+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

Стереотипы о недееспособных людях 2019 год

Среди распространенных мифов и представлений о старости и людях пожилого возраста в нашей стране и за рубежом можно выделить следующие: старый человек – это существо болезненное, слабое, без средств к существованию, которое не может работать и нуждается в постоянной помощи и опеке; это существо заброшенное и одинокое, консервативное, нередко страдающее нарушениями мозговой деятельности; с возрастом человек утрачивает умение принимать правильные решения, его развитие затормаживается, он не способен к дальнейшему обучению, постепенно утрачивает память и сексуальные функции.

Как отмечает С. Collette-Pratl (1976), позитивное отношение к жизни коррелирует с удовлетворенностью, которая представляется тремя факторами: продолжением социальных связей, финансовой независимостью и хорошим здоровьем. В старости именно эти факторы становятся негативными: появляются или возможны социальная изоляция, финансовая беспомощность и плохое здоровье. Они могут влиять на негативное отношение к пожилым.

Другое объяснение девальвации старого возраста – невозможность для пожилого человека быть продуктивным, ориентированным на достижение. Для индустриальных западных обществ характерна высокая оценка таких качеств, как вера в собственные силы, автономность. При этом зависимость считается признаком слабости. К важным ценностям современной западной цивилизации можно отнести также социальную этику активности и продуктивности (в противоположность пассивности и потребительству), которая отдает предпочтение молодости, энергии, энтузиазму и новаторству как антиподам пассивной, косной, старомодной старости. Все эти ценности передаются в ходе социализации новым поколениям, которые усваивают возрастные стереотипы вместе с интернализацией новых ролевых функций.

Таким образом, понятие «стереотип» в геронтологической литературе традиционно применяется для выражения негативного отношения к пожилым. М. Кермис (1984) суммировала стереотипы пожилых в современной западной культуре:

  1. Все пожилые одинаковы.
  2. Старые люди бедные.
  3. Все пожилые нездоровы.
  4. Все пожилые подвержены депрессии.
  5. Пожилые – обуза для других.
  6. Пожилые не могут функционировать в обществе.
  7. Все старые люди одиноки.
  8. Все старые люди становятся слабоумными.

В то же время достаточно много исследований не подтвердили очевидность негативного стереотипизирования пожилых людей (Braithwaite, 1986). Они оцениваются более негативно чем молодые только в том случае, если они физически недееспособны или умственно отсталы.

В нашей стране много лет подспудно формировалось негативное отношение к старости. Появился общественный стереотип пассивного пожилого человека, нуждающегося в постоянном уходе, являющегося лишь дополнительной ненужной нагрузкой для здоровых людей, что способствует появлению у пожилых людей чувства вины. Негативные стереотипы пожилых и аттитюды к ним говорят о том, что общество пока не смогло найти адекватные формы взаимодействия с ними.

Социальный стереотип (в нашем случае стереотип пожилых) включает в себя оценку определенного объекта (пожилых людей) и ее эмоциональную окраску (отношение к ним), т.е. когнитивный и аффективный элементы в сумме с поведенческим дают особый аттитюд (установку на пожилых). Установки в отношении лиц преклонного возраста не являются универсальными и зависят от специфического стереотипа, сформировавшегося у индивида.

Поэтому при изучении стереотипов и ожиданий пожилых, проведенном в Москве в 1996 г. нами обнаружено следующее. Почти во всех половозрастных группах присутствуют такие представления о пожилых, как их социальная изоляция (одиночество), низкий материальный уровень, плохое здоровье. Однако проведенное выше разделение понятий стереотипа и аттитюда дает основание полагать, что к пожилым людям не всегда относятся в действительности негативно. Знание особенностей, сопутствующих поздней жизни, еще не означает плохого отношения к пожилым людям в целом. Более того, в молодых группах оказались значимыми представления о том, что «старших нужно уважать», «пожилые вызывают жалость и сострадание», «необходима социальная защита для пожилых». Оказались незначимыми или вообще не встретились такие мнения, как: пожилые все одинаковы, подвержены депрессии, не могут функционировать в обществе, становятся слабоумными.

В содержании стереотипа российских пожилых наряду с негативными характеристиками (консерватизм, критичное отношение к молодежи, занудство, ворчливость) присутствуют и позитивные (забота о семье, доброта, наличие большого опыта, мудрость, духовная значимость пожилых для молодежи, пожилые прожили достойную жизнь). В группе пожилых присутствуют все выделенные характеристики, однако удельный вес негативных показателей значимо уменьшается, а позитивных соответственно увеличивается. Это указывает на высокую степень совпадения авто- и гетеростереотипов пожилых в нашем обществе. Таким образом, наличие «негативного имиджа» у пожилых в представлениях различных групп нашего общества, включая группу пожилых, не обнаружено.

Исследуемые ожидания отражали представление о том, что должны делать пожилые люди на пенсии, об их ролевом поведении. Обнаружены две основные группы этих представлений. Первая – занятие собой, которое включает следующие подкатегории: пожилые люди должны отдыхать, развлекаться, вести активный образ жизни, общаться, жить для себя. Вторая – помощь семье: пожилые должны воспитывать внуков, помогать семье и детям, выполнять домашнюю работу.

При этом группа пожилых людей имеет представления о своем ролевом поведении, сходные с представлениями других половозрастных групп. Однако за выполнение основных своих функций и социальных ролей, которые приписываются пожилым людям в нашем обществе, пожилые несут ответственность только перед собой и своей семьей. Это свидетельствует о ролевой неопределенности пожилых людей, о том, что в обществе не сложились представления о тех ролях людей позднего возраста, которые бы имели общественную значимость, т.е. налицо недооценка социального значения общественных форм поведения людей старшего возраста.

Из книги: Краснова О. В. Стереотипы пожилых и отношение к ним // Психология зрелости и старения, весна. 1998 (1). М.: Центр Геронтолог. С. 10-18

Стереотипы, отношения и ожидания о старости и пожилых людях

Среди распространенных в нашей стране и за рубежом мифов и представлений о старости и людях пожилого возраста можно выделить следующие: старый человек — это существо болезненное, слабое, без средств к существованию, которое не может работать и нуждается в постоянной помощи и опеке; это существо заброшенное и одинокое, консервативное, нередко страдающее нарушениями мозговой деятельности; с возрастом человек утрачивает умение принимать правильные решения, он не способен к дальнейшему обучению, постепенно теряет память. Многие авторы указывают, что негативные отношения обусловлены низким социально-экономическим статусом, плохим здоровьем, ограничением социальных связей, чаще свойственными пожилым людям.

Другое объяснение девальвации старого возраста состоит в невозможности для пожилого человека быть продуктивным, ориентированным на достижение. В индустриальных западных обществах — традиционно высокая оценка веры в собственные силы, автономности.

Зависимость считается признаком слабости. К важным ценностям современной западной цивилизации можно отнести социальную этику активности и продуктивности (в противоположность пассивности и потребительству).

Эта нравственная система отдает предпочтение молодости, энергии, энтузиазму и новаторству как антиподам пассивной, косной, старомодной старости. Все эти ценности передаются в ходе социализации новым поколениям, которые усваивают возрастные стереотипы вместе с интернализацией новых ролевых функций. С этой точки зрения старость представляется как утрата социальных ролей. Общество безжалостно отвергает всех не соответствующих созданному стереотипу, рисующему седовласого старца, изжившего страсти и обретшего мудрость, и представляет его полубезумным существом, совершающим нелепые и необдуманные поступки. На этом основании старики лишаются того минимума, который позволяет вести достойную жизнь.

Таким образом, понятие «стереотип» в геронтологической литературе традиционно применяется как выражение негативного отношения к пожилым.

Предпринимались попытки суммировать стереотипы пожилых в современной западной культуре: пожилые все одинаковы; старые люди бедные; пожилые все нездоровы; все пожилые подвержены депрессии; пожилые — обуза для кого-нибудь другого; пожилые не могут функционировать в обществе; все старые люди одиноки; все старые люди становятся слабоумными.

В то же время довольно многие исследования не подтверждают очевидности негативного сте-реотипизирования пожилых людей. Они оцениваются более негативно, чем молодые, если представляются физически недееспособными или умственно отсталыми. T. Brubaker, E. Power рассмотрели 47 работ и пришли к выводу, что только в 12 из них действительно изучали заявленный предмет исследования. Из этих 12 только 4 работы были методологически состоятельными.

В нашей стране много лет подспудно формировалось негативное отношение к старости. Появился общественный стереотип пассивного пожилого человека, нуждающегося в постоянном уходе, являющегося лишь обузой для здоровых людей.

Это негативное отношение приводит к определенной деформации нравственных категорий и морально-этических принципов у взрослого населения и молодежи, способствует появлению у пожилых людей чувства вины. Негативные стереотипы и отношение к пожилым людям свидетельствуют о том, что общество не может или еще не смогло найти адекватные формы взаимодействия с ними. Вместе с тем мы не знаем ни одного отечественного исследования по стереотипам пожилых людей.

Это интересно:  Что означает недееспособный человек 2019 год

Многообразие зарубежных исследований стереотипов и отношения к пожилым людям в обществе в целом и в различных группах привлекает внимание и тем, что полученные результаты малосопоставимы. Частично это связано с различным пониманием отношения как в геронтологии, так и в социальной психологии. Не совсем ясно, что оценивается в исследовании: отношения или знания, убеждения или мнения, предпочтения или понятия либо их комбинации. Важна и сама процедура исследования, а также контекст, в котором выражается индивидуальное отношение.

Многое зависит от инструкции, которая может способствовать усилению или ослаблению стереотипизации. Так, если предлагается оценить отношение к старшим по сравнению с отношением к более молодым, получаются более негативные ответы. Если инструкция содержит изолированное суждение (без намека на сравнение), то возрастные стереотипы проявляются в меньшей степени, т. е. сравнительное суждение дает больший эффект стереотипизации, чем изолированное суждение.

Этим в значительной мере обеспечивается благоприятное (внестрессовое) положение стариков в обществе, способствующее их активному долголетию. Несмотря на трудности формализации проявлений традиционно-национального этикета по отношению к пожилым в различных этнических группах, был сделан вывод об определенном преувеличении и идеализации кавказского национального этикета как основной причины кавказского долгожительства. «У всех национальностей и во всех районах в основе отношения к пожилым людям лежит чувство уважения, стремление облегчить физические и моральные тяготы позднего возраста. В нашей стране признается тот факт, что наличие пожилого родственника в семье престижно, его прошлое, жизненный опыт, личностные качества, психическая сохранность — предмет гордости родственников любой национальности».

Вместе с тем выступая 4 марта 1997 г. на 1-й сессии круглого стола «Социально-психологические проблемы пожилых людей» в Министерстве труда России, Г.Н. Волков заметил: «В бывшем СССР было три анклава долгожительства: в морозной Якутии, в высокогорном Азербайджане и в субтропической Абхазии. Как будто ничего общего между ними нет, а долгожительство на одинаковом уровне. Поэтому не на медицинском, а на уровне обыденного сознания очевидно, что долгожительство определяется не климатическими условиями, а отношением к старикам, т. е. сочетанием культа стариков с особым отношением к старости, особо трепетным отношением к старикам».

Таким образом, можно только предположительно судить о том, существует ли прямая связь между культурными и демографическими переменными и отношением к пожилым или они фактически представляют собой специфические переменные (ролевое поведение по отношению к старшим, знания, мнения о них). По-видимому, именно эти факторы имеют большее отношение к процессу формирования стереотипов и отношения к старости, чем демографические, культурные и этнические показатели. Констатация того, что та или иная группа населения лучше или хуже относится к пожилым, мало что дает с точки зрения объяснения и происхождения отношений.

Демографические характеристики заслуживают исследования, которое могло бы учитывать переменные, связанные с индивидуальным опытом и знаниями, как, по-видимому, наиболее близкие к процессу формирования отношений. Есть данные о том, что люди, работавшие вместе с пожилыми, имеют менее стереотипное отношение к ним, чем те, кто прежде не имел таких контактов. Однако сам по себе персональный опыт контактов не имеет значения для формирования положительного отношения к пожилым. Важно рассматривать не только количество, но и качество таких контактов. Это предполагает изучение профессионального и личного опыта обследованных.

Стереотипизация — процесс, сопровождающий восприятие человеком человека, устойчивый образ какого-либо явления или субъекта, которым пользуются как известным «сокращением» при взаимодействии с этим явлением. С психологической точки зрения стереотипизация представляет собой приписывание сходных характеристик всем членам какой-либо социальной группы или общности без достаточного осознания возможных различий между ними. Механизм стереотипизации основывается на способности человеческого мозга «сжимать» поступающую информацию, когда главное отделяется от второстепенного, существенное от несущественного, отбрасываются незначительные детали («принцип экономии мышления»).

Стереотип возникает на основе довольно ограниченного прошлого опыта, облегчая освоение с чужеродным классом объектов, о которых нет достаточной осведомленности. Благодаря стереотипам объекты получают минимальную двусмысленность, пытаются поддержать свою оценку и используют их для социального контроля. При этом социальные стереотипы вовсе не сводятся к «совокупности мифических представлений» — они всегда отражают некоторую объективную реальность, пусть в искаженном или трансформированном виде.

Важность стереотипов для человека объясняется необходимостью сохранения своей идентификации с группой и упорядочения своего статуса в ней. Человек держится за стереотип, так как он выражает и защищает его личные интересы или интересы социальной общности, к которой он принадлежит.

Уже простое описание черт содержит оценочную нагрузку и выражает эмоциональное отношение к объекту. Социальный стереотип (в нашем случае стереотип пожилых) включает в себя осознание определенного объекта (пожилых людей) и его эмоциональную окраску (отношение к ним), т. е. когнитивный и аффективный элементы, и в сумме с третьим — поведенческим формирует особую установку на пожилых. Установки в отношении лиц преклонного возраста не являются универсальными и зависят от специфического стереотипа, сформировавшегося у человека.

Проведенное нами исследование в Москве в 1996 г. показало, что почти во всех половозрастных группах есть представления о собственной социальной изоляции (одиночестве), низком материальном уровне, плохом состоянии здоровья. Эти моменты были выделены как негативные установки по отношению к пожилым, выявленные ранее другими авторами. Однако проведенное выше разделение понятий стереотипа и отношения дают основание полагать, что к пожилым людям в действительности не относятся негативно. Знание особенностей, сопутствующих старости, еще не означает плохого отношения к пожилым людям в целом. Более того, в более молодых группах оказались значимыми представления о том, что «старших нужно уважать», «пожилые вызывают жалость и сострадание», «необходима социальная защита для пожилых». Оказались незначимыми или вообще не встретились такие мнения, как «пожилые все одинаковы» и «пожилые подвержены депрессии, не могут функционировать в обществе», «пожилые становятся слабоумными».

В содержании стереотипа пожилых людей наряду с негативными характеристиками (консерватизм, критичное отношение к молодежи, занудство, ворчливость) присутствуют и позитивные (забота о семье, доброта, большой опыт, мудрость, духовная значимость пожилых для молодежи). У пожилых присутствуют все выделенные характеристики, но доля негативных показателей значимо уменьшается, а позитивных соответственно увеличивается. Это показывает высокое совпадение авто- и гетеро-стереотипов пожилых в нашем обществе. Таким образом, негативный имидж пожилых в представлениях различных групп нашего общества, включая группу самих пожилых, не обнаружен.

Существуют определенные представления о том, что должны делать пожилые люди на пенсии. Выявлены две основные группы этих представлений: пожилые люди должны отдыхать, развлекаться, вести активный образ жизни, общаться, жить для себя; пожилые должны воспитывать внуков, помогать семье и детям, выполнять домашнюю работу.

Группа пожилых людей имеет представления о своем ролевом поведении, сходные с представлениями других половозрастных групп. Однако за выполнение основных своих функций и социальных ролей, которые приписываются пожилым людям в нашем обществе, пожилые несут ответственность только перед собой и своей семьей. Это свидетельствует о ролевой неопределенности пожилых людей, о том, что в обществе отсутствуют представления о тех ролях в пожилом возрасте, которые бы имели общественную значимость, т. е. существует недооценка социального значения общественного поведения людей старшего возраста.

Социальные стереотипы восприятия пожилых людей в обществе

Сущность социальной работы с людьми «третьего возраста» заключает­ся в создании сети учреждений социального обслуживания, способствующих формированию благоприятных ситуаций, полезных контактов, удовлетво­рению потребностей пожилых людей как особой социальной группы насе­ления, созданию хорошей атмосферы для достойной поддержки их возмож­ностей, а также сюда следует отнести и формирование благоприятного об­раза пожилого человека в обществе.

Согласно классификации ООН государство считается молодым, если доля пожилых людей (старше 65 лет) составляет 4%, а старым — если эта доля составляет 7%. В 1996 г. в России насчитывалось 12% пожилых людей.

Старость становится длительным и значимым этапом индивидуального развития, так как во всем мире увеличивается продолжительность жизни людей. При соответствующем отношении к пожилым людям со стороны государства, общественных и других объединений и организаций, общества в целом их жизнь может быть достаточно полноценной.

Переход человека в группу пожилых людей существенно изменяет его вза­имоотношения с обществом и такие ценностно-нормативные понятия, как цель и смысл жизни, добро и счастье и т.д., значительно меняется образ жиз­ни людей.

Это интересно:  Право осужденных на медицинскую помощь 2019 год

В литературе выделяют четыре группы проблем, которые являются след­ствием старения современного общества.

Во-первых, это демографические и макроэкономические последствия, которые затронут такие характеристики, как:

♦ продолжительность жизни, и особенно, верхние пределы долгожитель­ства, а также количество пожилых людей, которые хотели бы достичь их;

♦ распределение материальных ресурсов между представителями различ­ных поколений;

♦ отношение к коллективной ответственности за обеспечение соответству­ющих стандартов и качество жизни пожилых людей — пенсионеров;

♦ уровень производительности труда.

Во-вторых, произойдут существенные изменения в сфере социальных отношений:

♦ в структуре семейно-родственных отношений;

♦ в системе поддержки друг друга разных поколений;

♦ в характере выбора будущей профессии;

♦ в структуре потенциальной занятости.

В-третьих, изменения демографической структуры отразятся на рынке труда:

♦ изменится соотношение между умственным и физическим трудом и
отношения общества к трудовой деятельности;

♦ возникает необходимость переквалификации трудящихся в пожилом возрасте;

♦ изменится отношение пожилых трудящихся и работодателей к трудо­вой деятельности как таковой и к проблеме выхода на пенсию;

♦ возникает вопрос о профессиональной ориентации для людей в пожи­лом возрасте;

♦ изменятся пропорции занятости среди женщин и мужчин, так как жен­щин пожилого возраста значительно больше, чем мужчин;

♦ увеличится продолжительность срока начального и среднего образо­вания, т.е. произойдут изменения в соотношении незанятого в произ­водстве молодого населения и активного взрослого населения;

♦ изменится социальный характер проблемы безработицы, и потребуют­ся новые подходы к ее решению;

♦ повысятся возрастные границы выхода на пенсию.

В-четвертых, изменения коснутся функциональных способностей и со­стояния здоровья пожилых людей, что повлечет за собой серьезные послед­ствия для социальных служб. Например, можно предположить, что:

♦ расширятся возможности пожилых людей функционально удерживать приобретенные знания, умения, навыки, а также возможности овла­девать новыми областями фундаментальных и прикладных наук, но­выми профессиональными знаниями;

♦ пожилые люди станут необходимым ресурсом для рынка труда и жиз­недеятельности общества как на макро-, так и на микроуровнях;

♦ изменятся потребности в уходе за пожилыми людьми и в потреблении социальных услуг;

♦ произойдут серьезные перемены, связанные с интенсивностью, эф­фективностью и результативностью медицинского и социального об­служивания пожилых людей.

В литературе, в выступлениях на конференциях подчеркивается необхо­димость изменения жизненного курса в стареющем обществе — и прежде всего, за счет увеличения разнообразных социальных ролей и видов соци­альной активности.

Проводимые в ряде регионов страны исследования «социальных устано­вок пожилых людей» выявили проблемы лиц старшего возраста:

♦ фрустрация сознания, преобладание пессимистических взглядов на жизненные перспективы;

♦ негативное отношение к нынешней власти («раньше жизнь была лучше»);

♦ высокий уровень субъективного интереса к политике государства и низкая оценка возможности воздействовать на нее;

♦ наличие заниженных стандартов жизни: бедность, маргинальность воспринимаются как данность.

Возможности и способности пожилых людей приносить материальные и духовные блага обществу и тем более стать определенным фактором его развития зависят от того, готово ли общество изменить стереотипное отно­шение к пожилым людям и социально защитить их.

Молодым кажется, что старость — состояние полусуществования. Они боятся утратить энергию, независимость, гибкость, сексуальность, физичес­кую подвижность, память и даже интеллект. По их мнению, потеря этих качеств обязательно сопутствует старению.

По результатам опросов населения, которые включали и пожилых людей, выяснилось, что существуют как позитивные, так и негативные представле­ния о стариках, влияющие на отношение к ним в обществе. Эти стереотипы мешают воспринимать пожилых людей дифференцированно, как индивиду­умов с действительно существующими между ними различиями, и может приводить к социальным установкам и действиям, которые отбивают у них охоту принимать участие в коллективном труде и проведении досуга.

К. Винтор называет целый ряд стереотипных представлений о пожилых людях:

♦ все старики похожи друг на друга;

♦ пожилые люди социально изолированы;

♦ большинство из них имеет слабое здоровье;

♦ увольнение с работы порождает проблемы больше для мужчин, чем для женщин;

♦ большинство старых людей изолированы от своих семей;

♦ старики не интересуются половой жизнью или не способны к ней;

♦ старый человек не может учиться;

♦ умственные качества с возрастом ухудшаются.

В данном перечне даны лишь негативные представления о пожилых лю­дях, и нет смысла отрицать их существование, и преобладание над позитив­ными стереотипами.

Существует также классификация Крайга, где, в отличие от Винтора, представлены как негативные, так и позитивные стереотипы, сложившие­ся в обществе по отношению к пожилым людям.

Примеры заблуждений, основанных на негативных стереотипах:

♦ большинство старых людей бедны;

♦ большинство стариков не могут свести концы с концами из-за инф­ляции;

♦ у большинства старых людей есть жилищные проблемы;

♦ старые люди, как правило, слабые и больные;

♦ старики не являются политической силой и нуждаются в защите;

♦ большинство старых людей плохо справляются с работой; работоспо­собность, продуктивность, мотивация, способность воспринимать новшества и творческая активность у них ниже, чем у молодых работ­ников. Вероятность несчастных случаев у пожилых работников выше, чем у остальных;

♦ старые люди медленнее соображают и у них хуже помять, у них ниже способность к обучению;

♦ старые люди часто интеллектуально ригидны и догматичны. Большин­ство стариков закостенели в своих привычках и не способны их менять;

♦ большинство старых людей живут в социальной изоляции и страдают от одиночества;

♦ большинство стариков содержатся в домах престарелых.
Примеры заблуждений, основанных на позитивных стереотипах:

♦ старики относятся к довольно зажиточной категории населения. Ра­ботающие члены общества щедро обеспечивают их пенсиями и по­собиями;

♦ старики являются потенциальной политической силой. Они голосуют и принимают участие в политической жизни. Они едины и их много;

♦ старики легко сходятся с людьми. Они добры и приветливы;

♦ большинство старых людей отличаются зрелостью, жизненным опы­том и мудростью. Они интересные люди;

♦ большинство старых людей умеют слушать и особенно терпеливы по отношению к детям;

♦ большинство старых людей отличаются добротой и щедростью по от­ношению к своим детям и внукам.

Рассматриваемые стереотипы представляют собой мозаику из реально­сти и фантазий. Некоторые проблемы только отчасти связаны с возрастом; старики далеко не всегда беспомощны, больны, одиноки. Негативные сте­реотипы не только внушают молодежи страх перед старостью, они держат в своей власти и самих стариков. Опросы показали, что они более высокого мнения о своем собственном экономическом и социальном положении, чем население в целом. В то же время они убеждены, что принадлежат к тем немногим счастливчикам, которым удалось избежать несчастной участи большинства стариков.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

37.252.1.220 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)

очень нужно

Социальные ресурсы и ограничения в организации работы с недееспособными и психически больными гражданами

Социальные ресурсы и ограничения в организации работы с недееспособными и психически больными гражданами

Терпимое отношение к жизни остается долгом всех живых существ.

По опубликованным данным, в мире на сегодняшний день насчитывается более 500 миллионов психически больных людей, и число их постоянно увеличивается. Во всем мире происходит рост числа психически больных людей. По прогнозам Всемирной организации здравоохранения, к 2020 году психические расстройства войдут в первую пятерку болезней, ведущих к потере трудоспособности.

Результаты доклада от наркологических и психиатрических служб США свидетельствуют о неутешительных выводах: один из пяти взрослых американцев страдал психическим заболеванием в 2010 году. Количество подобных заболеваний было несколько ниже в 2009 году по сравнению с отчетом 2010-го года.

Другие интересные факты из доклада включают вывод, что «скорость распространения психических заболеваний более чем в два раза выше среди лиц в возрасте от 18 до 25 лет, чем среди лиц в возрасте 50 лет и старше», а «взрослые женщины чаще, чем мужчины, заболевали психическими недугами в прошлом году». В целом, страдающие психическими заболеваниями значительно помолодели. Если раньше, в основном, заболевали люди после 60 лет, то сейчас все чаще с серьезными расстройствами можно встретить более молодых людей.

Это интересно:  Медицинское право повышение квалификации для юриста 2019 год

В России показатели хуже, чем среднемировые. Если в мире около 15% нуждаются в психиатрической помощи, то в России их число достигает 25%. Эксперты отмечают: по сравнению с 90-ми количество клиентов психиатрических клиник в России увеличилось почти в два раза. Выросло число страдающих такими серьезными психическими заболеваниями, как шизофрения, маниакально-депрессивный психоз и эпилепсия. А невротические расстройства и депрессии приобрели статус массовых и заняли второе место после сердечно-сосудистых заболеваний.

Повышение числа психически больных людей неизбежно сказывается на экономике страны. Рост психологических расстройств напрямую связан с увеличением числа инвалидов и людей, неспособных заниматься трудовой деятельностью. В ЕС посчитали, что связанные с психиатрическими заболеваниями потери производительности труда оцениваются в 3-4% от ВВП.

Осознание остроты проблемы вывело общественное сознание на необходимость построения национальных социальных систем помощи недееспособным и психически больным гражданам. Международный опыт свидетельствует о широком развитии психиатрической помощи, особенно в развитых странах. Создание не только сугубо психиатрических, но и специальных психологических, психосоматических и психотерапевтических служб способствует не только избавлению от психических болезней, но и помогает в лечении соматических заболеваний, в освобождении от «внутренних комплексов», внутриличностных и межличностных конфликтов, в решении многих социальных и семейных проблем.

Однако не только доводы национальной, социальной и экономической стабильности привели к изменениям в системе государственной поддержки психически больных граждан. В целом важно признать тенденцию гуманизации отношения мирового сообщества к лицам, страдающим психическими недугами. Начиная с XVIII века человечество прошло путь от изощренных форм изоляции психически больных до Декларации о правах умственно отсталых лиц (1971 г.). Переломным этапом в отношении к психически больным и их содержанию была реформа, проведенная французским психиатром Филдиппом Пинелем в 1792 г., в результате которой с психически больных были сняты цепи и стали применяться некоторые методы лечения.

С 60-х годов XX века основным ресурсом, повышающим эффективность организации работы с недееспособными и психически больными гражданами стал признаваться социальный ресурс, состоящий в идей социальной поддержки, понимания, сохранения социальных связей душевнобольных и использования социальности природы самого человека для его оздоровления. Одним из наиболее ярких примеров стали Сотерии— альтернативный (антипсихиатрический) подход к острой шизофрении и к расстройствам шизофренического спектра с использованием терапевтической среды и низких дозировок препаратов. В своей работе 1999 года «Сотерия и другие альтернативы неотложной психиатрической госпитализации» Лорен Мошер, разработавший метод Сотерии, охарактеризовал его как применение по 24 часа в день межличностных феноменологических вмешательств, осуществляемых непрофессиональным персоналом, обычно без лечения нейролептическими препаратами, в контексте немногочисленной, аналогичной домашней, тихой, поддерживающей, защищающей и толерантной социальной среды. По результатам, полученным в Сотериях, был сделан вывод, что эта поддерживающая, защищающая, гуманная, сфокусированная на межличностных аспектах не больничная обстановка способна устранить или снизить необходимость применения антипсихотических препаратов. Результаты продемонстрировали, что люди, попавшие в Сотерию и не получавшие медикаментозное лечение, выздоравливали гораздо чаще и быстрее.

В 1960-е годы возникли антигоспитальное и антипсихиатрическое движения, следствиями которых стали реформирование системы психиатрической помощи (деинституционализация) и распространение идей защиты гражданских прав душевнобольных. К 1987 году в большинстве европейских стран, а также в США и Канаде свыше 90% случаев госпитализаций в психиатрические стационары осуществлялись на добровольной основе.

Однако, при всеобщей гуманизации отношения к психически больным, в общественном сознании остаются мощные, архетипичные ограничения для распространения человечного отношения к душевнобольным, выражающиеся в стигматизации психически больных людей. Сложился миф о неизлечимости психических заболеваний, опасности психически больных, полной непредсказуемости их поведения. Люди выделяют особую группу индивидов, называемых «сумасшедшими», «помешанными», «полоумными», «чокнутыми», от которых окружающим следовало бы держаться подальше. Страдают от такого отношения не только сами больные, но и их родственники. Это проявляется в социальной изоляции семьи больного, в различных видах дискриминации, ущемлении прав и интересов психически больного, в чувстве неловкости у родных и близких перед окружающими за то, что член их семьи страдает психическим заболеванием, в стремлении скрыть сам факт наличия в семье психически больного. Такие притеснения называются стигматизацией.

Очевидно, что подобное отношение окружающих к психически больному человеку приводит к развитию у него комплекса неполноценности, ущербности и к усугублению симптомов заболевания.

Стереотипы восприятия «безумия», вероятно, вырабатываются в детстве и постепенно закрепляются, часто неосознанно, в процессе повседневных социальных взаимодействий. Таким образом, подсознательный страх – главная причина любой стигматизации. Этот страх постоянно подкрепляется сообщениями в средствах массовой информации о случаях насилия, в которых участвуют душевнобольные.

В целом можно выделить следующие направления стигматизации:

• Стигматизация психически больных (отношение к душевно больным как к опасным, безнадежным, слабым людям, за которых должно быть стыдно и семье, и обществу и которых нужно изолировать).
• Стигматизация психических заболеваний (не болезнь, не лечится, признак слабости, неизбежно передается по наследству).
• Стигматизация профессий, связанных с психическим здоровьем, и людей, которые ими занимаются (жестокие, шарлатаны, психически нездоровые, коррумпированные, манипулирующие сознанием в своих или чужих целях).
• Стигматизация медицинских препаратов и методов лечения психических заболеваний (жестокие, принудительные, вызывающие привыкание, опасные, бесполезные, уничтожающие личность).
• Стигматизация психиатрических учреждений (тюрьма, эксперименты, плохие условия содержания, нет возврата).

Сам пациент, страдающий психическим расстройством, также является носителем искаженных убеждений и культуральных стереотипов, которые проявляются в разрушительных последствиях для здоровья:
1. Избегание лечения и обращения к специалисту, страдание в одиночестве.
2. Обращение не к тому специалисту с симптомами психических заболеваний (невропатологам, экстрасенсам, гипнотизерам).
3. Игнорирование психических компонентов при лечении многих серьезных заболеваний (СПИД, онкология).
4. Убеждение, что алкоголь помогает устранить симптомы психических расстройств.

Стигматизация профессии и специалистов по психическому здоровью, в первую очередь психиатров, намного сильнее в России, чем в большинстве развитых стран, что приводит к игнорированию и избеганию со стороны СМИ и общественности, поддерживает убеждение о низком качестве медицинских услуг и подпитывает изжившие себя старые стереотипы (мифы об электрошоке и психотропных препаратах).
Объективные и субъективные причины стигматизации включают:
1.Советское прошлое:
• практика принудительного лечения и ошибки в диагностике;
• использование психиатрической отрасли медицины в политических целях;
• устаревшие методы лечения и лекарственные средства;
• отсутствие адекватных условий и качественных учреждений оказания психической помощи;
• отсутствие четких профессиональных, лицензионных и этических норм среди специалистов по психическому здоровью.
2. Отсутствие возможностей для общественной и социальной реабилитации:
• «психиатрический диагноз – это навсегда»;
• отсутствие шансов и условий для реинтеграции в общество после лечения;
• социальная изоляция.
3. Неэффективные действия по борьбе со стигмой:
• отсутствие государственной и общественной поддержки;
• отсутствие финансовых ресурсов;
• отсутствие исследований эффективности, статистических данных и опыта.

Обществу нужно прививать мысль, что не следует бояться пациентов с психозами, и описывать вероятные причины аномального поведения, а также способы, с помощью которых можно с ними справиться. Просвещение является наиболее очевидным способом корректировки установок и влияния на поведение. Однако такое образование должно быть не разовой социально-рекламной акцией, а целенаправленной государственной кампанией, если не сказать – политикой.

Зарубежный опыт показывает также, что не менее важную роль в изменении общественного отношения к лицам, страдающим психическими расстройствами, играют и общественные организации так называемых «потребителей психиатрической помощи» (ассоциации психически больных и их родственников, семей больных шизофренией и т. п.), превратившиеся в последние десятилетия в мощное, влиятельное и эффективное движение в психиатрии.

Таким образом, основные социальные ресурсы в организации работы с недееспособными и психически больными гражданами состоят в глубокой гуманизации общественного сознания, широком общественном просвещении и открытости.

Статья написана по материалам сайтов: meddaily.info, studopedia.ru, pandia.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector