+7 (499) 938-69-47  Москва

+7 (812) 467-45-73  Санкт-Петербург

8 (800) 511-49-68  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Правовое положение недееспособных граждан 2019 год

(Фетисова О. В.) («Юридический мир», 2008, N 11)

СЕМЕЙНО-ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ НЕДЕЕСПОСОБНЫХ СОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ГРАЖДАН

Фетисова О. В., кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры семейного и ювенального права юридического факультета Российского государственного социального университета.

В соответствии со ст. 29 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ) совершеннолетний гражданин может быть признан недееспособным в судебном порядке. В качестве основания выступает такое состояние его психики, при котором лицо не может понимать значения своих действий или руководить ими. Однако наличие у гражданина психического расстройства не всегда является препятствием для реализации им своих прав и обязанностей в различных сферах, где так или иначе требуется его личное участие. В частности, можно выделить несколько категорий граждан, имеющих психические патологии, но являющихся полностью дееспособными с точки зрения закона: 1) граждане, страдающие таким расстройством психики, в силу которого они не понимают значения своих действий или не могут руководить ими, но заинтересованные лица не возбуждают перед судом ходатайство о признании их недееспособными; 2) граждане, страдающие психическими заболеваниями, но в силу характера их течения они способны понимать значение своих действий и руководить ими; 3) граждане, которые в силу временного расстройства психики не могут понимать значения своих действий или руководить ими в течение более или менее короткого промежутка времени (например, состояние аффекта). ——————————— Алмазов А. Н., Решетников И. В., Звягинцева Л. М., Иванова Л. Я. Психически больной и гражданский закон. Свердловск, 1992. С. 30.

Поскольку признание гражданина недееспособным влечет для него серьезные изменения в его правовом статусе, то решение подобного вопроса входит в исключительную компетенцию суда. Подобные дела рассматриваются в порядке особого судопроизводства с обязательным участием прокурора и представителя органа опеки и попечительства. Вступившее в законную силу решение суда о признании гражданина недееспособным является основанием для назначения органом опеки и попечительства по месту его жительства опекуна, который обязан заботиться о здоровье своего подопечного, обеспечивать ему надлежащий уход и лечение, удовлетворять его потребности в еде, одежде и пр., а также совершать от его имени и в его интересах юридически значимые действия во всех сферах, где потребуется защита его прав. Сфера семейных отношений — важнейшая сфера жизнедеятельности любого человека независимо от пола, возраста, дееспособности или недееспособности. Однако последнее обстоятельство оказывает существенное влияние на объем правомочий, носителем которых становится гражданин после признания его недееспособным. Он сохраняет статус члена семьи, а реализация личных и имущественных семейных прав и обязанностей, принадлежащих недееспособному, обеспечивается его опекуном. Однако данное правило не носит абсолютный характер. Заключение и прекращение брака. С момента государственной регистрации заключения брака в органах загса супруги приобретают равные семейные права и обязанности в отношении друг друга. Семейный кодекс РФ (далее — СК РФ) устанавливает порядок и условия заключения брака. Среди обязательных условий есть требование о добровольном согласии мужчины и женщины на вступление в брак. В этой связи ст. 14 СК РФ определены обстоятельства, препятствующие заключению брака, одним из которых является недопустимость его совершения с лицом, признанным недееспособным. Наличие такого запрета обусловлено двумя причинами. Первая — формально-юридическая, свидетельствующая о невозможности субъекта понимать значение своих действий и неспособности ими руководить. Другими словами, недееспособный не может свободно и осознанно выразить свое желание на заключение брака с другим лицом, а также не способен оценить тот груз правовых последствий, которые порождаются брачным союзом. В этом смысле перед нами — автономный вариант порока воли. Вторая причина обусловлена медико-генетическими особенностями и заключается в том, что вероятность перехода психического заболевания по наследству весьма велика . ——————————— Тарусина Н. Н. Семейное право. М., 2001. С. 56.

Говоря о расторжении брака с недееспособным, следует иметь в виду, что порядок зависит от момента, когда гражданин был признан таковым. При условии установления недееспособности в период брака его расторжение производится в упрощенном порядке. Здоровый супруг, приняв решение о разводе, вправе обратиться в орган загса по месту жительства или по месту государственной регистрации брака с заявлением. К заявлению в обязательном порядке прикладывается вступившее в законную силу решение суда о признании супруга недееспособным, а также квитанция об уплате пошлины в размере 100 рублей. Расторжение брака и государственная регистрация расторжения брака производятся по истечении 1 месяца со дня подачи заявления в присутствии заявителя. Таким образом, можно расторгнуть брак и тогда, когда у супругов есть общие несовершеннолетние дети. Впоследствии супруг, по заявлению которого брак был расторгнут, может обратиться в суд с иском о разделе совместно нажитого имущества и (или) о взыскании алиментов на несовершеннолетних детей. Аналогичные требования вправе выдвинуть и опекун, если сочтет это необходимым для обеспечения интересов недееспособного бывшего супруга. Расторжение брака в судебном порядке отличается более сложной и длительной процедурой. Правом обратиться в суд с подобным иском на основании п. 2 ст. 16 СК РФ наделен опекун супруга, признанного недееспособным, если нахождение последнего в браке не отвечает его интересам или влечет ухудшение состояния здоровья. Нередки ситуации, когда супруг и опекун совпадают в одном лице, что не противоречит закону, а в некоторых случаях является единственно возможным и верным вариантом. Однако когда супруг, выступающий одновременно в роли опекуна, ставит вопрос о расторжении брака, то налицо противоречие их интересов. Для органов опеки и попечительства данная ситуация должна стать сигналом для немедленного вмешательства. Вполне обоснованным представляется решение о прекращении опекунских полномочий супруга. В том случае, если брак с недееспособным вопреки установленному запрету был все-таки заключен, он может быть признан недействительным на основании ст. 27 СК РФ. Правом обратиться в суд с иском обладают: супруг, не знавший о наличии обстоятельств, препятствующих заключению брака, опекун супруга, признанного недееспособным, орган опеки и попечительства и прокурор (п. 1 ст. 28 СК РФ). Брак, признанный недействительным, не порождает прав и обязанностей супругов, но данное обстоятельство не влияет на права и обязанности в отношении детей, родившихся в таком браке. Установление материнства и отцовства. Государственная регистрация рождения — это удостоверение факта кровного происхождения ребенка от конкретных мужчины и женщины, что свидетельствует о возникновении взаимных прав и обязанностей между ними. Ведя речь об отцовстве и материнстве недееспособных граждан, нужно сказать о нравственных аспектах данного вопроса. Многие специалисты сходятся во мнении о необходимости установления правовых преград, способствующих ограничению рождаемости у данных категорий граждан, что представляется вполне обоснованным по многим причинам (дети рождаются с психическими патологиями и в итоге пополняют специализированные детские учреждения, и при этом вероятность их устройства в семьи весьма мала). Но действующее законодательство не предусматривает ничего подобного. Случайные сексуальные связи, фактические «брачные союзы» с невменяемыми лицами, а также между последними — дело сегодня нередкое. Такие отношения безразличны государству до того момента, пока не появляется в их результате «третья жизнь» . Отдавая приоритет интересам новорожденного ребенка, порядок установления материнства и отцовства в отношении недееспособных граждан не многим отличается от того, который имеет место в обычных случаях. Но нюансы, безусловно, есть. ——————————— Тарусина Н. Н. Там же. С. 56.

Установление материнства происходит по общему правилу на основании медицинского свидетельства либо на основании свидетельских показаний или иных доказательств, свидетельствующих о факте рождения данной женщиной данного ребенка. Такой порядок и основания установления происхождения ребенка от матери не меняются и тогда, когда она признана недееспособной. Порядок установления отцовства зависит от семейного положения матери — состоит она в браке или нет. Если ребенок рожден в период брака, то его отцом записывается муж матери независимо от того, является ли он дееспособным или недееспособным. Сложнее обстоит дело при установлении отцовства в отношении ребенка, рожденного вне брака. СК РФ предусматривает два варианта: добровольное признание отцовства и принудительное установление отцовства. В первом случае мужчина путем совершения определенного юридически значимого действия, состоящего в подаче в орган загса совместного заявления с матерью новорожденного, выражает свою волю на признание родившегося ребенка своим. По понятной причине мнение недееспособного отца в этом вопросе во внимание не принимается. Следовательно, добровольный порядок в данном случае исключается. Если мать является недееспособной, то отцовство дееспособного отца устанавливается на основании его заявления, поданного в орган загса, с разрешения органа опеки и попечительства, а при получении отрицательного ответа — на основании решения суда. Принудительное установление отцовства происходит в судебном порядке по иску матери ребенка, а в случае ее недееспособности в суд вправе обратиться опекун (попечитель) несовершеннолетнего либо любое иное лицо, на иждивении которого находится ребенок (бабушка, другие родственники). В судебное заседание могут быть представлены любые доказательства, с достоверностью подтверждающие происхождение ребенка от конкретного мужчины, в рассматриваемом контексте являющегося недееспособным. Поскольку рассматриваемый вопрос относится к категории сугубо личных, то полномочия опекуна здесь имеют ограниченный характер. Так, опекун не вправе совершать те или иные действия, свидетельствующие, в частности, о признании своим подопечным отцовства (т. е. подать совместное заявление с матерью ребенка или обратиться в суд с иском об установлении отцовства). В то же время если отцовство устанавливается в отношении недееспособного лица, достигшего совершеннолетия, то необходимо получить согласие его опекуна. Установление материнства и отцовства порождает не только права и обязанности родителей в отношении детей, но и детей в отношении родителей. Соответственно закон стоит на страже интересов и тех и других, поскольку как дееспособные, так и недееспособные родители обязаны содержать своих несовершеннолетних детей, а впоследствии рассчитывать на получение от них материальной поддержки. Алиментные обязательства. В продолжение к уже сказанному нужно отметить, что для всех случаев установлен единый порядок взыскания алиментов, включая и правила определения их размера. В случае отсутствия разногласий о размере алиментов, способе их уплаты заинтересованные лица вправе заключить алиментное соглашение. Если оно совершается в пользу ребенка, не достигшего возраста 14 лет, то его субъектами станут, с одной стороны, дееспособный родитель (опекун, приемный родитель), с другой — опекун недееспособного родителя. Несовершеннолетний от 14 до 18 лет с согласия своего законного представителя вправе заключать такое соглашение самостоятельно, но вторая сторона в любом случае не изменится. При отсутствии соглашения об уплате алиментов заинтересованные лица (дееспособный родитель, опекун (попечитель) несовершеннолетнего, приемный родитель, администрация воспитательного учреждения) вправе обратиться в суд с иском о взыскании алиментов. Представлять интересы недееспособного обязанного родителя при рассмотрении данного дела будет его опекун. Как получатель алиментов недееспособный может выступать по отношению к своим совершеннолетним детям, супругу, а также бывшему супругу. При помещении недееспособного супруга, получающего алименты от другого супруга, в дом-интернат на полное государственное обеспечение плательщик алиментов может быть освобожден от их уплаты, если отсутствуют исключительные обстоятельства, делающие необходимыми дополнительные расходы (особый уход, лечение, питание и т. д.). Также суд, приняв во внимание характер дополнительных расходов, может снизить размер алиментов, выплачиваемых по ранее вынесенному решению. Если содержание несовершеннолетних детей — это обязанность безусловная, то практическая реализация воспитательной функции психически нездоровыми родителями весьма затруднена. По этой причине при установлении факта, что проживание ребенка с таким родителем опасно для него, согласно п. 2 ст. 73 СК РФ допускается ограничение родителя в родительских правах. Примечательно, что закон не указывает на необходимость признания родителя в установленном порядке недееспособным. Нужно учитывать и то, что факт неспособности к выполнению родительских правомочий сам по себе не служит самостоятельной причиной для лишения дееспособности. Лицо остается полностью дееспособным, но вследствие отобрания у него детей до улучшения здоровья или выздоровления теряет возможность лично их воспитывать. При многих психических расстройствах сохраняется способность к воспитанию детей, следовательно, не возникает оснований для ограничения в родительских правах. А для того чтобы определить, есть ли соответствующая способность, может быть назначена судебно-психиатрическая экспертиза. И ограничение в родительских правах, и факт признания родителей недееспособными в силу ст. 121 СК РФ являются основаниями для отнесения детей к категории оставшихся без попечения родителей, что налагает на органы опеки и попечительства обязанность по их жизнеустройству. Несовершеннолетние могут быть переданы на усыновление, под опеку (попечительство) или в приемную семью либо помещены в детские учреждения. При усыновлении ребенка не требуется согласия его недееспособного родителя.

Это интересно:  Медицинское право сергеев учебник 2019 год

Правовое положение недееспособных граждан

В отличие от правоспособности, обладающей признаком неотчуждаемости и являющейся, по сути, совокупностью равных возможностей граждан независимо от физического и психического состояния и * здоровья, дееспособность как способность совершать юридически значимые Действия, должна быть ограничена;дееспособности можно лишить.Правовые последствия этого выражаются в том, что гражданин становится ограниченно или недееспособным лицом.

Признание гражданина недееспособным возможно только в судебном рядке,причем правом обращения к суду с подобными требованиями адают только члены семьи гражданина, органы опеки и попечительства, хиатрическое лечебное учреждение, прокурор.

gadie ʼʼИзбранные вопросы по курсу ʼʼГражданское право Россииʼʼ

Лишение гражданина дееспособности возможно лишь при условии доказанности, что психическое нездоровье гражданина таково, что он це понимает значения своих действий или не в состоянии руководить илд Наличие того или иного душевного заболевания само по себе не может служить доказательством подобного расстройства психики, поэтому признать гражданина недееспособным можно лишь тогда, когда установленная законом (п.1 ст. 29 ГК РФ) степень расстройства ᴇᴦο здоровья подтверждена заключением судебно-медицинской экспертизы.

Вынося решение о признании гражданина недееспособным, суд устанавливает над ним опеку и все сделки от имени гражданина, признанного недееспособным совершает ᴇᴦο опекун.

Ответственность за вредоносные действия лица, признанного недееспособным, несут ᴇᴦο опекун, либо та организация, под надзор которой помещен гражданин. Ответственность наступает всякий раз, когда они не докажут, что вред причинен не по их вине. Вина опекуна (надзирающей организации) выражается в бездействии — неосуществлении должного контроля поведения недееспособного. Если такой гражданин признан затем дееспособным, а вред, причиненный им до этого, ещё не возмещен, опекун не освобождается от обязанности возмещения вреда в полном объёме, то есть ᴇᴦο ответственность не прекращается возвращением подопечного к нормальному состоянию. Если вред причинен жизни или здоровью потерпевшего, а опекун недееспособного гражданина умер либо не имеет достаточных средств для возмещения, но такие средства имеются у причинителя вреда, суд может принять решение о возмещении вреда полностью либо частично за счёт имущества недееспособного причинителя вреда.

Решение суда о лишении дееспособности не является бесповоротным˸ если основания, в силу которых гражданин признан недееспособным, отпали, при обращении в суд самого гражданина (иных лиц, названных выше) суд выносит решение о признании гражданина дееспособным и отменяет установленную над ним опеку. Основанием подобного решения служит также заключение судебно-медицинской экспертизы. При этом моментом лишения гражданина дееспособности либо признания дееспособности и в том и в другом случае является момент вступления судебного решения в законную силу.

2.1 Гражданско-правовое положение недееспособных и граждан, ограниченных в дееспособности

Сознание — фундаментальная научная категория, присущая в том числе и науке права. Однако правовое регулирование распространяется лишь на тех лиц, чья способность осознавать правовую значимость своего поведения адекватна требованиям закона. В связи с этим в теории права исторически выделялась группа специальных субъектов — лиц, страдающих психическими заболеваниями Гражданский процесс: Учебник / Е.А. Борисова, С.А. Иванова, Е.В. Кудрявцева и др.; под ред. М.К. Треушникова. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Городец, 2013. .

Закон об обращении с умалишенными» был принят в начале XIX века во Франции, (душевнобольной приравнивался к страдающему физическими болезнями и объявлялся нуждающимся в защите общества). Освидетельствование психически неполноценных лиц в нашем государстве законодательно определилось с 1722 года, когда вышел известный указ Петра I «Об освидетельствовании дураков в Сенате». Но целью этого акта была не столько забота о социальной поддержке слабоумных, сколько государственная необходимость в борьбе с уклонением дворян от службы по причине выдуманного «слабоумия».

Правовое регулирование положения таких лиц признавалось необходимым как советским, так и устоявшимся современным законодательством.

В связи со сложностью определения указанной границы, на сегодняшний день наметилась тенденция определять психическое здоровье в широком смысл через понимание ценности самого человека как феномена, ведь, как известно, многие гении имели психические отклонения.

В основе психических расстройств лежат нарушения биохимических процессов в организме человека, что проявляется в необычных переживаниях человека, его безмотивном поведении, несоответствующем обстоятельствам. Право объективно выражает процессы, происходящие в психике. Для сферы правового регулирования особо значимо установление факта влияния расстройства на свободу воли и волеизъявления.

Закон проявляет заботу в отношении тех, кто не может самостоятельно осуществлять свои права и выполнять обязанности. Одновременно защищаются права и интересы других лиц, которые могут быть нарушены неадекватным поведением душевнобольных.

В этих целях закрепляется возможность признания этих граждан недееспособными (грань между дееспособностью и недееспособностью проводится по юридическому критерию, включающему два признака: интеллектуальный (невозможность отдавать отчет в своих действиях) и волевой (невозможность руководить своими действиями)). Это понятие включает:

1) наличие у гражданина душевной болезни или слабоумия;

2) его неспособность понимать значение своих действий или руководить ими;

3) причинная связь между этими фактами.

У истоков научного определения недееспособности стояли выдающиеся психиатры: В.П. Сербский, С.С. Корсаков, В. Кандинский.

Недееспособность является особым правовым состоянием гражданина, которое возникает лишь в случае признания его судом недееспособным. Данное состояние не всегда соответствует фактическому психическому состоянию гражданина — его способности понимать значение своих действий и руководить ими, и это значительно осложняет вопрос о дееспособности в сфере совершения сделок. Признание гражданина недееспособным имеет своим последствием полное отсутствие способности самостоятельно совершать сделки на протяжении всего времени нахождения гражданина в таком состоянии (все сделки от имени недееспособного совершает его опекун).

Совершеннолетние лица, которые в предусмотренном законом порядке не признаны недееспособными и не ограничены в дееспособности, должны считаться дееспособными в полном объеме. Однако психическое состояние таких дееспособных лиц не может быть иррелевантным с точки зрения гражданского права. Поэтому в законодательстве была предусмотрена возможность признания недействительной сделки, если в момент совершения ее гражданин не мог понимать значения своих действий или руководить ими (ст.56 ГК РСФСР 1964 г.). Если с точки зрения правовых последствий сделки такое состояние гражданина не вызывало особых затруднений, то с точки зрения теории правосубъектности данный вопрос являлся спорным.

ГК РСФСР 1922 г. (ст.31) не разграничивал недействительность сделок, совершенных как лицом, «вообще лишенным дееспособности», так и лицом, «временно находящимся в таком состоянии, когда оно не может понимать значения своих действий». В юридической литературе Н.В. Рабинович в этой связи полагала, что речь идет о двух категориях недееспособных лиц.

В.А. Рясенцев различие между этими двумя случаями усматривал в том, что в первом из них речь шла о «недееспособных», а во втором — о «временно находящихся в состоянии невменяемости» лицах.

И.Б. Новицкий относил лиц, о которых шла речь в ст.31 ГК РСФСР 1922 г., то к недееспособным, то к невменяемым. Разницу между ними он усматривал в том, что первые из них признаны невменяемыми или душевнобольными в установленном порядке, а вторые «не признаны вообще недееспособными, но совершили данную сделку в состоянии невменяемости».

Законодательство 1964 г., устанавливая, что недееспособными являются только граждане, признанные таковыми судом, четко разграничивало лиц недееспособных и лиц формально дееспособных, но не способных понимать значения своих действий в момент совершения сделки, разграничивалась и правовая квалификация совершаемых ими сделок. Сделки первых относились к абсолютно недействительным, вторых — по смыслу ст.56 ГК 1964 г. — к оспоримым.

В цивилистической литературе в связи с анализом этой нормы фактически сложились две основные концепции, целью которых является правовая квалификация предусмотренного в упомянутой норме состояния и его отграничения от состояния недееспособности.

В.А. Рясенцев квалифицировал его как состояние невменяемости. О.А. Красавчиков с целью отграничения его от недееспособности предлагал называть такое состояние «дееспособностью».

Поскольку дееспособность определяется как юридическое состояние, возникшее лишь на основании судебного признания гражданина недееспособным, то неправильно рассматривать такое состояние как недееспособность. Неправильно, т.к. одно и то же лицо одновременно не может быть дееспособным и недееспособным. Сложность данного вопроса состоит в том, что недееспособность означает признание гражданина недееспособным в судебном порядке (некое длящееся состояние).

Решение данного вопроса предложил Р.Я. Веберс посредством использования в гражданском праве категории невменяемости для обозначения юридического состояния (хотя и невменяемость не является наиболее удачным понятием для выражения этого состояния).

С переходом к судебной процедуре определения недееспособности с обязательным проведением судебно-психиатрической экспертизы потребовались более четкие критерии оценки реальных психических возможностей человека, что и привело к современному разделению интеллектуального и волевого критерия.

Процедура начинается с подачи заявления о признании конкретного гражданина недееспособным. Заявителями могут быть: члены семьи этого гражданина, в число которых входят супруг, дети, родители, другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы, независимо от совместного с ним проживания, органы опеки и попечительства, которыми являются органы местного самоуправления, психиатрические (психоневрологические) учреждения. Прокурор и орган опеки и попечительства в силу своей компетенции должны принимать меры по защите интересов граждан, а потому, по мнению Л.Ю. Михеевой, должны во всех случаях при обнаружении факта психического расстройства гражданина подавать такое заявление в суд. Члены семьи подавать такое заявление не обязаны. Заявление подается в суд по месту жительства данного гражданина, а если гражданин помещен в специальное учреждение, по месту нахождения этого учреждения (ст.281 ГПК РФ) Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14 ноября 2002 г. №138-ФЗ (редакция от 23. 07.2010) // СЗ РФ. 2002. № 46. Ст. 4532. . Содержание заявления должно включать: обстоятельства, свидетельствующие о наличии у гражданина психического расстройства. К заявлению нет необходимости прилагать заключения экспертов, поскольку судебно-психиатрическую экспертизу обязан назначить суд. В тоже время заявитель может приложить справки из лечебных учреждений, подтверждающие психические заболевания, указать в заявлении свидетельские показания и др. Непредставление доказательств в стадии возбуждении дела не может служить основанием для оставления заявления без движения. Это обусловлено и тем, что по таким делам ряд важных доказательств может быть затребован только по запросу суда. Но в целях обеспечения своевременного и правильного разрешения заявления судья определяет доказательства, которые каждая сторона должна представить в обосновании своих утверждений, и предлагает, если это необходимо, представить дополнительные доказательства. По делам этой категории могут быть использованы любые средства доказывания — объяснения заявителей, самого заинтересованного лица и членов его семьи, показания свидетелей, письменные, вещественные доказательства. Заменить ими заключения экспертов-психиатров нельзя, но исследовать их наряду с этим заключением весьма желательно. Суд должен проверить относимость и допустимость доказательств.

Это интересно:  Доверенность на получение пенсии недееспособного человека 2019 год

При рассмотрении обстоятельств дела суд обязан обеспечивать участие в рассмотрении самого гражданина, в отношении которого рассматривается дело о признании его недееспособным, прокурора и представителя органа опеки и попечительства. Неявка прокурора в этом случае не является препятствием к разбирательству дела (п.3 ст.45 ГПК РФ). Гражданин вызывается в судебное заседание, если это возможно по состоянию его здоровья. В письме Верховного Суда РФ №1015-5/общ от 25.03.1994 года «О порядке рассмотрения дел о признании недееспособными лиц, проживающих в психоневрологических интернатах и домах — интернатах для умственно отсталых детей» сказано, что в зависимости от конкретных обстоятельств дела суд вправе решить вопрос о рассмотрении дела непосредственно в месте нахождения гражданина (например, в психоневрологическом интернате).

В случае если суд убедится из имеющихся сведений в отсутствии оснований для признания гражданина недееспособным, он выносит решения об отказе в удовлетворении заявления; назначение судебно-психиатрической экспертизы в этом случае не обязательно. Обычно заявитель освобождается от уплаты издержек, связанных с рассмотрением данного заявления; однако если суд установит, что лицо, подавшее заявление действовало недобросовестно, в целях заведомо необоснованного лишения дееспособности гражданина, суд может с такого лица взыскивать все издержки, связанные с рассмотрением дела.

Граждане имеют право участвовать в экономическом обороте, предпринимательской и иной деятельности, реализации своих имущественных прав Смушкин, А.Б., Суркова, Т.В., Черникова, О.С. Гражданский процесс: Учебное пособие. / А.Б. Смушкин, Т.В. Суркова, О.С. Черникова, — М.: Омега-Л, 2014. — С. 40 . Дееспособность, как и правоспособность, не рассматриваются как естественные свойства граждан, они предоставляются им законом и являются юридическими категориями. В связи с этим нельзя говорить о равенстве дееспособности людей; ее объем зависит от способности конкретного человека разумно рассуждать, понимать смысл норм права, сознавать последствия свих действий. Обычно эти качества различаются в зависимости от возраста граждан и их психического здоровья.

Гражданская дееспособность возникает в полном объеме с 18 лет (или в случае эмансипации). До этого времени несовершеннолетний обладает лишь некоторыми правомочиями, но и они могут быть ограничены. Таким образом, в гражданском процессуальном законодательстве выделяется отдельная категория дел — об ограничении или о лишении несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет права самостоятельно распоряжаться своими доходами.

Гражданский кодекс определяет круг лиц, которые могут обратиться в суд с ходатайством об ограничении или лишении несовершеннолетнего права самостоятельно распоряжаться заработком, стипендией или иными доходами: к их числу отнесены родители, усыновители или попечители, а также орган опеки и попечительства (п.3 ст.281 ГПК РФ) Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14 ноября 2002 г. №138-ФЗ (редакция от 23. 07.2010) // СЗ РФ. 2002. № 46. Ст. 4532 . Ни общественные организации, ни заинтересованные лица (как предусматривалось ГК 1964 г.) выступать с таким ходатайством не вправе. В заявлении должны быть изложены обстоятельства, свидетельствующие о явно неразумном распоряжении своими доходами (ссылки на показания свидетелей; справки медицинского учреждения и т.д.).

Заявитель освобождается от уплаты издержек, связанных с рассмотрением заявления; однако если суд установит, что лицо действовало недобросовестно, он взыскивает с него все издержки.

В зависимости от обстоятельств суд может либо ограничить несовершеннолетнего в праве свободно распоряжаться заработком, стипендией или иными доходами, либо вовсе лишить его этого права. Выбор решения зависит от того, насколько прочны плохие склонности несовершеннолетнего и серьезны его ошибки в распоряжении своими доходами. Заработок полностью или частично должен выдаваться его законному представителю.

В ГК прямо не предусмотрена возможность ограничения дееспособности несовершеннолетнего на определенный срок. Представляется, что установить такой срок вправе суд в своем решении.

ГК 1964 г. впервые установил возможность ограничения судом дееспособности гражданина, который вследствие злоупотребления алкоголем или наркотическими веществами ставил свою семью в тяжелое материальное положение (устанавливалось попечительство). Такие дела возбуждались по заявлению прокуроров; низкую активность в этой сфере профсоюзов и иных общественных организаций, органов опеки и попечительства, психиатрических лечебных учреждений отмечала С. Осмоловская.

Ограничение дееспособности гражданина является существенным вторжением в его правовой статус, допускается законом при наличии серьезных оснований, по решению суда.

1) возможно ограничение только лиц, злоупотребляющих спиртными напитками или наркотическими средствами. Иные злоупотребления не могут повлечь ограничения дееспособности, если даже они являются причиной материальных затруднений семьи.

2) значительные расходы средств на приобретение спиртных напитков и наркотических средств, что вызывает материальные затруднения и ставит семью в тяжелое положение. Одинокий гражданин не представляет в этом смысле для гражданского законодательства интереса, так как основной целью этой нормы является сохранение имущества семьи от растрат.

Так п.3 Постановления Пленума ВС РФ от 4 мая 1990 г. №4 «Практике рассмотрения судами российской федерации дел об ограничении дееспособности граждан, злоупотребляющих спиртными напитками или наркотическими средствами» указывал: «наличие у других членов семьи заработка и иных доходов не является основанием для отказа в удовлетворении просьбы заявителя, если семья не получает от лица, необходимой материальной поддержки либо вынуждена содержать его полностью или частично».

Поведение лиц, злоупотребляющих спиртными напитками и (или) наркотическими веществами, отклоняется от общепринятой нормы, хотя признаков психического расстройства здесь не проявляется. В связи с этим задача суда — выяснить на основе судебно-психиатрической экспертизы состояние психического здоровья данного гражданина, чтобы определиться в выборе меры: признать гражданина недееспособным или ограничить его дееспособность. Ограничение дееспособности гражданина в рассматриваемом случае выражается в том, что в соответствии с решением суда над ним устанавливается попечительство, и совершать сделки по распоряжению имуществом, а также получать заработную плату, пенсию или иные виды доходов и распоряжаться ими он может лишь с согласия попечителя. Он вправе самостоятельно совершать лишь мелкие бытовые сделки.

При прекращении гражданином злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами суд отменяет ограничение его дееспособности. На основании решения суда отменяется установленное над ним попечительств Гражданский процесс: Учебник / Под ред. Яркова В.В. издание 5-е, переработанное и дополненное. — М., Волтерс Клувер. 2013. — С. 255. о.

Ограничение дееспособности, предусмотренные законодательством, распространяются, во-первых, на несовершеннолетних, во-вторых, на лиц, злоупотребляющих спиртными напитками или наркотическими средствами.

На наш взгляд, в эту категорию можно было бы включить и токсикоманов с расточителями. В статье 30 ГК РФ абзац 1 пункта 1 следует изложить в следующей редакции: «1. Гражданин, злоупотребляющий спиртными напитками или наркотическими и токсическими средствами, либо имеющий пристрастие к азартным играм, может быть ограничен судом в дееспособности в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством. Над ним устанавливается попечительство».

Правовое положение граждан, ограниченных в дееспособности вследствие психического расстройства

  • 22.05.2013

БОГДАНОВ Е.В., заведующий кафедрой гражданского права РПА Минюста России, доктор юридических наук, профессор.

В статье 30 ГК РФ предусмотрено ограничение дееспособности граждан, которые вследствие психического расстройства не могут понимать значение своих действий или руководить ими.

Длительное время такие лица либо признавались недееспособными и тем самым практически отстранялись от самостоятельного участия как в гражданском обороте, так и в общественной жизни страны, поскольку осуществление и защита прав данных лиц, исполнение ими обязанностей возлагаются на опекунов. Они не принимают участия в избирательном процессе. Им запрещается заключать брак и т.д. Либо же лица с ущербной психикой остаются полностью дееспособными, но при этом они оказываются один на один со своими проблемами, в том числе при защите своих прав от недобросовестных лиц, желающих использовать их болезненное состояние для личного обогащения. Практика показывает, что нередко лицами с психическими расстройствами манипулируют при составлении ими завещаний, заключении договоров дарения и других сделок.

Однако проблема заключается в том, что психические расстройства у человека могут иметь различные формы. Достаточно часто страдающие ими граждане в какой-то мере и при определенных условиях могут ориентироваться в окружающей обстановке, понимать значение своих действий или руководить ими. Все зависит от глубины психического расстройства, особенностей его течения, продуктивности лечения и т.д. и было бы негуманно как признавать их недееспособными, так и вообще оставлять без какой-либо помощи.

Решение было найдено в виде ограничения дееспособности указанных лиц и назначения им попечителя. В соответствии с п. 2 ст. 30 ГК РФ (вступает в силу 2 марта 2015 г.) гражданин, который вследствие психического расстройства может понимать значение своих действий или руководить ими лишь при помощи других лиц, может быть ограничен судом в дееспособности в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством. Над ним устанавливается попечительство.

Федеральный закон от 30 декабря 2012 года N 302-ФЗ «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // СЗ РФ. 31.12.2012. N 53 (ч. I). Ст. 7627.

Представляет определенный интерес опыт Украины. Согласно ст. 36 Гражданского кодекса Украины суд может ограничить гражданскую дееспособность физического лица, если оно страдает психическим расстройством, которое существенно влияет на его способность понимать значение своих действий и (или) руководить ими. Украинский законодатель указал на необходимость установить существенность влияния психического расстройства на способность физического лица понимать значение своих действий и (или) руководства ими.

Российское законодательство также содержит элемент существенности, только в иной редакции: ограничение дееспособности гражданина в связи с психическим расстройством возможно лишь тогда, когда он может понимать значение своих действий или руководить ими не иначе как при помощи другого лица. Если же гражданин и при помощи другого лица не в состоянии понимать значение своих действий или руководить ими, он должен быть признан недееспособным. И наоборот, если гражданин даже при наличии у него психического расстройства без помощи другого лица может понимать значение своих действий или руководить ими, его дееспособность должна остаться в неприкосновенности.

При этом в ст. 30 ГК РФ психические расстройства не дифференцируются на отдельные виды, как это имеет место, например, вст. 21 УК РФ, где говорится, что не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, т.е. не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия или иного болезненного состояния психики.

Это интересно:  Права несовершеннолетних при оКазании медицинской помощи 2019 год

Поскольку гражданское законодательство дифференциации психических расстройств не знает, для признания гражданина ограниченно дееспособным достаточно наличия любого психического расстройства, если только будет установлено, что вследствие этого расстройства гражданин может понимать значение своих действий или руководить ими лишь с помощью другого лица. Очевидно, что в таких случаях вынесению судом соответствующего решения должно предшествовать проведение судебно-психиатрической, судебно-психологической или комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы. Заключение экспертизы будет оцениваться судом вместе с другими обстоятельствами по делу.

Психическое состояние гражданина может изменяться в сторону улучшения или ухудшения. Данное обстоятельство влияет на способность гражданина понимать значение своих действий или руководить ими. В зависимости от обстоятельств дела суд или отменяет ограничение дееспособности гражданина и установленное над ним попечительство, или признает такого гражданина недееспособным с установлением опеки.

Ограниченный в дееспособности в связи с психическим расстройством совершает сделки с письменного согласия попечителя. Сделка, совершенная им, будет действительной также при ее последующем письменном одобрении попечителем (ст. 30 ГК РФ). При этом в предварительном согласии на совершение сделки должен быть определен предмет сделки, а при последующем согласии должна быть указана сделка, на совершение которой дано согласие (п. 3 ст. 157 ГК РФ).

Казалось бы, все продумано и каких-либо вопросов возникнуть не должно, однако они появляются.

Прежде всего следует иметь в виду, что в п. 2 ст. 30 ГК РФ речь идет о таких гражданах, которые вследствие психического расстройства могут понимать значение своих действий или руководить ими лишь при помощи других лиц. Следует как-то особо это отметить, иначе данное обстоятельство может остаться незамеченным: лишь при помощи других лиц граждане, страдающие психическими расстройствами, могут быть в состоянии понимать значение своих действий или руководить ими. Без помощи других лиц для них это невозможно.

В связи с этим возникает вопрос: как может идти речь о последующем одобрении сделки, совершенной гражданином, ограниченным в дееспособности вследствие психического расстройства еще до того, как с помощью попечителя он поймет значение совершаемого действия? В случае предварительного согласия сделка может заключаться потому, что попечитель все подробно объяснил, показал, проинструктировал и т.д. и лицо, страдающее психическим расстройством, поняло значение своего будущего действия и получило представление, как им руководить. Однако как данный субъект будет совершать сделку при последующем согласии, когда на момент ее совершения он еще не понимает ни значения своего действия, ни того, как им руководить. Что остается в этом случае: признать сделку недействительной по соответствующему основанию или последующим одобрением сделки «оздоровить» ее? Как все это может сказаться на стабильности гражданского оборота?

На наш взгляд, законодатель предпринял попытку уравнять граждан, ограниченных в дееспособности вследствие психического расстройства, с несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет. Однако этот прием представляется неверным. Что можно сказать о гражданине в возрасте 17 лет и 11 месяцев: он не понимает значения своих действий или не может ими руководить? Или он уже вполне зрелый человек и полностью ориентируется в окружающем мире и родители своим последующим одобрением совершенной им сделки лишь восполняют какую-то весьма незначительную часть жизненного опыта и, соответственно, его дееспособности? Что же касается граждан, страдающих психическим расстройством, то независимо от возраста они практически не в состоянии адекватно ориентироваться в окружающей обстановке. Они живут в несколько другом мире и не могут понимать значения своих действий или руководить ими так, как это принято в окружающей их действительности. Но психика их такова, что с помощью другого лица они могут понимать значение совершаемого действия и могут им руководить. Именно поэтому данных лиц негуманно признавать недееспособными и исключать из общественной жизни.

Самостоятельно данное лицо вправе совершать только незначительный объем юридических действий: мелкие бытовые сделки; сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды, не требующие нотариального удостоверения либо государственной регистрации; сделки по распоряжению средствами, предоставленными попечителем или с его согласия третьим лицом для определенной цели или для свободного распоряжения, а также распоряжаться своим заработком, стипендией и иными доходами (п. 2 ст. 30 ГК РФ).

Для сравнения можно отметить, что несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет, кроме перечисленных выше сделок, вправе также самостоятельно осуществлять права автора произведения науки, литературы или искусства, изобретения или иного охраняемого законом результата своей интеллектуальной деятельности, а также в соответствии с законом вносить вклады в кредитные организации и распоряжаться ими. Следовательно, граждане, ограниченные в дееспособности вследствие психического расстройства, наделены законодателем сделкоспособностью в меньшем объеме, чем несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет.

Данное обстоятельство свидетельствует в пользу того, что вследствие психического расстройства могут ограничиваться в дееспособности не только совершеннолетние граждане, но при необходимости и несовершеннолетние лица в возрасте от 14 до 18 лет. После ограничения их дееспособности они будут обладать сделкоспособностью в меньшем объеме, чем остальные несовершеннолетние в указанном возрасте.

В соответствии с п. 2 ст. 30 ГК РФ граждане, ограниченные в дееспособности вследствие психического расстройства, несут имущественную ответственность как по самостоятельно совершенным сделкам, так и по сделкам, заключенным с согласия попечителя. То есть законодатель приравнял указанных лиц в вопросе об ответственности по сделкам к несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет. Именно такие последствия предусмотрены для них п. 3 ст. 26 ГК РФ.

Однако данное решение законодателя представляется спорным. Граждане, ограниченные в дееспособности вследствие психического расстройства, могут понимать значение своих действий или руководить ими лишь при помощи других лиц, в частности попечителя. Самостоятельно эти лица не в состоянии ни понять значение своих действий, ни руководить ими. Исключение составляют сделки, которые законодатель допускает совершать им самостоятельно. Поэтому ответственность по заключенным сделкам должна быть дифференцирована в зависимости от способа ее совершения. По сделкам, которые ограниченный в дееспособности гражданин вправе совершать самостоятельно, только он и должен нести ответственность. Если на совершение сделки было необходимо согласие попечителя и он оказался той «инстанцией», с помощью которой человек, страдающий психическим расстройством, понял значение своих действий и смог ими руководить, то вопрос об ответственности по сделке должен быть решен в зависимости от добросовестности попечителя. При этом в изъятие из общего правила о презумпции добросовестности он должен доказать свою добросовестность. При его добросовестном поведении ответственность следует возложить на гражданина, ограниченного в дееспособности. При недобросовестном — необходимо предусмотреть солидарную ответственность как ограниченного в дееспособности гражданина, так и попечителя.

Вызывает возражение и решение вопроса об ответственности за причинение вреда гражданина, ограниченного в дееспособности вследствие психического расстройства. Согласно п. 2 ст. 30 ГК РФ такие лица несут ответственность в соответствии с Гражданским кодексом. Таким образом, конкретное решение в ст. 30 ГК РФ отсутствует и по вопросу о субъекте ответственности, а также ее условиях необходимо руководствоваться нормами главы 59 ГК РФ. Прежде всего следует исключить возможность применения правил ст. 1076 ГК РФ об ответственности за вред, причиненный гражданином, признанным недееспособным. На наш взгляд, неприемлемой является и ст. 1077 ГК РФ, согласно которой вред, причиненный гражданином, ограниченным в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напиткам или наркотическими средствами (видимо, данная норма будет дополнена указанием также на лиц, злоупотребляющих азартными играми), возмещается самим причинителем вреда. И даже не только потому, что лица, ограниченные в дееспособности вследствие психического расстройства, здесь не упомянуты (увы, нельзя исключить, что могут посчитать возможным уравнять в правовом положении в вопросе об ответственности граждан, страдающих психическими расстройствами, с алкоголиками, наркоманами и азартными игроками). Дело в том, что ограничение в дееспособности указанных выше лиц обусловлено тем, что они своим поведением ставят свои семьи в тяжелое материальное положение. Кроме того, их поведение — это результат личного выбора данных лиц. Не случайно согласно п. 2 ст. 1078 ГК РФ причинитель вреда не освобождается от ответственности, если сам привел себя в состояние, в котором не мог понимать значение своих действий или руководить ими употреблением спиртных напитков, наркотических средств или иным образом, в то время как ограничение в дееспособности граждан, страдающих психическим расстройством, связано с болезнью или иным болезненным состоянием.

Поскольку граждане, ограниченные в дееспособности вследствие психического расстройства, не в состоянии отдавать отчет своим действиям или руководить без посторонней помощи, это предполагает необходимость обеспечения над ними соответствующего надзора, за недолжное осуществление которого надзирающие лица (попечители) должны привлекаться к ответственности. Вместе с тем причинение вреда — это такое действие, существо которого должно понимать даже лицо с ущербной психикой. Поэтому исключать ответственность указанных лиц за причинение вреда нельзя. Они должны нести основную ответственность. Что касается лица, осуществляющего надзор, вопрос о его ответственности должен быть разрешен по аналогии со ст. 1074 ГК РФ, т.е. отвечать будет в субсидиарном порядке назначенный попечитель до восстановления полной дееспособности у подопечного, если не докажет, что вред возник не по его вине. Однако данный вопрос нуждается в специальном регулировании.

Выше уже отмечалось, что психическое состояние человека, страдающего психическим расстройством, очень изменчиво, и вполне может случиться, что в момент причинения вреда гражданин, ограниченный в дееспособности, не понимал значения своих действий или не мог ими руководить. В такой ситуации возмещение вреда должно быть осуществлено по правилам ст. 1078 ГК РФ.

Российское уголовное законодательство предусматривает правило, что психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера (п. 2 ст. 22 УК РФ). Наличие этой нормы может обусловить появление в литературе предложений о необходимости учета психического расстройства гражданина, ограниченного в дееспособности, для уменьшения размера возмещаемого вреда и (или) компенсации морального вреда. Однако уголовная ответственность направлена на личность правонарушителя, и потому состояние психического расстройства может быть учтено при назначении наказания и применении принудительных мер медицинского характера. В то время как целью возмещения имущественного вреда и компенсации морального вреда является обеспечение имущественных и личных интересов пострадавшего субъекта, что не допускает возможности снижения размера возмещаемого как имущественного, так и морального вреда по указанному основанию.

Статья написана по материалам сайтов: referatwork.ru, pravo.bobrodobro.ru, psyhosp.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector