уже не следственное, а экспертное действие. По-видимому, заключение судебно-медицин­ского эксперта должно было следовать после протокола.

По УПК РСФСР 1922 г. судебно-медицинская экспертиза, не связанная с осмотром или освидетельствованием, проводилась в форме допроса эксперта. По окончании экспертизы составлялся протокол допроса эксперта. Указание на процеду­ру получения заключения эксперта в законе отсутствовало. Данные предписания представляют собой остатки взглядов на эксперта как на свидетеля,6 нашедших от­ражение в Уставе 1864 г., а еще ранее — в Своде законов Российской империи (т. XV).

Аналогичная трактовка этих положений сохранилась и в УПК РСФСР 1923 г.1.

Из вышеизложенного можно сделать вывод, что судебно-медицинская эксперти­за не была окончательно отделена в этих законодательных актах от следственного осмотра, и, кроме того, закреплялся взгляд на эксперта как на свидетеля особого рода.

В полном соответствии со взглядом на обязательность заключения экспертов первые положения (1919 и 1921 гг.) предоставляли судебно-медицинским экспертам широкие полномочия по сбору необходимой информации, в частности, право требо­вать представления относящихся к данному случаю документов, переписки и вещест­венных доказательств, участвовать в производстве осмотров и принятии других мер, хотя этих полномочий в УПК 1922 и 1923 гг. и в последующих положениях и инструкциях о производстве судебно-медицинской экспертизы в СССР уже не было.

Важным этапом нормативной регламентации судебно-медицинской экспертизы в СССР стало Положение о производстве судебно-медицинской экспертизы от 16 фев­раля 1934 г. Оно во многом сохранило идею обязательности заключения эксперта. Согласно п. 6 этого Положения, органы, недовольные заключением экспертизы, мог­ли запросить заключение вышестоящей судебно-медицинской инстанции, а ее заклю­чение могло быть опротестовано перед Главным инспектором судебно-медицинской экспертизы Наркомздрава СССР (третья инстанция) Его решение являлось окон­чательным.

Рассматриваемое Положение уже не считало эксперта научным судьей факта. Подчеркивалось, что заключения экспертов «приобретают силу и значение, опреде­ляемые процессуальными нормами» (п. 3).

Важным новшеством здесь являлось указание па то, что судебно-медицинские экспертизы проводятся по требованию органов расследования, суда, учреждений и организаций, а также отдельных граждан (частных лиц) (п. 5). Здесь же сформиро­валось положение о том, что экспертизу вправе назначать только государственный орган, ведущий производство по делу.

В «Положениях» и «Инструкциях» 1921, 1924, 1952 и 1978 гг. сохранилась обя­занность судебно-медицинского эксперта заявить суду о неправильном истолковании заключения эксперта (в «Положении» 1921 г. — после судебных прений; в «Положе­нии» 1934 г. — в любой стадии; в «Инструкции» 1952 г. — без указания стадии; в «Инструкции» 1978 г. — в рамках судебного следствия). Категоричность данного требования убывает по мере отказа от взгляда на эксперта как на «научного судью факта».

Принятая в 1952 г. «Инструкция о производстве судебно-медицинской экспер­тизы в СССР» содержала в п. 2 указание на то, что судебно-медицинская экспертиза во всех случаях производится только по предложению следственных и судебных органов. Это положение было шагом вперед по сравнению с предыдущими норма­тивно-правовыми актами, в которых упоминалось лишь об обязанностях эксперта явиться по вызову следователя и суда, участвовать в осмотрах и освидетельствова­ниях, но ничего не говорилось о таком юридическом основании проведения экспер­тизы, как акт ее назначения

Нечеткость нормативного определения правовых оснований проведения экспер­тизы в «Инструкции» 1952 г. играла весьма отрицательную роль. Так, указание в «Инструкции» на то, что экспертиза проводится по предложению соответствующих органов, стирало всякую грань между экспертизой как процессуальным институтом и другими исследованиями, проводимыми судебно-медицинскими экспертами (без вы­несения постановления). Здесь, как и во всех предшествующих нормативных актах, еще не говорится о том, что экспертиза проводится исключительно на основе по­становления следователя или определения суда.

Письмом Главного судебно-медицинского эксперта МЗ СССР от 7 мая 1963 г. было разрешено проводить экспертизы для военной прокуратуры и трибуналов, но и здесь вновь было указано, что они проводятся по письменным предложениям сле­дователя и суда1.

Первое упоминание о проведении экспертизы на основании постановления сле­дователя в подзаконных актах МЗ СССР дано в п. 2 «Инструкции о работе судеб­но-медицинских экспертных комиссий бюро судебно-медицинской экспертизы», при­нятой в 1959 г.

Сложным был путь совершенствования процессуального оформления результа­тов экспертизы. Отнюдь не всегда они облекались в форму заключения.

В «Положениях» 1919, 1921 и 1934 гг. судебно-медицинский эксперт после про­ведения исследования составлял акт судебно-медицинской экспертизы. В «Инструк­ции» 1952 г. эта терминология сохранилась, хотя указаны и разновидности актов экспертизы (акт судебно-медицинского освидетельствования, акт судебно-медицинско­го исследования трупов, акт судебно-медицинского исследования вещественных до­казательств, акт судебно-медицинской экспертизы по материалам уголовных дел).

Термин «акт экспертизы», прочно утвердившийся в ведомственных нормативных актах, проник и в УПК союзных республик (скажем, ст. 214 УПК Литовской ССР, ст. 173 УПК Молдавской ССР, ст. 160 УПК Эстонской ССР).

В принятой в 1978 г. новой «Инструкции о проведении судебно-медицинской экспертизы в СССР»2 термины «акт судебно-медицинского освидетельствования» и «акт судебно-медицинского исследования» сохранены для обозначения исследования разных видов судебно-медицинских объектов, проводимого до возбуждения уголов­ного дела.

В «Положениях» 1919, 1921 и 1934 гг. говорится, что вводная и описательная части составляют протокол освидетельствования или исследования, под которым подписываются все присутствующие. Это же положение сохранилось и в «Инструк­циях» 1952 и 1978 гг. По всей видимости, это — анахронизм, сохранившийся от пред­ставлений, будто экспертиза—это допрос эксперта в качестве свидетеля, зафикси­рованный в протоколе, или элемент «сложного осмотра», также отраженного в протоколе.

В «Инструкции» 1952 г. было дано не вполне обоснованное деление на врачей-экспертов и судебно-медицинских экспертов, поскольку и те, и другие по УПК — су­дебно-медицинские эксперты.

Важным для понимания процесса становления правовых основ судебно-меди­цинской экспертизы является положение п. 36 «Инструкции» 1952 г.: «В случае сложности экспертизы и необходимости решения специальных вопросов судебно-ме­дицинский эксперт вправе просить о приглашении для участия в экспертизе соответ­ствующих специалистов и давать заключение совместно с ними». Аналогичное общее правило содержалось и в «Положении» 1934 г. (п. 28). По точному смыслу этой нормы лица, привлекаемые в сложных случаях к участию в экспертизе, должны за­нимать положение эксперта. Позднее права эксперта в этой части были расширены. Положения п. 2.19 и 2.20 «Инструкции» 1978 г. уже давали эксперту право прово­дить дополнительные лабораторные исследования и привлекать специалистов к ре­шению сложных вопросов вне рамок экспертизы (последние экспертами не являются).

В «Инструкции» 1952 г. установлена обязанность эксперта давать консультации по вопросам, подлежащим его ведению, работникам следственных и судебных орга­нов (п. 41). В «Инструкции» 1978 г. это положение исключено.

В новых УПК союзных республик, принятых в 60-е годы, экспертиза оконча­тельно отграничивается от таких следственных действий, как осмотр и допрос. Па­раллельно с этим шел процесс дифференциации форм применения специальных по­знаний: участие судебного медика в следственных действиях перестало быть элемен­том экспертизы, выделившись в особую форму — участие специалистов. Однако про­цессуальное положение специалиста получило конкретизацию значительно позже — в Указе Президиума Верховного Совета РСФСР от 31 августа 1966 г.1, включившем в УПК РСФСР новую ст. 1331.

Важной новеллой, утвердившейся ранее в практике, стало положение закона о том, что экспертиза назначается путем вынесения следователем постановления или судом определения. Получила четкое закрепление процедура обеспечения прав обвиняемого при назначении и проведении экспертизы (ст. 185, 193 УПК РСФСР).

В законе нашли также закрепление отсутствовавшие в прежнем законодатель­стве: а) принцип личной ответственности эксперта за дачу заключения (ст. 80 УПК РСФСР); б) права и обязанности эксперта (ст. 82 УПК РСФСР); в) право на экспертную инициативу (ст. 192 УПК РСФСР); г) основания и порядок проведения дополнительной и повторной экспертизы (ст. 81 УПК РСФСР).

Большинство новых УПК союзных республик отказалось от прежнего обозначе­ния итогового экспертного документа как акта экспертизы, приведя его название в соответствие с нормой о доказательствах, предусматривающей заключение эксперта (ст. 16 Основ уголовного судопроизводства2 и ст. 69 УПК РСФСР). Лишь в УПК Казахской ССР, Литовской ССР и Эстонской ССР сохранено прежнее наименование итогового документа — акт экспертизы, хотя и в этих УПК источник доказательст­венной информации, исходящей от эксперта, именуется заключением эксперта. Отсю­да есть основания для вывода о том, что и УПК указанных союзных республик трактуют акт экспертизы не иначе, как форму заключения эксперта. Однако наличие данных терминологических расхождений вносит ненужные осложнения в теорию и практику применения закона. В новых УПК окончательно оформился отказ от осви­детельствования как медицинского действия. Освидетельствование стало следствен­ным действием по установлению следов преступлений и особых примет (ст. 181 УПК РСФСР).

Впервые в процессуальном законе получили закрепление правила о получении образцов для сравнительного исследования (ст. 186 УПК РСФСР), особый регла­мент проведения судебной экспертизы в учреждении и вне его (ст. 187, 189 УПК РСФСР), определены основания и порядок помещения обвиняемого или подозревае­мого в медицинское учреждение для экспертного исследования (ст. 188 УПК РСФСР). Допрос эксперта из способа проведения экспертизы стал средством разъ­яснения или дополнения заключения эксперта (ст. 192 УПК РСФСР).

Однако в действующем уголовно-процессуальном законодательстве отдельных республик наблюдаются и рецидивы старых взглядов. Так, например, в УПК Казах­ской ССР (ст. 196), Узбекской ССР (ст. 169) и Азербайджанской ССР (ст. 206) предусматривается «осмотр и вскрытие трупа». До принятия нового законодательства М. А Чельцов считал указанные действия сложным «судебно-медицинским» действи­ем.9 С точки зрения современных представлений об экспертизе и следственном осмотре совмещение этих действий вообще невозможно, поскольку они основаны на совершенно разных методах.

В новом законодательстве экспертиза окончательно отделилась от смежных по­знавательных приемов и обрела четкую, детально регламентированную законом про­цессуальную форму, обеспечивающую эффективное применение специальных меди­цинских познаний для разрешения вопросов судебно-медицинского характера.

Как видно из проведенного исторического обзора, развитие нормативно-правово­го регулирования производства судебно-медицинской экспертизы в советском уголов­ном процессе шло по нескольким направлениям, из которых наиболее важными представляются:

а) вычленение судебно-медицинской экспертизы из числа других, фор­мально близких к ней следственных действий;

б) уточнение ее процессуально правовой природы и доказательственного значения по уголовным делам;

в) постепенное расширение круга вопросов, определяемых в нормативно-правовом порядке;

г) по­вышение управляющей роли закона при разработке ведомственных актов, регламен­тирующих производство данного вида судебной экспертизы;

д) усиление процессу­альных гарантий для обвиняемого, обеспечивающих ему возможность отстаивать свои законные интересы при производстве судебно-медицинской экспертизы.

Развитие в каждом из этих направлений шло не прямолинейно, а было сопряжено с зигзагами и отступлениями. Тем не менее, потребности следственной практики, совершенство­вания ее научных основ в значительной степени определяют состояние нормативно-правового регулирования производства судебно-медицинской экспертизы. Однако нерешенных проблем в этой сфере еще много. Внимание к ним остается своеобраз­ным стартовым условием для дальнейшего совершенствования правовой регламента­ции судебно-медицинской экспертизы в СССР1.

Судебно-медицинскую экспертизу в СССР возглавляет главный судебно-медицинский эксперт Министерства здравоохранения СССР. Он руководит деятельностью главных судебно-медицинских экспертов министерств здравоохранения союзных республик. Главный судебно-медицинский эксперт Министерства здравоохранения СССР является главным специалистом по судебной медицине в стране. Он осуществляет организационно-методическую и практическую экспертную деятельность в масштабе страны. Возглавляемый им Научно-исследовательский институт судебной медицины Министерства здравоохранения СССР выполняет функции бюро главной судебно-медицинской экспертизы Министерства здравоохранения СССР.

Главные судебно-медицинские эксперты министерств здравоохранения союзных республик являются и начальниками бюро судебно-медицинской экспертизы республики. В административно-хозяйственном отношении главные судебно-медицинские эксперты союзных республик подчинены министру или заместителю министра здравоохранения республики. В практическом и организационно-методическом отношении они подчинены главному судебно-медицинскому эксперту Министерства здравоохранения СССР. Главный судебно-медицинский эксперт республики (начальник бюро судебно-медицинской экспертизы республики) организовывает судебно-медицинскую экспертизу в пределах республики и работу руководимого им бюро. Он осуществляет также организационно-методическое и практическое руководство и контроль за деятельностью бюро судебно-медицинской экспертизы областей (краев, автономных республик).

В ведении начальника бюро судебно-медицинской экспертизы Министерства здравоохранения РСФСР находятся также бюро судебно-медицинской экспертизы главных управлений здравоохранения Москвы и Ленинграда.

Начальник бюро областной (краевой) судебно-медицинской экспертизы руководит деятельностью этого бюро. В административно-хозяйственном отношении он подчинен руководству соответствующих органов здравоохранения, а в практическом и организационно-методическом отношении — начальнику бюро судебно-медицинской экспертизы министерства здравоохранения союзной республики.

В подчинении начальника бюро областной судебно-медицинской экспертизы находится отдел судебно-медицинской экспертизы трупов с судебно гистологическим отделением, отдел судебно-медицинского освидетельствования живых лиц и судебно-медицинская лаборатория. В состав этой лаборатории входят: судебно-биологическое, судебно-химическое и физико-техническое отделения.

2.2 Судебно-медицинская экспертиза в Российской Федерации

Впервые в нашей стране научно обоснованную систему пред­мета изложил в 1948 г. М.И. Авдеев в учебнике по судебной медицине для юристов1. Но необходимо отметить, что для полно­го отражения предмета нельзя отделять друг от друга судебно-медицинскую практику и объекты судебно-медицинской экс­пертизы. Предмет экспертизы предопределен объектом исследо­вания и вопросами, сформулированными в постановлении сле­дователя (суда).

Объектами экспертного исследования являются трупы умерших и погибших лиц. Данный вид экспертизы прово­дится для установления причины смерти, решения вопросов о характере и механизме образования повреждений, давности на­ступления смерти и др. Объектами судебно-медицинской экспер­тизы живых лиц являются, как правило, потерпевшие, подо­зреваемые и другие лица. Данный вид экспертизы проводится для решения вопросов о степени причинения вреда здоровью, состоянии здоровья, половых состояниях при половых преступ­лениях и др.

Объектами судебно-медицинской экспертизы веще­ственных доказательств являются выделения биологического характера, органы и ткани человека или животного. Объектами по материалам дела являются представленные следственными органами материалы дела.

В.Н. Крюков2, а также ряд крупных ученых судебную меди­цину как предмет разделяют на две основные части: процессу­ально-организационную и собственно судебно-медицинскую.

Важной вехой в истории российского уголовного процесса стало принятие Федерального закона РФ «О государственной су­дебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» в 2001 году3. Здесь впервые на уровне закона дано определение объекта экспертизы, установлены основные правила обращения с ним, а также определена система и структура экспертных учреждений в РФ.

Государство едиными законами регулирует правильность многообразных отношений между отдельными гражданами, коллективами и учреждениями, определяет их права и обязанности, охраняет безопасность их существования и деятельности.

Задачами уголовного судопроизводства являются быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение виновных и обеспече­ние правильного применения закона с тем, чтобы каждый, совер­шивший преступление, был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден.

Предварительное следствие по уголовным делам производят следователи прокуратуры, органов внутренних дел и федеральной службы безопасности — в пределах их компетенции.

Дознание проводят органы милиции, командиры воинских час­тей, соединений и начальники военных учреждений (по делам обо всех преступлениях, совершенных подчиненными им военнослу­жащими, военнообязанными и гражданскими работниками в связи с исполнением ими служебных обязанностей в расположении части или военного учреждения), капитаны морских судов, находящих­ся в дальнем плавании, начальники зимовок в период отсутствия транспортных связей с зимовкой. По отдельным предусмотренным законом категориям дел дознание проводят органы федеральной службы безопасности, пограничной охраны и государственного по­жарного надзора, а также начальники исправительных учрежде­ний.

Доказательствами по уголовному делу являются любые фак­ты, на основании которых органы дознания, следователь и суд в предусмотренном уголовно-процессуальном законом порядке уста­навливают наличие или отсутствие преступного деяния (действияили бездействия), виновность совершившего его человека, а также другие обстоятельства, имеющие значение для правильного разре­шения дела.

Фактические данные устанавливают различными способами, в том числе и с помощью экспертизы. Экспертизу назначают в случа­ях, когда при производстве дознания, предварительного следствия и судебного разбирательства возникает необходимость в специаль­ных познаниях в науке, технике, искусстве или ремесле. Экспертом является специалист, обладающий такими познаниями.

Разрешение вопросов, возникающих в практической деятельно­сти органов дознания, следствия и суда с применением медицинских знаний, называется судебно-медицинской экспертизой.

Судебно-медицинская экспертиза — это предусмотренное и регламентированное законом, проводимое врачом научно-практиче­ское исследование конкретных объектов, предпринимаемое для ре­шения медицинских и медико-биологических вопросов, возникаю­щих при производстве предварительного следствия и судебного раз­бирательства. Согласно статье 196 УПК РФ судебно-медицинскую экспертизу проводят для установления причины смерти, характера вреда, причиненного здоровью, возраста обвиняемого, подозревае­мого и потерпевшего, а также для определения психического состоя­ния обвиняемого или подозреваемого, если возникает сомнение о его вменяемости или в способности во время производства по делу отда­вать отчет о своих действиях или руководить ими, а также психиче­ского или физического состояния свидетеля или потерпевшего, если возникает сомнение в его способности правильно воспринимать об­стоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правиль­ные показания. Решение других частных вопросов определяется особенностями обстоятельств конкретного расследуемого дела.

Судебно-медицинская экспертиза является частью судебной медицины, которая выросла из общей медицины и развивается вместе с успехами медицинской и биологической науки. Судебная медицина в основном служит судебно-следственным органам, однако, она остается одной из отраслей медицинской науки. В наиболее тесной связи с судебной медициной по характеру содержания состоят: медицинская химия, фармакология, патологическая физиология, нормальная и патологическая анатомия, терапия и хирургия, акушерство и гинекология, психиатрия и гигиена.

Из немедицинских специальностей судебная медицина близко соприкасается с судебной и токсикологической химией, криминалистикой баллистикой, антропологией, юриспруденцией и в частности с уголовным и уголовно-процессуальным правом. Основа этих наук в некоторых медицинских высших учебных заведений также вводятся в курс судебной медицины.

В настоящее время судебная медицина, по фактическому содержанию материала находится наравне с наиболее известными медицинскими дисциплинами. Такими, как судебная гематология, судебная травматология, судебная остеология, судебная токсикология, судебное акушерство и гинекология и в некоторых вопросах превосходит их.

Любой врач становится судебно-медицинским экспертом по определенному уголовному делу только тогда, когда он назначается экспертом в соответствии с постановлением следователя или определением суда (имеются в виду врачи любых специальностей, включая штатных сотрудников судебно-медицинских учреждений).

Судебно-медицинская экспертиза назначается органами дозна­ния, следователями, прокурором или по определению суда для раз­решения медицинских, а иногда биологических вопросов.

По практическому выполнению различают следующие виды судебно-медицинской экспертизы (СМЭ):

повторная (ст. 207 УПК РФ),

в особо сложных случаях — ко­миссионная и комплексная (ст. 200—201 УПК РФ).

Первичной СМЭ называется первое исследование объекта и составление экспертного заключения по результатам этого исследо­вания. Первичная СМЭ чаще производится одномоментно. Однако иногда в процессе проведения первичной СМЭ возникает необходи­мость проведения дополнительных исследований, консультаций специалистов и т.д. Поэтому первичная СМЭ не всегда одномомент­ная.

Дополнительная СМЭ назначается в тех случаях, когда судмедэксперт закончил исследование объекта и составил по нему заключение, а у следователя возникают новые вопросы или появля­ются новые сведения по делу или он считает заключение эксперта недостаточно ясным и полным. В этих случаях следователь знако­мит эксперта с материалами следствия и предлагает ему составить окончательное заключение с учетом всех имеющихся материалов, проводится как бы дополнительное исследование первичной экспер­тизы. Эти экспертизы выполняются одним и тем же экспертом.

Повторная СМЭ производится в случае необоснованности заключения эксперта или при наличии сомнений в его правильно­сти. Обычно повторная СМЭ поручается другому, более опытному эксперту или нескольким экспертам.

Первичные, дополнительные и повторные экспертизы могут быть произведены единолично, комиссионно и комплексно.

Комиссионная СМЭ производится по сложным вопросам, требующим участия врачей нескольких специальностей. Чаще всего такая экспертиза назначается по делам о привлечении к уголовной ответственности врачей и других медицинских и фармацевтических работников за профессиональные правонарушения.

Комплексная СМЭ назначается в особо сложных случаях с участием специалистов различных областей знаний (например, су­дебного медика, судебного химика, ботаника, биолога, криминали­ста, автотехника и т.д.).

В случае разногласий между экспертами каждый эксперт состав­ляет свое заключение отдельно. Если большинство экспертов при­шли к единому заключению, то отдельное мнение (заключение) экс­перта прилагается к общему заключению комиссии.

Заключение эксперта в уголовном деле, являясь одним из источников доказательств, необязательно для дознавателя, следователя, прокурора и суда, однако несогласие их с заключением судебно-медицинского эксперта должно быть обосновано в соответствующем процессуальном документе — постановлении, обвинительном заключении, определении, приговоре, статьей УПК РФ. Вероятное заключение эксперта может быть положено в основу обвинительно­го заключения или приговора.

Обязанности и права эксперта регламентируются статьей 57 УПК РФ.

Судебно-медицинский эксперт обязан:

— являться по вызову лица, производящего дознание, следова­теля, прокурора или суда. За уклонение от явки без уважительных причин эксперт может быть подвергнут приводу. К уважительным причинам неявки относятся болезнь, служебная командировка, тру­довой отпуск эксперта, неполучение им извещения и т.д.;

— соблюдать следственную тайну. Недопустимость разглаше­ния данных

Статья написана по материалам сайтов: kzbydocs.com, prorektor.ru, xreferat.com.

Это интересно:  Постановление о назначении судебно медицинской экспертизы пример 2019 год
Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector