+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

Защита прав потребителей пациентов 2019 год

При получении платных медицинских услуг, проводимых по всем правилам, пациент должен быть защищен всеми теми гарантиями, которые предоставляет потребителю Закон РФ «О защите прав потребителей».

• На безопасность услуг (ст. 7 Закона РФ «О защите прав потребителей», далее — ЗоЗПП);
• На информацию об исполнителе и об услугах (ст.ст. 8-10 ЗоЗПП),
• На соблюдение исполнителем сроков оказания услуги (ст. 27 ЗоЗПП);
• На соблюдение исполнителем качества оказываемых услуг и отсутствие недостатков оказанных услуг (ст. 29 по смыслу ст. 4 ЗоЗПП);
• На информацию об обстоятельствах, которые могут по влиять на качество оказываемой услуги (ст. 36 ЗоЗПП);
• Право не обладать специальными познаниями о свойствах и характеристиках услуг (п.
2 ст. 12 ЗоЗПП);
На выбор и использование применимых санкций за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору: безвозмездного устранения недостатков, соответствующего уменьшения цены оказанной услуги, возмещения понесенных расходов по устранению недостатков своими силами или третьими лицами, расторжения договора и полного возмещения убытков.
В случаях, когда никакого вреда не причинено, но услуга или не оказана вообще или оказана плохо, или оказанная услуга не соответствует условиям договора, то в соответствии со ст. 29 Закона РФ «О защите прав потребителей» заказчик медицинской услуги вправе потребовать по своему усмотрению:
• безвозмездного устранения недостатков услуги (например, потребовать долечивания, дополнительного курса про цедур);
• возмещения понесенных расходов на исправление недостатков (например, на долечивание и т.д.
в другом медицинском учреждении или у частного врача);
• соответственного уменьшения цены услуги;
• повторного оказания услуги.
При этом, если допущенные недостатки являются существенными, потребитель вправе вообще расторгнуть договор и потребовать возмещения убытков.
Согласно статье 31 Закона РФ «О защите прав потребителей» требования потребителя об уменьшении цены за оказанную услугу, о возмещении расходов по устранению недостатков, о возмещении убытков, причиненных расторжением договора на оказание услуги должны быть удовлетворены в течение 10 дней со дня предъявления соответствующего требования.
За нарушение установленных сроков удовлетворения всех вышеизложенных требований потребителя исполнитель уплачивает потребителю неустойку в размере и в порядке, установленными ст.
28 Закона РФ «О защите прав потребителей».
При нарушении сроков удовлетворения требования о повторном оказании услуги потребитель вправе назначить исполнителю новый срок для повторного исполнения услуги согласно пункту 3 ст. 31 Закона РФ «О защите прав потребителей».
Статьей 16 Закона РФ «О защите прав потребителей» условия договора, ограничивающие и нарушающие права пациентов по сравнению с нормами, установленными правовыми актами РФ, признаются недействительными. В соответствии с законодательством Российской Федерации медицинские учреждения несут ответственность перед потребителем за неисполнение или ненадлежащее исполнение условий договора. В соответствии со ст. 15, 29 Закона РФ «О защите прав потребителей», указанными выше правилами, ст. 66, 68 Закона РФ «Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан» некачественное выполнение услуги является основанием для предъявления пациентом к медицинскому учреждению требований о возмещении вреда здоровью, компенсации за причинение морального вреда.
В соответствии с п. 3 ст. 17 Закона РФ «О защите прав потребителей» потребители по искам, связанным с нарушением их прав, освобождаются от уплаты государственной пошлины. Не облагаются государственной пошлиной и иски о возмещении вреда здоровью (жизни). В соответствии с п. 2 ст. 17 Закона РФ «О защите прав потребителей» иски предъявляются в суд по месту жительства истца (то есть, потребителя), или по месту нахождения ответчика, или по месту причинения вреда. Право выбора места подачи иска принадлежит потребителю (потерпевшему).

Сроки исковой давности. Исковая давность — это срок, в течение которого гражданин вправе защитить свои права в суде. В соответствии со ст. 208 ГК РФ на требования по возмещению вреда, причиненного здоровью, исковая давность не распространяется. Однако ущерб, причиненный гражданину, может быть взыскан не более чем за трехлетний срок с момента предъявления иска.

Информация, которую обязаны предоставить лечебно-профилактические учреждения оказывающие платные медицинские услуги.

Лечебно-профилактические учреждения обязаны обеспечить граждан бесплатной, доступной и достоверной информацией. На информационном стенде в лечебно-профилактическом учреждении (или в кабинете платных медицинских услуг) должна быть представлена следующая информация:
• о видах медицинских услуг, оказываемых бесплатно в рамках Республиканской программы государственных гарантий обеспечения граждан РФ бесплатной медицинской помощью;
• о видах медицинских услуг, не вошедших в программу Государственных гарантий и оказываемых данным ЛПУ за счет личных средств граждан или других источников финансирования;
• копии лицензии с приложениями на соответствующие виды медицинской деятельности;
• специальное разрешение на предоставление платных медицинских услуг соответствующего органа управления здравоохранением;
• прейскурант (калькуляция) на представляемые платные медицинские услуги, утвержденный в установленном порядке;
• приказ о назначении ответственного лица за работу подразделений (кабинетов) платных медицинских услуг;
• сертификаты специалистов у медицинского персонала, оказывающего платные медицинские услуги, их квалификация;
• график работы специалистов и отделений (кабинетов) платных медицинских услуг;
• перечень льгот для отдельных категорий граждан.

Защита прав пациентов при оказании платных медицинских услуг.

Дело N33-13769/2017. О защите прав потребителя при оказании медицинских услуг.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН

Справка: судья Турьянова Т.М.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан в составе:

председательствующего Хамидуллиной Э.М.,

судей Вахитовой Г.Д., Гибадуллиной Л.Г.,

с участием прокурора Фахретдиновой Ю.Ю.,

при секретаре Х.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе В.Е.ВА., апелляционному представлению прокурора Советского района г. Уфы Республики Башкортостан на решение Советского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан от дата,

Заслушав доклад судьи Хамидуллиной Э.М., судебная коллегия

В.Е.ВА. обратилась в суд с иском к ГАУЗ Городская больница N 1″ г. Новотроицка (в настоящее время произошла смена наименования на ГАУЗ «Больница скорой медицинской помощи» города Новотроицка) о защите прав потребителя при оказании медицинских услуг.

Решением Советского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан от дата постановлено:

В апелляционной жалобе и дополнении к ней В.Е.ВА. просит отменить решение суда и принять новое решение об удовлетворении ее исковых требований. В обоснование жалобы указывает, что возмещение вреда должно осуществляться в соответствии со ст. 1095 Гражданского кодекса Российской Федерации и ст. 14 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» независимо от вины причинителя вреда. Комиссией Министерства здравоохранения Оренбургской области, экспертной комиссией ГБУЗ Бюро СМЭ Министерства здравоохранения Республики Башкортостан установлен факт недостатка медицинской услуги, оказанной В.Е.ВА., при которой был ранен. и развилось осложнение в виде. Врачом ФИО4 был неверно определен доступ к операции по. у В.Е.ВА., что привело к причинению ей вреда. Медицинская деятельность относится к деятельности, создающей повышенную опасность, а проведенная В.Е.ВА. операция — к специализированной медицинской помощи по. Заключением эксперта установлено, что между действиями врача, проводившего операцию и возникшими осложнениями в виде развития. имеется причинно-следственная связь. Показания эксперта ФИО5 о том, что. могли повредить в процессе ушивания сосудов, носит предположительный характер и противоречит данным медицинской карты и исследовательской части заключения эксперта N. Ввиду того, что заключение эксперта N. является неполным, суд обязан был назначить дополнительную экспертизу. Ходатайство эксперта о необходимости явки в ГБУЗ Бюро СМЭ Министерства здравоохранения Республики Башкортостан до сведения В.Е.ВА. не доведено, и в материалах дела отсутствует.

В апелляционном представлении прокурор Советского района г. Уфы Республики Башкортостан просит решение суда отменить и принять по делу новое решение об удовлетворении исковых требований В.Е.ВА. В обоснование представления указано, что при оказании медицинских услуг В.Е.ВА. был причин тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни человека.

Проверив материалы дела, законность и обоснованность решения в соответствии с ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в пределах доводов апелляционной жалобы, апелляционного представления, обсудив доводы жалобы, дополнений к ней и представления, выслушав представителя В.Е.ВА. по доверенности Зарипова Э.А., представителя ГАУЗ «ГБ N 1» г. Новотроицка по доверенности Т., судебная коллегия приходит к следующему.

В силу ст. 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение суда должно быть законным и обоснованным.

В пунктах 2 , 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.12.2003 N 23 «О судебном решении» разъяснено, что решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права. Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании, а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Согласно ст. 41 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь. Медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений.

Статьей 25 Всеобщей декларации прав человека и ст. 12 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, а также ст. 2 Протокола N 1 от 20 марта 1952 г. к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод признается право каждого человека на охрану здоровья и медицинскую помощь.

В силу пункта 1 статьи 150 Гражданского кодекса Российской Федерации жизнь и здоровье, иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.

В силу положений статьи 2 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» для целей настоящего Федерального закона используются следующие основные понятия: медицинская помощь — комплекс мероприятий, направленных на поддержание и (или) восстановление здоровья и включающих в себя предоставление медицинских услуг; медицинская услуга — медицинское вмешательство или комплекс медицинских вмешательств, направленных на профилактику, диагностику и лечение заболеваний, медицинскую реабилитацию и имеющих самостоятельное законченное значение.

Согласно ст. ст. 18 , 19 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» каждый имеет право на охрану здоровья. Право на охрану здоровья обеспечивается доступной и качественной медицинской помощью.

Как следует из п. 21 ст. 2 указанного Закона под качеством медицинской помощи понимается совокупность характеристик, отражающих своевременность оказания медицинской помощи, правильность выбора методов профилактики, диагностики, лечения и реабилитации при оказании медицинской помощи, степень достижения запланированного результата.

Согласно ч. ч. 2 и 3 ст. 98 вышеуказанного Закона медицинские организации, медицинские работники и фармацевтические работники несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации за нарушение прав в сфере охраны здоровья, причинение вреда жизни и (или) здоровью при оказании гражданам медицинской помощи.

Вред, причиненный жизни и (или) здоровью граждан при оказании им медицинской помощи, возмещается медицинскими организациями в объеме и порядке, установленных законодательством Российской Федерации.

В соответствии с п. 25 «Медицинских критериев определения степени тяжести вреда причиненного здоровью человека (утверждены приказом министерства здравоохранения и социального развития РФ от 24.04.2008 г. N 194н) ухудшение состояния здоровья человека после оказания медицинской помощи может рассматриваться как вред, причиненный его здоровью, лишь в том случае, если оно обусловлено дефектом оказания медицинской помощи.

В соответствии с пунктами 1 и 2 ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя.

Законом обязанность по возмещению вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

В соответствии с ч. 1 ст. 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

Согласно ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

В силу п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012 г. N 17 «О рассмотрении судам гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» к отношениям по предоставлению гражданам медицинских услуг, оказываемых медицинскими организациями в рамках добровольного и обязательного медицинского страхования, применяется законодательство о защите прав потребителей.

Статья 14 Закона «О защите прав потребителей» предусматривает, что вред, причиненный здоровью потребителя вследствие недостатков услуги, подлежит возмещению в полном объеме.

В силу ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции оценивает имеющиеся в деле, а также дополнительно представленные доказательства. Дополнительные доказательства принимаются судом апелляционной инстанции, если лицо, участвующее в деле, обосновало невозможность их представления в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него, и суд признает эти причины уважительными. О принятии новых доказательств суд апелляционной инстанции выносит определение.

Судебной коллегией приняты в качестве дополнительных доказательств по делу справка врача-. ГБУЗ Свердловской области «Демидовская городская больница» ФИО8 о нуждаемости В.Е.ВБ. в ходе дообследования и лечения в уросептиках, фитопрепаратах и перевязочном материале; ответ ГУ-Свердловское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации филиала N 3 на запрос адвоката Зарипова Э.А.; индивидуальные программы реабилитации или абилитации инвалида, разработанные дата, дата, дата, поскольку они определяют юридически значимые обстоятельства по гражданскому делу.

Это интересно:  Право пациента на выбор медицинской организации 2019 год

Как следует из материалов дела, дата между Государственным автономным учреждением здравоохранения «Городская больница N 1» г. Новотроицка Оренбургской области (в настоящее время правопреемником является Государственное автономное учреждение здравоохранения «Больница скорой медицинской помощи» города Новотроицка) и В.Е.ВА. заключен договор на оказание платных медицинских услуг N. по условиям которого исполнитель обязался оказать пациенту медицинские услуги, указанные в Приложении N. являющемся неотъемлемой частью договора, а пациент обязался оплатить медицинские услуги в размере и порядке, указанным в п. 3 договора (том 1 л.д. 73).

Согласно выписному эпикризу из истории болезни N. В.Е.ВА. находилась на стационарном лечении в. отделении МУЗ ГБ N 1 г. Новотроицка Оренбургской области с дата по дата с диагнозом. Ранение. дата в плановом порядке под. наркозом произведена операция. (том 1 л.д. 19).

Согласно выписке из истории болезни N. дата, через 20 дней после. операции В.Е.ВА. обратилась в ГАУЗ ГБ N 1 г. Новотроицк с жалобами на. дата В.Е.ВА. была проведена операция: «. «. Диагноз. Послеоперационный период протекал без осложнений. Исход. устранено, . В.Е.ВА. выписана дата в удовлетворительном состоянии. (том 1 л.д. 21).

Согласно выписке из истории болезни N. дата В.Е.ВА. обратилась в ГАУЗ ГБ N 1 г. Новотроицк с жалобами на.

дата было выполнено оперативное лечение: «. «. Диагноз. Послеоперационный период протекал без осложнений. Исход.

дата В.Е.ВА. выписана в удовлетворительном состоянии на амбулаторное лечение по месту жительства у врача -. Рекомендовано плановое оперативное лечение в ГБУЗ ООКБ через 3 месяца (том 1 л.д. 20).

дата В.Е.ВА. прошла обследование в Консультативно-диагностической поликлинике ГБУЗ СО «СОКБ N 1», с диагнозом. Ей рекомендованы: КТ органов малого таза с вв, цистоскопия (том 1 л.д. 22).

дата В.Е.ВА. прошла обследование в Консультативно-диагностической поликлинике ГБУЗ СО «СОКБ N 1», с диагнозом. Ей рекомендованы. (том 1 л.д. 23).

Согласно справке МСЭ-2014 N. В.Е.ВА., установлена инвалидность. по общему заболеванию на срок до дата (том 1 л.д. 193).

дата Министерство здравоохранения Оренбургской области направило в адрес В.Е.ВБ., письмо за исх. N. в котором уведомило ее о том, что по результатам проведенной документарной проверки выявлены нарушения объемов диагностических мероприятий, тактики и этапов при оказании В.Е.ВА. медицинской помощи в ГАУЗ ГБ N 1 г. Новотроицка. Главному врачу выдано предписание об устранении выявленных нарушений, решении вопроса о привлечении к дисциплинарной ответственности должностных лиц, их допустивших (том 1 л.д. 78).

Согласно выписному эпикризу, с дата по дата В.Е.ВА. находилась в. отделении СОКБ N. с диагнозом. выписана домой в удовлетворительном состоянии (том 1 л.д. 26).

Приказом главного врача ГАУЗ «Больница скорой медицинской помощи» г. Новотроицка N. от дата за ненадлежащее исполнение должностных обязанностей к врачу. ФИО4 применено дисциплинарное взыскание — выговор (том 1 л.д. 195).

дата В.Е.ВА. прошла обследование в Консультативно-диагностической поликлинике ГБУЗ СО «СОКБ N 1», с диагнозом. Ей рекомендованы. (том 1 л.д. 24).

Согласно выписному эпикризу, с дата по дата В.Е.ВА. находилась в. отделении СОКБ N 1 с диагнозом. выписана домой в удовлетворительном состоянии (том 1 л.д. 27).

Определением Советского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан от дата по делу назначена комплексная судебно-медицинская экспертиза, проведение которой поручено экспертам Бюро СМЭ МЗ РБ.

Из заключения эксперта N. заключения эксперта N. ГБУЗ Бюро судебно-медицинской экспертизы Министерства здравоохранения Республики Башкортостан от дата следует, что:

— на момент поступления в ГАУЗ «Городская больница N 1» г. Новотроицка дата в В.Е.ВА., дата года рождения, имелось заболевание. Кроме того, у В.Е.ВА. имелись. . а в дата в связи с упорной слабостью родовой деятельности была проведена операция. ;

— диагноз: «. » был установлен правильно, дважды подтвержден данными ультразвуковых исследований;

при вышеуказанном диагнозе на дата имелись показания к проведению оперативного лечения в объеме «. «. В то же время, с учетом имевшегося у В.Е.ВА. и проведенной в дата операцией (. ) целесообразнее было бы проводить. доступом;

лечение имеющегося у В.Е.ВА. заболевания без проведения такого рода операции невозможно на дату дата. На современном этапе. являются методом выбора при лечении. крупных размеров;

— В.Е.ВА. была полностью проинформирована относительно предстоящего оперативного вмешательства («. «) и связанных с ним рисков и осложнений, о чем имеется соответствующая запись в медицинской карте стационарного больного N. ;

оперативное лечение В.Н. было выполнено в соответствии с Порядком оказания медицинской помощи по профилю «. » (Приказ Минздрава Российской Федерации N 572н), а также клиническими рекомендациями (протоколом лечения) «. «, разработанными в соответствии со статьей 76 Федерального закона N 323- ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»;

операция «. » В.Е.А. была выполнена технически правильно. Вместе с тем, учитывая. и. процесс в. возникший после предыдущей операции (. ), имелся достаточно высокий риск как послеоперационных, так и интраоперационных (возникающих во время проведения операции) осложнений;

врач, проводивший операцию В.Е.А., не мог заранее знать о степени выраженности. процесса органов. т.к. это достоверно может быть определено лишь во время проведения операционного вмешательства (интраоперационно). Все другие методы определения выраженности. процесса до проведения операции очень неточны;

— между действиями врача, проводившего дата операцию «. «, и возникшими осложнениями в виду ранения. развитием. имеется причинно-следственная связь;

повреждение (ранение). у В.Е.ВА. было устранено непосредственно при проведении операции дата путем ушивания. Развившийся в послеоперационном периоде. излечим оперативным путем. Сроки устранения. различны, что связано с индивидуальными свойствами организма и выраженностью патологического процесса;

возможности наступления беременности у В.Е.ВА. при наличии. на фоне ранее диагностированной. не было;

показанием для установления. В.Е.ВА. явилась структура (сужение). что подтверждается результатами инструментальных методов исследований КТ (компьютерная томография) с контрастированием органов. УЗИ (ультразвуковое исследование). );

в настоящее время у В.Е.ВА. имеются последствия проведенной дата операции «. » в виду. ;

Разрешая спор, суд исходил из того, что согласно заключению эксперта N. диагностирование истицы и хирургическое вмешательство было выполнено технически правильно; вина врачей в причинении вреда здоровью В.Е.ВА. не установлена; экспертами дефектов при оказании медицинской помощи не установлено; основная причина наступившего последствия прямо не обусловлена проведенной операцией «. «; факт причинения вреда здоровью, некачественного оказания истцу медицинской помощи ответчиком не нашел своего подтверждения, в связи с чем суд пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных В.Е.ВА. требований.

Судебная коллегия не может согласиться с данными выводами суда, поскольку заключением эксперта N. обоснованно принятым судом в качестве допустимого доказательства по делу, установлено, что между действиями врача, проводившего дата операцию «. «, и возникшими осложнениями в виду ранения. развитием. имеется причинно-следственная связь, что не позволяет сделать вывод об отсутствии вины врача, проводившего операцию, в причинении вреда здоровью В.Е.ВА.

Данное обстоятельство, наряду с применением к врачу, проводившему операцию, дисциплинарного взыскания в виде выговора за ненадлежащее исполнение должностных обязанностей, свидетельствует о том, что медицинская услуга в виде оперативного вмешательства была оказана В.Е.ВА. некачественно, поскольку последствием проведенной операции явились осложнения, определенные диагнозом «. «.

Кроме того, в заключении N. экспертом сделан вывод о том, что при диагнозе «. «, в связи с которым В.Е.ВА. было показано оперативное лечение, с учетом имевшегося у В.Е.ВВ. и проведенной операции. целесообразнее было бы проводить. доступом.

Пунктом 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 года N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» разъяснено, что установленная статьей 1064 ГК РФ презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик. Потерпевший представляет доказательства, подтверждающие факт увечья или иного повреждения здоровья, размер причиненного вреда, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред.

Истцом доказан факт причинения вреда ее здоровью, а также обстоятельство того, что причинителем вреда является ответчик.

Ответчиком допустимых и достаточных доказательств отсутствия вины врача, проводившего операцию, в причинении вреда здоровью В.Е.ВА., не представлено.

Учитывая изложенное, судебная коллегия не может признать законным и обоснованным вывод суда об отсутствии дефектов при оказании медицинской помощи и вины ответчика в причинении вреда здоровью В.Е.ВА.

Доводы апелляционной жалобы и апелляционного представления о некачественном оказании ответчиком истцу медицинской услуги, в результате которой причинен вред здоровью В.Е.ВА., являются обоснованными и подтверждаются материалами дела.

При этом утверждение В.Е.М., указанное в апелляционной жалобе о необходимости применения к рассматриваемым правоотношениям ст. 1095 Гражданского кодекса Российской Федерации является неверным, поскольку в данном случае обязательным условием наступления ответственности ответчика является наличие его вины в причинении вреда здоровью В.Е.ВА., которая подтверждается материалами дела и установленными по делу обстоятельствами.

При таких обстоятельствах, постановленное судом решение нельзя признать законным и обоснованным, оно подлежит отмене, с принятием по делу нового решения.

Согласно ст. 31 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей», требования потребителя об уменьшении цены за выполненную работу (оказанную услугу), о возмещении расходов по устранению недостатков выполненной работы (оказанной услуги) своими силами или третьими лицами, а также о возврате уплаченной за работу (услугу) денежной суммы и возмещении убытков, причиненных в связи с отказом от исполнения договора, предусмотренные пунктом 1 статьи 28 и пунктами 1 и 4 статьи 29 настоящего Закона, подлежат удовлетворению в десятидневный срок со дня предъявления соответствующего требования.

За нарушение предусмотренных настоящей статьей сроков удовлетворения отдельных требований потребителя исполнитель уплачивает потребителю за каждый день просрочки неустойку (пеню), размер и порядок исчисления которой определяются в соответствии с пунктом 5 статьи 28 настоящего Закона.

Пунктом 5 ст. 28 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» установлено, что в случае нарушения установленных сроков выполнения работы (оказания услуги) или назначенных потребителем на основании пункта 1 настоящей статьи новых сроков исполнитель уплачивает потребителю за каждый день (час, если срок определен в часах) просрочки неустойку (пеню) в размере трех процентов цены выполнения работы (оказания услуги), а если цена выполнения работы (оказания услуги) договором о выполнении работ (оказании услуг) не определена — общей цены заказа. Договором о выполнении работ (оказании услуг) между потребителем и исполнителем может быть установлен более высокий размер неустойки (пени).

Поскольку претензия В.Е.ВА. была получена ответчиком дата, истцом правильно определен период, за который подлежит взысканию неустойка с дата по дата (день подачи иска).

Согласно п. 5 ст. 28 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» сумма взысканной потребителем неустойки (пени) не может превышать цену отдельного вида выполнения работы (оказания услуги) или общую цену заказа, если цена выполнения отдельного вида работы (оказания услуги) не определена договором о выполнении работы (оказании услуги).

Материалами дела подтверждается, что в связи с развившимися осложнениями в виде. В.Е.ВА. неоднократно проходила стационарное и амбулаторное лечение, ей были показаны лекарственные препараты и медицинские изделия, расходы на приобретение которых подлежат возмещению ей ответчиком на основании ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации.

При этом возмещению подлежат расходы на приобретение лишь тех препаратов, которые были необходимы В.Е.ВА. по показаниям лечащих врачей, что должно быть подтверждено соответствующими доказательствами.

В ходе апелляционного рассмотрения судебной коллегией ставился на обсуждение вопрос о необходимости назначения по делу медико-социальной экспертизы с целью определения нуждаемости В.Е.ВА. в медицинских препаратах и изделиях, расходы на приобретение, которых она просила суд взыскать с ответчика.

Лица, участвующие в деле, о назначении данной экспертизы не ходатайствовали, в судебном заседании согласия относительно ее назначения не высказали.

Согласно ответу ГБУЗ Бюро судебно-медицинской экспертизы Министерства здравоохранения Республики Башкортостан за запрос судебной коллегии, решение вопроса относительно нуждаемости В.Е.ВА. в приобретении лекарственных препаратов и медицинских изделий выходит за рамки компетенции судебно-медицинских экспертов и определяется лечащими врачами.

Учитывая изложенное, судебная коллегия пришла к выводу об отсутствии оснований для назначения по делу медико-социальной экспертизы, и возможности определения нуждаемости В.Е.ВА. в приобретении конкретных медицинских препаратов и изделий исходя из имеющейся в материалах дела медицинской документации по прохождению истцом лечения от заболевания, определенного диагнозом «. «.

Из справки врача-. ГБУЗ Свердловской области «Демидовская городская больница» ФИО8 от дата следует, что в ходе дообследования и лечения. В.Е.ВА. нуждалась в. фитопрепаратах (канефрон), перевязочных материалах (бинты, пластырь, салфетки, мазь Левомеколь), которые приобретаются за свой счет.

Выпиской из истории болезни N. подтверждается нуждаемость В.Е.ВА. в следующих изделиях и препаратах, необходимых для лечения и перевязок: салфетки влажные, пластырь, вата хирургическая, повязка Космопор антибактериальная, повязка «FixoPore», раствор спиртовой бриллиантовый, . перекись водорода, пеленка (том 1 л.д. 21).

Заключением специалиста Консультативно-диагностической поликлиники ГБУЗ СО «СОКБ N 1» N. подтверждается нуждаемость В.Е.ВА. в следующих препаратах. травяной, мазь Левомеколь, сбор. (том 1 л.д. 23).

Согласно выписному эпикризу, при выписке В.Е.ВВ. после нахождения на лечении в. отделении СОКБ N 1 с дата по дата, ей рекомендовано КТ брюшной полости, почек, малого таза с контрастированием (медицинская карта В.Е.ВА. запись от дата).

Подпунктом «б» пункта 27 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» разъясняется, что согласно статье 1085 ГК РФ в объем возмещаемого вреда, причиненного здоровью, включается расходы на лечение и иные дополнительные расходы (расходы на дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии и т.п.). Судам следует иметь в виду, что расходы на лечение и иные дополнительные расходы подлежат возмещению причинителем вреда, если будет установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение.

Это интересно:  Права несовершеннолетних при оКазании медицинской помощи 2019 год

При рассмотрении дела право В.Е.ВА. на бесплатное получение медицинских изделий и лекарственных препаратов не установлено.

Данная сумма денежных средств является убытками В.Е.ВА., понесенными в связи с нарушением ответчиком ее права, и подлежит взысканию с ответчика в пользу истца на основании ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно ст. 15 , п. 6 ст. 13 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.

При удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Согласно ст. 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В соответствии со ст. 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме.

Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей В.Е.ВА.

Согласно разъяснениям, данным в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда Республики Башкортостан от 21 января 2016 года N 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела», расходы на оформление доверенности представителя могут быть признаны судебными издержками, если такая доверенность выдана для участия представителя в конкретном деле или конкретном судебном заседании по делу.

Из представленной в материалы дела доверенности не следует, что она выдана для представления интересов В.Е.ВА. именно по данному делу, в конкретном судебном заседании, в связи с чем, заявленное ею требование о взыскании расходов по удостоверению нотариальной доверенности удовлетворению не подлежат (т. 1 л.д. 62).

Учитывая изложенное, руководствуясь ст. ст. 327 , 327.1 , 328 , 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан

решение Советского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан от дата отменить.

Принять по гражданскому делу новое решение.

В остальной части иска отказать.

Права пациента как потребителя медицинских услуг

Пациент — потребитель медицинской услуги, обращающийся в медицинское учреждение или к медицинскому работнику за медицинской помощью («О введении в действие отраслевого стандарта «Термины и определения системы стандартизации в здравоохранении«, Приказ МЗ РФ 22.01. 2001 года N 12)

Если целесообразность обладания человеком правовыми статусами пациента и застрахованного не вызывает обычно у врачей каких либо сомнений, то «третье правовое измерение» бытия человека в сфере медицинской помощи (потребитель) требует более детальных разъяснений. С появлением в России правового понятия потребительсвязано формирование нового пласта культуры отношений в обществе. Нет, это не ценностиобщества потребления, которые действительно являются не лучшим результатом человеческого развития. Речь идет обобществе производителей (товаров, услуг, работ, информации) ориентированных на нужды потребителя, обществе, в котором формируется новый тип отношений между производителями и теми, для кого они работают. Понятиеконсумеризм(consumerism, отconsumer— потребитель) пока не имеет эквивалента в русском языке, поскольку этот тип отношений и лежащая в его основе система ценностей в отечественной культуре общественных отношений пока только начинают осознаваться. Если говорить о сфере здравоохранения, то, пожалуй, самым удачным аналогом консумеризма здесь представляется понятиепациентоцентризм. А одним из главных внешних признаков практического осуществления такой политики является не только соблюдение всего комплекса прав гражданина при оказании ему медицинских услуг, но и непременная оценка уровня удовлетворенности потребителя этими услугами. Формирование такойобратной связиявляется наилучшим стимулом к росту качества предоставляемых услуг и к созданию в медицинских организациях экономически честной и психологически дружественной для пациента атмосферы.

Все вышесказанное выглядело бы обычными призывами к созданию лучшего «социально-капиталистического» будущего, если бы не один юридический факт. А юридический факт – это то, что порождает правовые последствия. В 2001 году в системе нормативных документов сферы здравоохранения России появилось легальное определение понятия «пациент»: Пациент — потребитель медицинской услуги … . Казалось бы, ну и что? Но в том специфика нормативно-правовых документов (помните, «казнить нельзя помиловать»?), что даже перемещение пунктуационного знака в его тексте способно породить очень серьезные результаты. А результатом присвоения пациенту в 2001 году статусапотребителя медицинской услуги является обязательность с этого момента использования в регулировании правоотношений с ним норм закона «О защите прав потребителей». Первыми это почувствовали организации и врачи, которые оказывали завершившиеся претензией пациента медицинские услуги иногородним гражданам. Известно, что общий порядок предъявления судебного иска гражданином к юридическому лицу – это подача иска по месту расположения ответчика (ст. 28 Гражданского процессуального кодекса РФ). Однако, «потребитель» — это уже специальный субъект права, отношения с которым ответчика регулируются уже иной (п.7. ст. 29) статьей Гражданского процессуального кодекса РФ. В соответствии с этой статьейпо усмотрению потребителя иск может подаваться как по месту расположения ответчика, так и по месту жительства или пребывания гражданина. И стали представители медицинских учреждений ездить на суды в дальние края.

Все ли отношения пациента с медицинской организацией подпадают сегодня под действие «Закона о защите прав потребителей»? Нет, только те, в которых за оказанную услугу или помощь в соответствии с договором сторон должен быть произведен или уже произведен платеж (неважно, самим гражданином или третьим лицом, например, страховой организацией). Соответственно, под категорию потребительподпадают пациенты, получающие медицинские услуги в обязательном медицинском страховании, в добровольном медицинском страховании, в системе платных медицинских и сервисных услуг. Пациенты Скорой медицинской помощи (государственной), лица, получающие государственную и муниципальную медицинскую помощь в учреждениях финансируемых из бюджетов (лечение социально значимых и опасных заболеваний), не являются потребителями медицинских услуг, они —получатели финансируемой бюджетом государственной или муниципальной медицинской помощи.

В обсуждаемом законе имеется специальная глава (Глава 3) посвященная защите прав потребителей при выполнении услуг. В ней на услугодателя возлагается обязанность (а у потребителя, соответственно, есть право требования) информирования потребителя по следующим разделам его деятельности:

обозначения стандартов, обязательным требованиям которых должны соответствовать услуги;

сведения об основных потребительских свойствах услуг

цена и условия приобретения услуг;

правила и условия эффективного и безопасного использования услуг;

юридический адрес, фирменное наименование исполнителя и место нахождения организации, уполномоченной на принятие претензий от потребителей;

информация о правилах предоставления услуг;

указание на конкретное лицо, которое будет оказывать услугу, и информация о нем.

Там же указана целевая функция этих сведений: … Перечисленные виды информации предназначены для обеспечения потребителю возможности правильного выбора.

Становится понятным место потребительских прав пациента в общем его правовом статусе. В соответствии с правами пациента и застрахованного человек имеет, например, право выбора субъектов, с которыми ему придется взаимодействовать (медучреждение, врач, страховая организация). Закон же «О защите прав потребителей» вводит конкретные права потребителей и обязанности услугодателя в сфере оборота информации, необходимой пациентам и застрахованным для принятия правильного решения. Без существования таких юридических норм право гражданина на выбор лиц, от которых зависит главный параметр взаимодействия «услугодатель – пациент» (качество медицинских услуг) оставались бы обычной декларацией. Исходя из вышесказанного, становится понятным, что права пациента, права застрахованного и права потребителя являются тем комплексом социальных возможностей человека, реализация которого на практике формирует условия для получения им качественной медицинской помощи. Соответственно, несоблюдение любого из прав пациента, прав застрахованного, прав потребителя как негативный результат имеют дефекты качества медицинской помощи. Когда же речь идет об удовлетворенности пациента, таковая должна оцениваться не в категориях эмоциональной оценки имевшего места взаимодействия, а в категориях объема удовлетворения правомерных притязаний гражданина в сфере медицинской помощи. Объем же правомерных (законных) притязаний известен – он представляет собой перечень, состоящий из совокупности прав пациента, прав застрахованного и прав потребителя медицинских услуг.

Правовой статус пациента как потребителя медицинских услуг

Получатель медицинских услуг именуется пациентом. Большинство авторов предлагает считать пациентом лицо, обращающееся за медицинской помощью независимо от основания обращения (наличия или отсутствия у него заболеваний). [69] [70] Данное определение, на наш взгляд, точно отражает, что гражданин с момента обращения за медицинской помощью наделяется статусом пациента независимо от того, будет ли в дальнейшем оказываться ему медицинская помощь или нет.

же позиции придерживается законодатель.

Лицо, участвующее в биомедицинском исследовании, в испытании новых лекарственных средств, методов диагностики и лечения, нельзя признать пациентом. В этом случае можно говорить, что лицо, обратившись в медицинскую организацию, приобретает статус пациента, но согласившись на испытание новых методов диагностики или лечения, становится испытуемым дополнительно к статусу пациента. [71] [72] Гражданин признается пациентом только в отношении тех медицинских услуг, которые разрешены к применению.

Нерешенным в праве остается вопрос о правовом статусе человека до рождения. Имеющаяся литература, в основном, посвящена праву эмбриона на жизнь. Однако на данный момент с учетом развития фетальной хирургии актуальным является проблема определения правового статуса пациентов — нерожденных детей (в медицинской науке — «плод»), в отношении которых предпринимается медицинское вмешательство. Надо ли наделять в таких случаях плод правовым статусом пациента для защиты его прав или достаточно будет распространения статуса пациента беременной женщины на плод как часть организма матери? Налицо пробел в законодательстве и правовой науке, который еще предстоит решить.

По мере развития юридической науки и концепции правового положения человека в российском обществе возникла потребность в разработке теории юридического статуса пациента. Одним из первых ее исследовал А.Н. Пищита. Правовой статус пациента охарактеризован им как «юридически закрепленное положение лица, обратившегося за медицинской помощью, включающее в себя гарантируемые государством права, свободы, юридические гарантии их реализации, а также защиту законных интересов». На мой взгляд, к данному определению следует добавить еще и обязанности пациента, так как в состав правового статуса входят закрепленные законом права и свободы, законные интересы и обязанности личности. [73] [74] [75] [76]

Элементом правового статуса пациента является его правосубъектность. Правосубъектность граждан раскрывается через две ее составляющие — правоспособность и дееспособность.

Исходя из того, что в процессе оказания услуги происходит ее потребление (а не просто получение услуги), то пациента следует также именовать потребителем услуги. Но на практике категория потребителя связывается с законодательством о защите прав потребителей. Поэтому следует решить вопрос о том, является ли

пациент потребителем по смыслу Закона о защите прав потребителей. В

законодательстве должным образом данная проблема не была урегулирована. Вопрос был решен уже упомянутым постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012г. № 17.

Потребителем признается гражданин, имеющий намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий или использующий товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности (преамбула Закона о защите прав потребителей).

Медицинские услуги может потреблять только физическое лицо (пациент). Необязательно, чтобы заказчик и получатель услуги совпадали, достаточно признака использования (потребления) услуги лицом. Поскольку медицинские услуги имеют своим объектом здоровье человека, то их направленность на удовлетворение личных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, очевидна. Таким образом, действительно лицо, получающее медицинскую услугу, следует признавать ее потребителем.

При оказании недобровольных и принудительных медицинских услуг признать пациента потребителем не представляется возможным. Здесь отсутствует важнейший элемент договора — свободное волеизъявление пациента. Отношения по оказанию такого рода услуг относятся к публично-правовой сфере, хотя и не

являются отношениями по оказанию публичных (государственных) услуг. Основанием возникновения таких правоотношений является не договор, а административный акт.

Поэтому можно сделать вывод о том, что пациент признается потребителем в смысле Закона о защите прав потребителей при оказании ему услуг в добровольном порядке, в том числе, когда услуги оплачивает третье лицо — [77] [78] [79]

индивидуальный предприниматель, юридическое лицо или государство (муниципальное образование). [80] Таким образом, действие Закона о защите прав потребителей распространяется на отношения по оказанию медицинских услуг независимо от источника их оплаты. На наш взгляд, данное положение необходимо закрепить в Законе об основах охраны здоровья.

Можно выделить права и обязанности потребителя медицинских услуг, предусмотренные гражданским законодательством, законодательством о защите прав потребителей, специализированным законодательством. Кроме того, права и обязанности, предусмотренные здравоохранительным законодательством, делятся на общие (для всех пациентов) и специальные (для отдельных групп пациентов).

Так, по ГК потребитель медицинских услуг имеет право заключить или отказаться от заключения договора (по смыслу ст. 426 и 428); отказаться от исполнения договора (п. 1 ст. 782); потребовать расторжения или изменения договора по п. 2 ст. 428 (если заключенный договор представляет собой договор присоединения); отказаться от оплаты услуги, не предусмотренной договором (п. 1 ст. 731). На потребителе лежит обязанность оплатить оказанные услуги в случае, если плательщиком является сам пациент (ст. 781), а также содействовать исполнителю (ст. 718).

Это интересно:  Право на занятие частной медицинской практикой 2019 год

Права и обязанности пациента можно разделить в зависимости от сфер, которых они касаются, на следующие группы: права и обязанности при предоставлении информации о диагнозе, методе лечения и возможных

последствиях; права и обязанности при определении и соблюдении метода и режима лечения; права и обязанности по сохранению врачебной тайны; права и обязанности в связи с отказом от лечения. [81]

Например, Понкина А.А. выделяет следующие комплексы прав пациентов:

1) комплекс прав пациента на само получение медицинской

помощи, на её качество, доступность и своевременность;

2) комплекс специфических прав пациента, связанных с его

3) комплекс прав пациента на превенцию дефекта медицинской помощи, на участие в принятии решения относительно применяемых к нему методов лечения и на защиту своих прав;

4) комплекс прав пациента на безопасность оказываемой

медицинской помощи и в связи с оказанием медицинской помощи;

5) комплекс информационных прав пациента;

6) комплекс прав пациента на человечное отношение и на

7) комплекс прав пациента на коммуникации и на поддержку близкими;

8) комплекс прав, сопряженных с правами пациента. [82]

Статья 22 регулирует вопросы предоставления так называемой медицинской информации, то есть информации о состоянии здоровья, включающей сведения:

— об итогах медицинского обследования,

— о наличии заболевания,

— об установленном диагнозе,

— о прогнозе развития заболевания,

— о методах оказания медицинской помощи,

— о связанном с ними риске,

— о возможных видах медицинского вмешательства,

— о его последствиях и результатах оказания медицинской помощи.

Положения ст. 22 Закона об основах охраны здоровья обязывают

предоставлять соответствующую информацию в доступной для гражданина форме. При этом гражданин (потребитель) имеет право отказаться от получения такой информации («Информация о состоянии здоровья не может быть предоставлена гражданину против его воли» — ч. 3 ст. 22).

Право на информацию также включает правомочие на ознакомление с медицинской документацией, на получение консультаций других специалистов, на предоставление копий документов, отражающих состояние его здоровья (ч. 4, 5 ст. 22). При этом информация, содержащаяся в медицинской документации, признается врачебной тайной (ч. 1 ст. 13 Закона), тем самым, налагая на исполнителя обязанность ее неразглашения.

К составу медицинской информации предъявляются и специальные требования, касающиеся особенностей оказания отдельных видов медицинских услуг (например, ч. 8 ст. 55 Закона об основах охраны здоровья).

Пациенту-потребителю следует предоставить информацию обо всем, что может произойти с его здоровьем: все, что предполагается (все, что происходит со здоровьем при оказании медицинской услуги, весь набор действий и их эффектов), и все, что допускается (предвидимая совокупность отклонений в действиях и их эффектах в ходе оказания медицинской помощи, в ее итоге и вследствие; сюда относятся и возможные изменения содержания, объема медицинской помощи в ходе ее оказания, осложнения и побочные эффекты). При предоставлении информации необходимо раскрыть обстоятельства, которые могут повлиять на качество оказываемой услуги.

В связи с последним пациент информируется, как ему быть в случае проявления побочных эффектов, осложнений (особенно если он к этому времени покинет медицинскую организацию). Также пациента следует уведомить о том, какие действия с его стороны будут способствовать минимизации неблагоприятных последствий и активизации благоприятных факторов для его здоровья.

При этом необходимо подчеркнуть, что информация должна быть предоставлена до оказания медицинской услуги, более того, до заключения договора. Только в таком случае можно считать информацию надлежаще предоставленной. Ссылки на медицинскую документацию с записью «с последствиями предупрежден» ничтожны.

Согласие на медицинское вмешательство требуется при производстве любых медицинских процедур. [83] [84] При этом в Законе об основах охраны здоровья граждан (в отличие от ранее действовавших Основ законодательства об охране здоровья граждан) решен вопрос о форме дачи такого согласия.

Необходимость письменного согласия гражданина на медицинское вмешательство закреплена в отдельных нормативных актах. Так, например, согласно ст. 11 Закона о психиатрической помощи лечение лица, страдающего психическим расстройством, проводится после получения его письменного согласия (за исключением случаев, когда допускается лечение без согласия). Согласно ст. 6 Закона РФ от 22 декабря 1992 г. «О трансплантации органов и (или) тканей человека» [86] трансплантация органов и (или) тканей человека осуществляется с письменного согласия реципиента, а изъятие органов (или тканей) у живого донора допускается, если последний в письменной форме выразил согласие на изъятие (ст. 11 Закона).

Если медицинское вмешательство неотложно, а состояние гражданина не дает возможности выразить свою волю, то решение о его проведении в интересах пациента без его согласия (или согласия законного представителя) принимается консилиумом врачей. В отсутствие возможности собрать консилиум вопрос решается лечащим (дежурным) врачом с занесением медицинскую документацию и уведомлением должностных лиц медицинской организации (п. 1 ч. 10 ст. 20 Закона об основах охраны здоровья граждан). Аналогично решается вопрос в отношении пациентов, страдающих опасными для окружающих заболеваниями.

В отношении пациентов, которым оказываются недобровольные и принудительные медицинские услуги, вопрос о медицинском вмешательстве решается судом (п. 2 ч. 10 ст. 20 Закона).

Согласие на медицинское вмешательство касательно лиц, не достигших возраста пятнадцати лет (или несовершеннолетних, больных наркоманией, не достигших шестнадцати лет), и недееспособных граждан дают их законные представители после предоставления им сведений, предусмотренных ч. 1 ст. 20 Закона об основах охраны здоровья граждан (ч. 2 ст. 20, ч. 2 ст. 54 Закона). Если законные представители отсутствуют, вопрос о медицинском вмешательстве решается консилиумом врачей, а если собрать консилиум не представляется возможным, то лечащим (дежурным) врачом с записью решения в медицинскую документацию пациента и последующим извещением должностных лиц медицинской организации и законного представителя лица (п. 1 ч. 10 ст. 20 Закона).

Ограничен российским законодательством отказ от искусственных мер по поддержанию жизни, поскольку ст. 45 Закона об основах охраны здоровья запрещает эвтаназию, как активную, так и пассивную. «Таким образом, к перечню исключений из принципа добровольного информированного согласия пациента

добавляется еще одно», — указывает Афанасьева Е.Г. [87]

Интерес представляет вопрос отказа пациента от медицинского вмешательства в случае его нахождения в состоянии, угрожающем жизни. Гражданский кодекс допускает совершение действий с намерением предотвратить угрозу для жизни лица, находящегося в опасности, против воли этого лица (ст. 983). В то же время пациент согласно Закону об основах охраны здоровья может в любое время отказаться от медицинского вмешательства. При этом ст. 45 этого же Закона запрещает эвтаназию, в том числе пассивную, к которой относится и отказ от медицинского вмешательства в ситуации, угрожающей жизни. Налицо

конкуренция правовых норм одинаковой юридической силы. Предоставление неограниченного права отказа может привести к негативным последствиям для самого пациента. [88] [89] Поэтому Сироткина А.А. предлагает рассмотреть вопрос об ограничении права на отказ от медицинского вмешательства в случае угрозы жизни пациента. На мой взгляд, при решении этой проблемы следует отдавать предпочтение наиболее ценным нематериальным благам — жизни и здоровью, то есть необходимо на законодательном уровне разрешить исполнителю действовать без согласия пациента (его законного представителя) в интересах спасения жизни и тем самым проигнорировать право на отказ от медицинского вмешательства.

Помимо названных прав пациент до начала оказания медицинской услуги имеет право на выбор врача, в том числе врача-терапевта, врача-терапевта участкового, врача-педиатра, врача-педиатра участкового, врача общей практики (семейного врача) или фельдшера, с учетом его согласия, а также выбор медицинской организации в порядке, утвержденном уполномоченным федеральным органом исполнительной власти [90] (ч. 1, 2 ст. 21 Закона об основах охраны здоровья). Также согласно ч. 3 ст. 22 Закона потребитель вправе выбрать граждан, которым могут быть предоставлены сведения о состоянии его здоровья.

На втором этапе (в процессе оказания медицинской услуги) права пациента- потребителя в первую очередь связываются с правом на безопасность (ст. 7 Закона о защите прав потребителей) и правом на качество (ст. 4 указанного Закона) медицинских услуг.

Закон об основах охраны здоровья в ст. 2 качество медицинской помощи определяет как «совокупность характеристик, отражающих своевременность оказания медицинской помощи, правильность выбора методов профилактики, диагностики, лечения и реабилитации при оказании медицинской помощи, степень достижения запланированного результата». Качество медицинской помощи согласно ст. 10 обеспечивается различными мерами, в том числе определенным уровнем квалификации работников исполнителя, использованием порядков оказания медицинской помощи и различных стандартов медицинской помощи, предоставлением исполнителем определенного объема медицинской помощи в соответствии с программой государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи.

Помимо этого пациент в процессе оказания медицинской услуги имеет право на 1) соблюдение морально-этических норм, а также корректного и человечного отношения со стороны работников исполнителя; 2) оказание медицинских услуг пациенту с учетом его состояния и по возможности с соблюдением культурных и религиозных обычаев пациента; 3) обеспечение ухода при медицинском обслуживании; 4) рациональное использование времени пациента при оказании ему медицинских услуг; 5) предоставление различных удобств при нахождении пациентов в медицинских организациях; 6) организацию условий для посещения пациента и нахождения родственников с ним в медицинской организации (ст. 6 Закона об основах охраны здоровья); 7) получение консультаций врачей- специалистов; 8) ослабление боли, которая связана с болезнью и (или) медицинским вмешательством; 9) обеспечение лечебным питанием в случае пребывания пациента на лечении в стационаре; 10) посещение пациента адвокатом или законным представителем; 11) посещение пациента священнослужителем, а при лечении пациента — на обеспечение возможности для проведения религиозных обрядов, в том числе на предоставление отдельного помещения, если это не нарушает режим медицинской организации (ч. 5 ст. 19 Закона).

Представляется важным подчеркнуть, что в процессе оказания медицинской услуги за пациентом сохраняется право на отказ от медицинского вмешательства, а следовательно и на отказ от договора (ст. 782 ГК), так же как и право на информацию о своем здоровье и ознакомление с медицинской документацией (ст. 22 Закона об основах охраны здоровья).

На третьем этапе (после оказания медицинской услуги) пациент имеет право на предоставление информации о результатах медицинского вмешательства, о возможности наступления побочных эффектов, о продолжении лечения (приеме лекарственных средств), о том, какие действия с его стороны будут способствовать минимизации неблагоприятных последствий и активизации благоприятных факторов для его здоровья. Это право вытекает из ст. 22 Закона об основах охраны здоровья, ст. 736 ГК РФ, ст. 36 Закона о защите прав потребителей.

Кроме того граждане вправе требовать проведения независимой медицинской экспертизы согласно ч. 3 ст. 58 Закона об основах охраны здоровья (в действие вводится с 1 января 2015 г.).

Одно из важнейших прав потребителя медицинских услуг составляет право на врачебную (медицинскую) тайну.

Согласно ст. 13 Закона об основах охраны здоровья сведения о факте обращения за медицинской услугой, состоянии его здоровья, диагнозе и иная информация, полученная при диагностике и лечении, составляют врачебную тайну.

Помимо прав потребитель медицинских услуг наделен и обязанностями. В случае если пациент является одновременно плательщиком, то на него возлагается обязанность оплатить оказанные услуги (п. 1 ст. 781, п. 2 ст. 781 ГК); возместить расходы исполнителю (п. 3 ст. 781, п. 1 ст. 782 ГК).

Кроме того, на пациенте лежит обязанность, без исполнения которой исполнитель не может оказать медицинскую услугу (так называемое встречное исполнение обязательств — ст. 328 ГК), — обязанность предоставить информацию. Это информация, необходимая для постановки диагноза, сведения о перенесенных заболеваниях, аллергических реакциях и т.п. Предоставление такого рода информации происходит на первом этапе, до начала оказания медицинской услуги. Но указанная обязанность сохраняется на протяжении всего процесса оказания услуги, поскольку исполнителю необходимо контролировать состояние пациента. Например, пациент должен сообщать об испытываемой боли, зуде, раздражении, облегчении состояния, иных ощущениях, которые позволяют ориентироваться исполнителю.

На этапе оказания медицинской услуги на пациента возлагается обязанность придерживаться режима лечения, в том числе установленного на период его временной нетрудоспособности, и правил поведения пациента в медицинских организациях (ч. 3 ст. 27 Закона об основах охраны здоровья).

Специфической чертой правового статуса пациента — потребителя медицинских услуг является признание потребителя «слабой» стороной правоотношения. [91] [92] «Слабая сторона в гражданско-правовом договоре — это условное обозначение участника договорных обязательств, обладающего значительно меньшим запасом тех или иных организационных, материальных, профессиональных, информационных и других конкурентных, имеющих значение для формирования, осуществления и защиты субъективного права ресурсов в

сравнении со своим контрагентом, — указывает Е.В. Вавилин.

Независимо от того, кто оплачивает оказываемые медицинские услуги, на основании каких юридических фактов возникает правоотношение по оказанию медицинских услуг, какие медицинские услуги оказываются, пациентам предоставлены равные субъективные права и возможности их гражданскоправовой реализации. При этом следует отметить, что указанные права носят гражданско-правовой характер, и их осуществление полностью зависит от воли пациента. Исключение составляют правоотношения по оказанию недобровольных и принудительных медицинских услуг, где законом допускается ограничение правоспособности граждан.

Таким образом, можно сделать вывод, что при обращении за медицинской помощью к исполнителю гражданин автоматически становится пациентом и, соответственно, наделяется особым правовым статусом потребителя медицинских услуг (в том числе средствами усиления его положения как слабой стороны в обязательстве) в целях охраны и защиты его личных неимущественных прав — здоровья и жизни.

Статья написана по материалам сайтов: advokat-malov.ru, studfiles.net, sci-book.com.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector