+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

Сделки недееспособных граждан являются сделками 2019 год

676. Сделка, совершаемая представителем на основании его полномочий, непосредственно создает, изменяет и прекращает права и обязанности представляемого:
гражданские

677. Сделки недееспособных граждан являются сделками:
ничтожными

678. Складское свидетельство как ценная бумага удостоверяет на товар право:
собственности

679. Случайные условия договора .
в определенной мере расширяют содержание договора

680. Смета — это:
документ, содержащий условие договора подряда о цене

681. Со стороны своего содержания правомочие есть .
мера возможного поведения представителя по отношению к третьим лицам

682. Собственник вправе истребовать свое имущество от приобретателя, если оно .
выбыло из его владения помимо его воли

683. Собственность как экономическая категория — это:
фактическое отношение, подвергаемое правовому оформлению

684. Совокупность условий, определяющих права и обязанности сторон, составляет:
содержание договора

685. Согласно ЖК к членам семьи нанимателя относятся:
дети нанимателя
родители нанимателя
супруг нанимателя

686. Соглашение о неустойке заключается в форме:
письменной

687. Содержание основных обязанностей экспедитора включает следующие операции:
заключение договора перевозки груза от своего имени или от имени клиента
обеспечение отправки груза и его получения в согласованном месте
организация перевозки груза определенным видом транспорта и по маршруту, выбранному клиентом или экспедитором
осуществление иных операций, непосредственно связанных с перевозкой

688. Сообщение об отмене обещания награды должно быть сделано:
в той же форме, что и обещание о награде

689. Соответствие выполненного действия содержащимся в объявлении требованиям определяется:
лицом, публично объявившим награду
судом

690. Соотношение гражданского и публичного права:
система права состоит из частного и публичного права, а гражданское входит в состав частного

Сделки, совершенные недееспособными и малолетними гражданами.

Ничтожными считаются все сделки, совершенные такими гражданами, включая мелкие бытовые. Если на момент совершения сделки гражданин, страдающий психическими расстройствами, не был признан судом недееспособным, но не мог понимать значения своих действий или руководить ими, то такая сделка может быть признана недействительной по иску его опекуна.

В интересах гражданина, признанного недееспособным вследствие психического расстройства, совершенная им сделка может быть по требованию его опекуна признана судом действительной, если она совершена к выгоде этого гражданина (п. 2 ст. 171).

Последствием сделки, совершенной лицом, признанным судом недееспособным вследствие психического расстройства, являются обязанности каждой стороны такой сделки возвратить другой всё полученное в натуре, а при невозможности возвратить полученное в натуре – возместить его стоимость в деньгах. Дееспособная сторона обязана, кроме того, возместить другой стороне понесенный ею реальный ущерб, если дееспособная сторона знала или должна была знать о недееспособности.

Сделки, совершенные несовершеннолетними, не достигшими четырнадцати лет, по общему правилу ничтожны. Сделки, совершенные несовершеннолетними в возрасте до 14 лет, за исключением сделок, предусмотренных п. 2 ст. 28 ГК (бытовые сделки, безвозмездное получение выгоды, распоряжение средствами законных представителей с их согласия).

В интересах малолетнего совершенная им сделка может быть по требованию его родителей, усыновителей или опекуна признана судом действительной.

Сделки, совершенные несовершеннолетними от 14 до 18 лет.

Сделка, совершенная несовершеннолетним в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет без согласия его родителей, усыновителей или попечителя, в случаях, когда такое согласие требуется в соответствии со статьей 26 настоящего Кодекса( распоряжение своим заработком; осуществление прав автора произведения науки; вклады в кредитные учреждения; совершать мелкие бытовые сделки), может быть признана судом недействительной по иску родителей, усыновителей или попечителя (п. 1 ст. 175).

Ограниченно дееспособные

Сделка по распоряжению имуществом, совершенная без согласия попечителя гражданином, ограниченным судом в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами, может быть признана судом недействительной по иску попечителя (п. 1 ст. 176).

Если такая сделка признана недействительной, соответственно применяются правила, предусмотренные абзацами вторым и третьим пункта 1 статьи 171 настоящего Кодекса.

В случае признания недействительными таких сделок, применяются последствия, предусмотренные для сделок, совершенных недееспособным (п. 1 ст. 171 ГК РФ).

Сделка, совершенная гражданином, не способным понимать значения своих действий или руководить ими.

Такая сделка оспорима потому, что в момент её совершения дееспособный гражданин не мог руководить собой, то есть не мог осознано формулировать свою волю. Неспособность может быть вызвана различными обстоятельствами – нервным потрясением, физической травмой, опьянением и т.д.

При этом неспособность понимать значение своих действий или руководить ими должна иметь место в момент совершения сделки.

С иском в суд о признании такой сделки недействительной могут обратиться сам гражданин, либо иные лица, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате её совершения.

Сделка, совершенная гражданином, впоследствии признанным недееспособным, также может быть признано недействительной по иску опекуна, если будет доказано, что в момент совершения сделки гражданин не был способен понимать значение своих действий или руководить ими (п.2 ст. 177 ГК).

Недействительность сделок, совершенных под влиянием заблуждения, обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения, представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств.

Сделка, совершенная под влиянием заблуждения.

Сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения.

Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.

Вопрос о том, является ли заблуждение существенным, должен решаться судом с учётом конкретных обстоятельств каждого дела.

При недействительности такой сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах — если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Кроме того, сторона, по иску которой сделка признана недействительной, вправе требовать от другой стороны возмещения причиненного ей реального ущерба, если докажет, что заблуждение возникло по вине другой стороны. Если это не доказано, сторона, по иску которой сделка признана недействительной, обязана возместить другой стороне по ее требованию причиненный ей реальный ущерб, даже если заблуждение возникло по обстоятельствам, не зависящим от заблуждавшейся стороны.

Сделка, совершенная под влиянием обмана, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств.

Сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего (ст. 179).

Обман может относиться как к элементам самой сделки (характера возникающих прав и обязанностей, количества и качества предмета сделки, вида и способа оказания услуг), так и к обстоятельствам, сопутствующим совершению сделки, включая мотивы, влияющие на формирования воли обманутого участника. При этом безразлично, совершаются ли обманные сделки в активной форме либо в форме бездействия (умолчание о фактах, знание которых может препятствовать совершению сделки).

Насилие – это причинение лицу физических или душевных страданий. Так же кпод насилией необходимо расценивать причинение физических и душевных страданий лицам, близким участнику сделки.

Угроза – это воздействие на психику гражданина (органа юридического лица) с целью деформирования его воли. Может состоять как в возможности совершения правомерных (наложение ареста на имущества, сообщение в правоохранительные органы сведений о преступной деятельности), так и в возможности совершения неправомерных действий (истязание, уничтожение имущества и т.п.).

Для признания сделки недействительной необходимо, чтобы угроза была реальной и исполнимой. Практическое значение имеет и значимость угрозы. Все эти вопросы решаются судом.

Для оспоримости сделки, совершенной вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, необходимо наличие 2х взаимосвязанных факторов:

А) Нахождение субъекта, совершающего сделку, в тяжелых обстоятельствах.

Б) Крайне невыгодные условия сделки.

+необходимо доказать наличие виновного поведения контрагента, намеренно использующего сделку в своих интересах. Все эти условия устанавливаются судом.

Последствия:

Если сделка признана недействительной по одному из оснований, указанных в пункте 1 настоящей статьи, то потерпевшему возвращается другой стороной все полученное ею по сделке, а при невозможности возвратить полученное в натуре возмещается его стоимость в деньгах. Имущество, полученное по сделке потерпевшим от другой стороны, а также причитавшееся ему в возмещение переданного другой стороне, обращается в доход Российской Федерации. При невозможности передать имущество в доход государства в натуре взыскивается его стоимость в деньгах. Кроме того, потерпевшему возмещается другой стороной причиненный ему реальный ущерб.

Недействительность сделок, не соответствующих закону или иным правовым актам. Недействительность сделки, совершенной с целью, противной основам правопорядка и нравственности. Недействительность мнимой и притворной сделок.

Сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Сделки с пороками в субъекте

а) сделки, совершаемые гражданином, признанным недееспособным (ст.171 ГК).

По таким сделкам дееспособная сторона обязана, помимо исполнения общего требования по недействительным сделкам, возместить другой стороне реальный ущерб, понесенный в результате заключения недействительной сделки.

Такая обязанность возлагается на дееспособную сторону в случае, если она знала или должна была знать о недееспособности другой стороны.

Критерии, положенные в основу недействительности названных сделок, имеют объективный, независимый от участников сделки характер:возраст либо состоявшееся решение суда о признании гражданина недееспособным или ограниченно дееспособным. В связи с этим важно доказать, что дееспособная сторона знала или должна была знать о факте недееспособности.

Следовательно, двусторонняя реституция применяется к сделке, совершенный недееспособным лицом, независимо от вины дееспособной стороны, а имущественная ответственность в форме возмещения реального ущерба — при наличии ее вины.

В соответствии со ст. 29 ГК признание гражданина недееспособным осуществляется судом, если он вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий или руководить ими. Ничтожными являются все сделки, совершенные гражданином, признанным недееспособным.

Гражданин С. продал свою машину гражданину Н. Через некоторое время в суд обратилась жена гражданина С. с иском о признании купли-продажи машины недействительной. Суд удовлетворил исковое заявление гражданки С., так как выяснилось, что гражданин С. на момент совершения сделки был признан недееспособным, а его жена является его опекуном. Кроме того, суд обязал гражданина Н. возместить недееспособной стороне понесенный ущерб, т.к. гражданин Н. знал о том, что гражданин С. является недееспособным.

Суд в данном случае применил правила ст.171 ГК, т.к. сделка была совершена лицом, признанным судом недееспособным. П.2 Ст. 171 предусматривает, что сделка совершенная недееспособным лицом может быть признана судом действительной, если в результате ее совершения этот гражданин получил выгоду. Однако, суд вправе вынести такое решение лишь на основании соответствующего требования опекуна недееспособного гражданина либо по требованию иных заинтересованных лиц, имеющих право предъявлять иски о применении последствий ничтожной сделки. Выгодой является не только получение каких-либо дополнительных имущественных благ недееспособным лицом, но и получение соразмерных переданных материальных благ, способных удовлетворить нужды этого гражданина.

б) сделки, совершенные несовершеннолетними, не достигшими 14 лет, являются ничтожными. Малолетние в возрасте от 6 до 14 лет вправе совершать мелкие бытовые сделки, сделки, направленные на получение безвозмездной выгоды, не требующие нотариального удостоверения либо государственной регистрации, сделки по распоряжению средствами, предоставленными законными представителями или с согласия последних третьим лицом для определенной цели. Все другие сделки за несовершеннолетних до 14 лет, а также все сделки за малолетних, не достигших 6 лет, могут совершать только их законные представители.

Похожие публикации:

Конституционно-правовые основы организации и компетенции прокуратуры
Организация и порядок деятельности прокуратуры Российской Федерации и полномочия прокуроров определяются Конституцией Российской Федерации, настоящим Федеральным законом и другими федеральными законами, международными договорами Российской Федерации. Организация и порядок деятельности Следственного .

Административно-правовое регулирование реализации права на свободу проведения собраний, митингов, шествий и демонстраций
Граждане Российской Федерации в соответствие с Основным законом страны имеют право на мирное, без оружия проведение митингов и демонстраций, шествий и пикетирование как одно из форм проявления своего волеизъявления (ст.31 Конституции РФ). В частности, это право граждан предусмотрено законами РФ: № .

Это интересно:  Право осужденных на медицинскую помощь 2019 год

Географические, климатические, экономические и социальные условия муниципального образования город Благовещенск
Благове́щенск — город в России, административный центр Амурской области. Является единственным административным центром субъекта Российской Федерации, находящимся на государственной границе РФ. С 28 ноября 2004 года мэром города является Александр Анатольевич Мигуля. Город расположен на юго-за .

Разрешение жилищных споров

В жизни каждого человека проблема жилья является одной из самых важных. Жилище для человека — необходимое условие его существования наряду с продуктами питания и одеждой: это место его пребывания, «семейный очаг», средство организации домашнего хозяйства, досуга, отдыха и т. д.

Недействительность сделок в гражданском законодательстве Российской Федерации

Общие основания закреплены в Главе 9 ГК “Сделки” нормами о ничтожности:

  • 1) сделок, совершенных с целью, противной основам правопорядка и нравственности (ст.169 ГК);
  • 2) мнимых и притворных сделок (ст.170 ГК);
  • 3) сделок, совершенных гражданином, признанным недееспособным вследствие психического расстройства (ст.171 ГК);
  • 4) сделок, совершенных несовершеннолетним, не достигшим четырнадцати лит (ст. 172 ГК);
  • 5) сделок, совершенных с нарушением формы, если закон специально предусматривает такое последствие (п.2,3 ст.162 и п.1 ст.165 ГК);
  • 6) сделок, совершенных с нарушением требованием о их государственной регистрации (п.1 ст.165 ГК).

Сделки, совершенные с целью, противной основам правопорядка и нравственности , ничтожны потому, что представляют собой серьезные и опасные нарушения действующего законодательства, носят антисоциальный характер и посягают на существенные государственные и общественные интересы. Именно публичный характер интересов, нарушаемых подобными сделками, позволяет говорить о них как об антисоциальных. Очевидна такая антисоциальная направленность сделок, создающих угрозу экономической безопасности государства:

  • а) внешнеторговых сделок юридических лиц, когда под видом товаров, указанных в лицензии (например, лома черных металлов), продаются за рубеж сплавы редких металлов;
  • б) сделок, нарушающих монопольное права государства на определенные виды деятельности (например, право на продажу отдельных видов вооружения);
  • в) мнимых внешнеторговых сделок для перевода валютных средств, полученных в кредит, за рубеж с целью их хищения (сделки, совершенные с нарушением правил валютного контроля).

Аналогичную антисоциальную направленность имеют сделки, совершение которых создает угрозу общественной безопасности, например сделки купли-продажи боевого вооружения, взрывчатых материалов, боеприпасов, совершаемые неуполномоченными лицами; сделки, направленные на производство и сбыт товаров и продукции, обладающих свойствами, опасными для жизни и здоровья потребителей, и т п. Антисоциальны и сделки, создающие угрозу моральному здоровью нации и нарушающие требования нравственности, например сделки с целью распространения на рынке литературы, пропагандирующей войну, национальную расовую или религиозную вражду, и т.п.

Объективную сторону антисоциальных сделок составляют серьезные и особо опасные нарушения закона, чаще всего являющиеся преступными действиями, посягающими на основы правопорядка и нравственности. Субъективная сторона таких сделок характеризуется прямым или косвенным умыслом одной или обеих сторон, вступающих в такую сделку.

Основным критерием признания такой сделки недействительной является ее цель. Внешне сделка может выглядеть вполне законной; ни по форме, ни по содержанию может не противоречить закону.

Так, если с соблюдением всех требований закона была совершена сделка купли-продажи дома для того, чтобы в этом доме организовать тайное производство оружия, то сделка является ничтожной со всеми вытекающими из этого последствиями. Также, примером сделки, противной основам правопорядка и нравственности, может служить договор, по которому, под видом приватизации, государственное имущество передается по искусственно заниженной цене.

Ф.С. Хейфец отстаивает точку зрения, устанавливающую, что ст. 169 ГК РФ содержит понятия “основы правопорядка и нравственности”, которые затрудняют ее применение судебной практикой. Потребуется немало усилий и времени, пока будет определен круг законов, составляющих основы правопорядка и условия применения не правового понятия “нравственность”. Одним из возможных признаков такого рода сделок может служить уголовная наказуемость соответствующего действия.

Было бы целесообразно, чтобы сам законодатель определил круг законов, которые составляют “основы правопорядка”. Очевидно, что и формулировка ст. 169 ГК РФ была бы иной. Тем более что диспозиция данной статьи не совпадает с заголовком этой нормы — “Недействительность сделки, совершенной с целью, противной основам правопорядка и нравственности”. Диспозиция же нормы сформулирована таким образом, что сделка признается ничтожной, если она совершена с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности. Следовательно, ничтожной признается сделка, противоречащая как основам нравственности, так и основам правопорядка. Такое содержание диспозиции дает основание считать достаточным для признания сделки ничтожной ее совершение только с целью, противоречащей основам нравственности. Но вряд ли это так. Очевидно, ничтожной ст. 169 ГК РФ считает сделку, противоречащую одновременно основам правопорядка и нравственности, как это указано в заголовке этой статьи. Поэтому целесообразно, чтобы законодатель внес изменения в содержание рассматриваемой статьи, чтобы не было противоречия между заголовком и диспозицией статьи. Совершенно очевидно, что для признания сделки ничтожной по ст. 169 ГК РФ с последствиями, предусмотренными частями второй и третьей, явно недостаточно, чтобы сделка не соответствовала (противоречила) только основам нравственности. Тем более что “нравственность” (мораль) — это понятие не юридическое.

Мнимая (фиктивная) сделка ничтожна потому, что она совершается для вида, без намерения создать юридические последствия.

Как известно, сделка — это волевой акт, в котором надо различать два элемента: волю (субъективный) и волеизъявление (объективный). Оба эти элемента необходимы и равнозначны, и только в их единстве заключена сущность сделки. Нарушение этого единства приводит к недействительности сделки.

Мнимые и притворные сделки — яркое тому подтверждение. Поэтому неправильно полагать, что в мнимых сделках вообще нет воли и за отсутствием фактического состава ее надо считать не ничтожной, а несовершившейся .

Мнимая сделка может быть совершена в любой форме, но, как правило, стороны стараются облечь ее в письменную (простую или нотариальную) форму, чтобы документ мог послужить доказательством ее совершения, не говоря уже о том, что предписанная законом форма соблюдается всегда.

Иначе говоря, при совершении действий в виде мнимой сделки отсутствует главный признак сделки — ее направленность на создание, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Мнимая сделка может быть совершена в противозаконных целях (например, лжедарение имущества с целью укрыть его от конфискации) и без таких целей, но в любом случае она абсолютно недействительна (ничтожна), т.к. субъекты, совершающие ее, не желают и не имеют в виду наступление правовых последствий, порождаемых сделками такого вида (п.1 ст. 170 ГК РФ).

Такие сделки совершаются для того, чтобы создать ложное представление у третьих лиц. Сделка является мнимой, если обе стороны в полной мере это осознают и ни одна из них не собирается приступать к исполнению.

Чаще всего такие сделки совершаются для того, чтобы уменьшить (увеличить) объем имущества. Так, опасаясь банкротства, гражданин или фирма продает по заниженной цене наиболее ценное имущество, с тем, что в действительности имущество будет оставаться в собственности лица, якобы продавшего его.

Мнимая сделка, совершенная с целью создать у третьих лиц впечатление о больших размерах совершаемых данным лицом или фирмой операций может помочь в получении кредита.

Притворная сделка совершается с целью прикрыть другую сделку. Притворная сделка заключается также только для вида, но в отличие от мнимой прикрывает другую сделку, которую стороны в действительности хотели заключить.

Притворные сделки заключаются и в целях ухода от налогообложения. В рамках договора о совместной деятельности передача одним его участником другому продукции, оказание услуг, перечисление денежных средств не относятся по налоговому законодательству к налогооблагаемым объектам. В случае каких-либо нарушений налоговые органы в актах проверки таких субъектов указывают, что договоры о совместной деятельности недействительны (ничтожны), и применяют финансовые санкции.

Действительная воля субъектов получает иное выражение. Поэтому притворная сделка сама по себе всегда признается ничтожной, а к сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки применяются относящиеся к ней правила. Прикрываемая сделка, в свою очередь, может быть действительной или недействительной. Чаще всего прикрывается незаконная сделка.

Так, сделка дарения доли участника в уставном капитале “ООО” может прикрывать куплю-продажу этой доли с целью обхода права преимущественной покупки доли другим участником общества, предусмотренного п.2 ст. 93 ГК.

Когда прикрываемая сделка не имеет ничего противозаконного, к ней применяются правила, регулирующие данный вид сделок. Если она незаконна, то, как и притворная, признается недействительной.

В случае притворной сделки стороны желают создать правовые последствия, но не те, которые предусмотрены в сделке. Здесь по существу имеют место две сделки: мнимая, которой стороны не желали придать правовые последствия, и скрываемая, т.е. та, которую стороны в действительности имели в виду.

Так, фирма, продающая благотворительному фонду необходимое оборудование, оформляет это не как договор купли-продажи, а как взнос в фонд. Если этот факт будет установлен, то к данным отношениям будут применены правила, регулирующие договор купли-продажи.

Сделки, совершенные лицами, признанными судом недееспособными вследствие психического расстройства , ничтожны потому, что у таких лиц отсутствует способность к самостоятельной, целенаправленной деятельности и оценке ее последствий. Ничтожными являются все сделки, совершенные такими гражданами, включая мелкие бытовые. Если на момент совершения сделки гражданин, страдающий психическими расстройствами, не был признан судом дееспособным, но не мог понимать значения действий или руководить ими, то такая сделка может быть признана недействительной по иску его опекуна (п.2 ст. 177 ГК РФ). В интересах гражданина, признанного недееспособным вследствие психического расстройства, совершенная им сделка может быть по требованию опекуна признана судом действительной, если она совершена к выгоде этого гражданина (п.2 ст. 171 ГК).

Например, недееспособным лицом была совершена сделка по покупке квартиры. Вследствие изменения ситуации на рынке сделка теряет экономическую привлекательность для продавца. И он “вспоминает” о ее ничтожности и требует возврата квартиры. В этом случае опекун неспособного лица может в противовес требованиям продавца предъявить иск о признании сделки по покупке квартиры действительной как совершенной к выгоде опекаемого им гражданина.

Ф.С. Хейфец утверждает, что законодатель в п.2 ст. 171 ГК уже не первый раз проявляет непоследовательность и вместо закона, признающего сделку ничтожной и недействительной с момента ее заключения, дает возможность признавать ничтожную сделку действительной. “Вряд ли это способствует стабильности гражданского оборота”. Это же касается сделок, совершенных несовершеннолетними не достигшими четырнадцати лет (п.2 ст. 172 ГК РФ).

Сделка признается недействительной независимо от того, сознавала ли сторона, что она совершает сделку с лицом, не могущим самостоятельно участвовать в сделке вообще или не могущим самостоятельно принимать участие в такого рода сделках, или нет. Существенно только то, что одной из сторон является недееспособный.

Если при действии ГК РСФСР 1922 г. объявление лица недееспособным оформлялось решением исполкома местного совета, то с введением в действие в 1964 г. Гражданского и Гражданского процессуального кодексов РСФСР это отнесено к компетенции суда (ст. 15 ГК РСФСР и п. 3 ст. 245 ГПК РСФСР).

Сделки, совершенные несовершеннолетними, не достигшими четырнадцати лет , по общему правилу ничтожны потому, что такие несовершеннолетние дети не способны в полной мере самостоятельно, целенаправленно оценивать свои действия и их последствия. Поэтому в любом случае ничтожны сделки, совершенные самостоятельно малолетними, не достигшими шести лет. Такая сделка не создает взаимных прав и обязанностей.

Так, если малолетний унес из дома ценную вещь и продал ее, покупатель не приобрел права собственности на эту вещь. Родители (усыновители, опекун) могут истребовать эту вещь, поскольку совершенная сделка ничтожна.

При этом должна быть возвращена уплаченная за вещь сумма. В интересах малолетнего совершенная им сделка может быть по требованию его родителей, усыновителей или опекуна признана судом действительной, если она совершена к выгоде малолетнего.

Ничтожность сделки, совершенной с нарушением формы , основывается на том, что сделке не придана необходимая с точки зрения закона или соглашения между сторонами форма, дающая возможность правильного восприятия воли субъектов.

Сделки , совершенные в надлежащей форме, но с нарушением требований государственной регистрации , ничтожны. Ведь для того чтобы сделка, требующая государственной регистрации, породила гражданско-правовые последствия, необходимо наличие юридического состава, включающего как саму такую сделку, так и факт ее государственной регистрации.

Ничтожность сделки и иные последствия нарушения формы сделки будут подробно описаны в разделе 2.2.

Специальные основания ничтожности сделок закреплены в различных нормах гражданского законодательства. Так, п.З ст.22 гласит: “Полный или частичный отказ гражданина от правоспособности или дееспособности и другие сделки, направленные на ограничение правоспособности или дееспособности, ничтожны, за исключением случаев, когда такие сделки допускаются законом”. Ограничение прав и свобод граждан, связанное с психическим расстройством, допустимо лишь в случаях, предусмотренных законами РФ, таких как Закон РФ “О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании”. В соответствии со ст. 6 этого Закона “гражданин может быть временно (на срок не более пяти лет и с правом последующего переосвидетельствования), признан непригодным вследствие психического расстройства к выполнению отдельных видов профессиональной деятельности. ”

Кроме того, ничтожны сделки опекунов, попечителей, их супругов, близких родственников с подопечными, за исключением передачи имущества в дар или безвозмездное пользование.

Каждый участник полного товарищества независимо от того, управомочен ли он вести дела товарищества, вправе знакомиться со всей документацией по ведению дел. Отказ от этого права или его ограничение, в том числе по соглашению участников товарищества, ничтожны. Ничтожны также сделки между участниками полного товарищества об ограничении или устранении их ответственности по обязательствам товарищества, а также сделки между участниками полного товарищества об отказе от права выйти из товарищества.

1.4. Основания оспоримости сделок

Гражданский кодекс РСФСР 1964 г. в своих положениях о недействительности сделок не упоминал термин “оспоримость сделки”. Однако в целом ряде норм ГК РСФСР (ст. 54, 55, 56) употреблялось выражение “признается судом недействительной по иску”, и во всех этих нормах перечисляются лица (физические и юридические), которые могут предъявить иск о признании сделки недействительной. Эта категория недействительности получила название “оспоримость”. Она объединяла большую группу разнообразных условий недействительности, о которых речь пойдет ниже, но всем им присущи общие черты, послужившие основанием для выделения их в самостоятельную группу.

Оспоримость означает прежде всего, что сделки, ею пораженные, вызывают те правовые последствия, которые участники имели в виду при их совершении, но вместе с тем им свойственны, определенные несоответствия требованиям закона, которые дают основания для иска об их недействительности.

Для признания этих сделок недействительными в суд по основаниям, указанным в законе, могут обратиться лишь те лица, которые указаны в каждой норме закона.

Выделение условий оспоримости сделок в отдельную категорию объясняется тем, что признание их недействительными не может иметь места без иска заинтересованного лица или потерпевшей стороны.

Так, прокурором будет заявлен иск о признании сделки недействительной, как совершенной под влиянием обмана, угрозы или насилия, а потерпевший в судебном заседании не подтвердит этого и пояснит, что эти обстоятельства не имели никакого влияния на его решение совершить сделку.

Таким образом, только возбуждение спора будет свидетельствовать о том, что на совершение сделки повлияли условия, которые вызывают ее оспоримость, и, наоборот, отсутствие спора подтверждает, что заключенная сделка соответствует интересам ее участников или получает одобрение третьих лиц, которые должны были дать согласие на ее заключение. Эти свойства условий (оснований) оспоримости сделок исключают возможность признания их недействительными по инициативе суда без возбуждения соответствующего спора заинтересованными или потерпевшими лицами.

К числу оспоримых сделок действующее гражданское законодательство относит:

  • 1) сделки юридического лица, выходящие за пределы его правоспособности (ст. 173 ГК);
  • 2) сделки, совершенные с выходом за пределы ограничений полномочий на совершение сделки (ст. 174 ГК);
  • 3) сделки, совершенные несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет (ст. 175 ГК);
  • 4) сделки, совершенные гражданином, ограниченным судом в дееспособности (ст. 176 ГК);
  • 5) сделки, совершенные гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК);
  • 6) сделки, совершенные под влиянием заблуждения (ст. 178 ГК);
  • 7) сделки, совершенные под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой или стечения тяжелых обстоятельств (ст. 179 ГК).

Сделки юридического лица, выходящие за пределы его правоспособности подразделяются на 2 самостоятельных вида.

К первому относятся сделки, совершенные юридическим лицом в противоречии с целями его деятельности, определенно ограниченными в его учредительных документах.

Ко второму виду сделок относятся сделки, совершенные юридическим лицом, не имеющим лицензии на занятие соответствующей деятельностью.

Правоспособность юридического лица в том, что оно может иметь гражданские права, соответствующие целям деятельности, предусмотренным в его учредительных документах, и нести связанные с этой деятельностью обязанности.

Лицензия считается отсутствующей у юридического лица в тех случаях, когда:

  • лицензия не получалась;
  • лицензия отозвана органом, выдавшим ее;
  • окончился срок действия лицензии;
  • превышен объем прав, предоставленных лицензией.

Яркими примерами сделок, совершенных юридическими лицами, не имеющими лицензии на соответствующую деятельность, являются сделки различных быстро “лопнувших” финансовых компаний, занимавшихся сбором денежных средств с населения под обещания высоких процентов при отсутствии у них лицензий кредитных учреждений.

Такие и им подобные сделки по общему правилу оспоримы, т.к. признание их ничтожными означало освобождение недобросовестных юридических лиц, действующих без лицензии, от обязательств перед добросовестной стороной.

Необходимым условием признания такой сделки недействительной является установление факта: знала ли или должна была знать другая сторона о том, что сделка совершена в нарушение установленных ограничений, либо без соответствующей необходимый лицензии. Лишь в том случае, когда другая сторона знала или должна была знать об этом, сделка может быть признана недействительной. Это положение направлено на охрану интересов стороны, которая могла не знать и не должна была знать о том, что сделка противоречит предъявляемым требованиям.

Круг внеуставных сделок определить не просто, так как учредительные документы юридических лиц не содержат и не могут содержать исчерпывающего перечня сделок, которые относятся к сфере их деятельности.

Сделки, совершенные с выходом за пределы ограничений полномочий на совершение сделки , оспоримы при наличии 3 условий:

  • 1) полномочия лица на совершение сделки должно быть ограничено договором либо полномочия органа юридического лица — учредительными документами по сравнению с тем, как они определены в доверенности, законе или как они могут стать очевидными из обстановки, в которой совершается сделка, и при ее совершении такое лицо или орган вышли за пределы этих ограничений (ст. 174 ГК).

Примером того, как полномочие на совершение сделки может считаться очевидным из обстановки, является ситуация, когда продавец оптового магазина, имеющий в соответствии с уставом магазина и трудовым контрактом право самостоятельно, без администратора, совершать сделки на сумму не свыше пяти тысяч рублей, систематически отпускает товар на большую сумму.

  • 2) совершая сделку, гражданин или орган юридического лица должны выйти за пределы вышеуказанных ограничений.

Иначе говоря, представитель покупает оборудование на сумму, превышающую указанную в договоре поручения; исполнительный орган акционерного общества совершает сделку с недвижимостью без предварительного решения совета директоров общества; продавец отпускает товар на сумму свыше допустимой.

  • 3) Другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных ограничениях.

В интересах стабильности и надежности имущественного оборота ст. 174 ГК РФ ограничивает круг случаев, в которых совершенная с превышением полномочий сделка может быть признана недействительной. Для этого необходим ряд условий.

  • 1) требование о недействительности сделки может быть заявлено только лицом, в интересах которого установлены ограничения полномочий, а не контрагентом по сделке;
  • 2) этим лицом должно быть доказано, что другая сторона знала или заведомо должна была знать о наличии таких ограничений;
  • 3) требование о недействительности рассматривается по иску заинтересованного лица, следовательно, невозможно заявление такого требования в виде возражения по предъявленному иску, что нередко делается на практике, а должен быть предъявлен встречный иск.

Независимо от наличия названных в ст. 174 условий суд, как это следует из текста статьи, вправе не признать сделку недействительной, т.к. ГК оставляет решение этого вопроса на усмотрение суда (“сделка может быть признана судом недействительной”).

Сделки, совершенные несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет, а также сделки, совершенные гражданином, ограниченным судом в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими веществами , оспоримы, если указанные лица совершают сделки без согласия законных представителей (родителей, усыновителей, попечителей), когда такое согласие необходимо в соответствии с требованиями закона. Согласие на заключение сделки может быть получено до, во время и после заключения сделок. Приведенные правила неприменимы к сделкам, которые в силу закона указанные лица могут совершать самостоятельно (п.2 ст.26 ГК РФ). Дееспособность несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет раскрыта в ст.26 ГК РФ.

Причем ГК РФ требует письменного согласия на совершение сделки несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет (п. 1 ст. 26), а для сделок, гражданина, ограниченного судом в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами — не содержит специального указания к форме согласия попечителя, поэтому следует считать, что такое согласие должно даваться в форме, предписанной для совершения соответствующей сделки.

Право на возбуждение дела о признании гражданина ограниченно дееспособным вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими веществами имеют члены его семьи, прокурор, органы опеки и попечительства, психиатрические лечебные учреждения, профсоюз. Указанный перечень является исчерпывающим.

Злоупотреблением спиртными напитками или наркотическими веществами, дающим основание для ограничения дееспособности гражданина, является такое чрезмерное или систематическое их употребление, которое влечет за собой непосильные расходы на их приобретение, что вызывает материальные затруднения и ставит семью в тяжелое положение. Наличие заработка или иных доходов у других членов семьи не имеет значения, если семья не получает от этого лица необходимых средств или вынуждена содержать его полностью или частично.

Установив указанные обстоятельства, суд признает данное лицо ограниченно дееспособным, а органы здравоохранения на основании этого решения суда устанавливают над ним попечительство. Это производится с целью лишения этого лица возможности самостоятельно получать и распоряжаться своим заработком и другими доходами (авторский гонорар, вознаграждение за открытие, изобретение и т.п.), а также совершать сделки по распоряжению имуществом (продавать, дарить, менять, завещать, покупать и т.д.). Все действия подобного рода в интересах семьи ставятся под контроль попечителя, и согласно ст. 176 ГК РФ по иску попечителя судом должны признаваться недействительными все сделки по распоряжению имуществом, совершенные без его согласия лицом, ограниченным в дееспособности.

Субъектом сделки, недействительной по ст. 176 ГК РФ, не может быть лицо, хотя и злоупотребляющее спиртными напитками или наркотическими веществами, но еще не признанное судом ограниченно дееспособным.

Отмена судом ограничения дееспособности гражданина может иметь место только при наличии достаточных данных, свидетельствующих о прекращении им злоупотребления спиртными напитками или наркотическими веществами, и поэтому ему может быть доверено самостоятельное распоряжение денежными средствами и имуществом. Ограничения также отменяется, если перестала существовать семья ограниченно дееспособного (развод, смерть и т.п.) и отпала его обязанность представлять средства на ее содержание.

Сделки, совершенные гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими оспорима потому что в момент ее совершения дееспособный гражданин не мог руководить собою, т.е. не мог осознанно формировать свою волю. Неспособность дееспособного гражданина понимать значение своих действий или руководить ими может быть вызвана различными обстоятельствами, доказанными в процессе рассмотрения спора:

  • нервным потрясением,
  • физической травмой,
  • глубоким алкогольным или наркотическим опьянением и т.д.

Примером сделки, совершенной гражданином, не способным понимать значение своих действий, является сделка, когда гражданин, находясь в сильном алкогольном опьянении, продает за бесценок весьма дорогую вещь.

Неспособность понимать значение своих действий или руководить ими должна иметь место в момент совершения сделки. Если совершение сделки — процесс, растянутый во времени (направление предложения о ее совершении, получение согласия и т.д.), то моментом совершения сделки надлежит считать заключительный этап ее оформления, придающий сделке правовую силу (подписание договора, государственную регистрацию, передачу имущества и т.п.). С иском в суд о признании недействительной сделки, совершенной дееспособным гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими, могут обратиться сам гражданин, совершивший их, либо иные лица, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Причины, вызвавшие неспособность гражданина понимать значение своих действий и руководить ими, правового значения не имеют. Иногда они вызываются посторонними для сделки обстоятельствами (гибель близких, физическая травма), но могут зависеть и от поведения самого гражданина (алкогольное опьянение). В любом случае, факт совершения гражданином сделки в момент, когда он не был способен понимать значение своих действий и руководить ими, должен быть надлежащим образом доказан. Свидетельские показания, как правило, будут недостаточными; нужно заключение соответствующих медицинских органов, и может оказаться необходимым проведение экспертизы.

Недееспособность может быть обусловлена только устойчивой душевной болезнью или слабоумием. В то время как временная неспособность понимать значение своих действий и руководить ими вызывается функциональными расстройствами психики, нарушением физиологических процессов в организме или иными болезненными явлениями. Такое состояние может наступить при самых различных обстоятельствах, и поэтому необходимо учитывать не только состояние лица, но и все другие обстоятельства, характеризующие обстановку, в которой была совершена оспариваемая сделка. Это состояние не совпадает ни с невменяемостью, ни с недееспособностью. Поэтому неправильно его называть адееспособным, так как этот термин не отличается от недееспособности.

Правила об оспоримости сделки, совершенной гражданином, не способным понимать значение своих действий, применяются также к сделкам, совершенным гражданином, впоследствии признанным недееспособным .

Сделка, совершенная гражданином, впоследствии признанным недееспособным, может быть признана судом недействительной по иску его опекуна, если доказано, что в момент совершения сделки гражданин не был способен понимать значение своих действий или руководить ими.

Признаков ст. 177 ГК РФ надо придерживаться и в том случае, если лицо страдало душевным заболеванием (расстройством) или слабоумием, но в установленном порядке не было признано недееспособным. В таком случае требуется доказывать, что именно в этот момент, когда совершалась данная сделка, лицо не понимало значения своих действий или не могло ими руководить. Из общего правила о том, что иск о признании сделки недействительной может заявить только лицо, которое при ее совершении находилось в таком состоянии, что не могло понимать значения своих действий или руководить ими, в таком случае должно быть допущено исключение.

Сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, оспорима потому, что в результате действий, совершенных в виде сделки, получает выражение неправильно сложившаяся воля одной из ее сторон и соответственно возникают иные последствия, нежели те, которые она действительно имела в виду. В результате такого заблуждения могут быть признаны недействительными сделки граждан и юридических лиц. Дефект сделки, совершенной под влиянием заблуждения, лежит в сфере психики лица, заключившего ее. В этом случае неправильные, не соответствующие действительности представления или неведение о каких-то обстоятельствах, вызвавшие заключение сделки, возникают у него помимо воздействия на него контрагента или третьих лиц.

Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Мелкие ошибки и незначительные расхождения между желаемыми и действительными последствиями, возникшими в результате сделки, не могут служить основанием для признания недействительности сделки.

Вопрос, является ли заблуждение существенным или нет, должен решаться судом с учетом конкретных обстоятельств каждого дела, исходя из того, насколько заблуждение существенно не вообще, а именно для данного участника. Не может считаться существенным заблуждение неправильное представление о норме права и последствиях ее применения.

Юридическая литература, судебная и арбитражная практика признавали, что существенное значение имеет заблуждение в характере предмета, в качестве вещи, в установленной цене. Причем эти обстоятельства относятся к сделкам как граждан, так и юридических лиц, ибо заблуждаться может каждый, безотносительно к тому, действует ли он как гражданин в своих интересах или как единоличный исполнительный орган либо представитель юридического лица, выступающий от имени и в интересах последнего. Вопрос о существенности заблуждения безусловно должен решаться на основании фактических обстоятельств каждого конкретного дела, оцениваемых в соответствии с установившимся пониманием того или иного обстоятельства. При такой оценке какой-то из перечисленных моментов может не иметь существенного значения для конкретного случая.

Например, стороны заключили подрядный договор на изготовление вывесок для одной из них, а назвали этот договор «трудовое соглашение». Совершенно очевидно, что такое заблуждение в правовой природе сделки не будет иметь существенного значения, поскольку обе стороны имели в виду определенное содержание сделки, в котором они не ошибались. И наоборот, если стороны имели в виду передачу вещи в собственность другой стороне, но одна из них считала, что это произойдет в результате мены, а другая— купли-продажи, то такое заблуждение будет иметь существенное значение, так как ошибка относится к природе договора и для стороны, желавшей совершить мену, не безразлично, что она получит взамен своей вещи.

Под заблуждением, имеющим существенное значение, ГК понимает заблуждение относительно природы сделки.

Например, наниматель считает, что собственник предоставляет ему помещение для длительного пользования, а в договоре предусмотрено лишь право разового использования. Заблуждение, в которое наниматель был введен формулировкой договора, может служить основанием недействительности сделки.

Закон предусматривает также в виде основания для признания недействительности заблуждение относительно качеств предмета сделки, которые значительно снижают возможность его использования по назначению.

Так, предприниматель покупает дом, в котором намеревается оборудовать мастерскую. Однако выясняется, что конструкции дома слабы и не выдержат работающего оборудования. Такое заблуждение имеет существенное значение и может служить основанием признания сделки купли-продажи дома недействительной.

Не может служить основанием признания недействительности сделки заблуждение и в мотивах.

Например, гражданин, рассчитывая перейти на работу в другой город, покупает там дом. Оказалось, однако, что его переход на предполагаемую работу не состоялся. Это не может служить основанием для признания сделки недействительной. Другой дело, если бы по этому мотиву он включил отлагательное или отменительное условие в совершаемую сделку. Тогда наступили бы последствия, предусмотренные в ст. 157 ГК РФ.

Согласно ст. 178 ГК РФ право возбуждения спора о признании сделки недействительной принадлежит только стороне, которая действовала под влиянием заблуждения. Отсутствие иска этой стороны свидетельствует о том, что заблуждение не повлияло на ее волю заключить сделку. Следует отметить, что закон исходит из презумпции вины стороны, которая действовала под влиянием заблуждения, и связывает с этим ее дополнительную ответственность.

Сделки, совершенные под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств.

Сделка, совершенная под влиянием обмана , оспорима потому, что одна сторона умышленно введена другой стороной в заблуждение с целью совершения сделки, выгодной обманывающей стороне. Для признания сделки недействительной по этому основанию безразлично, совершаются ли обманные действия в активной форме (сообщение ложных сведений) или же выражаются в бездействии (умышленное умолчание о фактах, знание которых может препятствовать совершению сделки). Если не будет доказано, что действия, заключающиеся в умолчании о таких фактах, имели целью обман другой стороны, то сделка может быть признана недействительной как совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение. Обман присутствует и в случаях, когда ложные сведения об обстоятельствах, имеющих значение для совершения сделки, сообщаются третьими лицами с ведома или по просьбе стороны в сделке.

При совершении сделки под влиянием обмана воля лица формируется под влиянием неправильных представлений или неведения об элементах сделки. Но если при заблуждении неправильное представление складывается помимо воздействия на него других лиц, то при обмане имеет место умышленное, намеренное создание ложных представлений у участника сделки контрагентом или третьим лицом либо умышленное использование уже создавшегося у контрагента ложного представления для побуждения его к заключению сделки, которую без обмана он бы не совершил. В этом случае порочность сделки заключается в расхождении между действительной волей и волеизъявлением, которое сложилось под влиянием обмана, тогда как характерным для сделки является свободное, добровольное волеизъявление. Известно, что обман совершается для того, чтобы ввести в заблуждение других лиц посредством лжи, умолчания, сознательного сокрытия чего-то, преднамеренного совершения отдельных действий. Если нет введения субъекта сделки в заблуждение, то нет и обмана. Таким образом, обманом является действие, совершенное с прямым умыслом. Не обязательно, чтобы обман исходил от участника сделки. Он будет налицо и тогда, когда обманные действия совершит третье лицо по сговору с участником сделки или когда последний только использует обманные действия третьего лица, действовавшего независимо от него, ибо недопустимо использование чужой ошибки в расчете на то, что именно ее наличие послужит причиной совершения сделки. Причем умолчание, использование чужих обманных действий должно быть также умышленным, так как без этого не будет обмана. Не будет обмана и в том случае, если ложное, неправильное, не соответствующее действительности представление было создано случайно или по неосторожности. Однако умышленное использование этого контрагентом для побуждения другой стороны заключить сделку следует расценивать как обман.

Обман , как основание недействительности сделки, отличается от заблуждения тем, что неправильное, ошибочное представление создается в результате преднамеренного, умышленного действия или умолчания стороны, намеревающейся извлечь из этого для себя выгоду.

Сделка, совершенная под влиянием насилия , оспорима потому, что воля участника сделки — гражданина (или органа юридического лица) формировалась несвободно. Насилие может исходить как от другой стороны сделки, так и от третьего лица. Как насилие необходимо расценивать причинение физических и душевных страданий лицам, близким участнику сделки. Так, с появлением рынка недвижимости, в частности рынка квартир, частыми стали случаи, когда так называемые покупатели, стремясь склонить собственников к продаже квартир по бросовым ценам, совершают различные формы насилия по отношению как к самим собственникам, так и к членам их семей, родственникам и друзьям. В процессе рассмотрения исков потерпевших от совершения подобных сделок, последние должны признаваться недействительными как совершенные под влиянием насилия.

Насилием является причинение участнику сделки физических или душевных страданий с целью понудить его к совершению сделки. Насилие должно выражаться в незаконных, однако не обязательно уголовно наказуемых действиях, например, насилием может быть воздействие на волю контрагента посредством использования служебного положения.

Сделка, совершенная под влиянием угрозы, оспорима потому, что воля субъекта сделки формируется несвободно. Угроза представляет собой воздействие на психику гражданина (органа юридического лица) с целью деформирования его воли посредством заявления о причинении ему или его близким имущественного, физического или морального вреда в будущем, если он не совершит сделку. Е.А.Суханов отмечает, что угроза — явление, отличное от насилия, выделяя 2 отличительные черты:

1) она состоит только в психическом воздействии, т.е. угроза — не реализованное в действительности намерение причинить какое-либо зло.

2) Угроза может состоять как в возможности совершения правомерных действий (наложение ареста на имущество, сообщение в правоохранительные органы или в печать сведений о преступной деятельности и т.п.), так и в возможности совершения неправомерных действий (истязание, уничтожение личного имущества и т.п.)

Что же касается признания сделки недействительной, если угроза состоит в возможности совершения правомерных действий, здесь Е.А. Суханов ссылается на Г.Ф. Шершеневича, который отстаивал именно такую точку зрения, и выражает свое несогласие с ним, говоря, что при практическом исследовании такой точки зрения можно оставить без защиты интересы тех лиц, которые заблуждались относительно своих действий, считая их преступными, когда они таковыми не являлись, а также тех, в отношении которых необоснованно возбуждено уголовное дело по подозрению в совершении корыстного преступления.

Поскольку для сделки характерна добровольность волеизъявления, а насилие и угроза являются разновидностью единого понятия “принуждение”, закон связывает с ними возможность оспоримости и признания сделки недействительной. В этих случаях также имеет место расхождение между волей и волеизъявлением, которое обусловлено неправомерным принуждением лица к выражению того, что не соответствует его действительной воле.

И при насилии, и при угрозе не отсутствует воля или волеизъявление, а имеет место расхождение между ними, которое вызывается неправомерным принуждением.

Для недействительности сделки, совершенной под влиянием угрозы, не имеет значения, исходит ли она от контрагента или от посторонних лиц, причем в последнем случае не важно, знал или не знал один из участников сделки, что ко второму участнику применялась угроза. Это может иметь значение при определении материальных последствий. Не имеет значения также и то, относится ли угроза к стороне по сделке или же к другому лицу, интересы которого ему настолько близки, что он готов совершить нежелательную для себя сделку.

Статья написана по материалам сайтов: lektsia.com, www.mitway.ru, www.cfin.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector