+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

Права пациентов при оКазании психиатрической помощи 2019 год

Слайд 4(продолжение)

А) его непосредственную опасность для себя и окружающих, или

Б) его беспомощность, то есть неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности, или

В) существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи.

Очень важными являются критерии непосредственной опасности для себя и окружающих, при этом по направленности опасности выделяют больных, опасных одновременно для себя и для окружающих, опасных для окружающих и опасных для себя. Конечно, в данном случае речь идет о больных с наиболее острыми психическими расстройствами, сопровождающимися грубым нарушением поведения, наличием бредовых и галлюцинаторных расстройств, импульсивными и агрессивными действиями, расторможенностью влечений. Что касается опасности для себя, то чаще всего речь идет о больных с депрессией, с аутоагрессивным поведением. О беспомощном состоянии больного говорят в тех случаях, когда он теряет способность самостоятельно удовлетворять свои основные жизненные потребности, у него утрачиваются навыки самообслуживания, он перестает заботиться о себе, пренебрегает своими интересами.

Существенным представляется положение статьи 5, отражающей права больных. В этой статье, в частности, отмечается, что лица, страдающие психическими расстройствами, обладают всеми правами и свободами граждан, предусмотренными Конституцией Российской Федерации, Конституциями республик, законодательством Российской Федерации. Все лица, страдающие психическими расстройствами, при оказании им психиатрической помощи имеют право на:

  • уважительное и гуманное отношение, исключающее унижение человеческого достоинства;
  • получение информации о своих правах, а также в доступной для них форме и с учетом их психического состояния информации о характере имеющихся у них психических расстройств и применяемых методах лечения;
  • Слайд 6(продолжение)
  • психиатрическую помощь в наименее ограничительных условиях, по возможности по месту жительства;
  • содержание в психиатрическом стационаре только в течение срока, необходимого для обследования и лечения.

Помимо этого, в статье отмечается, что ограничение прав и свобод лиц, страдающих психическими расстройствами, только на основании психиатрического диагноза, фактов нахождения под диспансерным наблюдением, в психиатрическом стационаре либо в психоневрологическом учреждении для социального обеспечения или социального обучения не допускается. Должностные лица, виновные в подобных нарушениях, несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Очень важными положениями, отраженными в Законе, являются принципы конфиденциальности и информированного согласия на лечение. В психиатрии конфиденциальность имеет особое значение, так как собираемая информация затрагивает глубоко личные интересы и нередко весьма болезненные для человека вопросы.

Статья 9 настоящего Закона касается сохранения врачебной тайны при оказании психиатрической помощи. Сведения о наличии у гражданина психического расстройства, фактах обращения за психиатрической помощью и лечения в учреждении, оказывающем такую помощь, а также иные сведения о состоянии психического здоровья являются врачебной тайной, охраняемой законом. Для реализации прав и законных интересов лица, страдающего психическим расстройством, по его просьбе либо по просьбе его законного представителя могут быть представлены сведения о состоянии психического здоровья данного лица и об оказанной ему психиатрической помощи.

Следует отметить, что нарушением врачебной тайны является разглашение сведений, перечисленных в статье 9, хотя бы одному лицу. Причем положение данной статьи распространяется не только на врачей-психиатров, но также и на иных сотрудников учреждений, оказывающих психиатрическую помощь: консультантов, психологов, педагогов, средний и младший медицинский персонал, студентов, стажеров. В исключительных случаях возможно сообщение сведений, содержащих врачебную тайну, государственным органам, когда этого требуют интересы охраны здоровья населения, следственным и судебным органам по их требованию. Медицинская документация, касающаяся больного, выдается только по письменному запросу органа, которому она будет выдаваться. В случаях разглашения врачебной тайны может наступить дисциплинарная, а в некоторых случаях — и уголовная ответственность.

Хотелось бы обратить внимание на статью 10 Закона, касающуюся диагностики и лечения лиц, страдающих психическими расстройствами. Эта статья, в частности, отмечает, что:

1. Диагноз психического расстройства ставится в соответствии с общепризнанными международными стандартами и не может основываться только на несогласии гражданина с принятыми в обществе моральными, культурными, политическими и религиозными ценностями либо на иных причинах, непосредственно не связанных с состоянием его психического здоровья.

Слайд 9 Продолжение

2. Для диагностики и лечения лица, страдающего психическим расстройством, применяются медицинские средства и методы, разрешенные в порядке, установленном законодательством Российской Федерации о здравоохранении.

3. Медицинские средства и методы применяются только в диагностических и лечебных целях в соответствии с характером болезненных расстройств и не должны использоваться для наказания лица, страдающего психическим расстройством, или в интересах других лиц.

Статья 20. Права и обязанности медицинских работников и иных специалистов при оказании психиатрической помощи.

Профессиональные права и обязанности врача-психиатра, иных специалистов и медицинского персонала при оказании психиатрической помощи устанавливаются законодательством Российской Федерации о здравоохранении и настоящим Законом.

Установление диагноза психического заболевания, принятие решения об оказании психиатрической помощи в недобровольном порядке либо дача заключения для рассмотрения этого вопроса являются исключительным правом врача-психиатра или комиссии врачей-психиатров.

Заключение врача другой специальности о состоянии психического здоровья лица носит предварительный характер и не является основанием для решения вопроса об ограничении его прав и законных интересов, а также для предоставления ему льгот, предусмотренных законом для лиц, страдающих психическими расстройствами.

В статье 28 приводятся общие основания для помещения пациента в психиатрический стационар, независимо от того, является оно добровольным или недобровольным.

Основаниями для госпитализации в психиатрический стационар являются наличие у лица психического расстройства и решение врача-психиатра о проведении обследования и лечения в стационарных условиях либо постановление суда.

Основанием для помещения в психиатрический стационар может быть также необходимость проведения психиатрической экспертизы в случаях и в порядке, установленных законами Российской Федерации.

Помещение лица в психиатрический стационар, за исключением случаев, предусмотренных статьей 29 настоящего Закона, осуществляется добровольно –- по его просьбе или с его согласия.

Несовершеннолетний в возрасте до 15 лет помещается в психиатрический стационар по просьбе или с согласия его родителей или иного законного представителя. Лицо, признанное в установленном законом порядке недееспособным, помещается в психиатрический стационар по просьбе или с согласия его законного представителя. В случае возражения одного из родителей либо при отсутствии родителей или иного законного представителя помещение несовершеннолетнего в психиатрический стационар проводится по решению органа опеки и попечительства, которое может быть обжаловано в суде.

5. Полученное согласие на госпитализацию оформляется записью в медицинской документации за подписью лица или его законного представителя и врача-психиатра.

В практике врача общего профиля нередко возникают обстоятельства, связанные с направлением пациентов в учреждения для социального обеспечения. Статья 41 настоящего Закона определяет основания и порядок помещения лиц в психоневрологические учреждения для социального обеспечения.

1. Основанием для помещения в психоневрологическое учреждение для социального обеспечения являются личное заявление лица, страдающего психическим расстройством, и заключение врачебной комиссии с участием врача-психиатра, а для несовершеннолетнего в возрасте до 18 лет или лица, признанного в установленном законом порядке недееспособным, —- решение органа опеки и попечительства, принятое на основании заключения врачебной комиссии с участием врача-психиатра. Заключение должно содержать сведения о наличии у лица психического расстройства, лишающего его возможности находиться в неспециализированном учреждении для социального обеспечения, а в отношении дееспособного лица — также и об отсутствии оснований для постановки перед судом вопроса о признании его недееспособным.

Орган опеки и попечительства обязан принимать меры для охраны имущественных интересов лиц, помещаемых в психоневрологические учреждения для социального обеспечения.

Важным представляются положения Закона о том, что любое действие, связанное с оказанием психиатрической помощи и ущемляющее права и интересы лица, может быть обжаловано в судебном порядке.

Статья 47 освещает порядок и сроки обжалования:

Действия медицинских работников, иных специалистов, работников социального обеспечения и образования, врачебных комиссий, ущемляющие права и законные интересы граждан при оказании им психиатрической помощи, могут быть обжалованы по выбору лица, приносящего жалобу, непосредственно в суд, а также в вышестоящий орган (вышестоящему должностному лицу) или прокурору.

Жалоба может быть подана лицом, чьи права и законные интересы нарушены, его представителем, а также организацией, которой законом или ее уставом (положением) предоставлено право защищать права граждан, в месячный срок, исчисляемый со дня, когда лицу стало известно о совершении действий, ущемляющих его права и законные интересы.

Правовое регулирование оказания психиатрической помощи

Психиатрическая помощь гарантируется государством и осуществляется на основах законности, гуманности и соблюдении прав человека и гражданина.

Диагноз психического расстройства ставится с соблюдением международных стандартов.

Психиатрическую помощь могут оказывать

государственные, негосударственные психиатрические и психоневрологические учреждения, а также частнопрактикующие врачи-психиатры. Без государственной лицензии на данный вид деятельности оказание психиатрической помощи запрещается. Лицензия выдается лицензионной комиссией, которая должна рассмотреть представленные документы и вынести решение в течение 2-х месяцев. Отказ комиссии должен быть в письменном виде, обоснован и может быть обжалован в суд.

Учреждения и частнопрактикующие врачи-психиатры вносятся в единый государственный реестр.

Право на врачебную деятельность имеют врачи-психиатры, имеющие высшее медицинское образование и специальную подготовку. Иные специалисты, для участия в оказании медицинской психиатрической помощи должны пройти соответствующую специализацию что бы быть допущенными к работе с лицами, страдающими психическими расстройствами.

При оказании психиатрической помощи врач-психиатр независим в своих решениях и руководствуется только медицинскими показаниями, врачебным долгом и законом.

Психиатрическая помощь может оказываться в добровольном и принудительном порядке.

При добровольном обращении за психиатрической помощью отношения между пациентом и учреждением или частнопрактикующим врачом складываются на основе договора по оказанию медицинской помощи. Лечение проводится ТОЛЬКО после получения письменного согласия. Несовершеннолетнему в возрасте до 15 лет, а так же лицу, признанному в установленном порядке недееспособным, психиатрическая помощь, оказывается по просьбе или с согласия их законных представителей.

Психиатрическая помощь может осуществляться без согласия психически больного лица или его законных представителей в двух случаях:

— при применении принудительных мер медицинского характера, по основаниям, предусмотренным УК и УПК РФ,

— при недобровольном психиатрическом освидетельствовании, диспансерном наблюдении, госпитализации по основаниям, предусмотренным законом » О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании «.

Принудительные меры применяются по решению суда в отношении лиц, страдающих психическими расстройствами, совершивших общественно опасные деяния, на основаниях и в порядке предусмотренных УК и УПК. Принудительные меры медицинского характера осуществляются в психиатрических учреждениях органов здравоохранения.

Лица, помещенные в психиатрический стационар по решению суда о применении принудительных мер медицинского характера, пользуются правами пациентов психиатрических стационаров. Они признаются нетрудоспособными на весь период пребывания в стационаре и имеют право на пособие по социальному страхованию или на пенсию на общих основаниях. ВЫПИСКА таких пациентов также производится по решению СУДА.

Недобровольное психиатрическое освидетельствование может быть произведено в случаях, когда имеются данные о диспансерном наблюдении пациента или если он совершает действия, позволяющие заподозрить у него серьезное психическое расстройство, которое обуславливает:

— его непосредственную опасность для себя или окружающих,

— его беспомощность, т.е. неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности

— при наступлении существенного вреда здоровью вследствие ухудшения психического состояния, и если лицо будет оставлено без психиатрической помощи.

В этих случаях врач-психиатр принимает решение самостоятельно или с санкции судьи.

Если лицо представляет НЕПОСРЕДСТВЕННУЮ опасность для себя или окружающих, то заявление о недобровольном освидетельствовании может быть подано устно родственниками, врачами других специальностей, должностными лицами, иными гражданами. Решение должно приниматься врачом-психиатром с оформлением его в мед. документации.

При отсутствии непосредственной опасности — заявление должно быть письменным и содержат подробные объяснения, обосновывающие необходимость такого освидетельствования и указание на отказ лица или его законных представителей от обращения к врачу-психиатру.

Диспансерное наблюдение предполагает наблюдение за состоянием психического здоровья путем регулярного осмотра врачом-психиатром и оказание социальной помощи. Диспансерное наблюдение устанавливается независимо от согласия лица, страдающего хроническими и затяжными психическими расстройствами с тяжелыми стойкими или часто обостряющимися болезненными проявлениями. Решение вопроса о необходимости диспансерного наблюдения и о его прекращении принимается комиссией врачей-психиатров. Мотивированное решение оформляется записью в медицинской документации.

Лицо, страдающее психическим расстройством, может быть госпитализировано в стационар по решению врача психиатра, до постановления суда. Это возможно в тех же случаях, что и недобровольное психиатрическое освидетельствование.

Лицо, помещенное в психиатрический стационар, должно быть в обязательном порядке освидетельствовано комиссией врачей-психиатров в течение 48 часов. Комиссия принимает решение об обоснованности помещения больного в стационар. Если комиссия врачей определит недостаточность оснований для помещения больного в стационар, последний с его согласия немедленно выписывается. Если комиссия признает решение врача-психиатра обоснованным, то в течение 24 часов, документы отправляются в суд для окончательного решения вопроса о пребывании больного в условиях стационара. Больной может присутствовать на заседании суда при решении вопроса о его госпитализации. В суде должен присутствовать прокурор, представитель данного лечебного учреждения, сам больной или его законный представитель. Дело должно быть рассмотрено в течение 5 дней. Если состояние больного не позволяет его присутствие в суде, то данное заседание должно

быть проведено в стационаре. Судья либо удовлетворяет заявление, и тогда выносит постановление о пребывании лица в стационаре, либо его отклоняет. Тогда больной либо выписывается либо комиссия настаивает на своем заключении в обжалует решение судьи в суд.

Стационарная помощь должна оказываться при минимальных ограничениях для больного и при соблюдении персоналом его прав и интересов. Меры физического стеснения и изоляции должны применяться только в тех случаях и на то время, когда по мнению психиатра, иными методами невозможно предотвратить действия больного, представляющие опасность для него или других лиц. О формах и времени стеснения делается запись в медицинской документации.

Выписывают пациентов, находящихся на добровольном лечении, как и соматических больных на основании их заявления в случае выздоровления (улучшения), при котором более не требуется стационарное лечение или при завершении обследования и экспертизы. Если же пациент помещен в стационар принудительно, выписывают его по заключению комиссии врачей-психиатров или по постановлению судьи об отказе в продлении госпитализации.

Контроль и надзор над оказанием психиатрической помощи должны проводить территориальные органы самоуправления, органы здравоохранения, прокуратура, общественные организации. Обжаловать действия врачей, комиссии, иных специалистов, оказывающих психиатрическую помощь можно по подчинению должностному лицу, прокурору или в суд. Жалоба рассматривается в 10-дневный срок.

Виды психиатрической помощи и социальной защиты, гарантируемые государством

(1) Государством гарантируются:

неотложная психиатрическая помощь;

консультативно-диагностическая, лечебная, психопрофилактическая, реабилитационная помощь во внебольничных и стационарных условиях;

все виды психиатрической экспертизы, определение временной нетрудоспособности;

социально — бытовая помощь и содействие в трудоустройстве лиц, страдающих психическими расстройствами;

решение вопросов опеки;

консультации по правовым вопросам и другие виды юридической помощи в психиатрических и психоневрологических учреждениях;

социально — бытовое устройство инвалидов и престарелых, страдающих психическими расстройствами, а также уход за ними;

обучение инвалидов и несовершеннолетних, страдающих психическими расстройствами;

психиатрическая помощь при стихийных бедствиях и катастрофах.

(2) Для обеспечения лиц, страдающих психическими расстройствами, психиатрической помощью и их социальной поддержки государство:

(в ред. Федерального закона от 22.08.2004 N 122-ФЗ)

создает все виды учреждений, оказывающих внебольничную и стационарную психиатрическую помощь, по возможности по месту жительства пациентов;

организует общеобразовательное и профессиональное обучение несовершеннолетних, страдающих психическими расстройствами;

создает лечебно-производственные предприятия для трудовой терапии, обучения новым профессиям и трудоустройства на этих предприятиях лиц, страдающих психическими расстройствами, включая инвалидов, а также специальные производства, цеха или участки с облегченными условиями труда для таких лиц;

устанавливает обязательные квоты рабочих мест на предприятиях, в учреждениях и организациях для трудоустройства лиц, страдающих психическими расстройствами;

применяет методы экономического стимулирования для предприятий, учреждений и организаций, предоставляющих рабочие места для лиц, страдающих психическими расстройствами;

создает общежития для лиц, страдающих психическими расстройствами, утративших социальные связи;

принимает иные меры, необходимые для социальной поддержки лиц, страдающих психическими расстройствами.

(3) Организация оказания психиатрической помощи осуществляется федеральными специализированными медицинскими учреждениями, перечень которых утверждается Правительством Российской Федерации, и специализированными медицинскими учреждениями субъектов Российской Федерации.

Решение вопросов социальной поддержки и социального обслуживания лиц, страдающих психическими расстройствами, находящихся в трудной жизненной ситуации, осуществляется органами государственной власти субъектов Российской Федерации.

(часть третья в ред. Федерального закона от 22.08.2004 N 122-ФЗ)

Принудительные меры медицинского характера могут быть назначены судом лицам:

а) совершившим деяния, предусмотренные статьями Особенной части УК, в состоянии невменяемости;

б) у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания;

в) совершившим преступление и страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости;

Указанным лицам, принудительные меры медицинского характера назначаются только в случаях, когда психические расстройства связаны с возможностью причинения этими лицами иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц.

г) совершившим преступление и признанным нуждающимися в лечении от алкоголизма или наркомании.

Цели, виды, порядок применения и прекращения этих мер определяются уголовным законом; процедура их назначения регламентирована уголовно-процессуальным законом; принудительные меры в отношении конкретных лиц, совершивших общественно опасные деяния, а также преступления, назначаются судом; судом рассматриваются и дальнейшие решения по продлению, изменению и прекращению принудительных мер; надзор за законностью применения принудительных мер возложен на прокуратуру.

Что касается совершения общественноопасного деяния в состоянии невменяемости, то анализ экспертных материалов позволил специалистам ГНЦ социальной и судебной психиатрии им. Сербского выделить несколько групп таких связей при совершении общественно опасных действий: 1) влияние бредовых идей и галлюцинаций (чаще всего при шизофрении) в момент совершения убийства и других преступлений против личности; 2) недомыслие, характерное для олигофренов, неспособных понять реальные события, при совершении чаще всего краж и хулиганства; 3) ослабление контроля над своими инстинктами, чаще всего сексуальными влечениями (изнасилования, половые извращения, развращение малолетних); 4) аффективные нарушения, характеризуемые эмоциональной тупостью лиц (совершение убийства, хулиганства, причинение вреда здоровью и т. п.); 5) истинное отсутствие мотивов в состоянии нарушенного сознания (например, сумеречное состояние сознания, патологическое опьянение), чаще всего при убийствах, совершении других импульсивных общественно опасных действий, которые могут быть единственным эпизодом в жизни.

При таком основании применения принудительного лечения, как психическое расстройство после совершения преступления, делающее невозможным назначение и отбывание наказания, возможны два варианта: 1) когда после совершения преступления у лица наступило психическое расстройство, которое оказывается неизлечимым. К такому лицу применяется принудительное лечение, как и в отношении лица, совершившего общественно опасное деяние в состоянии невменяемости; 2) когда у лица после совершения преступления наступило временное психическое расстройство, например, оно оказалось в состоянии алкогольного психоза либо впало в реактивное состояние в связи с возбуждением уголовного дела и угрозой наказания. Как и при первом варианте, производство по уголовному делу приостанавливается; если болезненное состояние лица затягивается, ему назначается в установленном порядке принудительное лечение. При выздоровлении лица постановление о приостановлении дела отменяется, оно расследуется и рассматривается в общем порядке.

Принудительное лечение может быть назначено и лицу, у которого психическое расстройство наступило во время отбывания наказания за преступление, совершенное в состоянии вменяемости. Здесь также возможны два варианта: либо лицо заболевает и вместо наказания ему назначается судом принудительное лечение, либо, когда расстройство психической деятельности было временным, выздоравливает. В последнем случае принудительное лечение отменяется, и лицо возвращается для продолжения исполнения приговора.

Суд может назначить следующие виды принудительных мер медицинского характера:

а) амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра;

б) принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа;

в) принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа;

г) принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением.

Продление, изменение и прекращение применения принудительных мер медицинского характера осуществляются судом по представлению администрации учреждения, осуществляющего принудительное лечение, на основании заключения комиссии врачей-психиатров.

Права лиц, страдающих психическими расстройствами

(1) Лица, страдающие психическими расстройствами, обладают всеми правами и свободами граждан, предусмотренными Конституцией Российской Федерации, Конституциями республик в составе Российской Федерации, законодательством Российской Федерации и республик в составе Российской Федерации. Ограничение прав и свобод граждан, связанное с психическим расстройством, допустимо лишь в случаях, предусмотренных законами Российской Федерации.

(2) Все лица, страдающие психическими расстройствами, при оказании им психиатрической помощи имеют право на:

уважительное и гуманное отношение, исключающее унижение человеческого достоинства;

получение информации о своих правах, а также в доступной для них форме и с учетом их психического состояния информации о характере имеющихся у них психических расстройств и применяемых методах лечения;

психиатрическую помощь в наименее ограничительных условиях, по возможности по месту жительства;

содержание в психиатрическом стационаре только в течение срока, необходимого для обследования и лечения;

все виды лечения (в том числе санаторно — курортное) по медицинским показаниям;

оказание психиатрической помощи в условиях, соответствующих санитарно — гигиеническим требованиям;

предварительное согласие и отказ на любой стадии от использования в качестве объекта испытаний медицинских средств и методов, научных исследований или учебного процесса, от фото-, видео- или киносъемки;

приглашение по их требованию любого специалиста, участвующего в оказании психиатрической помощи, с согласия последнего для работы во врачебной комиссии по вопросам, регулируемым настоящим Законом;

помощь адвоката, законного представителя или иного лица в порядке, установленном законом.

(3) Ограничение прав и свобод лиц, страдающих психическими расстройствами, только на основании психиатрического диагноза, фактов нахождения под диспансерным наблюдением в психиатрическом стационаре либо в психоневрологическом учреждении для социального обеспечения или специального обучения не допускается. Должностные лица, виновные в подобных нарушениях, несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации и республик в составе Российской Федерации.

Права пациентов, находящихся в психиатрических стационарах

(1) Пациенту должны быть разъяснены основания и цели помещения его в психиатрический стационар, его права и установленные в стационаре правила на языке, которым он владеет, о чем делается запись в медицинской документации.

(2) Все пациенты, находящиеся на лечении или обследовании в психиатрическом стационаре, вправе:

обращаться непосредственно к главному врачу или заведующему отделением по вопросам лечения, обследования, выписки из психиатрического стационара и соблюдения прав, предоставленных настоящим Законом;

подавать без цензуры жалобы и заявления в органы представительной и исполнительной власти, прокуратуру, суд и адвокату;

встречаться с адвокатом и священнослужителем наедине;

исполнять религиозные обряды, соблюдать религиозные каноны, в том числе пост, по согласованию с администрацией иметь религиозные атрибутику и литературу;

выписывать газеты и журналы;

получать образование по программе общеобразовательной школы или специальной школы для детей с нарушением интеллектуального развития, если пациент не достиг 18 лет;

получать наравне с другими гражданами вознаграждение за труд в соответствии с его количеством и качеством, если пациент участвует в производительном труде.

(3) Пациенты имеют также следующие права, которые могут быть ограничены по рекомендации лечащего врача заведующим отделением или главным врачом в интересах здоровья или безопасности

пациентов, а также в интересах здоровья или безопасности других лиц:

вести переписку без цензуры;

получать и отправлять посылки, бандероли и денежные переводы;

иметь и приобретать предметы первой необходимости, пользоваться собственной одеждой.

(4) Платные услуги (индивидуальная подписка на газеты и журналы, услуги связи и так далее) осуществляются за счет пациента, которому они предоставляются.

Администрация и медицинский персонал психиатрического стационара обязаны создать условия для осуществления прав пациентов и их законных представителей, предусмотренных настоящим Законом, в том числе:

  1. обеспечивать находящихся в психиатрическом стационаре пациентов необходимой медицинской помощью;
  2. предоставлять возможность ознакомления с текстом настоящего Закона, правилами внутреннего распорядка данного психиатрического стационара, адресами и телефонами государственных и общественных органов, учреждений, организаций и должностных лиц, к которым можно обратиться в случае нарушения прав пациентов;
  3. обеспечивать условия для переписки, направления жалоб и заявлений пациентов в органы представительной и исполнительной власти, прокуратуру, суд, а также адвокату;
  4. в течение 24 часов с момента поступления пациента в психиатрический стационар в недобровольном порядке принимать меры по оповещению его родственников, законного представителя или иного лица по его указанию;
  5. информировать родственников или законного представителя пациента, а также иное лицо по его указанию об изменениях состояния его здоровья и чрезвычайных происшествиях с ним;
  6. обеспечивать безопасность находящихся в стационаре пациентов, контролировать содержание посылок и передач;
  7. выполнять функции законного представителя в отношении пациентов, признанных в установленном законом порядке недееспособными, но не имеющих такого представителя;
  8. устанавливать и разъяснять верующим пациентам правила, которые должны в интересах других находящихся в психиатрическом стационаре пациентов соблюдаться при исполнении религиозных обрядов, и порядок приглашения священнослужителя, содействовать в осуществлении права на свободу совести верующих и атеистов;
  9. выполнять иные обязанности, установленные настоящим Законом.

Проблема прав психически больных людей в нашей стране остается в центре внимания отечественной и зарубежной общественности. Многие злоупотребления в этой области раскрыты и осуждены, но говорить о полном благополучии еще рано.

Вообще обеспечить права граждан при оказании психиатрической помощи чрезвычайно сложно. Во-первых люди вообще негативно относятся к психическим больным. Слово «псих» является в русском языке оскорбительным. Многие люди просто не подозревают, как много вокруг лиц, страдающих психическими расстройствами. Большинство таких больных неплохо приспосабливаются к суровой действительности. И более всего боятся, чтобы на работе не узнали о их заболевании. Во-вторых, психически больные люди традиционно ограничиваются в правах, и это веками было основанием для злоупотреблений психиатрией. Диагноз психического заболевания и 300 лет назад и совсем недавно в нашей стране был поводом для помещения в больницу неугодных людей. Неважно, критиковали они партию или директора фермы. Даже всемирная психиатрическая ассоциация хотела исключить советских психиатров из числа своих членов, поскольку использование медицины для политических целей недопустимо. Чтобы избежать этого советское общество психиатров само вышло из ассоциации.

В настоящее время остается остро-дискуссионным вопрос о возможности применения к психически больным ПСИХОХИРУРГИЕЧЕСКИХ методов лечения. Под ними понимается деструктивное воздействие на мозг или его проводящие пути. Деструкция может проводится механическими методами, инъекциями химических веществ, электротоком, лазером, ультразвуком, методами криотерапии. Сторонники таких методов лечения отмечают что процесс заболевания либо прерывается либо человек становится значительно более управляемым. Однако они же сами отмечают значительный процент неудач, т.е. высок процент риска.

Противники данных методов считают, что больной не в состоянии дать осознанное согласие на такую операцию и следовательно она будет незаконной. Право же семьи давать такие согласия, вызывает сомнения.

В Российском законодательстве такие операции и другие манипуляции, вызывающие необратимые явления при недобровольном помещении больного в стационар запрещены.

Думается, что подобные методы лечения на сегодняшнем уровне развития медицины не должны применяться, т.к. восстанавливается не здоровье человека, а создается искусственно измененная человеческая личность.

Глава 3 организация оказания психиатрической помощи. Права и обязанности пациентов при оказании им психиатрической помощи

Статья 15. Установление диагноза психического расстройства (заболевания)

Установление наличия либо отсутствия диагноза психического расстройства (заболевания) является исключительным правом врача-специалиста или врачебно-консультационной комиссии.

Диагноз психического расстройства (заболевания) устанавливается с учетом Международной статистической классификации болезней и проблем, связанных со здоровьем, и не может основываться только на несогласии пациента с принятыми в обществе моральными, культурными, политическими и религиозными ценностями либо на иных обстоятельствах, непосредственно не связанных с состоянием его психического здоровья.

При выявлении у пациента признаков психического расстройства (заболевания) врачом иной специальности такой пациент для установления диагноза психического расстройства (заболевания) направляется к врачу-специалисту или на заседание врачебно-консультационной комиссии с одновременным письменным уведомлением об этом врача-специалиста или врачебно-консультационной комиссии.

Статья 16. Оказание психиатрической помощи

Пациентам в зависимости от состояния их психического здоровья психиатрическая помощь оказывается в следующих формах:

скорая (неотложная) психиатрическая помощь;

плановая психиатрическая помощь.

Психиатрическая помощь оказывается в амбулаторных и (или) стационарных условиях.

Пациентам, за исключением пациентов, которым психиатрическая помощь оказывается в принудительном порядке, а также пациентам, которые в соответствии с настоящим Законом подлежат диспансерному наблюдению, психиатрическая помощь может быть оказана анонимно.

Порядок и условия оказания психиатрической помощи анонимно устанавливаются Министерством здравоохранения Республики Беларусь.

Статья 17. Условия оказания психиатрической помощи

Необходимым условием оказания психиатрической помощи является предварительное согласие пациента, за исключением случаев, установленных настоящим Законом.

При добровольном обращении за оказанием психиатрической помощи пациент или его законный представитель дают согласие на оказание психиатрической помощи, которое оформляется записью в медицинских документах и подписывается пациентом или его законным представителем и врачом-специалистом.

Несовершеннолетнему пациенту в возрасте до четырнадцати лет, а также лицу, признанному в установленном законом порядке недееспособным, психиатрическая помощь оказывается в порядке, установленном настоящим Законом, с письменного согласия законного представителя.

В случае возражения одного из родителей, усыновителей (удочерителей) несовершеннолетнего пациента в возрасте до четырнадцати лет или при их отсутствии либо отсутствии иного его законного представителя, а также при отсутствии законного представителя лица, признанного в установленном законом порядке недееспособным, оказание психиатрической помощи осуществляется по решению органа опеки и попечительства. Решение органа опеки и попечительства может быть обжаловано в порядке, установленном законодательными актами.

Оказание психиатрической помощи в принудительном порядке осуществляется только по основаниям и в порядке, установленным настоящим Законом.

Статья 18. Отказ от оказания психиатрической помощи

Пациент или его законный представитель имеют право отказаться от оказания психиатрической помощи, за исключением случаев, установленных настоящим Законом.

В случае отказа от оказания психиатрической помощи пациенту или его законному представителю должны быть разъяснены возможные последствия такого отказа.

Отказ от оказания психиатрической помощи и сведения о возможных последствиях отказа оформляются записью в медицинских документах и подписываются пациентом или его законным представителем и врачом-специалистом.

В случае отказа пациента или его законного представителя от подписи врач-специалист вносит соответствующую запись в медицинские документы, которая удостоверяется другим медицинским работником этой же организации здравоохранения.

Статья 19. Скорая (неотложная) психиатрическая помощь

Скорая (неотложная) психиатрическая помощь оказывается пациенту, у которого внезапно возникло и (или) обострилось психическое расстройство (заболевание).

При оказании скорой (неотложной) психиатрической помощи пациент, у которого внезапно возникло и (или) обострилось психическое расстройство (заболевание), которое требует срочного (неотложного) медицинского вмешательства и может привести к совершению им действий, угрожающих его жизни и (или) здоровью, жизни и (или) здоровью иных лиц, независимо от его согласия либо согласия его законного представителя направляется медицинским работником, оказывающим скорую (неотложную) психиатрическую помощь, в психиатрический стационар. Территориальный орган внутренних дел Республики Беларусь по месту жительства (месту пребывания) такого пациента оказывает содействие медицинским работникам в доставке его в психиатрический стационар в порядке, установленном Министерством здравоохранения Республики Беларусь по согласованию с Министерством внутренних дел Республики Беларусь.

Порядок оказания скорой (неотложной) психиатрической помощи устанавливается Министерством здравоохранения Республики Беларусь.

Статья 20. Предоставление информации о состоянии психического здоровья пациента. Сохранение врачебной тайны при оказании психиатрической помощи

Информация о состоянии психического здоровья пациента предоставляется врачом-специалистом пациенту или его законному представителю устно и излагается в форме, соответствующей требованиям медицинской этики и деонтологии и доступной для понимания лицом, не обладающим специальными знаниями в области оказания психиатрической помощи. Факт предоставления информации оформляется записью в медицинских документах. В случаях, когда такая информация может негативно повлиять на состояние психического здоровья пациента или привести к совершению им действий, угрожающих его жизни и (или) здоровью, жизни и (или) здоровью иных лиц, врач-специалист вправе ограничить объем предоставляемой информации.

Информация о факте обращения пациента за оказанием психиатрической помощи и состоянии его психического здоровья, сведения о наличии психического расстройства (заболевания), диагнозе, иные сведения, в том числе личного характера, полученные при оказании пациенту психиатрической помощи, составляют врачебную тайну.

Предоставление информации, составляющей врачебную тайну, без согласия пациента или его законного представителя допускается в случаях, установленных статьей 46Закона Республики Беларусь от 18 июня 1993 года О здравоохранении» (Ведамасцi Вярхоўнага Савета Рэспублiкi Беларусь, 1993 г., N 24, ст. 290; Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2008 г., N 159, 2/1460).

Пациент или его законный представитель вправе определить лицо (лиц), которому (которым) следует сообщать информацию о состоянии психического здоровья пациента, либо запретить ее сообщение определенным лицам.

Рекомендации по уходу за лицом, страдающим психическим расстройством (заболеванием), с учетом особенностей его психического расстройства (заболевания) должны быть сообщены врачом-специалистом лицам, осуществляющим уход за ним.

Статья 21. Права пациентов при оказании им психиатрической помощи

Пациенты при оказании им психиатрической помощи имеют право на:

уважительное и гуманное отношение;

получение информации о своих правах;

получение информации о состоянии своего здоровья, применяемых методах оказания психиатрической помощи, включая альтернативные, предполагаемой продолжительности их применения, возможных рисках, связанных с оказанием психиатрической помощи, о побочных эффектах и ожидаемых результатах;

получение информации о квалификации врача-специалиста, других медицинских работников, оказывающих психиатрическую помощь;

оказание психиатрической помощи по месту жительства (месту пребывания);

оказание психиатрической помощи, необходимой по медицинским показаниям;

нахождение в психиатрическом стационаре в течение срока, необходимого для оказания психиатрической помощи;

дачу предварительного согласия на участие в научных исследованиях, объектом которых является их психическое расстройство (заболевание), в образовательном процессе, в ходе которого изучается их психическое расстройство (заболевание), фото-, видео- и киносъемке и отказ от участия в них на любой стадии оказания психиатрической помощи;

приглашение любого врача-специалиста (с его согласия) для участия в заседании врачебно-консультационной комиссии по вопросам оказания психиатрической помощи;

обжалование действий (бездействия) должностных лиц организаций здравоохранения;

реализацию иных прав в соответствии с настоящим Законом и иными актами законодательства.

Статья 22. Обязанности пациентов при оказании им психиатрической помощи

Пациенты при оказании им психиатрической помощи обязаны:

заботиться о своем психическом здоровье;

уважительно относиться к врачу-специалисту, другим медицинским работникам, иным работникам здравоохранения, а также пациентам;

выполнять рекомендации врача-специалиста;

соблюдать правила внутреннего распорядка организации здравоохранения для пациентов (далее — правила внутреннего распорядка);

информировать медицинского работника о ранее выявленных медицинских противопоказаниях к применению лекарственных средств, перенесенных психических расстройствах (заболеваниях), об обращениях за оказанием психиатрической помощи, а также изменениях в состоянии психического здоровья;

выполнять иные обязанности в соответствии с настоящим Законом и иными актами законодательства.

Статья 23. Ограничения к выполнению работ по отдельным специальностям (профессиям), к работе с источником повышенной опасности

Лицо, страдающее психическим расстройством (заболеванием), по заключению врачебно-консультационной комиссии государственной психиатрической организации может быть временно (на срок не более пяти лет с правом последующего психиатрического освидетельствования) признано непригодным к выполнению работ по отдельным специальностям (профессиям), к работе с источником повышенной опасности. Такое заключение выносится на основании психиатрического освидетельствования в соответствии с перечнями психических расстройств (заболеваний), препятствующих выполнению работ по отдельным специальностям (профессиям), работе с источником повышенной опасности, установленными Министерством здравоохранения Республики Беларусь.

Статья 24. Отказ в приеме на государственную службу, допуске к государственным секретам в связи с наличием психического расстройства (заболевания)

Лицо, страдающее психическим расстройством (заболеванием), входящим в переченьзаболеваний, препятствующих исполнению служебных обязанностей на государственной службе, установленный Советом Министров Республики Беларусь, не может быть принято на государственную службу.

Наличие у лица психического расстройства (заболевания), входящего в переченьзаболеваний, препятствующих работе с государственными секретами, установленный Министерством здравоохранения Республики Беларусь, является основанием для отказа ему в допуске к государственным секретам.

Статья 25. Оказание психиатрической помощи лицам, страдающим психическими расстройствами (заболеваниями), в стационарных учреждениях социального обслуживания

Оказание психиатрической помощи лицам, страдающим психическими расстройствами (заболеваниями), осуществляется в стационарных учреждениях социального обслуживания, имеющих в порядке, установленном законодательством, право на оказание психиатрической помощи.

Помещение лица, страдающего психическим расстройством (заболеванием), в стационарное учреждение социального обслуживания осуществляется в порядке, установленном Советом Министров Республики Беларусь.

На лиц, страдающих психическими расстройствами (заболеваниями) и находящихся в стационарных учреждениях социального обслуживания, распространяются права и обязанности, предусмотренные настоящим Законом для пациентов.

Руководитель стационарного учреждения социального обслуживания не реже одного раза в год организует проведение психиатрического освидетельствования лиц, страдающих психическими расстройствами (заболеваниями) и находящихся в этом учреждении, для решения вопросов об их дальнейшем пребывании в данном учреждении, а также их дееспособности.

Порядок проведения психиатрического освидетельствования лиц, страдающих психическими расстройствами (заболеваниями) и находящихся в стационарных учреждениях социального обслуживания, устанавливается Министерством здравоохранения Республики Беларусь по согласованию с Министерством труда и социальной защиты Республики Беларусь.

На руководителя стационарного учреждения социального обслуживания распространяются права и обязанности, предусмотренные настоящим Законом для руководителя психиатрического стационара.

Отчисление лица, страдающего психическим расстройством (заболеванием), из стационарного учреждения социального обслуживания производится:

по его заявлению на основании заключения врачебно-консультационной комиссии о том, что это лицо по состоянию здоровья способно проживать самостоятельно, при обязательном наличии у него жилой площади;

по заявлению законного представителя, обязующегося осуществлять уход за отчисляемым несовершеннолетним либо за отчисляемым лицом, признанным в установленном законом порядке недееспособным.

Права пациентов при оКазании психиатрической помощи

О наличии такого права свидетельствует анализ законодательства.

Статья 41 Конституции РФ гарантирует право каждого на охрану здоровья. Согласно ст. I Основ охрана здоровья граждан – это совокупность мер политического, экономического, правового, социального, культурного, научного, санитарно-гигиенического, противоэпидемического и медицинского характера, направленных на сохранение и укрепление как физического, так и психического здоровья каждого человека, поддержание его долголетней активной жизни, предоставление ему доступной медико-социальной помощи.

Право на охрану здоровья, а, следовательно, и на сохранение и укрепление психического здоровья, обеспечивается охраной окружающей природной среды, созданием благоприятных условий труда, быта, отдыха, воспитания и обучения граждан, производством и реализацией доброкачественных продуктов питания (ст. 17 Основ). В этом контексте необходимо рассматривать и установление нормативных требований к рекламной информации, в т.ч. лекарственных средств: она не должна, в частности: 1) содержать утверждения или предположения о наличии у гражданина (потребителя рекламы) тех или иных заболеваний либо расстройств здоровья, 2) способствовать созданию у здорового человека впечатления о необходимости применения рекламируемого средства, 3) создавать впечатление ненужности обращения к врачу, 4) гарантировать положительное действие препарата, его безопасность, эффективность, отсутствие побочных действий и др. (ст. 24 ФЗ «О рекламе» от 13 марта 2006 г. № 38-ФЗ).

Каждый гражданин вправе требовать соблюдения своих прав в этих и других сферах.

Политика и приоритетные задачи в области охраны психического здоровья, а также практическая деятельность и обязательства в этой сфере министров здравоохранения государств-членов европейского региона ВОЗ, в том числе России, отражены в Европейской декларации по охране психического здоровья, принятой в 2005 г. Среди приоритетных задач – способствование более широкому осознанию важного значения психического благополучия; борьба со стигматизацией, дискриминацией и неравенством лиц с проблемами психического здоровья, а также расширение прав и возможностей этих лиц и членов их семей, оказание им поддержки в целях привлечения их к активному участию в данном процессе; разработка и внедрение комплексных интегрированных систем охраны психического здоровья, включающих такие элементы, как укрепление психического здоровья, профилактика, лечение и реабилитация, уход и восстановление здоровья; обеспечение удовлетворения потребностей в квалифицированном персонале, способном эффективно работать в этих областях.

Министры здравоохранения обязались поддерживать осуществление мер, направленных на:

— обеспечение выполнения политики и соблюдения законодательства по охране психического здоровья, устанавливающего стандарты деятельности в этой области и способствующего защите прав человека;

— координацию в рамках госаппарата обязанностей по разработке, распространению и выполнению стратегий и законодательства в области охраны психического здоровья;

— оценку воздействия правительственных мер на психическое здоровье населения;

— устранение стигматизации и дискриминации лиц с проблемами психического здоровья, усиление социальной интеграции путем повышения уровня информированности населения и расширения прав и возможностей лиц группы риска; пересмотр и принятие законодательных норм, обеспечивающих равенство возможностей и устранение дискриминации;

— предоставление лицам с проблемами психического здоровья возможности выбора и вовлечения их в процесс собственного лечения с учетом их потребностей и культурного уровня;

— создание производственных условий, способствующих укреплению психического здоровья работников, а также более раннему возвращению на работу лиц, успешно преодолевших проблемы, связанные с психическим здоровьем;

— предупреждение самоубийств и устранение причин вредных стрессовых факторов, насилия, депрессий, тревожных состояний и расстройств, связанных с употреблением алкоголя и психоактивных веществ, и др.

Министры здравоохранения обязались также поддерживать неправительственные организации, активно работающие в области охраны психического здоровья, стимулировать их создание, а также создание организаций потребителей услуг, развивающих собственные виды деятельности, включая создание и функционирование групп самопомощи и обучения навыкам, способствующим восстановлению здоровья, отстаивание интересов уязвимых групп населения.

В рамках Европейской декларации был принят Европейский план действий по охране психического здоровья.

Какими нормами гарантировано право гражданина на психиатрическую помощь?

Статья 41 Конституции РФ помимо права на охрану здоровья гарантирует также и право каждого на медицинскую помощь. Право на квалифицированную медицинскую помощь зафиксировано в ст. 25 российской Декларации прав и свобод человека и гражданина, принятой в 1991 г. В соответствии с этой нормой государство принимает меры, направленные на развитие всех форм оказания медицинских услуг. Праву гражданина на медико-социальную помощь посвящена ст. 20 Основ (см. приложение к пособию). И, наконец, ст. I Закона о психиатрической помощи прямо гарантирует предоставление психиатрической помощи лицам, страдающим психическими расстройствами. Ее осуществление основывается на принципах законности, гуманности и соблюдения прав человека и гражданина.

Что включает в себя психиатрическая помощь?

Психиатрическая помощь является специализированной медицинской помощью, которая включает в себя: а) обследование психического здоровья, б) диагностику психического расстройства, в) лечение, г) уход, д) медико-социальную реабилитацию лиц с психическими расстройствами.

— неотложная психиатрическая помощь,

— консультативно-диагностическая, лечебная, психопрофилактическая, реабилитационная помощь во внебольничных и стационарных условиях,

— все виды психиатрической экспертизы, определение временной нетрудоспособности,

— психиатрическая помощь при стихийных бедствиях и катастрофах (ст. 1 и 16 Закона о психиатрической помощи).

Амбулаторная психиатрическая помощь в зависимости от медицинских показаний оказывается в виде консультативно-лечебной помощи или диспансерного наблюдения. Она может быть оказана в ПНД, специализированных кабинетах (психотерапевтических, суицидологических, сексопатологических и др.), центрах, в дневных или ночных стационарах, в лечебно-производственных мастерских, на дому. К амбулаторной относится и оказание психиатрической помощи в учреждениях, общественных и иных местах врачами скорой психиатрической помощи.

Является ли психиатрическая помощь бесплатной для пациента?

Психические расстройства и расстройства поведения [ Психические расстройства и расстройства поведения по Международной статистической классификации болезней и проблем, связанных со здоровьем, 10-го пересмотра (МКБ-10) обозначены кодами FOO-F99 ] отнесены законодательством к категории социально значимых заболеваний. Перечень социально значимых заболеваний утвержден постановлением Правительства РФ от 1 декабря 2004 г. № 715 [ Российская газета, 2004, 7 декабряВ Перечень социально значимых заболеваний входят также туберкулез, инфекции, передаваемые преимущественно половым путем, гепатит В, гепатит С, болезнь, вызванная вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ), злокачественные новообразования, сахарный диабет, болезни, характеризующиеся повышенным кровяным давлением.Постановлением Правительства РФ от 1 декабря 2004 г. № 715 утвержден также Перечень заболеваний, представляющих опасность для окружающих. Психические расстройства в него, разумеется, не входят. ] .

В соответствии со ст. 41 Основ гражданам, страдающим социально значимыми заболеваниями, оказывается медико-социальная помощь и обеспечивается диспансерное наблюдение в соответствующих лечебно-профилактических учреждениях (ЛПУ) бесплатно или на льготных условиях.

Бесплатная специализированная медицинская помощь при психических расстройствах и расстройствах поведения гарантирована в рамках Программы государственных гарантий оказания гражданам Российской Федерации бесплатной медицинской помощи на 2006, утвержденной постановлением Правительства РФ от 28 июля 2005 г. № 461 [ СЗ РФ, 2005, № 32, ст. 3306 ] (такие программы принимаются ежегодно; на их основе утверждаются территориальные программы). Бесплатно предоставляются, в частности:

а) скорая медицинская помощь [ С 1 января 2005 г. введен в действие Порядок оказания скорой медицинской помощи, утвержденный приказом Минздравсоцразвития России от 1 ноября 2004 г. № 179 (Российская газета, 2004, 26 ноября). ] при состояниях, угрожающих жизни или здоровью гражданина либо окружающих его лиц, вызванных внезапными заболеваниями, обострениями хронических заболеваний, и др.;

б) амбулаторная помощь, включая мероприятия по профилактике, диспансерное наблюдение, диагностику и лечение заболеваний амбулаторно, на дому и в дневных стационарах всех типов;

в) стационарная помощь: при острых заболеваниях и обострениях хронических болезней, требующих интенсивной терапии и круглосуточного медицинского наблюдения; при плановой госпитализации с целью проведения диагностики, лечения и реабилитации, требующих круглосуточного медицинского наблюдения, в т.ч. в детских и специализированных санаториях.

Выявление социально значимых заболеваний проводится также в рамках амбулаторно-поликлинической помощи [ См. Порядок организации оказания первичной медико-санитарной помощи, утвержденный приказом Минздравсоцразвития от 29 июля 2005 г. № 487 (Российская газета, 2005, 2 сентября). ] , предоставляемой в пределах базовой программы обязательного медицинского страхования (ОМС).

Кроме того, каждый гражданин в контексте законодательства об охране здоровья членов семьи имеет право по медицинским показаниям на бесплатные консультации и обследования в учреждениях государственной или муниципальной системы здравоохранения по вопросам наличия социально значимых заболеваний (в т.ч. психических расстройств) с целью предупреждения возможных наследственных заболеваний у потомства (ст. 22 Основ).

Следует отметить, что на практике ряд психиатрических обследований проводится на платной основе. Плата взимается, например, за выдачу медицинских заключений для представления в ГИБДД, органы внутренних дел на право владения огнестрельным оружием и др. Такие обследования не связаны с оказанием психиатрической помощи. Гражданам, обращающимся по поводу получения подобного рода заключений, следует иметь в виду, что ПНД, как и любое другое медицинское учреждение, предоставляющее платные услуги, должно иметь в своих уставных документах соответствующий пункт, предусматривающий такой род деятельности, а также лицензию на право предоставления платных медицинских услуг с указанием конкретных видов услуг. Тарифы на них должны быть утверждены органом управления здравоохранением субъекта РФ.

Кто вправе оказывать психиатрическую помощь? Вправе ли диагноз психического заболевания устанавливать врач, не являющийся психиатром?

Психиатрическую помощь оказывают государственные (федеральные либо на уровне субъекта РФ), негосударственные психиатрические и психоневрологические учреждения и частнопрактикующие врачи-психиатры, имеющие лицензию.

Виды психиатрической помощи указываются в уставных документах психиатрических и психоневрологических учреждений или частнопрактикующих врачей-психиатров, информация о них должна быть доступна посетителям.

Установление диагноза психического заболевания, принятие решения об оказании психиатрической помощи в недобровольном порядке либо дача заключения для рассмотрения этого вопроса являются исключительным правом врача-психиатра, получившего высшее медицинское образование и подтвердившего в установленном порядке свою квалификацию, или правом комиссии врачей-психиатров. При этом врач-психиатр, мнение которого не совпадает с решением врачебной комиссии, вправе дать свое заключение, которое приобщается к меддокументации. Врач-психиатр независим в своих решениях и должен руководствоваться только медицинскими показаниями, врачебным долгом и законом.

Заключение врача другой специальности о состоянии психического здоровья лица носит предварительный характер. Оно не является основанием для решения вопроса об ограничении лица прав и законных интересов, а также для предоставления ему гарантий, предусмотренных для лиц, страдающих психическими расстройствами (ст. 20 Закона о психиатрической помощи).

Чем определяется правовой статус лица при оказании ему психиатрической помощи?

Права граждан при оказании психиатрической помощи распространяются как на здоровых граждан, не нуждающихся в психиатрической помощи и проходящих обследование психического здоровья, так и граждан, страдающих психическими расстройствами и нуждающихся в такой помощи. Как в первом, так и во втором случае граждане, вступая в правоотношения с психиатрическим учреждением, приобретают статус пациентов. В документах Всемирной организации здравоохранения пациент определяется как «здоровый или больной потребитель медицинских услуг».

Правовой статус лица (пациента) при оказании психиатрической помощи определяется, во-первых, общим правовым статусом пациента при обращении за медицинской помощью и ее получении (единым, универсальным набором прав и обязанностей, присущим всем гражданам). Перечень прав пациента содержится в ст. 30 Основ (см. приложение к настоящему пособию). Во-вторых, правами пациента в определенном направлении медицинской деятельности – психиатрической помощи. Эти права сформулированы в ч. 2 ст. 5 и ст. 37 Закона о психиатрической помощи (см. приложение к настоящему пособию). В интересах здоровья или безопасности самого пациента и других лиц часть этих прав может быть ограничена заведующим отделением или главным врачом. В-третьих, специальным правовым статусом, присущим отдельным группам населения, категориям граждан – несовершеннолетние; лица пожилого возраста; инвалиды; граждане, подлежащие призыву на военную службу; осужденные, отбывающие наказание и др. Объем их прав и обязанностей при оказании психиатрической помощи имеет свои особенности, вытекающие из норм ряда иных законов. В-четвертых, индивидуальным правовым статусом лица, присущим конкретному индивиду.

Большую конкретность в рассматриваемом вопросе мог бы обеспечить Федеральный закон «О правах пациента», проект которого уже более десяти лет дорабатывается в недрах Государственной Думы.

Имеет ли право пациент при оказании ему психиатрической помощи на получение информации о своих правах?

Такое право предусмотрено абз. 3 ч. 2 ст. 5 Закона о психиатрической помощи для всех лиц с психическими расстройствами при оказании им психиатрической помощи и ч. 1 ст. 37 этого Закона для пациентов психиатрических стационаров, включая находящихся на обследовании. Важно подчеркнуть, что ч. 1 ст. 37 требует даже разъяснения пациенту его прав, о чем делается запись в медицинской документации.

Вместе с тем, Законом оказались «обойденными» пациенты, проходящие обследование амбулаторно, диагноз психического расстройства которым еще не установлен, но которые, являясь пациентами, также должны иметь право на получение информации о своих правах.

Кроме того Закон о психиатрической помощи предоставление этого права связывает с началом оказания психиатрической помощи, в то время как ст. 30 Основ гарантирует пациенту право на получение информации о своих правах не только при получении медицинской помощи, но уже на стадии обращения за нею, что в большей мере отвечает интересам каждого пациента.

В Законе о психиатрической помощи (ст. 39) право пациента на получение информации о своих правах подкреплено обязанностью администрации и медицинского персонала психиатрического стационара предоставлять пациенту возможность ознакомления с текстом Закона о психиатрической помощи и создавать иные условия для осуществления прав пациента и его законного представителя. Обычно текст Закона (а чаще всего лишь отдельных его статей) вывешивается на стенде в доступном для обозрения месте. В некоторых психиатрических учреждениях перечень прав лиц с психическими расстройствами предоставляется пациенту в письменном виде, в частности, виде памятки, буклета.

Следует при этом иметь в виду, что право на получение информации о своих правах и право быть ознакомленным с текстом данного Закона не тождественны по содержанию. Нормы о правах пациента предусмотрены, как уже было сказано, также Основами и другими законодательными актами. Неинформированность о них, как свидетельствует опыт работы Независимой психиатрической ассоциации России, приводит к нарушениям прав лиц с психическими расстройствами, а также лиц, у которых в ходе обследования психического расстройства выявлено не было. С другой стороны, информация лишь в отношении своих прав не заменяет пациенту весь объем необходимой информации, содержащейся в Законе о психиатрической помощи.

Имеет ли гражданин право на информацию о состоянии

Такое право гарантировано п. 9 ч. 1 ст. 30 «Права пациентов», п. 5 ч. 1 ст. 24 «Права несовершеннолетних» и ст. 31 «Право граждан на информацию о состоянии здоровья» Основ.

Каждый гражданин имеет право в доступной для него форме получить имеющуюся информацию о состоянии своего здоровья, включая сведения о результатах обследования, наличии заболевания, его диагнозе и прогнозе, методах лечения, связанном с ними риске, возможных вариантах медицинского вмешательства, их последствиях и результатах проведенного лечения.

Закон о психиатрической помощи в абз. 3 ч. 2 ст. 5 и ч. 2 ст. 11 предусматривает право лица, страдающего психическим расстройством, на получение информации о характере имеющегося у него психического расстройства, целях, методах, включая альтернативные, и продолжительности рекомендуемого лечения, а также о болевых ощущениях, возможном риске, побочных эффектах и ожидаемых результатах [ Основы концепции прав пациента в Европе, принятые ВОЗ в 1994 г., в объем предоставляемой пациенту информации включают также «сведения о возможных последствиях отказа от лечения», что весьма разумно. В этом же документе указывается, что «информация может быть скрыта от пациента лишь в тех случаях, если есть веские основания полагать, что предоставление медицинской информации не только не принесет пользы, но причинит пациенту серьезный вред» (п. 2.3). ] . При этом Закон делает оговорку: предоставление такой информации осуществляется с учетом психического состояния лица. В медицинской документации делается запись о том, какая информация была предоставлена пациенту.

Вызывает вопросы редакция ст. 9 Закона о психиатрической помощи, в соответствии с которой по просьбе лица с психическими расстройствами или по просьбе его законного представителя им могут быть представлены сведения о состоянии психического здоровья данного лица и об оказанной ему психиатрической помощи. Некоторые врачи-психиатры трактуют эту норму таким образом, что указанные сведения могут быть, а могут и не быть предоставлены. Они считают, что решение этого вопроса отдано на усмотрение врача. Это неверное понимание нормы возможно связано с неудачной формулировкой ст. 9. Врач не вправе отказать в предоставлении такой информации, тем более законному представителю лица. Вместе с тем, врачу следует поинтересоваться у лица (или его законного представителя) для чего необходима ему такая информация. Это позволит определить характер и объем передаваемой информации, а также пресечь возможные неправомерные действия различных организаций, требующих от граждан в нарушение ст. 8 Закона о психиатрической помощи те или иные справки о состоянии их психического здоровья. Выявив такую ситуацию, врач должен разъяснить пациенту (или его законному представителю), что для реализации им своих прав и законных интересов в конкретной сфере представления подобных сведений не требуется.

По общему правилу информация о состоянии здоровья гражданина предоставляется ему самому, а в отношении лиц, не достигнувших возраста 15 лет (в отношении больных наркоманией, не достигших возраста 16 лет), и граждан с психическими расстройствами, признанных судом недееспособными, — их законным представителям лечащим врачом, заведующим отделением лечебно-профилактического учреждения или другими специалистами, принимающими непосредственное участие в обследовании и лечении.

Информация о состоянии здоровья не может быть предоставлена гражданину против его воли. В случаях неблагоприятного прогноза течения заболевания, информация должна сообщаться в деликатной форме гражданину и членам его семьи, если гражданин не запретил сообщать им об этом и (или) не назначил лицо, которому должна быть передана такая информация.

Гражданин имеет право непосредственно знакомиться с медицинской документацией, отражающей состояние его здоровья, и получать консультации по ней у других специалистов. По требованию гражданина ему предоставляются копии медицинских документов, отражающих состояние его здоровья, если в них не затрагиваются интересы третьей стороны (ч. 4 ст. 31 Основ).

Установленное ограничение соответствует нормам, принятым международным сообществом. Согласно п. 4.4 Основ концепции прав пациента в Европе, принятых ВОЗ в 1994 г., «пациент имеет право доступа к истории болезни, а также ко всем материалам, имеющим отношение к диагнозу и лечению. Пациент имеет право получить копии этих документов. Однако данные, касающиеся третьих лиц, не должны стать доступными для пациента».

В соответствии с международными стандартами ООН – Принципами 18 и 19 упоминавшихся выше Принципов защиты психически больных лиц и улучшения психиатрической помощи право пациента на доступ к касающейся его информации в истории болезни «может ограничиваться в целях предотвращения серьезного ущерба здоровью пациента и риска для безопасности других лиц». Как указывается далее в документе, в соответствии с внутригосударственным законодательством любая такая информация, не предоставленная пациенту, должна быть при соблюдении требований конфиденциальности сообщена личному представителю и адвокату пациента. В случае, если такая информация не сообщается пациенту, пациент или его адвокат, если таковой имеется, уведомляется о несообщение этой информации и его причинах, и это решение может быть пересмотрено в судебном порядке.

Однако внутригосударственное (в данном случае российское) законодательство такой важной нормы не содержит. Психиатрические учреждения не заботятся, как правило, о надлежащей аргументации мотивов отказа, которые носят, в основном, надуманный характер, а пациенты, в свою очередь, не требуют от психиатрического учреждения письменного уведомления об отказе, что затрудняет возможность обжаловать в дальнейшем решение администрации психиатрического учреждения и взыскать причиненный материальный ущерб, убытки и компенсировать моральный вред.

Некоторый правовой вакуум в этом вопросе превратил его в настоящее поле битвы между психиатрическими учреждениями и пациентами, желающими ознакомиться со своей историей болезни. Подобные конфликты могли бы быть улажены с помощью независимой от органов здравоохранения Службы защиты прав пациентов, находящихся в психиатрических стационарах (ст. 38 Закона о психиатрической помощи). Однако такая Служба до сих пор не создана, что негативно сказывается на возможности реализации пациентами своих прав.

Необходимо также подчеркнуть, что в контексте данного вопроса термин «пациент» в соответствии с Принципом 19 включает в себя не только пациентов, проходящих лечение в психиатрических учреждениях, но и так называемых бывших пациентов, психиатрическая помощь которым оказывалась в прошлом. Таким образом правом ознакомления со своей меддокументацией (с известными ограничениями) наделены не только «действующие», но и «бывшие» пациенты.

Какая ответственность предусмотрена за непредоставление гражданину информации?

Непредоставление гражданину информации в случаях, предусмотренных законами, в том числе Основами и Законом о психиатрической помощи, либо предоставление гражданину неполной или заведомо недостоверной информации может влечь наложение на должностных лиц административного штрафа в размере от 5 до 10 минимальных размеров оплаты труда (ст. 5.39 КоАП РФ).

Указанные действия при условии причинения вреда правам и законным интересам граждан могут влечь и уголовную ответственность (ст. 140 УК РФ).

Что такое врачебная тайна? Как гарантировано ее сохранение?

Врачебную тайну составляет информация о 1) факте обращения за медицинской помощью, 2) состоянии здоровья гражданина, 3) диагнозе его заболевания и 4) иные сведения, полученные при его обследовании и лечении (ст. 61 Основ).

Таким образом, к врачебной тайне относится не только информация о том, какое заболевание выявлено у лица, но даже сам факт того, что он обращался за медицинской помощью в то или иное медицинское учреждение (при этом никакого заболевания могло быть и не выявлено), стационировался туда и т.д. Кроме того, как мы видим, врачебной тайной являются, помимо сведений медицинского характера, также и иные сведения о пациенте, полученные в ходе его обследования и лечения, включая передаваемые пациентом данные, например, о его интимной и семейной жизни, вредных привычках, интересах, взаимоотношениях с окружающими.

Закон о психиатрической помощи, принятый годом раньше Основ, дает свое определение врачебной тайны, сужая объем составляющих ее сведений. Согласно ст. 9 Закона, врачебной тайной, охраняемой законом, являются сведения о наличии у гражданина психического расстройства, фактах обращения за психиатрической помощью и лечении в учреждении, оказывающем такую помощь, а также иные сведения о состоянии психического здоровья. И хотя в содержание врачебной тайны Закон не включает иные полученные от пациента сведения конфиденциального характера, это не означает, что они не подлежат сохранению в тайне, т.к. в этом случае врач-психиатр должен руководствоваться более общей нормой – статьей 61 Основ.

Пациент вправе рассчитывать на то, что врач сохранит втайне всю медицинскую и доверенную ему личную информацию, основываясь не только на нормах права, но и на профессиональных этических нормах, в частности ст. 13 Этического кодекса российского врача 1994 г., а также международных стандартах: п. «д» Лиссабонской декларации о правах пациента 1981 г.; п. 4.1 Основ концепции прав пациента в Европе, принятых ВОЗ в 1994 г.

Лица, окончившие высшие медицинские образовательные учреждения, при получении диплома врача дают клятву врача, в которой обязуются, в частности, хранить врачебную тайну, внимательно и заботливо относиться к больному, действовать исключительно в его интересах независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств (ст. 60 Основ).

Врачебная тайна должна сохраняться и после смерти лица. Это требование записано в Женевской декларации (Профессиональной клятве врача) 1948 г., в Международном кодексе медицинской этики в действующей редакции 1983 г.: «Врач должен хранить врачебную тайну даже после смерти своего пациента». Эта норма зафиксирована в Основах концепции прав пациента в Европе, принятых ВОЗ в 1994 г. Она присутствует и в Этическом кодексе российского врача 1994 г., согласно ст. 13 которого «смерть пациента не освобождает от обязанности хранить медицинскую тайну», а также в российском Кодексе профессиональной этики психиатра 1994 г. Данное правило содержалось и в прежней редакции Клятвы российского врача, в соответствии с которой врач давал клятву хранить секреты доверившихся ему людей даже после их смерти. В новой редакции Клятвы, текст которой Федеральным законом от 20 декабря 1999 г. был включен в ст. 60 Основ, данное правило не отражено.

Врачебная тайна, наряду с нотариальной, адвокатской тайной, тайной переписки, телефонных переговоров и другими сведениями, связанными с профессиональной деятельностью, доступ к которым ограничен в соответствии с Конституцией РФ и федеральными законами, включена в Перечень сведений конфиденциального характера, утвержденный Указом Президента РФ от 6 марта 1997 г. № 188 [ СЗ РФ, 1997, № 10, ст. 1127. ] .

Не допускается разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, лицами, которым они стали известны при обучении, исполнении профессиональных, служебных и иных обязанностей (ч. 2 ст. 61 Основ). Это означает, что врачебную тайну обязаны хранить не только врачи, но и младший и средний медперсонал, фармацевтические работники, психологи, другие специалисты, участвующие в оказании медицинской (психиатрической) помощи; водители, сотрудники охранных агентств, обслуживающие медицинские организации, а также все иные лица, которым такие сведения стали известны при выполнении должностных обязанностей (работники отделов кадров, военкоматов, жилищных органов, органов социального обслуживания и др.).

Гражданину должна быть подтверждена гарантия конфиденциальности передаваемых им сведений (ч.1 ст. 61 Основ). Такая гарантия, впрочем, должна подтверждаться и в отношении информации о факте обращения гражданина за медицинской помощью и об установлении диспансерного наблюдения, хотя это и не отражено в ч. 1 ст. 61 Основ. При этом не имеет значения обращается ли пациент к врачу с просьбой о сохранении втайне каких-либо сообщенных им сведений, заботится ли пациент об их охране или безразличен к возможности их разглашения.

В целях соблюдения врачебной тайны при оформлении листка нетрудоспособности сведения о диагнозе заболевания вносятся с согласия пациента, а в случае его несогласия указывается только причина нетрудоспособности: заболевание, травма или иная причина (ч. 4 ст. 49 Основ). По согласованию с пациентом или его законным представителем, при оформлении документов, удостоверяющих временную нетрудоспособность граждан, и других медицинских документов органы здравоохранения, лечебно-профилактические, учебные и научно-исследовательские учреждения и организации должны использовать специальные печать или штамп учреждения, организации без указания его профиля. Например, вместо «Московская городская психиатрическая (кожно-венерологическая, наркологическая, туберкулезная и др.) больница (диспансер) № 1» следует именовать: «Московская городская больница (диспансер) № 1» [ См. приказ Минздрава России от 17 мая 1995 г. № 128 и постановление Фонда социального страхования РФ от 17 мая 1995 г. № 25 «О печатях и штампах для оформления медицинских документов». ] . В документе, устанавливающем данное правило, ничего не говорится, однако, об использовании для этих же целей специальных бланков, хотя потребность в них очевидна. Справка из психиатрической больницы о сроках своего там нахождения потребуется, например, лицу для перерасчета жилищно-коммунальных платежей по месту постоянного проживания за период его отсутствия, связанного со стационированием. В данном и подобных ему случаях администрация психиатрического учреждения может оформить справку не на бланке с указанием психиатрического профиля больницы, а с использованием лишь имеющихся специальных штампа и печати.

Подлежат замене военные билеты, находящиеся у граждан, в которых проставлен шифр (статья) заболевания, по которому гражданин освобожден от призыва на военную службу. В военных билетах указываются лишь формулировки о годности, ограниченной годности или негодности к военной службе [ См. приказ Минобороны СССР № 116 (1989 г.) «О внесении изменений в Положение о медицинском освидетельствовании» ] .

В каких случаях допускается передача сведений, составляющих врачебную тайну, иным лицам?

Передача таких сведений возможна как по просьбе или с согласия гражданина, так и без такого согласия.

Для реализации прав и законных интересов лица, страдающего психическим расстройством, по его просьбе либо по просьбе его законного представителя им могут быть предоставлены сведения о состоянии психического здоровья данного лица и об оказанной ему психиатрической помощи (ст. 9 Закона о психиатрической помощи). Эти сведения лицо может по своему усмотрению представить в другое лечебное учреждение, страховую компанию, профессиональную общественную организацию, суд для защиты своих прав и т.д.

С согласия гражданина или его законного представителя допускается передача сведений, составляющих врачебную тайну, другим гражданам, в том числе должностным лицам, в интересах обследования и лечения пациента, для проведения научных исследований, публикации в научной литературе, использования этих сведений в учебном процессе и в иных целях (ч. 3 ст. 61 Основ).

Предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия гражданина или его законного представителя допускается в строго оговоренных в ч. 4 ст. 61 Основ в случаях:

в целях обследования и лечения гражданина, не способного из-за

своего состояния выразить свою волю (т.е. находящегося в бессознательном, опасном для его жизни и здоровья состоянии и в ситуации, когда его представитель недоступен);

при угрозе распространения инфекционных заболеваний, массовых

отравлений и поражений;

по запросу органов дознания и следствия, прокурора и суда в связи с

проведением расследования или судебным разбирательством (ситуация, когда пациент является участником гражданского или уголовного процесса; важно, что на стадии до возбуждения уголовного дела такая информация затребована быть не может): информация, содержащая врачебную тайну, предоставляется при наличии надлежащим образом оформленного запроса; выемка амбулаторных карт и историй болезни производится следователем с санкции прокурора (ч. 3 ст. 183 УПК РФ);

в случае оказания помощи несовершеннолетнему в возрасте до 15 лет (больному наркоманией, не достигшему возраста 16 лет) для информирования его родителей или законных представителей;

при наличии оснований, позволяющих полагать, что вред здоровью гражданина причинен в результате противоправных действий;

6) в целях проведения военно-врачебной экспертизы в порядке, установленном Положением о военно-врачебной экспертизе, утвержденным постановлением Правительства РФ от 25 февраля 2003 г. № 123 [ СЗ РФ, 2003, № 10, ст. 902; 2004, № 4, ст. 279; 2005, № 2, ст. 152, № 19 ст. 1815 ] .

В соответствии с Положением любые медицинские организации по запросам военкоматов, кадровых органов федеральных органов исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, военно-врачебных комиссий обязаны сообщать сведения о гражданах, состоящих под наблюдением по поводу психических расстройств с указанием диагноза и даты установления наблюдения, а также представлять медкарты и другие меддокументы, характеризующие состояние здоровья граждан, подлежащих первоначальной постановке на воинский учет, граждан, поступающих на военную службу (службу в органах) по контракту, граждан, поступающих в военно-учебные (учебные) заведения, училища, и граждан, пребывающих в запасе Вооруженных Сил России. По окончании освидетельствования меддокументы возвращаются в медицинские организации.

Перечень случаев, при которых допускается передача сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия гражданина, содержащийся в ч. 4 ст. 61 Основ, должен являться исчерпывающим. Однако на практике это правило, зачастую, нарушается.

Во-первых, в некоторые новые федеральные законы стали закладываться другие основания для передачи конфиденциальных сведений без согласия лица. При этом вследствие рассогласованности законотворческого процесса необходимые дополнения в ч. 4 ст. 61 Основ своевременно не вносятся, что приводит к коллизии норм.

Так, ФЗ «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» от 20 августа 2004 г. № 113-ФЗ обязывает руководство ПНД по запросу исполнительно-распорядительного органа муниципального образования и высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ представлять сведения о нахождении граждан под диспансерным наблюдением для составления списков кандидатов в присяжные. За непредставление такой информации должностные лица и руководители ПНД могут быть привлечены к административной ответственности по ст. 17.6 КоАП РФ.

Согласно данному Федеральному закону присяжными заседателями и кандидатами в присяжные не могут быть помимо недееспособных также лица, «состоящие на учете в психоневрологическом диспансере в связи с лечением хронических и затяжных психических расстройств». Тот факт, что ч. 4 ст. 61 Основ не содержит такого основания для передачи сведений, а сам термин «диспансерный учет» применительно к лицам, страдающим психическими расстройствами, давно изъят из законодательного оборота, не останавливает органы власти, которые регулярно направляют в диспансеры для «проверки» списки, насчитывающие сотни кандидатов в присяжные из числа жителей муниципального образования.

Во-вторых, некоторые дополнительные основания вводит законодательство субъектов РФ. Например, по Закону Саратовской области «О правах пациента» от 14 апреля 1997 г. № 21-ЗСО предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия пациента допускается «в целях проведения экспертизы качества медицинской помощи, а также при осуществлении финансовых расчетов за оказанную медицинскую помощь в системе обязательного медицинского страхования» (ст. 9). Данное основание, хотя и выходит за рамки ч. 4 ст. 61 Основ, однако, не влечет за собой возможности причинения ощутимого вреда правам граждан на охрану врачебной тайны. Кроме того, данное основание предусмотрено в некоторых международных документах, касающихся вопросов прав пациента, а также в Этическом кодексе российского врача. Так как проведение экспертизы качества медицинской помощи служит в конечном итоге интересам граждан, данное основание следовало бы включить в качестве п. 7 в ч. 4 ст. 61 Основ.

В-третьих, во исполнение ряда федеральных законов, предусматривающих порядок предоставления различных документов и сведений, некоторые должностные лица считают для себя допустимым запрашивать и знакомиться с документами, содержащими охраняемую законом тайну, в т.ч. врачебную тайну, в нарушение существующих правил допуска к такой информации.

Так, осуществляя свои полномочия по прокурорскому надзору за соблюдением законности при оказании психиатрической помощи, прокуроры в ходе проверок в психиатрических учреждениях знакомятся с амбулаторными картами, историями болезни, журналами наблюдения и другими меддокументами без согласия на то пациентов этих учреждений. В специально изданных Генеральной прокуратурой РФ методических рекомендациях по организации и порядку осуществления прокурорских проверок исполнения Закона о психиатрической помощи прямо указывается, что «прокурор должен знакомиться, изучать и проанализировать» указанные документы. Между тем, такого основания как проведение прокурорской проверки ч. 4 ст. 61 Основ не предусматривает. Пациенты, способные по своему психическому состоянию выразить свою волю, должны быть поставлены в известность о намерениях прокурора.

В-четвертых, игнорирование норм о врачебной тайне зачастую оправдывается принципом целесообразности: необходимостью охраны прав других граждан и даже прав самих лиц с психическими расстройствами, например жилищных прав таких лиц.

Так, при оформлении сделок с недвижимостью риэлторские фирмы проводят юридическую экспертизу приобретаемых квартир, что сводит к минимуму риск возникновения в будущем споров о праве на них. Устанавливая всех зарегистрированных в квартире лиц, риэлторские агентства направляют запросы и в ПНД, намереваясь в нарушении закона получить сведения, составляющие врачебную тайну. Если им отказывают, они прибегают к негласным методам получения информации. Некоторые агентства даже открыто рекламируют себя на поприще получения сведений из диспансеров. Одни из них ограничиваются получением устной информации, другие добывают справки в письменном виде, включая даже диагноз заболевания. Если выясняется, что их клиентом является лицо, находящееся под наблюдением психиатра, риэлторы отказываются брать на себя ответственность по оформлению сделки. В результате такой практики больные не могут реализовать право распоряжения своей собственностью, жилищные права (в определенной мере, правда, нарушение конфиденциальности способствует обеспечению безопасности гражданина, неспособного в силу психического расстройства защитить свои интересы, уберечься от обмана при продаже или обмене квартиры).

Имеются и другие примеры, когда единоборство законности и целесообразности в вопросах конфиденциальности в психиатрии заканчивается в пользу целесообразности [ Так, министр здравоохранения Республики Татарстан своим приказом от 28 июня 2006 г. № 576 распорядился создать республиканский информационный банк данных лиц, находящихся под диспансерным наблюдением в психиатрических (психоневрологических) и наркологических учреждениях. Этот приказ издан во исполнение распоряжения Кабинета Министров РТ от 18 мая 2005 г. № 668-р в целях повышения безопасности дорожного движения в Республике Татарстан, а, точнее, в целях исключения допуска указанных лиц к управлению транспортными средствами.Сведения, которые должны быть представлены в банк данных, включают фамилию, имя, отчество, дату рождения лица, адрес места регистрации, диагноз психического расстройства, дату взятия на диспансерное наблюдение и дату снятия с него. В приказе имеется лишь краткое указание об обеспечении соблюдения врачебной тайны при создании и пользовании банком данных в строгом соответствии с Законом о психиатрической помощи.Сомнительными представляются, однако, как сама потребность в создании такого банка данных (рост ДТП в Татарстане, как и в других регионах России, происходит отнюдь не по причине нахождения за рулем лиц, наблюдающихся у психиатра), так и правомерность этого замысла. Действующее законодательство пока не предусматривает возможности создания банков персональных данных, касающихся состояния здоровья граждан. А значит вначале следует внести соответствующие изменения и дополнения в Основы, Закон о психиатрической помощи и некоторые другие законодательные акты; на их основе принять на уровне субъекта РФ закон о создании соответствующего банка данных; разработать положение о порядке формирования и использования базы данных, утвердить перечень должностных и иных лиц, имеющих право доступа к этим сведениям и т.д. Только после этого можно отдавать приказ по ведомству о формировании банка данных с представлением сведений о каждом из пациентов. ] .

Не имеет законодательного закрепления вопрос об ограничении права на неприкосновенность частной жизни для государственных и общественных деятелей, состояние здоровья которых находится под пристальным вниманием со стороны общественности и СМИ. В этой связи Резолюция Консультативной ассамблеи Совета Европы № 428 (раздел «С») сформулировала два правила: а) в случае возникновения противоречия между правом на свободу информации и правом на уважение частной жизни, приоритет имеет право на свободу частной жизни; б) частная жизнь общественных деятелей должна защищаться, как и частная жизнь других граждан, за исключением случаев, когда она может оказать воздействие на общественно значимые события.

Сведения, составляющие врачебную тайну, не могут запрашивать нотариусы, а также адвокаты, представляющие интересы третьих лиц. Предъявленная адвокатом в суде справка из ПНД или другого лечебного учреждения в отношении своего клиента без его согласия на истребование такой справки либо в отношении лица, являющегося противоположной стороной по делу или иным участником процесса (свидетелем и т.д.) не может быть приобщена к уголовному или гражданскому делу и оценена судом в качестве источника доказательств, т.к. эта справка была добыта адвокатом заведомо незаконным путем [ Представляется несостоятельным в этой связи мнение отдельных авторов о том, что адвокаты, якобы, «получили право запрашивать такие сведения» по ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», т.к. этот законодательный акт вступил в силу позднее Основ (см.: Махник О.П. Право пациента на врачебную тайну // Медицинская кафедра, 2005, № 6. С. 109). ] . Незаконными в этом случае будут признаны и действия администрации лечебного учреждения, выдавшей адвокату такую справку. Так, администрации одной из психиатрических больниц, расположенных на территории Московской области, по судебному решению пришлось выплатить своему пациенту изрядную компенсацию морального вреда за предоставление о нем сведений медицинского характера адвокату, представлявшему интересы постороннего лица.

Предусмотренный ст. 61 Основ особый порядок предоставления сведений, содержащих врачебную тайну, исключающий возможность ее получения по требованию третьих лиц, вместе с тем не препятствует участникам как уголовного, так и гражданского судопроизводства в соответствии с конституционным принципом состязательности и равноправия сторон реализовать свое право на защиту всеми не запрещенными законом способами, в том числе путем заявления ходатайств об истребовании этой информации органами дознания и следствия, прокурором или судом. Отказ в удовлетворении ходатайств не препятствует участникам судопроизводства в дальнейшем повторно заявлять их в стадии судебного разбирательства, а также настаивать на проверке вышестоящими судебными инстанциями законности и обоснованности решений, принятых как по этим ходатайствам, так и в целом по результатам рассмотрения дела. [ См. Определение Конституционного Суда РФ от 23 июня 2005 г. № 300-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Иноземцева Е.В. на нарушение его конституционных прав статьей 61 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан». ]

Врач, как уже указывалось, является хранителем всех сообщенных ему пациентом сведений, в т.ч. немедицинского характера. Они могут касаться, в частности, и признаний пациента в совершенном им ранее преступлении, о чем не стало известно правоохранительным органам, или о своих намерениях совершить преступление в будущем.

Врач в такой ситуации не может быть привлечен к уголовной ответственности за недонесение о совершенном в прошлом его пациентом преступлении, даже тяжком и особо тяжком. Ответственность за недонесение в УК РФ отсутствует. Он вправе хранить в тайне такие сведения (если пациент не освободил психиатра от такого обязательства), однако, лишь до тех пор пока не будет подвергнут допросу в качестве свидетеля, где ему могут быть заданы вопросы, касающиеся этих сведений. В случае отказа от дачи показаний по мотивам сохранения конфиденциальности переданных пациентом сведений он рискует подвергнуться уголовному преследованию по ст. 308 УК РФ.

Врач, как и другие лица (за исключением супруга и близких родственников) может быть привлечен к уголовной ответственности в случае заранее не обещанного укрывательства особо тяжкого преступления, если он предоставит преступнику убежище или транспортные средства, поможет изменить его внешность, снабдит подложными документами, уничтожит доказательства совершенного преступления. Врач может быть обвинен, например, в помещении такого пациента в психиатрический стационар лишь с целью скрыть его от розыска, вымарывании в меддокументации, запрошенной в связи с проведением расследования, соответствующих записей и др.

Иным образом обстоит дело, если пациент в беседе с врачом высказывает намерения или реальные угрозы совершить действия, представляющие опасность для жизни и здоровья других лиц. Для предотвращения причинения серьезного вреда пациенту или другим лицам раскрытие конфиденциальной информации признается необходимым. На это указывается в п. 8 Гавайской декларации, одобренной Генеральной ассамблеей Всемирной психиатрической ассоциации 10 июля 1983 г. В этом случае пациент должен быть проинформирован о нарушении конфиденциальности.

Упорядоченность в вопросе соблюдения врачебной тайны должна внести ратификация Россией Конвенции Совета Европы о защите физических лиц при автоматизированной обработке персональных данных [ Конвенция ратифицирована Федеральным законом от 19 декабря 2005 г. № 160-ФЗ (Российская газета, 2005, 22 декабря) ] . К персональным данным Конвенция относит любую информацию об определенном или поддающемся определению физическом лице (субъекте данных). В соответствии со ст. 6 Конвенции «персональные данные, касающиеся здоровья, не могут подвергаться автоматизированной обработке, если внутреннее законодательство не устанавливает соответствующих гарантий». Любому лицу должна быть предоставлена возможность:

а) знать о существовании автоматизированной базы персональных данных, его основные цели, а также название и место нахождения контролера базы данных;

b) получить подтверждение того, хранятся ли касающиеся его персональные данные в автоматизированной базе данных, а также получить такие данные в доступной для понимания форме;

с) добиваться в случае необходимости исправления или уничтожения таких данных, если они подвергались обработке в нарушение норм законодательства;

d) прибегать к средствам правовой защиты в случае нарушения указанных прав.

Согласно Федеральному закону «О персональных данных» от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ [ Российская газета, 2006, 29 июля ] к персональным данным, в частности, относятся фамилия, имя, отчество лица, год, месяц, дата и место его рождения, адрес, семейное, социальное, имущественное положение, образование, профессия, доходы, другая информация. Данные, касающиеся состояния здоровья, являются специальной категорией персональных данных. Их обработка (сбор, систематизация, накопление, хранение, уточнение, использование, распространение, в т.ч. передача, обезличивание, блокирование, уничтожение) по правилам ст. 10 данного Федерального закона не допускается, за исключением ряда случаев: 1) если лицо – субъект данных, касающихся состояния здоровья, дало согласие в письменной форме на обработку своих данных; 2) если обработка этих данных необходима для защиты жизни, здоровья и иных жизненно важных интересов субъекта таких данных либо жизни, здоровья или иных жизненно важных интересов других лиц, и получение согласия субъекта этих данных невозможно; 3) если обработка этих данных осуществляется в медико-профилактических целях, в целях установления медицинского диагноза, оказания медицинских и медико-социальных услуг при условии, что их обработка осуществляется лицом профессионально занимающимся медицинской деятельностью и обязанным в соответствии с законодательством РФ сохранять врачебную тайну; 4) если обработка указанных данных необходима в связи с осуществлением правосудия; 5) если обработка этих данных осуществляется в соответствии с законодательством РФ о безопасности, об оперативно-розыскной деятельности, а также в соответствии с уголовно-исполнительным законодательством РФ.

Обработка персональных данных о состоянии здоровья должна быть незамедлительно прекращена, если устранены указанные выше причины, вследствие которых осуществлялась их обработка.

На основании Федерального закона в России создается уполномоченный орган по защите прав субъектов персональных данных, который обеспечивает контроль и надзор за соответствием обработки персональных данных требованиям Федерального закона, рассматривает обращения граждан (субъектов персональных данных) о соответствии содержания персональных данных и способов их обработки целям их обработки. Указанный орган обладает обширными полномочиями, он вправе, в частности, обращаться в суд с исковым заявлением в защиту прав граждан и представлять их интересы в суде.

Какая ответственность предусмотрена за разглашение врачебной тайны?

Лица, которым в установленном законом порядке переданы сведения, составляющие врачебную тайну, наравне с медицинскими и фармацевтическими работниками с учетом причиненного гражданину ущерба несут за разглашение врачебной тайны дисциплинарную, гражданско-правовую, административную или уголовную ответственность.

Трудовой кодекс РФ (пп. «в» п.6 ст.81) предусматривает возможность расторжения трудового договора по инициативе работодателя в случае разглашения работником охраняемой законом тайны, ставшей ему известной в связи с исполнением им трудовых обязанностей.

Ответственность несут также лица, виновные в нарушении норм, регулирующих получение, обработку и защиту персональных данных работника (ст.90 ТК РФ).

Кодекс РФ об административных правонарушениях в ст.13.14 за разглашение информации, доступ к которой ограничен федеральным законом (за исключением случаев, если разглашение такой информации влечет уголовную ответственность), лицом, получившим доступ к такой информации в связи с исполнением служебных или профессиональных обязанностей, предусматривает наложение административного штрафа на гражданина в размере от 5 до 10, а на должностного лица – от 40 до 50 минимальных размеров оплаты труда.

Статья 13.11 КоАП РФ предусматривает административную ответственность за нарушение установленного законом порядка сбора, хранения, использования или распространения информации о гражданах (персональных данных). К ответственности по этой статье могут быть привлечены как отдельные граждане, так и должностные лица и даже юридические лица, т.е. учреждения и организации. Для последних, например, наказание составляет от 50 до 100 минимальных размеров оплаты труда.

Гражданско-правовая ответственность может наступить в случае, если лицу, сведения о котором были разглашены, причинен материальный или моральный вред. Лицо вправе подать исковое заявление в суд о возмещении вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред (ст.151 ГК РФ). Учитывается общественная оценка факта распространения сведений о состоянии психического здоровья гражданина, сфера распространения сведений.

Гражданско-правовую ответственность за распространение такой информации не несет лицо, оказывавшее услуги: 1) по передаче информации, предоставленной другим лицом (при условии ее передачи без изменений и исправлений); либо 2) по хранению информации и обеспечению доступа к ней при условии, что это лицо не могло знать о незаконности распространения информации. Данное правило содержится в п. 3 ст. 17 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ [ Российская газета, 2006, 29 июля ] .

Лицо также вправе требовать через суд пресечения чьих-либо действий, нарушающих его право на конфиденциальность сведений, составляющих врачебную тайну, или действий, создающих угрозу нарушения этого права.

За незаконное собирание или распространение сведений, составляющих врачебную тайну, предусмотрена и уголовная ответственность в рамках ст.137 УК РФ «Нарушение неприкосновенности частной жизни». Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. ответственность по этой статье ужесточена. Если ранее виновный подлежал наказанию лишь в случае, если его деяние было совершено из корыстной или иной личной заинтересованности и причинило вред правам и законным интересам граждан, то теперь ответственность наступает вне зависимости от того по каким мотивам совершено деяние и причинило ли оно какой-либо вред. Незаконное собирание сведений может производиться тайно, под благовидным предлогом или открыто путем ознакомления с документами в учреждениях и других местах, путем бесед с родственниками, соседями, сослуживцами лица, его лечащими врачами, получения ее из других источников различными способами, включая похищение, нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, путем направления запросов в диспансеры и больницы в нарушение указанных выше норм. Под распространением сведений понимается сообщение о них хотя бы одному лицу. Не может расцениваться как нарушение врачебной тайны необходимый обмен информацией между медицинскими работниками и иными специалистами по поводу оказания лицу психиатрической помощи. Часть I ст. 137 УК РФ не устанавливает конкретного субъекта преступления. Им может быть любое вменяемое лицо, достигшее 16 лет. Часть 2 ст. 137 предусматривает более суровое наказание за использование виновным своего служебного положения.

Кто вправе представлять интересы граждан,

Если психиатрическая помощь оказывается несовершеннолетнему в возрасте до 15 лет или лицу с психическим расстройством, признанному судом недееспособным, представительство их интересов осуществляют их законные представители (родители, усыновители, опекуны). Желания (требования) всех остальных лиц и родственников при оказании психиатрической помощи таким гражданам не имеют правового значения. Они не вправе принимать решение за пациента.

В случае отсутствия у лица законного представителя защита прав и законных интересов этого лица возлагается на администрацию психиатрического стационара либо психоневрологического учреждения для социального обеспечения или специального обучения (ч. 2 ст. 7 Закона о психиатрической помощи). Исполнение этих обязанностей может быть временно возложено и на органы опеки и попечительства, если они в течение месяца не назначили опекуна лицу, нуждающемуся в опеке (ч. 1 ст. 35 ГК РФ).

Документами, удостоверяющими полномочия законного представителя, являются: 1) для родителей и усыновителей – паспорт, свидетельство о рождении ребенка; 2) для опекунов – удостоверение установленного образца или решение органов опеки и попечительства о назначении опекуна; 3) для представителя психиатрического учреждения, в которое помещен подопечный, — доверенность за подписью руководителя учреждения, скрепленной печатью последнего.

В остальных случаях гражданин, несмотря на наличие у него психического расстройства, при оказании ему психиатрической помощи вправе пригласить представителя для защиты своих прав и законных интересов по своему выбору. Представителем может быть любое совершеннолетнее дееспособное лицо как состоящее, так и не состоящее в родственных связях с пациентом. В качестве представителя может быть приглашен адвокат (ч. 1 и 3 ст. 7 Закона).

Представительство гражданина при оказании ему психиатрической помощи может осуществляться в двух направлениях:

1) представительство его прав и интересов как пациента, т.е. в ходе проведения мероприятий по оказанию психиатрической помощи и совершения действий, непосредственно связанных с этим процессом (представительство интересов пациента перед администрацией психиатрического учреждения, представительство его интересов при обжаловании им действий врачей-психиатров и др.);

2) представительство прав и интересов гражданина в период оказания ему психиатрической помощи при совершении действий, связанных с реализацией принадлежащих ему трудовых, пенсионных, жилищных, семейных и иных прав; при совершении гражданско-правовых сделок, кроме завещания (представительство интересов гражданина перед его работодателем, например в связи с выплатой заработной платы, пособия по временной нетрудоспособности; перед руководством вуза, где обучается гражданин; в страховой компании; в банке для оформления или получения денежного вклада; в пенсионных органах и т.д.).

Добровольное представительство оформляется путем выдачи доверенности. Доверенность может быть разовой (для совершения отдельного действия), общей (для совершения нескольких действий), генеральной (на совершение, например, различных сделок и юридических действий, необходимых для управления имуществом доверителя на период его отсутствия).

Для представительства интересов пациента при оказании психиатрической помощи, как правило, достаточно доверенности, составленной в простой письменной форме.

Для совершения ряда сделок может понадобится доверенность, удостоверенная в нотариальном порядке. К нотариально удостоверенным доверенностям п. 3 ст. 185 ГК РФ приравнивает, в частности, доверенности военнослужащих и других лиц, находящихся на излечении в госпиталях, санаториях и других военно-лечебных учреждениях, удостоверенные начальником такого учреждения, его заместителем по медицинской части, старшим или дежурным врачом; доверенности совершеннолетних дееспособных граждан, находящихся в учреждениях социальной защиты населения, удостоверенные администрацией этого учреждения или руководителем (его заместителем) соответствующего органа социальной защиты населения.

Доверенность на получение заработной платы и иных платежей, связанных с трудовыми отношениями, на получение вознаграждения авторов и изобретателей, пенсий, пособий и стипендий, вкладов граждан в банках и на получение корреспонденции, в том числе денежной и посылочной, может быть удостоверена также организацией, в которой доверитель работает или учится, жилищно-эксплуатационной организацией по месту его жительства и администрацией стационарного лечебного учреждения, в котором он находится на излечении. Доверенность может быть удостоверена и соответствующим банком или отделением связи (п. 4 ст. 185 ГК РФ).

Доверенности, выдаваемые гражданами, находящимися в психиатрическом стационаре, на ведение их дел в суде, могут быть удостоверены в нотариальном порядке либо администрацией стационарного лечебного учреждения, в котором доверитель находится на лечении, а также другими лицами и организациями, указанными в ч. 2 ст. 53 ГПК РФ.

Действие доверенности прекращается вследствие: истечения срока (срок действия доверенности не может превышать 3-х лет; если срок в доверенности не указан, она сохраняет силу в течение 1 года со дня ее совершения); отмены доверенности лицом, выдавшим ее; отказа лица, которому выдана доверенность; признания лица, выдавшего доверенность (или лица, которому выдана доверенность) недееспособным; смерти лица.

Как воспользоваться услугами адвоката и каковы его полномочия? Что включает в себя профессиональная тайна адвоката?

Право на получение квалифицированной юридической помощи является важной конституционной гарантией для каждого гражданина (ч. 1 ст. 48 Конституции РФ).

Для защиты прав и законных интересов гражданина при оказании ему психиатрической помощи может быть приглашен адвокат в порядке, предусмотренном ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» [ СЗ РФ, 2002, № 23, ст. 2102; 2004, № 35, ст. 3607; Российская газета, 2004, 23 декабря. ] .

Адвокат осуществляет свою деятельность на основе соглашения с доверителем. Доверителем может быть сам дееспособный пациент, его представитель либо законный представитель несовершеннолетнего (до 15 лет) или недееспособного пациента. Соглашение представляет собой гражданско-правовой договор, заключенный в простой письменной форме, на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу. В соглашении должны быть указаны адвокат, принявший исполнение поручения в качестве поверенного; его принадлежность к адвокатскому образованию [ Формами адвокатских образований являются: адвокатский кабинет, коллегия адвокатов, адвокатское бюро и юридическая консультация. ] и адвокатской палате; предмет поручения; условия выплаты вознаграждения за оказываемую юридическую помощь; порядок и размер компенсации расходов адвоката, связанных с исполнением поручения; размер и характер ответственности адвоката. Вознаграждение, выплачиваемое адвокату доверителем, и компенсация расходов подлежат обязательному внесению в кассу адвокатского образования либо перечислению на его расчетный счет.

Адвокат вправе заключить соглашение с доверителем независимо от места жительства или места нахождения последнего.

Адвокат представляет доверителя на основании доверенности. В ряде случаев адвокат должен иметь ордер на исполнение поручения, выданный адвокатским образованием. Никто не вправе требовать от адвоката и его доверителя предъявления соглашения об оказании юридической помощи для вступления адвоката в дело.

Оказывая юридическую помощь, адвокат:

• дает консультации и справки по правовым вопросам как в устной, так и в письменной форме;

• составляет заявления, жалобы, ходатайства и другие документы правового характера;

• представляет интересы доверителя в конституционном судопроизводстве (Конституционный Суд РФ по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле);

• участвует в качестве представителя доверителя в гражданском и административном судопроизводстве;

• участвует в качестве представителя или защитника доверителя в уголовном судопроизводстве [ См. Порядок расчета оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда, в зависимости от сложности уголовного дела, утвержденный приказом Минюста и Минфина России от 6 октября 2003 г. № 257/89н (Российская газета, 2003, 21 октября). Документ издан в соответствии с постановлением Правительства РФ от 4 июля 2003 г. № 400 (Российская газета, 2003, 10 июля). ] и производстве по делам об административных правонарушениях;

• представляет интересы доверителя в органах государственной власти, органах местного самоуправления, общественных объединениях и иных организациях;

• представляет интересы доверителя в органах государственной власти, судах и правоохранительных органах иностранных государств, международных судебных органах (например, в Европейском суде по правам человека);

• участвует в качестве представителя доверителя в исполнительном производстве, а также при исполнении уголовного наказания.

Адвокат может оказывать и иную юридическую помощь.

1) собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, а также общественных объединений и иных организаций. Указанные органы и организации обязаны выдать адвокату запрошенные им документы или их заверенные копии не позднее чем в месячный срок со дня получения запроса адвоката;

2) опрашивать с их согласия лиц, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу, по которому адвокат оказывает юридическую помощь;

3) собирать и представлять предметы и документы, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами;

4) привлекать на договорной основе специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи (например, членов профессиональных психиатрических общественных организаций и ассоциаций);

5) беспрепятственно встречаться со своим доверителем наедине, в условиях, обеспечивающих конфиденциальность, без ограничения числа свиданий и их продолжительности;

6) фиксировать (в том числе с помощью технических средств) информацию, содержащуюся в материалах дела, по которому адвокат оказывает юридическую помощь, соблюдая при этом охраняемую законом тайну;

7) совершать иные действия, не противоречащие законодательству РФ.

Как уже указывалось, адвокат не вправе в интересах своего доверителя запрашивать сведения, составляющие врачебную тайну другого лица, опрашивать с целью получения таких данных граждан, владеющих этими сведениями. Эту информацию по ходатайству адвоката вправе истребовать органы дознания, следствия, прокурор или суд. Адвокат по поручению своего доверителя может собрать необходимую информацию о самом доверителе, опровергающую, например, совершение им каких-либо действий, свидетельствующих о наличии у него психического расстройства, о его опасности для себя или других лиц.

Адвокат, оказывающий юридическую помощь психиатрическому учреждению (например по хозяйственным, гражданским, трудовым и иным делам), не должен одновременно представлять интересы пациентов этого учреждения, т.к. возможна коллизия интересов учреждения и пациента. Такая ситуация может возникнуть, в частности, когда адвокат оспаривает перед судьей обоснованность госпитализации своего клиента в данное учреждение или подает жалобу на действия сотрудников учреждения.

Обязательные для каждого адвоката правила поведения при осуществлении адвокатской деятельности установлены Кодексом профессиональной этики адвоката [ Кодекс принят первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 г. Вторым Всероссийским съездом адвокатов 8 апреля 2005 г. были утверждены изменения и дополнения в Кодекс (см. Российская газета, 2005, 5 октября). ] . Его правила дополняют нормы, установленные указанным выше ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

Кодекс предусматривает, в частности, правила сохранения профессиональной тайны адвоката, которую составляют: факт обращения к адвокату; все доказательства и документы, собранные адвокатом по делу; сведения, полученные им от доверителя; информация о доверителе, ставшая известной адвокату в процессе оказания юридической помощи; содержание правовых советов, данных доверителю или ему предназначенных; все адвокатское производство по делу; условия соглашения об оказании юридической помощи; любые другие сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи.

Адвокат не может быть освобожден от обязанности хранить профессиональную тайну никем, кроме доверителя. Срок хранения тайны не ограничен во времени.

Администрация психиатрического учреждения обязана обеспечить возможность приглашения адвоката, за исключением случаев, оговоренных в ч. 3 ст. 7 Закона о психиатрической помощи. С этой целью в доступных для пациентов (и их представителей) местах должна вывешиваться информация с адресами и номерами телефонов юридических консультаций, организовываться доступ пациентов к телефонной связи [ По причине нехватки в стационарах служебных телефонов, отсутствия телефонов-автоматов право пациентов пользоваться телефоном, зачастую, не обеспечивается. Телефоны «с выходом в город» установлены, как правило, лишь в административных корпусах. В одних больницах ведется предварительная запись пользования телефоном, в других – связь для пациентов доступна только после 16 часов, т.е. когда рабочий день в учреждениях и организациях подходит к концу. По данным проведенного мониторинга с участием НПА России, бесплатные телефоны-автоматы для пациентов имеются лишь в 10 из 93 обследованных стационаров и только в двух они находятся непосредственно в отделении, что позволяет пациентам звонить без получения на это дополнительного разрешения (см. Права человека и психиатрия в Российской Федерации. – М.: Моск. Хельсинкс. группа, 2004. С. 76-77). ] .

В каких случаях юридическая помощь

Услуги адвоката, в том числе при оказании гражданам психиатрической помощи, являются платными [ В соответствии с Принципами защиты психически больных лиц и улучшения психиатрической помощи, утвержденными Генеральной Ассамблеей ООН 17 декабря 1991 г., если пациент не имеет достаточных средств для оплаты услуг адвоката, адвокат предоставляется ему бесплатно (п. 1 Принципа 18). ] .

Юридическая помощь гражданам РФ, среднедушевой доход семей которых ниже величины прожиточного минимума [ Величина прожиточного минимума в соответствии с ФЗ «О прожиточном минимуме в Российской Федерации» представляет собой стоимостную оценку потребительской корзины, включающей минимальные наборы продуктов питания, непродовольственных товаров и услуг, необходимых для сохранения здоровья человека и обеспечения его жизнедеятельности, а также обязательные платежи и сборы. Потребительская корзина у трудоспособного населения, пенсионеров и детей разная. Потребительская корзина в целом по Российской Федерации установлена Федеральным законом от 31 марта 2006 г. № 44-ФЗ (Российская газета, 2006, 4 апреля). Согласно расчетам, стоимость корзины отныне составляет 2653 рубля. На основе федеральной корзины каждый субъект РФ определяет свою.Величина прожиточного минимума в целом по России устанавливается Правительством РФ; в субъектах РФ она определяется в порядке, установленном законами субъектов РФ. Так, за IV квартал 2005 г. величина прожиточного минимума была установлена, например, в Белгородской области – 2369 руб., в Московской области – 3227. От этих величин зависят размер социальных пособий, жилищно-коммунальных субсидий. ] , установленного в субъекте РФ, а также одиноко проживающим гражданам РФ, доходы которых ниже указанной величины, оказывается бесплатно в следующих случаях, предусмотренных ст. 26 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»:

1) истцам – по рассматриваемым судами первой инстанции делам о взыскании алиментов, возмещении вреда, причиненного смертью кормильца, увечьем или иным повреждением здоровья, связанным с трудовой деятельностью;

2) ветеранам Великой Отечественной войны – по вопросам, не связанным с предпринимательской деятельностью;

3) гражданам РФ – при составлении заявлений о назначении пенсий и пособий;

4) гражданам РФ, пострадавшим от политических репрессий, — по вопросам, связанным с реабилитацией.

Во всех случаях бесплатно юридическая помощь оказывается несовершеннолетним, содержащимся в учреждениях системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних.

Перечень документов, необходимых для получения юридической помощи бесплатно, а также порядок предоставления указанных документов определяется законами субъектов РФ. Соответствующий закон, например, в марте 2006 г. был принят на территории Московской области. Он называется «Об оказании отдельным категориям граждан Российской Федерации на территории Московской области юридической помощи бесплатно» 4 октября 2006 г. Мосгордумой принят Закон «Об оказании адвокатами бесплатной юридической помощи гражданам Российской Федерации в городе Москве». В случае, если гражданин, который вправе получить бесплатную юридическую помощь, находится на стационарном лечении или по иным причинам не имеет возможности лично обратиться за получением указанной юридической помощи, комплект документов в адвокатское образование по его просьбе может быть предоставлено другим лицом.

С начала 2006 г. в ряде регионов России (Республике Карелия, Чеченской Республике, Волгоградской, Иркутской, Магаданской, Московской, Самарской, Свердловской, Томской и Ульяновской областях) проводится эксперимент по оказанию бесплатной юридической помощи малоимущим гражданам государственными юридическими бюро. Цель эксперимента – выработка оптимального механизма такой работы.

Постановлением Правительства РФ от 22 августа 2005 г. № 534 утверждено Положение об оказании бесплатной юридической помощи малоимущим гражданам [ СЗ РФ, 2005, № 35, ст. 3615 или Российская газета, 2005, 30 августа ] . Для ее получения гражданин представляет заявление по установленной форме [ Форма заявления об оказании бесплатной юридической помощи, форма соглашения с государственным юридическим бюро, форма договора об оказании адвокатом юридической помощи гражданину, обратившемуся в бюро, а также форма договора о привлечении адвоката к работе государственного юридического бюро утверждены приказом Федеральной регистрационной службы от 19 декабря 2005 г. № 178 (Российская газета, 2006, 26 января). ] , документ, удостоверяющий личность, справку о среднедушевом доходе семьи (или одиноко проживающего гражданина), полученном за 3 последних календарных месяца, предшествующих месяцу обращения в государственное юридическое бюро. Решение по заявлению принимается начальником бюро или по его письменному поручению – работником бюро в день представления гражданином документов. Отказ в оказании юридической помощи может быть обжалован гражданином в территориальный орган Федеральной регистрационной службы (срок рассмотрения жалобы составляет не более 10 рабочих дней) или в суд.

Согласно постановлению Правительства РФ от 13 ноября 2006 г. № 676 [ Российская газета, 2006, 17 ноября ] эксперимент по созданию государственной системы оказания бесплатной юридической помощи малоимущим гражданам решено продлить на 2007 год. Важные дополнения внесены в указанное выше Положение. Инвалидам I и II групп, ветеранам Великой Отечественной войны, неработающим пенсионерам, получающим пенсию по старости, устные консультации государственными юридическими бюро будут даваться вне зависимости от уровня их дохода. Эти граждане вместо справки о среднедушевом доходе семьи (одиноко проживающего гражданина) должны будут представить документы, подтверждающие их принадлежность к указанным категориям.

В Минюсте России приступили к разработке проекта создания бесплатных «горячих линий» для разъяснения законодательства и юридического консультирования всех граждан, независимо от их материального положения. Как предполагается, эту работу будут осуществлять студенты юридических вузов и ветераны юстиции.

В чем выражается добровольность обращения за психиатрической помощью?

Психиатрическая помощь оказывается при добровольном обращении лица или с его согласия на основании ч. 1 ст. 4, ч. 1 ст. 11, ч. 2 ст. 23 и ч. 3 ст. 28 Закона о психиатрической помощи. Статья 32 Основ требует, чтобы согласие лица было информированным (т.е. с учетом информации, полученной им в соответствии с ч. 1 ст. 31 Основ и ч. 2 ст. 11 Закона о психиатрической помощи) и осознанным (состояние человека должно позволять ему выразить свою волю). Согласие не будет считаться добровольным, если оно дано под влиянием обмана, насилия либо угроз со стороны родственников, медицинского персонала или других лиц.

Согласие на лечение как в амбулаторных, так и в стационарных условиях, должно быть письменным. Согласие на госпитализацию оформляется записью в меддокументации за подписью самого лица и врача-психиатра. Лицо вправе отказаться от предлагаемого лечения или прекратить его. Отказ от лечения с указанием сведений о возможных его последствиях также подлежит оформлению в меддокументации. Минздрав России в своих Указаниях от 22 января 1993г. № 14-У рекомендовал при совершении указанных действий использовать разработанные им формы документов.

Лицу с психическим расстройством, признанному недееспособным [ Если недееспособный нуждается в неотложном медицинском, например хирургическом, вмешательстве в связи с получением тяжелой травмы, наличием соматического заболевания и т.д., то при отсутствии законного представителя решение о медицинском вмешательстве принимает консилиум, а при невозможности собрать консилиум – непосредственно лечащий (дежурный) врач с последующим уведомлением должностных лиц лечебно-профилактического учреждения и законного представителя.При отказе опекуна недееспособного от медицинской помощи, необходимой для спасения жизни подопечного, стационарное учреждение имеет право обратиться в суд для защиты интересов недееспособного (ст. 33 Основ). ] , а также несовершеннолетнему в возрасте до 15 лет психиатрическая помощь оказывается по просьбе или с согласия их законных представителей после сообщения им сведений, предусмотренных ч. 1 ст. 31 Основ (о психическом состоянии лица, диагнозе заболевания, прогнозе, методах лечения, его последствиях и др.). В случае возражения одного из родителей либо при отсутствии родителей или иного законного представителя помещение несовершеннолетнего в психиатрический стационар проводится по решению органа опеки и попечительства, которое может быть обжаловано в суд.

При отказе законного представителя от оказания психиатрической помощи своему подопечному, ему разъясняются возможные последствия такого решения, о чем делается запись в меддокументации.

Лицо, страдающее психическим расстройством (или его законный представитель), не вправе отказаться от предлагаемого или проводимого лечения в двух случаях: 1) при госпитализации лица в психиатрический стационар в недобровольном порядке (на основании ст. 29 Закона о психиатрической помощи) и 2) при применении к больному принудительных мер медицинского характера (на основании норм УК РФ). В остальных случаях, в.ч. при установлении диспансерного наблюдения, отказ самого больного или его законного представителя от лечения рассматривается как выражение добровольности при принятии решения и как право пациента.

Оказание психиатрической помощи (освидетельствование, госпитализация, наблюдение и изоляция) без согласия лица или его законного представителя допускается в отношении лиц, страдающих тяжелыми психическими расстройствами, а также лиц, совершивших общественно опасные деяния (ч. 1 ст. 34 Основ).

Психиатрическое освидетельствование лица на основании ч. 4 ст. 23 Закона о психиатрической помощи может быть проведено без его согласия или без согласия его законного представителя в случаях, когда по имеющимся данным обследуемый совершает действия, дающие основания предполагать наличие у него тяжелого психического расстройства, которое обусловливает:

а) его непосредственную опасность для себя или окружающих, или

б) его беспомощность, т.е. неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности, или

в) существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи.

Решение об освидетельствовании принимается на основании предположения о наличии у лица тяжелого психического расстройства, базирующегося, в свою очередь, на информации о совершении им определенных действий. Освидетельствование в данном случае предпринимается с целью недопущения последствий неоказания психиатрической помощи, которые более опасны, чем освидетельствование лица без достаточных оснований.

Без согласия лица или без согласия его законного представителя может быть освидетельствовано также лицо, за которым в соответствии со ст. 27 Закона о психиатрической помощи установлено диспансерное наблюдение, в случае, например, его неявки к врачу в назначенный срок или по вызову (ч. 5 ст. 23 Закона).

В случаях, предусмотренных п. «а» ч. 4 и ч. 5 ст. 23 Закона решение об освидетельствовании принимается врачом-психиатром самостоятельно; в случаях, предусмотренных п. «б» и «в» ч. 4 ст. 23 – врачом-психиатром с санкции судьи.

Врач-психиатр принимает решение об освидетельствовании по заявлению, которое может быть подано родственниками лица, подлежащего освидетельствованию, врачом любой медицинской специальности, должностными лицами и иными гражданами (соседями, работниками ДЭЗа, сотрудниками милиции, случайными очевидцами фактов нарушения поведения лица). В заявлении должны содержаться сведения о наличии оснований для такого освидетельствования, перечисленных в ч. 4 ст. 23 Закона. В неотложных случаях (п. «а» ч. 4 ст. 23) решение принимается врачом-психиатром немедленно по устному заявлению.

При отсутствии непосредственной опасности лица для себя или окружающих заявление должно быть письменным, содержать подробные сведения, обосновывающие необходимость такого освидетельствования и указание на отказ лица либо его законного представителя от обращения к врачу-психиатру. Врач-психиатр вправе запросить дополнительные сведения, необходимые для принятия решения.

Судья решает вопрос о даче санкций в трехдневный срок с момента получения материалов. Он анализирует полноту представленных данных, логичность доводов и соответствие их сделанным врачом выводам. Действия судьи могут быть обжалованы в суд.

В случае отсутствия в заявлении данных, свидетельствующих о наличии обстоятельств, предусмотренных п. «б» и «в» ч. 4 ст. 23 Закона, врач-психиатр в письменном виде мотивированно отказывает в психиатрическом освидетельствовании. В ответе на заявление не должны, однако, приводиться сведения о психическом состоянии лица, факты его обращения к психиатрам и другая полученная врачом информация, не содержащаяся в заявлении, поскольку эти сведения относятся к врачебной тайне и не должны становиться известными заявителям.

За лицом, страдающим психическим расстройством, независимо от его согласия или согласия его законного представителя может устанавливаться диспансерное наблюдение в случае, если психическое расстройство является хроническим и затяжным, а его болезненные проявления – тяжелыми и стойкими либо часто обостряющимися (ст. 26, 27 Закона). Критериями, следовательно, являются характер, степень тяжести, неблагоприятное течение и прогноз заболевания, его влияние на поведение и социальную адаптацию лица, неспособность пациента самостоятельно и разумно решать вопросы о психиатрической помощи, предлагаемой врачом-психиатром.

Диспансерное наблюдение предполагает регулярные осмотры врачом-психиатром и оказание лицу необходимой медицинской и социальной помощи. Вопрос о частоте осмотра, как и вопрос об установлении самого диспансерного наблюдения, решается сугубо индивидуально.

Мотивированное решение вопроса о необходимости установления диспансерного наблюдения и о его прекращении (при выздоровлении или значительном и стойком улучшении психического состояния лица) принимается комиссией врачей-психиатров после освидетельствования пациента. Лишь в отдельных бесспорных случаях при явном уклонении лица от комиссионного освидетельствования решение об установлении диспансерного наблюдения может быть принято заочно по данным медицинской документации (записи результатов первичного психиатрического освидетельствования, амбулаторной карты пациента, получавшего консультативно-лечебную помощь, выписки из истории болезни психиатрического стационара).

Решение комиссии может быть обжаловано непосредственно в суд, а также в вышестоящий орган (вышестоящему должностному лицу) или прокурору.

Основания для помещения в психиатрический стационар в недобровольном порядке (ст. 29 Закона) аналогичны основаниям для недобровольного психиатрического освидетельствования. Решение о таком помещении принимается судом (ч. 2 ст. 34 Закона).

Лицо, страдающее психическим расстройством, может быть госпитализировано в психиатрический стационар без его согласия или без согласия его законного представителя до решения судьи, если его обследование или лечение возможны только в стационарных условиях, а психическое расстройство является тяжелым и обусловливает:

а) его непосредственную опасность для себя или окружающих, или

б) его беспомощность, т.е. неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности, или

в) существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи.

Госпитализация должна оформляться как недобровольная в случаях, когда пациент по психическому состоянию не может выразить свое отношение к госпитализации (находится, например, в состоянии острого психоза с измененным сознанием или в состоянии выраженного слабоумия).

Каков порядок помещения лица в психиатрический стационар в недобровольном порядке?

Недобровольная госпитализация начинается с момента принятия врачом-психиатром решения о помещении лица в стационар независимо от его желания. Это может быть врач ПНД либо врач скорой психиатрической помощи. С этого момента к лицу могут быть применены меры физического стеснения (принуждение, сдерживание, фиксация), однако, лишь в тех случаях, формах и на тот период времени, когда, по мнению врача-психиатра, иными методами невозможно предотвратить действия госпитализируемого лица, представляющие непосредственную опасность для него или других лиц. В путевке (направлении в стационар) делается запись о формах и времени применения мер физического стеснения, его мотивировке.

Сотрудники милиции обязаны оказывать содействие медицинским работникам и обеспечивать безопасные условия для доступа к госпитализируемому лицу и его осмотра, а также при необходимости осуществлять розыск и задержание подлежащего госпитализации лица (ст. 2, п. 22 ст. 10, п. 9 ст. 11 Закона РФ «О милиции»).

В приемном отделении психиатрического стационара доставленное лицо вновь осматривается врачом-психиатром, в т.ч. на предмет соответствия его психического состояния критериям недобровольной госпитализации. Врач-психиатр, несогласный с решением врача ПНД либо врача скорой психиатрической помощи о недобровольной госпитализации, вправе отпустить лицо из приемного покоя, если тот не даст согласие на госпитализацию.

В течение 48 часов с момента недобровольной госпитализации пациент подлежит обязательному освидетельствованию комиссией врачей-психиатров с целью вынесения мотивированного заключения об обоснованности госпитализации (ст. 32 Закона). Для участия в работе комиссии по требованию пациента приглашается любой указанный им специалист (психиатр, психолог и др.), участвующий в оказании психиатрической помощи, с согласия последнего (абз. 9 ч. 2 ст. 5 Закона о психиатрической помощи).

Обязательному освидетельствованию комиссией врачей-психиатров подлежат также несовершеннолетние в возрасте до 15 лет и лица, признанные недееспособными, которые помещены в психиатрический стационар по просьбе или с согласия их законных представителей. Если комиссия врачей-психиатров или администрация психиатрического стационара обнаружат злоупотребления, допущенные законными представителями при госпитализации своих подопечных, администрация психиатрического стационара обязана известить об этом орган опеки и попечительства по месту жительства подопечного (ст. 31 Закона).

В случае, если госпитализация признается комиссией необоснованной, а пациент не желает оставаться в стационаре, он подлежит немедленной выписке даже при наличии показаний для добровольного стационарного лечения.

Если же госпитализация признается обоснованной, то психиатрическое учреждение в течение 24 часов направляет в суд по месту своего нахождения заявление [ Рекомендуемая форма заявления содержится в приложении 6 к указанию Минздрава РФ от 22 января 1993 г. № 14-у. ] о госпитализации лица в психиатрический стационар в недобровольном порядке, к которому прилагается мотивированное заключение комиссии врачей-психиатров и другие имеющиеся материалы (заявления родственников, соседей, других лиц в ПНД, справки из медицинских учреждений, сообщения из органов внутренних дел и т.д.).

На практике допускаются ошибки в трактовке вопроса о предельном сроке для подачи психиатрическим учреждением заявления в суд о недобровольной госпитализации. Некоторые психиатрические учреждения считают возможным производить сложение 48-часового срока для комиссионного освидетельствования и 24-часового срока для подачи заявления в суд, если комиссия признала госпитализацию обоснованной, ориентируясь, таким образом, на предельный для себя срок в 72 часа.

Такая практика влечет грубое нарушение ч. 2 ст. 22 Конституции РФ, не допускающей задержание лица до судебного решения на срок более 48 часов. По истечении этого срока в случае отсутствия судебной санкции лицо должно быть немедленно освобождено. С этим положением корреспондируется ч. 3 ст. 33 Закона о психиатрической помощи, согласно которой, принимая заявление о недобровольной госпитализации, судья одновременно дает санкцию на пребывание лица в стационаре на срок, необходимый для рассмотрения заявления в суде.

Действия врачей по освидетельствованию и подаче заявления в суд не должны превышать 48-часового срока. 24 часа для обращения в суд охватываются максимальным сроком в 48 часов, отведенным ч. 1 ст. 32 Закона для предварительного (до судебного решения) удержания лица в психиатрическом стационаре. Поэтому в ст. 303 ГПК РФ установлен именно 48-часовой срок подачи заявления в суд.

Как регламентирована судебная процедура недобровольной госпитализации?

Судебный контроль за законностью и обоснованностью помещения гражданина в психиатрический стационар против его воли является реальной гарантией прав личности.

Заявление о недобровольной госпитализации лица в психиатрический стационар (или о продлении ее срока) судья должен рассмотреть в течение 5 дней с момента принятия заявления [ Обнаруживается некоторое несоответствие между ст. 34 Закона о психиатрической помощи и ст. 304 ГПК РФ, в которой говорится не о моменте принятия заявления, а о дне возбуждения дела. Однако ГПК РФ не содержит нормы о порядке возбуждения дела после получения заявления. Такая неточность в ГПК может повлечь нарушения прав пациентов и затягивание сроков судебного разбирательства в связи с возникновением неучтенного дополнительного промежутка времени между принятием заявления и возбуждением судьей дела. ] . Однако в практике судов этот срок, зачастую, нарушается. Один из таких случаев дошел даже до Европейского суда по правам человека и получил широкую известность: Орджоникидзевский райсуд г. Екатеринбурга рассмотрел заявление психиатрического стационара по прошествии 39 дней с момента госпитализации пациентки (постановление по делу «Ракевич против Российской Федерации», Страсбург, 28 октября 2003 г.). Европейский суд усмотрел в этом нарушение основополагающих требований Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод о праве лица на безотлагательное рассмотрение судом правомерности заключения под стражу и на освобождение, если заключение под стражу признано судом незаконным. Напомним, что Конвенция «законное задержание душевнобольных» относит к лишению свободы.

Согласно Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде, утвержденной приказом Генерального директора Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 29 апреля 2003 г. № 36, [ Российская газета, 2004, 5 ноября ] после регистрации заявления отделом делопроизводства суда в журнале учета рассмотрения материалов в отношении психически больных (форма № 11) это заявление немедленно передается судье. Из п. 10.3. Инструкции остается, однако, неясным в какой форме судья одновременно с приемом заявления дает санкцию на пребывание лица в стационаре на время рассмотрения заявления в суде, или, выражаясь языком ст. 303 ГПК РФ, «продлевает пребывание гражданина в психиатрическом стационаре».

В ранее действовавшей Инструкции 1994 г. на этот счет указывалось, что судья выносит постановление о приеме к производству заявления о недобровольной госпитализации и даче санкции на временное пребывание лица в стационаре, а затем направляет это постановление представителю психиатрического учреждения, подавшего заявление.

Отсутствие четкой регламентации данного вопроса в новой Инструкции не обеспечивает в надлежащем объеме соблюдение прав лиц, помещенных в психиатрический стационар помимо их воли.

В соответствии с законом судья вправе рассмотреть заявление психиатрического учреждения как в помещении суда, так и непосредственно в психиатрическом учреждении.

Пациенту должно быть предоставлено право лично участвовать в судебном рассмотрении вопроса о его недобровольной госпитализации. Если психическое состояние лица, по сведениям представителя психиатрического учреждения, не позволяет ему лично участвовать в рассмотрении дела в помещении суда, закон обязывает судью обеспечить рассмотрение дела в помещении психиатрического учреждения, что дает ему возможность лично увидеть пациента и составить собственное мнение [ На практике, зачастую, судья, хотя и прибывает для рассмотрения дела в психиатрическое учреждение, однако не настаивает на возможности познакомиться с пациентом, довольствуясь сообщением медперсонала о невозможности доставления госпитализированного в помещение стационара, где должно состояться рассмотрение дела, по причине нахождения пациента под воздействием медикаментозных средств. Судья в такой ситуации не проявляет готовности и желания лично удостовериться в этом и пройти к пациенту в палату. ] .

В обязательном порядке в судебном заседании должен участвовать представитель госпитализированного лица, который пользуется равными правами с представителем психиатрического учреждения. Он вправе знакомиться со всеми представленными в суд материалами, давать объяснения, задавать вопросы, заявлять ходатайства, предъявлять доказательства и др.

При рассмотрении заявления также обязательно участие прокурора, что должно служить дополнительной гарантией правомерности удовлетворения судьей заявления о недобровольной госпитализации.

Рассмотрев заявление по существу, судья принимает решение, которым отклоняет или удовлетворяет заявление.

Решение судьи об удовлетворении заявления является основанием для недобровольной госпитализации и дальнейшего содержания лица в психиатрическом стационаре в течение времени сохранения оснований, предусмотренных ст. 29 Закона о психиатрической помощи, но не более, чем на 6 месяцев, т.к. для более длительного срока пребывания лица в стационаре в недобровольном порядке потребуется новое судебное решение.

Согласно вышеназванной Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде, копии решения суда направляются лицам, участвовавшим в судебном заседании, которым в соответствии со ст. 35 Закона о психиатрической помощи предоставлено право обжалования судебного решения. После вступления решения суда в законную силу его копия направляется для исполнения руководителю психиатрического учреждения. Решение суда об отказе в удовлетворении заявления о недобровольной госпитализации лица считается исполненным, как указано в Инструкции, «по поступлении сообщения о выписке лица из стационара».

Кто обладает правом обжаловать судебное решение

Данное решение судьи, как и любое другое решение, может быть обжаловано в кассационном порядке в 10-дневный срок со дня вынесения.

Кассационную жалобу вправе подать:

лицо, помещенное в психиатрический стационар;

руководитель психиатрического учреждения;

организация, которой законом либо ее уставом (положением) предоставлено право защищать права граждан.

Прокурором в тот же срок на решение суда может быть принесено кассационное представление.

Кассационные жалоба или представление подаются через суд, принявший решение. Кассационная жалоба (представление) должна содержать:

наименование суда, в который адресуется жалоба;

наименование лица, подающего жалобу, его место жительства или место нахождения;

указание на решение суда, которое обжалуется;

требования лица, подающего жалобу, а также основания, по которым оно считает решение суда неправильным;

Подача жалобы или представления не является основанием для прекращения недобровольного пребывания лица в стационаре.

Судебное решение, уже вступившее в законную силу, может быть так же обжаловано, но уже в суд надзорной инстанции в течение 1 года со дня его вступления в силу (ст. 376 ГПК РФ).

Предоставляет ли закон право лицу, госпитализированному в недобровольном порядке, самостоятельно возбуждать процедуру судебного контроля за его госпитализацией?

Инициатива подачи заявления в суд, как указывалось выше, принадлежит исключительно представителю психиатрического учреждения. У самого лица, помещенного в психиатрический стационар в порядке ст. 29 Закона о психиатрической помощи, такое право реально появляется лишь после вынесения судом решения об удовлетворении заявления руководства стационара. На этот изъян в российском законодательстве указал Европейский суд по правам человека в уже упоминавшемся постановлении по делу «Ракевич против Российской Федерации» (Страсбург, 28 октября 2003 г.). По мнению Европейского суда, закон не обеспечивает пациентам психиатрических стационаров беспрепятственного доступа к надежным средствам судебной защиты, который «не должен зависеть от доброй воли заключивших его под стражу властей».

Из Закона о психиатрической помощи не следует, что пациент имеет непосредственное право обжаловать правомерность госпитализации и требовать освобождения. Статьи 47 и 48 Закона, по утверждению Европейского суда, признают право обжаловать незаконные действия медицинского персонала вообще, в то время как п. 4 ст. 5 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод требует конкретного (специального) средства судебной защиты права на свободу задержанного (госпитализированного) лица.

Европейский суд обязал российское государство привести Закон о психиатрической помощи и ГПК РФ в соответствие с Конвенцией, определив порядок гражданского судопроизводства по делам, связанным с обжалованием решения психиатрического учреждения о помещении лица в стационар в недобровольном порядке. Надлежащие дополнения в законодательство пока не внесены.

В чем отличие принудительного лечения в психиатрическом стационаре от лечения в недобровольном порядке?

В законодательстве используется несколько схожих по смыслу терминов: принудительное, недобровольное и обязательное лечение. Предусмотрено еще стационарное психиатрическое обследование, которое проводится по направлению комиссии по постановке граждан на воинский учет или призывной комиссии. Добровольным такое обследование назвать трудно: за уклонение от него предусмотрена административная ответственность (ст. 21.6 КоАП РФ).

Все эти меры медицинского характера различаются по правовой природе, основаниям применения (продления и прекращения), кругу лиц, к которым они могут быть применены, целям, видам, содержанию и правовым последствиям.

Принудительное лечение может быть назначено судом лицам: а) совершившим деяния, предусмотренные статьями Особенной части УК РФ, в состоянии невменяемости; б) у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания; в) совершившим преступление и страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости (применяются наряду с наказанием только в амбулаторных условиях).

Принудительное лечение назначается лишь в случаях, когда психические расстройства связаны с возможностью причинения этими лицами иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц (ст. 97 УК РФ).

Целью применения принудительных мер медицинского характера является не только излечение или улучшение психического состояния указанных лиц, но и предупреждение совершения ими новых уголовно-наказуемых деяний. Статья 101 УК РФ предусматривает несколько типов психиатрических стационаров для проведения принудительного лечения. Продление, изменение и даже прекращение его применения осуществляется только судом.

Основания для недобровольной госпитализации и лечения предусмотрены ст. 29 Закона о психиатрической помощи и подробно рассмотрены выше. Здесь следует лишь заметить, что ГПК РФ в главе 35 понятие «недобровольная госпитализация», используемое Законом о психиатрической помощи, введенным в действие десятью годами ранее ГПК РФ, заменил термином «принудительная госпитализация», что привело к смешению понятий. Данное терминологическое расхождение подлежит устранению.

Обязательное лечение назначается осужденным к ограничению свободы, аресту, лишению свободы, которые страдают алкоголизмом, наркоманией, токсикоманией, ВИЧ-инфицированным осужденным, больным открытой формой туберкулеза или не прошедшим полного курса лечения венерического заболевания. Такое лечение согласно ч. 3 ст. 18 УИК РФ применяется учреждениями, исполняющими указанные виды наказаний, по решению медицинской комиссии.

В каких случаях наступает уголовная ответственность за незаконное помещение лица в психиатрический стационар и какое наказание за это установлено?

Незаконное помещение лица в психиатрический стационар влечет уголовную ответственность по ст. 128 УК РФ. Это деяние относится к преступлениям против свободы, чести и достоинства личности.

Для того, чтобы квалифицировать ту или иную госпитализацию как незаконную, необходимо уяснить какие же основания для госпитализации являются законными. Таковых несколько: 1) наличие у лица психического расстройства и решение врача-психиатра о проведении обследования или лечения в стационарных условиях либо постановление судьи в соответствии с Законом о психиатрической помощи; 2) назначение стационарной судебно-психиатрической экспертизы на основании норм УПК или ГПК РФ; 3) применение назначенного судом принудительного лечения в психиатрическом стационаре в соответствии с УК, УПК, УИК РФ и Законом о психиатрической помощи; 4) необходимость проведения стационарного обследования в рамках военно-врачебной экспертизы согласно ФЗ «Об обороне», Основам законодательства РФ об охране здоровья граждан и Положению о военно-врачебной экспертизе; 5) направление на обследование в рамках медико-социальной экспертизы в соответствии с ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», Основами и Правилами признания лица инвалидом.

Если лицо помещено в психиатрический стационар без указанных оснований, но с его согласия, например, для проведения специальных или лабораторных обследований, для обеспечения ухода при общесоматическом заболевании, это является нарушением закона, однако не влечет уголовной ответственности, т.к. не ущемляет права и законные интересы этого лица, которое в любое время может покинуть стационар. [ Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особенная часть / Под ред. Ю.И.Скуратова и В.М.Лебедева. – М., 1996. С. 67 ]

Помещение в психиатрический стационар лица, не страдающего психическим расстройством, с его согласия с целью освобождения его от уголовной ответственности за совершенное им преступление при определенных условиях может влечь ответственность медицинского работника за соучастие в этом преступлении путем укрывательства преступника.

Строго говоря, незаконным, т.е. с нарушением законодательства, может считаться, например, и помещение лица, признанного судебно-психиатрической экспертизой невменяемым, в психиатрическую больницу еще до вынесения судом постановления об освобождении лица от уголовной ответственности и о применении принудительной меры медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре того или иного типа. Как представляется, подобное нарушение не должно, однако, охватываться ст. 128 УК РФ. Если трактовать понятие «незаконное помещение» в широком смысле, то тогда под действие ст. 128 УК должны подпадать любые случаи госпитализации с несоблюдением лишь установленных законом процедур, сроков и т.д. Подобные нарушения закона должны влечь за собой меры дисциплинарной ответственности.

Объективную сторону состава преступления, предусмотренного ст. 128 УК РФ, образуют: во-первых, недобровольная госпитализация заведомо психически здорового лица в психиатрический стационар по решению врача или комиссии врачей-психиатров для его обследования, лечения либо изоляции под видом оснований, указанных в ст. 29 Закона о психиатрической помощи; во-вторых, недобровольное помещение лица, страдающего психическим расстройством, однако при отсутствии оснований, указанных в п. «а», «б» или «в» ст. 29 Закона; в-третьих, помещение лица, не страдающего либо страдающего психическим расстройством, при отсутствии оснований, перечисленных в ст. 29 Закона, если согласие госпитализированного получено с помощью обмана, шантажа, угроз и т.п.

Удержание в психиатрическом стационаре законно помещенного туда лица в случае его выздоровления или улучшения психического состояния, а также завершения обследования или экспертизы представляет собой незаконное лишение свободы (ст. 127 УК РФ) или злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ).

Субъектом данного преступления, т.е. лицом способным нести уголовную ответственность за незаконное помещение в психиатрический стационар, является лицо (лица), принявшее решение о стационировании, — врач, главным образом, врач-психиатр, заведующий отделением, члены комиссии. Соучастником (организатором, подстрекателем, пособником) преступления может выступать недобросовестный родственник госпитализированного, другое лицо, оказавшее давление на врача или находившееся с ним в сговоре (ч. 4 ст. 34 УК РФ). Судья, вынесший заведомо неправосудное решение о госпитализации лица в недобровольном порядке несет ответственность за преступление против правосудия (ст. 305 УК РФ).

Преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 128 УК, по мнению большинства юристов, предполагает вину в форме прямого умысла. Это означает, что виновный сознает, что незаконно госпитализирует психически здоровое лицо помимо его воли либо помещает в стационар лицо, страдающее психическим расстройством, без законных оснований, и желает совершить названные действия.

Вместе с тем, редакция ст. 128 УК РФ, с нашей точки зрения, дает возможность предположить, что субъект преступления может сознавать незаконность своих действий, однако не желать, а лишь сознательно допускать наступление преступного результата, что означает наличие косвенного умысла.

Представим иную ситуацию, при которой врач в силу недобросовестного отношения к своим профессиональным обязанностям не предпринимает никаких действий по осмотру пациента в приемном покое, целиком полагаясь на мнение врача скорой психиатрической помощи или на информацию, сообщенную родственниками пациента, которые, в свою очередь, преследуют цель ввести врача в заблуждение относительно психического состояния госпитализируемого. В данном случае врач предвидит вероятность неправомерного характера проводимого им стационирования, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывает на то, что оно таковым не окажется, и достоверность сведений найдет подтверждение после стационирования лица (неосторожность в форме легкомыслия) либо не предвидит вероятности противоправного характера помещения, хотя должен был и мог его предвидеть (неосторожность в форме небрежности).

Однако ситуации, подобные описанной, возбуждение уголовного дела по ст. 128 УК РФ не влекут, т.к. по правилам ч. 2 ст. 24 УК РФ, деяние, совершенное по неосторожности, признается преступлением только в том случае, когда оно специально предусмотрено в самой статье. Поскольку в ч. 1 ст. 128 указания на неосторожную форму вины не содержится, уголовно наказуемыми следует считать только умышленные действия врача. Следует учитывать также, что другая крайность – бездеятельность, неоказание помощи больному без уважительных причин, отказ в принятии больного в лечебное учреждение, если это повлекло по неосторожности причинение средней тяжести вреда здоровью больного, — образуют объективную сторону уже другого преступления, предусмотренного ст. 124 УК РФ «Неоказание помощи больному».

Мотивы незаконного помещения лица в психиатрический стационар могут быть различными: корысть, месть, карьеризм, лишение потерпевшего возможности участвовать в каких-либо служебных и общественных делах, иная личная или групповая заинтересованность. В ст. 128 УК РФ мотив не указывается и поэтому на квалификацию содеянного не влияет. Однако его характер должен обязательно учитываться при назначении наказания виновному.

Незаконное помещении лица в психиатрический стационар наказывается лишением свободы на срок до 3-х лет (ч. 1 ст. 128).

Часть 2 ст. 128 УК РФ устанавливает повышенную меру наказания за совершение этого деяния лицом с использованием своего служебного положения либо, если это деяние повлекло по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия – от 3-х до 7 лет лишения свободы. В этом случае с учетом мотивов и обстоятельств дела, а также личности виновного суд может в качестве дополнительного наказания лишить его права занимать должности или заниматься деятельностью, связанной с оказанием психиатрической помощи, на срок до 3-х лет.

Смерть потерпевшего может наступить, например, в результате телесных повреждений, причиненных при его сопротивлении, попытке побега, неправильного применения «мер физического стеснения», передозировки лекарственных средств, примененных для купирования сопротивления. К иным тяжким последствиям следует отнести причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, включая и возможное возникновение психического расстройства.

Если само незаконное помещение в психиатрический стационар, как уже отмечалось, является преступлением умышленным, то наступление тяжких последствий, как правило, умыслом виновного не охватывается. Уголовная ответственность за такие последствия наступает поэтому только в том случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий (ст. 27 УК РФ). Если же потерпевший получил увечья или был лишен жизни в результате преднамеренных действий, виновному будет дополнительно предъявлено обвинение в совершении преступления против жизни и здоровья.

Незаконное помещение лица в психиатрический стационар при наличии отягчающих обстоятельств (ч. 2 ст. 128 УК РФ) относится в соответствии со ст. 15 УК РФ к категории тяжких преступлений с определенными законом правовыми последствиями. В частности, при осуждении за такое преступление увеличиваются сроки давности обвинительного приговора, сроки погашения судимости, а условно-досрочное освобождение от отбывания наказания может быть применено лишь после фактического отбытия осужденным не менее половины срока наказания.

Предварительное следствие по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 128 УК РФ, проводится органами прокуратуры.

Статья написана по материалам сайтов: alexmed.info, studfiles.net, test.npar.ru.

»

Это интересно:  Защита прав пациентов в Москве бесплатно 2019 год
Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector