+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

Постановление пленума признание недееспособным 2019 год

Ю.Н.Аргунова

Для успешного решения вопросов на стыке права и психиатрии, эффективной защиты законных интересов граждан с психическими расстройствами, повышения результативности законотворческого процесса, полноценной преподавательской деятельности целесообразно систематическое изучение судебной практики.

Постановления Пленума Верховного Суда РФ, призванные давать разъяснения по применению норм материального и процессуального права, ожиданий, увы, не оправдывают, они малосодержательны, разъяснения наиболее сложных и спорных вопросов в них, как правило, отсутствуют.

Обзоры кассационной и надзорной практики в этом плане более информативны, т.к. отражают однозначную позицию Верховного Суда по разрешению конкретных дел. Обзоры судебной практики завершаются обычно серией вопросов и ответов, в которых предлагается решение того или иного вопроса (казуса), но уже без привязки к конкретному случаю. Такие решения, однако, после их всестороннего анализа представляются, порой, небезупречными.

Ранее на страницах рубрики «Психиатрия и право» мы уже ссылались для обоснования своей позиции на определения Верховного Суда РФ, в частности о признании частично не действующей ст. 52 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан, касающейся вопросов судебной экспертизы[1]. Возьмем за правило и в дальнейшем знакомить читателей НПЖ с документами Верховного Суда РФ. В этой публикации остановимся на четырех из них.

Верховный Суд РФ своим решением от 29 января 2007 г.[2] признал недействующими абзац 2 пункта 18 и абзац 3 пункта 24 Положения о психоневрологическом интернате, утвержденного приказом Министерства социального обеспечения РСФСР от 27 декабря 1978 г. № 145. С момента вступления в законную силу решения суда (с 12 апреля 2007 г.) не подлежат применению, следовательно, нормы, предусматривающие:

— обязательное хранение паспорта гражданина, проживающего в интернате, в канцелярии интерната;

— контроль со стороны администрации интерната и медицинских работников за правильным и целесообразным расходованием заработанных средств теми лицами, которые не признаны недееспособными или ограниченно дееспособными.

Это мало доступное для ознакомления граждан Положение, как следует из решения суда, является действующим, несмотря на то, что оно было принято еще в 1978 г., содержит архаичную лексику и до сих пор не приведено в соответствие со вступившими в силу в 1995 г. частью первой Гражданского кодекса РФ, ФЗ «О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов» и другими правовыми актами.

Понятно, что отобрание администрацией ПНИ паспорта у принятого в интернат престарелого или инвалида, а также контроль за расходованием средств лицами, которые, как указывается в абз. 3 ст. 24, «в силу особенностей заболевания не могут рационально расходовать заработанные деньги» являются в определенном смысле превентивными мерами по недопущению совершения этими лицами не вполне осознанных действий в ущерб себе. Однако эти универсальные для всех проживающих в ПНИ граждан правила противоречат законодательству, они не могут распространяться на дееспособных граждан и, более того, как свидетельствует практика, служат предпосылкой для злоупотреблений со стороны администрации ПНИ.

Не вполне очевидным в гражданском праве является ответ на вопрос о возможности признания недееспособным вследствие психического расстройства несовершеннолетнего лица.

Как известно, в силу п. 1 ст. 21 ГК РФ гражданская дееспособность возникает в полном объеме с наступлением совершеннолетия, т.е. по достижении 18-летнего возраста. Из этого, на первый взгляд, может следовать, что нельзя лишить человека того, чем он в полной мере не обладает или обладает лишь частично.

Вместе с тем п. 4 ст. 26 ГКРФ в отношении несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет предусматривает возможность ограничения или лишения его права самостоятельно распоряжаться своим заработком, стипендией или иным доходом, за исключением случаев, когда такой несовершеннолетний приобрел дееспособность в полном объеме до 18 лет в соответствии с п. 2 ст. 21 (со времени вступления в брак) или ст. 27 ГК РФ (со времени начала трудовой деятельности по достижении 16 лет).

По утверждению Верховного Суда РФ[3], ч. 1 ст. 29 ГК РФ, предусматривающая признание гражданина недееспособным вследствие психического расстройства, когда он не может понимать значения своих действий или руководить ими, не содержит ограничений относительно возраста гражданина, которого можно признать недееспособным.

Следовательно, несовершеннолетний в возрасте от 14 до 18 лет, страдающий психическим расстройством, может быть признан судом недееспособным (в том объеме дееспособности, которым он наделен в соответствии со ст. 26 ГК РФ).

К этому заключению Верховного Суда можно добавить, что в отношении малолетних (несовершеннолетних, не достигших 14 лет) вопрос о признании их недееспособными ставиться не может.

Разнобой в правоприменительной практике возникает при решении вопроса о том: может ли дело о признании гражданина недееспособным быть возбуждено по заявлению прокурора?

Проведя анализ правовых норм Верховный Суд пришел к выводу, что дело о признании гражданина недееспособным по заявлению прокурора возбуждено быть не может[4].

Свой вывод Верховный Суд обосновывает ссылкой на ч. 2 ст. 281 ГПК РФ, в которой указывается, что дело о признании гражданина недееспособным может быть возбуждено на основании заявления членов его семьи, близких родственников, органа опеки и попечительства, психиатрического или психоневрологического учреждения. Прокурор в данный перечень не входит. Приведенная норма, по утверждению Верховного Суда, является специальной, регулирующей порядок возбуждения гражданского дела именно данной категории, поэтому общая норма о возбуждении гражданского дела на основании заявления прокурора, установленная ч. 1 ст. 45 ГПК РФ, в данном случае не применяется. При этом Верховный Суд подчеркивает, что согласно ч. 1 ст. 284 ГПК РФ заявление о признании гражданина недееспособным суд рассматривает с участием прокурора, который дает свое заключение.

Позиция Верховного Суда РФ по данному вопросу представляется весьма уязвимой. На наш взгляд, прокурор вправе подать такое заявление, а суд при наличии к тому оснований обязан принять его к рассмотрению. Аргументов в пользу такого вывода можно привести несколько.

Во-первых, ч. 1 ст. 45 ГПК РФ предусматривает право прокурора обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов отнюдь не любых граждан, а только тех, которые по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не могут сами обратиться в суд.

Под эту категорию как раз и подпадают лица с тяжелыми психическими расстройствами в силу того, что, с одной стороны, они могут постоять за свои права именно по причине состояния здоровья, а с другой стороны, институт недееспособности и опеки собственно и преследует цель защиты прав и интересов психически больных граждан. Таким образом, презюмируется, что, подавая в суд заявление о признании больного недееспособным, прокурор тем самым выступает в защиту его прав.

Во-вторых, считая недопустимым возбуждение дела о признании гражданина недееспособным по заявлению прокурора, Верховный суд обходит молчанием вопрос о допустимости инициирования прокурором дела о признании лица вновь дееспособным, вероятно, не подвергая сомнению легитимность такого заявления.

Однако в этом случае Верховный Суд проявляет непоследовательность, т.к. в ч. 2 ст. 286 ГПК РФ (признание гражданина дееспособным) опять-таки перечислены лица, по заявлению которых дееспособность лица может быть восстановлена. Прокурор в этом перечне, как и в перечне ч. 2 ст. 281 ГПК, на которую сослался Верховный Суд, также отсутствует.

Кроме того ч. 1 ст. 45 ГПК РФ на этот раз прямо указывает на право прокурора обращаться в суд с заявлением в защиту прав недееспособного, в т.ч., как представляется, и по вопросу восстановления его дееспособности.

Следует также учитывать еще и тот факт, что в законодательном регулировании вопроса о том, кто вправе подать заявление в суд о признании лица дееспособным имеет место коллизия норм материального и процессуального права: если ч. 2 ст. 286 ГПК наделяет этим правом опекуна, членов семьи лица, психиатрическое или психоневрологическое учреждение, орган опеки и попечительства, то ст. 40 ГК РФ ограничивает этот перечень опекуном и органом опеки и попечительства.

В-третьих, не убедительной представляется ссылка Верховного Суда для усиления своей позиции на то обстоятельство, что мол дела о признании гражданина недееспособным согласно ч. 1 ст. 284 ГПК РФ все равно рассматриваются с участием прокурора, который дает свое заключение.

Верховный Суд при этом закрывает глаза на то, что в соответствии с ч. 3 ст. 45 ГПК неявка прокурора, извещенного о времени и месте рассмотрения дела, не является препятствием к разбирательству дела. Прежнее гражданско-процессуальное законодательство (ст. 261 ГПК РСФСР) содержала правило об обязанности прокурора участвовать в судебном заседании по делам данной категории. Такое «послабление» в новом Кодексе, безусловно, не на пользу делу защиты прав и законных интересов лиц с психическими расстройствами, т.к. оно не обеспечивает возможности в полной мере использовать для этой цели возложенные на прокурора полномочия.

Позиция Верховного Суда, не позволяющая судьям возбуждать дела о признании гражданина недееспособным по заявлению прокурора, выполняющего правозащитные функции, усугубляет эту ситуацию.

В-четвертых, данное Верховным Судом разъяснение о месте прокурора в делах о недееспособности оставляет открытым вопрос о том, вправе ли прокурор обратиться в суд с иском о признании недействительной сделки, совершенной гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими (ст. 177 ГПК РФ).

Следуя логике Верховного Суда, прокурор и в этом случае не может заступиться в суде за гражданина с психическим расстройством (например, продавшего по недомыслию свою квартиру и оказавшегося на положении лица БОМЖ), т.к. в ст. 177 определен свой перечень лиц, которые могут подать иск в суд (сам гражданин либо иные лица, чьи права и интересы нарушены в результате такой сделки), и прокурор в нем не значится.

Верховному Суду РФ при подготовке своих разъяснений следовало бы исходить из комплексного подхода к анализу правовых норм.

Весьма редко применяемой в судебно-следственной практике является ст. 128 УК РФ «Незаконное помещение в психиатрический стационар».

Диспозиция этой статьи сформулирована слишком широко, имеется неопределенность в понятиях и признаках состава данного преступления. Отсюда – затруднения в квалификации деяния, в определении его стадий и момента, с которого преступление можно считать оконченным. Нет полной ясности в вопросе о том: с какого момента начинается процесс помещения (со стадии подписания путевки на госпитализацию в ПНД, применения мер принуждения (стеснения) при посадке в автомобиль скорой психиатрической помощи, водворения в палату больницы по решению дежурного врача приемного покоя или, наконец, после «санкционирования» госпитализации врачебной комиссией в течение 48 часов)? В связи с этим возникают споры о том, кто должен нести ответственность за незаконное помещение: врач ПНД, бригада «перевозки», дежурный врач ПБ, комиссия врачей? Как быть с наказанием недобросовестных родственников, работников милиции и т.д.

Не удивительно, что до суда доходят лишь самые вопиющие из таких дел. По одному из них приговор вступил в законную силу.

Джафарова – зав. отделением психиатрического стационара 19 декабря 2005 г. осуждена Мосгорсудом по ч. 2 ст. 128 УК РФ к 6 годам лишения свободы с лишением права занимать должности в системе здравоохранения, связанные с выполнением организационно-распорядительных функций, а также должности, связанные с врачебной или иной медицинской деятельностью, на срок 3 года. По данному делу осуждена также группа из шести лиц за совершение похищения потерпевшего Лебеденко, его незаконное лишение свободы, грабеж, кражу, убийство, за создание банды и участие в ней.

Как следует из материалов дела, похищение Лебеденко было тщательно спланировано, к совершению преступления были привлечены работники милиции, чтобы придать видимость законности совершения действий в отношении потерпевшего, подыскан психиатрический стационар в Чеховском районе Московской области с такими условиями содержания больных, которые бы исключили возможность побега Лебеденко. Изначально группой преследовалась цель сломить психическое сопротивление потерпевшего и получить от него письменное разрешение на продажу дома и земельного участка в пос. Барвиха Московской области, и эта цель была ими достигнута, после чего, чтобы скрыть похищение и незаконное помещение в психиатрический стационар Лебеденко, ими было совершено его убийство и дополнительно предприняты меры к сокрытию трупа потерпевшего.

Это интересно:  Права граждан при обращении за медицинской помощью 2019 год

В судебном заседании Джафарова виновной себя не признала. В кассационной жалобе она утверждала, что Лебеденко был помещен в психиатрический стационар на законных основаниях, т.к. с 1978 г. он страдал серьезным психическим расстройством, ранее неоднократно помещался в психиатрические больницы Москвы, вел себя неадекватно с близкими родственниками, которые обратились с просьбой о помещении его в стационар, сам Лебеденко дал письменное согласие на госпитализацию, никто из посторонних лиц в стационаре его не охранял, само помещение в стационар производил дежурный врач без какого-либо ее участия, она выполняла в отношении Лебеденко только обязанности лечащего врача, проводила лечение и после улучшения состояния здоровья Лебеденко выписала его из стационара. Выводы суда о ее виновности, по мнению Джафаровой, не основаны на фактических обстоятельствах дела. Указанные в приговоре статьи Закона о психиатрической помощи к ней никакого отношения не имеют, должностные инструкции она не нарушала. Приговор не соответствует, по ее мнению, требованиям ч. 1 ст. 307 УПК РФ, т.к. в нем не раскрыты форма вины, мотив и цель преступления, не расшифровано, в чем выразилось нарушение указанных в приговоре статей Закона.

Она также считала, что судом неправильно применен уголовный закон, — она не является субъектом преступления, предусмотренного ст. 128 УК РФ, т.к. направление больного или его госпитализация в стационар в ее служебные обязанности не входили. При помещении Лебеденко в стационар она не использовала свое служебное положение.

Джафарова просила учесть ее семейное положение, безупречную трудовую биографию и, в случае невозможности отмены приговора и прекращения уголовного дела, назначить ей наказание, не связанное с лишением свободы, при этом обратить внимание, что ей, по ее мнению, незаконно назначено два альтернативных дополнительных наказания.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 16 мая 2006 г. оставила приговор без изменения, а кассационную жалобу Джафаровой без удовлетворения, указав следующее.

Выводы суда о виновности Джафаровой в незаконном помещении Лебеденко в психиатрический стационар соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на совокупности исследованных в судебном разбирательстве доказательств.

Утверждение Джафаровой о том, что Лебеденко был помещен в психиатрический стационар на законных основаниях, противоречит материалам дела. Как следует из показаний свидетелей, длительное время близко знавших Лебеденко, он каким-либо психическим расстройством не страдал, что подтверждается имеющимися в деле справками наркологического и психоневрологического диспансеров о том, что Лебеденко «на учете» в этих учреждениях не состоял, и выводами амбулаторной заочной СПЭ, проведенной по материалам дела.

Кроме того, и фактические обстоятельства помещения Лебеденко в психиатрический стационар прямо указывают на то, что оснований для госпитализации Лебеденко у Джафаровой как зав. отделением не было. Так, Лебеденко поступил в стационар под другой фамилией, а его личные документы, как утверждал осужденный по этому делу Саркисян, он передал Джафаровой. Кроме этого, вместе с Лебеденко в одну палату были помещены лица, охранявшие его по указанию Саркисяна. Это пояснил в судебном заседании осужденный Читанава, неоднократно посещавший их в стационаре.

В связи с этим ссылки Джафаровой в жалобе на выводы амбулаторной заочной СПЭ о правильности диагноза, указанного в истории болезни Лебеденко, проходившего в стационаре под фамилией Волков, являются несостоятельными. Напротив, эти выводы свидетельствуют о том, что Джафарова, внося записи в историю болезни Волкова (Лебеденко), соответствующие указанному ею же диагнозу, таким образом намеревалась скрыть незаконность помещения Лебеденко в стационар.

О том, что Джафарова дала распоряжение о помещении Лебеденко и охранявших его лиц в 1-е мужское отделение психиатрического стационара, которым она заведовала, свидетельствуют показания дежурного врача Шлюкова. Несмотря на пояснение указанного свидетеля о том, что, возможно, этих «больных» он направил на госпитализацию по просьбе Джафаровой, суд с учетом всех обстоятельств дела правильно расценил показания этого свидетеля как доказательство причастности Джафаровой к совершению преступления.

Соглашаясь с выводом суда о том, что в психиатрический стационар был помещен заведомо психически здоровый человек, Судебная коллегия признала необоснованными ссылки осужденной на заключение судебно-почерковедческой экспертизы, подтверждающее письменное согласие Лебеденко на свою госпитализацию. Во-первых, в заключении экспертов нет вывода о том, что запись о согласии на госпитализацию была выполнена рукой Лебеденко, а, во-вторых, о получении такого согласия речь может идти только в отношении лиц, страдающих психическим расстройством, к которым Лебеденко не относится.

Как отмечается в определении Судебной коллегии, суд правильно указал в приговоре, что при помещении Лебеденко в психиатрический стационар осужденной Джафаровой были допущены нарушения ч. 2 ст. I, ст. II, ч.ч. 1, 3, 5 ст. 28 и ст. 29 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», поскольку именно этими статьями предусмотрен порядок добровольной и «принудительной» госпитализации лиц, страдающих психическими расстройствами.

Доводы кассационных жалоб осужденного Саркисяна о том, что ему не было известно о должностном положении Джафаровой, противоречат материалам дела. Из показаний Саркисяна, которые он давал на предварительном следствии, видно, что его знакомая Огиря договорилась о госпитализации с заведующей одним из отделений ПБ, которой и являлась Джафарова.

По утверждению Судебной коллегии, обстоятельства помещения Лебеденко в психиатрический стационар были исследованы судом полно и всесторонне. Правовая оценка действиям осужденной по ч. 2 ст. 128 УК РФ дана судом правильно. Наказание Джафаровой, связанное с лишением свободы, назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного ею преступления. Именно после незаконного помещения Лебеденко в психиатрический стационар с целью скрыть это преступление было совершено его убийство.

Приведенные нами материалы Верховного Суда РФ по нескольким вопросам правового регулирования и правоприменения не только содержат юридически значимую информацию, но и дают повод для серьезных размышлений как в среде юристов, так и специалистов, участвующих в оказании психиатрической помощи и правозащитной деятельности.

Примечания

[1] Независимый психиатрический журнал, 2005, № II. С. 46-51

[2] Российская газета, 2007, 26 мая

[3] Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за IV квартал 2005 г., утвержденный постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 1 марта 2006 г. // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 2006, № 5. С. 29-30.

[4] Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за II квартал 2004 г., утвержденный постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 6 октября 2004 г. // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 2005, № 1. С. 25

[5] Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 2007, № 3. С. 30-31

Недееспособность

1. Гражданин, который вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий или руководить ими. может быть признан судом недееспособным в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством. Над ним устанавливается опека.

  • 2. От имени гражданина, признанного недееспособным, сделки совершает его опекун.
  • 3. Если основания, в силу которых гражданин был признан недееспособным, отпали, суд признает его дееспособным. На основании решения суда отменяется установленная над ним опека»-.

Признанный судом недееспособным гражданин не может самостоятельно осуществлять свои гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их.

В Российской Федерации порядок признания гражданина недееспособным предусмотрен гражданским процессуальным законодательством.

Согласно содержанию ст. 29 ГК для признания лица недееспособным необходимо сочетание двух условий:

  • 1) наличие медицинского критерия в форме присутствия психического расстройства или слабоумия;
  • 2) наличие юридического критерия в форме неспособности понимать значение своих действий или руководить ими.

При этом между первым и вторым условием должна быть причинно-следственная связь, когда неспособность лица понимать значение своих действий или руководить ими является следствием именно психического расстройства или слабоумия, а не какой-либо иной причины.

Возбуждать дело о признании гражданина недееспособным правомочны члены его семьи, близкие родственники (родители, дети, братья, сестры) независимо от совместного с ним проживания, органы опеки и попечительства, психиатрическое или психоневрологическое учреждение (ч. 2 ст. 281 ГПК)

По смыслу ст. 45 ГПК с заявлением в суд о признании гражданина недееспособным вправе обратиться также прокурор. Однако с позиций Пленума Верховного Суда РФ по делам данной категории ст. 45 ГПК неприменима, так как перечень заявителей четко определяется в ст. 281 ГПК [1] .

Заявление о признании лица недееспособным подается в суд по месту его жительства, а если лицо находится в это время в психиатрическом или психоневрологическом учреждении, то по месту нахождения этого учреждения.

В заявлении должны быть изложены обстоятельства, свидетельствующие о наличии у гражданина психического расстройства, вследствие чего он не может понимать значение своих действий или руководить ими (ч. 2 ст. 282 ГПК). К заявлению прилагаются документы, подтверждающие изложенные заявителем обстоятельства: выписки из истории болезни, выданные в установленном порядке; медицинские справки о перенесенных черепно-мозговых травмах, врожденных умственных недостатках; материалы из правоохранительных органов; заявления граждан о совершении лицом поступков, вызывающих сомнение в его психической полноценности, а также свидетельствующих о его социальной и трудовой дезадаптации, и т.п.

Заявитель освобождается от уплаты издержек, связанных с рассмотрением дела о признании гражданина недееспособным. Он лишь уплачивает государственную пошлину в размере 200 руб. (п. 8 ч. 1 ст. 333.19 НК). Если суд установит, что лицо, подавшее заявление, действовало недобросовестно в целях заведомо необоснованного ограничения или лишения гражданина дееспособности, с него взыскиваются все издержки, связанные с рассмотрением дела (ч. 2 ст. 284 ГПК).

Заявление о признании гражданина недееспособным суд рассматривает с участием самого гражданина, заявителя, прокурора, представителя органа опеки и попечительства.

Статья 284 ГПК в отличие от ст. 261 ГПК РСФСР не содержит правила об обязанности прокурора участвовать в судебном заседании, как и не обязывает участвовать в нем органы опеки и попечительства. Неявка прокурора, извещенного о времени и месте рассмотрения дела, согласно ч. 3 ст. 45 ГПК, не является препятствием к разбирательству дела. Такое «послабление» в новом ГПК усложняет защиту прав и законных интересов лиц с психическими расстройствами, так как не обеспечивает возможности в полной мере использовать для этой цели возложенные на прокурора полномочия.

Гражданин, в отношении которого рассматривается дело о признании его недееспособным, должен быть вызван в судебное заседание для предоставления ему судом возможности изложить свою позицию лично либо через выбранных им представителей. Но это возможно, только если его присутствие в судебном заседании не создает опасности для его жизни или здоровья либо для жизни или здоровья окружающих (ч. 1 ст. 284 ГПК). Таким образом, рассмотрение дела в отсутствие заинтересованного лица, которое по состоянию здоровья может участвовать в судебном заседании, недопустимо. Лицо, в отношении которого рассматривается дело о признании его недееспособным, может не вызываться в судебное заседание лишь при наличии аргументированного экспертного заключения о риске нанесения ущерба его здоровью либо о значительной вероятности нарушения больным хода судебного заседания. Отсутствие в экспертном заключении ответа на вопрос о возможности участия больного в судебном заседании может быть восполнено допросом эксперта в суде или проведением дополнительной СПЭ, о чем может быть заявлено ходатайство перед судом.

От личного присутствия в суде гражданина, в отношении которого рассматривается заявление о признании его недееспособным, от его возможности давать объяснения по делу напрямую зависит исход судебного процесса, поскольку данного рода заявление может быть инициировано родственниками этого лица в меркантильных целях. В зависимости от конкретных обстоятельств дела суд вправе решить вопрос о рассмотрении дела непосредственно в месте нахождения гражданина, например в психоневрологическом интернате [2] .

Это интересно:  Профессиональные права и обязанности медицинских работников 2019 год

Заинтересованным лицом по делам о недееспособности является в первую очередь сам гражданин, в отношении которого рассматривается данное дело. Такое лицо может участвовать в суде лично или через представителей. Личное участие не лишает права иметь своих представителей (ч. 1 ст. 48 ГПК).

Представителями в суде могут быть дееспособные лица, имеющие надлежащим образом оформленные полномочия па ведение дела (ст. 49 ГПК), за исключением судьи, следователя и прокурора, которые не могут быть представителями в суде, кроме случаев участия их в процессе в качестве представителей соответствующих органов или законных представителей (ст. 51 ГПК).

В соответствии с Принципами защиты психически больных лиц и улучшения психиатрической помощи, утвержденными Генеральной Ассамблеей ООН 17 декабря 1991 г., если лицо, дееспособность которого является предметом разбирательства, не может самостоятельно обеспечить себя адвокатом, не располагая достаточными для этого средствами, адвокат должен предоставляться этому лицу бесплатно (п. 6 Принципа 1). При этом адвокат не имеет права во время разбирательства одновременно представлять интересы лица, членов его семьи и психиатрического учреждения, за исключением случаев, когда суд убедится в отсутствии конфликта интересов.

Испытывая некоторые трудности при защите своих прав, лица с психическими расстройствами вправе просить представлять их интересы в суде членов общественных объединений, в уставе которых предусмотрена деятельность по защите прав и законных интересов лиц с указанными расстройствами. Их возможность быть представителями в суде ранее прямо устанавливалась законом (п. 5 ст. 44 ГПК РСФСР). Отсутствие такого установления в ст. 49 ГПК не исключает персонального их участия в деле в качестве представителей лиц с психическими расстройствами.

Полномочия представителя должны быть выражены в доверенности, выданной заинтересованным лицом и удостоверенной в нотариальном порядке либо организацией, где работает или учится доверитель, жилищно-эксплуатационной организацией по месту жительства доверителя, администрацией стационарного лечебного учреждения, в котором гражданин находится на лечении, администрацией учреждения социальной защиты населения, в котором проживает гражданин. Право адвоката на выступление в суде в качестве представителя удостоверяется ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием. Полномочия представителя могут быть определены также в устном заявлении, занесенном в протокол судебного заседания, или письменном заявлении доверителя в суде (ст. 53 ГПК).

Полномочие на ведение дела в суде о признании лица недееспособным дает представителю право на совершение от имени представляемого всех процессуальных действий.

Полномочие же на обжалование судебного решения или передачу полномочий другому лицу (передоверие) должно быть специально оговорено в доверенности. Доверительный характер отношений между лицом, выдающим доверенность, и представителем-поверенным обусловливает возможность свободной в любое время отмены доверенности и отказа от нее. С момента вступления в силу решения суда о признании лица недееспособным действие доверенности прекращается.

Если представитель, выступая в защиту интересов психически больного, имеет достаточные основания считать действия заявителя, в частности члена семьи больного, необоснованными или преследующими, например, корыстные цели, он может, используя свои процессуальные права, предпринять меры по недопущению признания этого больного недееспособным.

Лица, участвующие в деле, пользуются равными правами (ст. 12 ГПК). Суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств и установления фактических обстоятельств дела. Лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основания своих требований и возражений. Доказательства представляются на любой стадии процесса до удаления суда в совещательную комнату для вынесения решения. Суд принимает только те из представляемых доказательств, которые, по его мнению, имеют значение для дела. В стадии возбуждения гражданского дела о признании гражданина недееспособным (или дееспособным) судья может не усмотреть связи между представленным доказательством и фактом, подлежащим установлению, и отказать в приобщении доказательства к делу. Отказ судьи в приобщении к делу доказательства не лишает заинтересованное лицо права заявить аналогичное ходатайство в ходе судебного разбирательства. Суд может предложить участвующим в деле лицам представить дополнительные доказательства. В случае необходимости, с учетом состояния здоровья, возраста и иных обстоятельств, затрудняющих этим лицам возможность представления доказательств, без которых нельзя правильно рассмотреть дело, суд по ходатайству этих лиц оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств (ст. 57 ГПК). Это правило особенно важно, когда заинтересованным лицом в деле является гражданин, страдающий психическим расстройством. В этом случае соответствующее ходатайство может быть подано представителем больного.

Судья в порядке подготовки к судебному разбирательству дела о признании гражданина недееспособным при наличии достаточных данных о психическом расстройстве гражданина назначает для определения его психического состояния СПЭ. Проведение СПЭ по данной категории дел обязательно. При уклонении гражданина, в отношении которого возбуждено дело о признании его недееспособным, от прохождения СПЭ суд в судебном заседании с участием прокурора и психиатра может вынести определение о принудительном направлении гражданина на СПЭ (ст. 283 ГПК).

Справки и выписки из историй болезни, выданные психиатрическим или психоневрологическим учреждением, представленные в суд и констатирующее наличие хронического и выраженного психического расстройства, не являются достаточным основанием для признания гражданина недееспособным и делающим ненужным назначение СПЭ.

Судья может не назначить производство СПЭ и отказать в удовлетворении заявления истца, если не обнаружит в его заявлении и представленных им документах достаточных данных о психическом расстройстве гражданина (ст. 283 ГПК). Тем не менее в документах Верховного Суда РФ содержится указание судам о необходимости проведения СПЭ во всех случаях рассмотрения заявлений о признании лица недееспособным или, наоборот, дееспособным [3] .

Лица, участвующие в деле, вправе представить суду вопросы, подлежащие разрешению при проведении СПЭ. Однако круг вопросов, но которым требуется заключение эксперта, определяется судом.

По делам о признании гражданина недееспособным СПЭ решает вопрос о наличии у лица психического расстройства и о влиянии этого психического расстройства на способность подэкспертного понимать значение своих действий или руководить ими. При этом эксперт не вправе делать вывод о недееспособности подэкспертного.

Решение о недееспособности граждан и на выносит только суд. При оценке психического состояния подэкспертного должны анализироваться синдромальная структура имеющихся психических расстройств, степень выраженности и динамика психических нарушений и прогноз психического заболевания, что при определении вопроса о недееспособности гражданина имеет принципиальное значение. Недееспособность гражданина могут обусловливать такие психические расстройства, которые достаточно выражены, значительно снижают критическое отношение к окружающему и собственной личности, искажают оценки реальных событий и своего состояния, нарушают поведение, препятствуют поддержанию адекватного контакта с окружающими и лишают больных возможности принимать осознанные решения. Поэтому особое значение приобретают данные о степени социальной адаптации больного: трудоспособность, семейное положение, уровень и характер внешних контактов, совершенные им в прошлом общественно опасные деяния.

На разрешение экспертов целесообразно также ставить вопрос о возможности подэкспертного по своему психическому состоянию участвовать в судебном заседании. Если эксперт при проведении СПЭ установит имеющие значение для рассмотрения и разрешения дела обстоятельства, по поводу которых ему не были поставлены вопросы, он вправе включить выводы об этих обстоятельствах в свое заключение (ч. 2 ст. 86 ГПК).

Лица, участвующие в деле, а значит, и само лицо, чье психическое состояние подлежит оценке, имеют право: просить суд назначить проведение СПЭ в конкретном судебно-экспертном учреждении или поручить ее конкретному эксперту; заявлять свой отвод эксперту; формулировать вопросы для эксперта; знакомиться с определением суда о назначении экспертизы и со сформулированными в нем вопросами; знакомиться с заключением эксперта; ходатайствовать перед судом о назначении повторной, дополнительной, комплексной или комиссионной экспертизы.

Гражданин или его законный представитель имеют право ходатайствовать перед органом, назначившим СПЭ, о включении в состав экспертной комиссии дополнительно специалиста соответствующего профиля с его согласия. Таким специалистом может выступать психиатр, психолог, другой специалист, например являющийся членом профессионального общественного объединения, в частности Независимой психиатрической ассоциации России. Данное законодательное правило является общим и распространяется на любые дела, при разрешении которых требуется проведение СПЭ. Оно служит дополнительной гарантией достижения объективности, полноты и всесторонности экспертного заключения, его мотивированности и обоснованности.

В случае удовлетворения ходатайства гражданина или его законного представителя суд производит соответствующую запись в своем определении, изменяет или дополняет его. В определении суда указывается наименование экспертного учреждения, которому поручается производство СПЭ, а также дополнительно вносится фамилия привлекаемого врача-психиатра или представителя другой специальности, который не является сотрудником данного учреждения и об участии которого ходатайствовал гражданин или его законный представитель. В этом случае руководитель экспертного учреждения поручает производство СПЭ конкретному эксперту (экспертам) из числа работников учреждения и во исполнение в полном объеме определения суда извещает (уведомляет) о времени проведения экспертизы привлекаемого врача-психиатра (психолога и др.), который, будучи внесенным в определение суда, приобрел статус эксперта в процессуальном значении этого слова. Вопросы о порядке ознакомления этого эксперта с материалами дела, разъяснении эксперту его прав и предупреждении его об ответственности за заведомо ложное заключение должны решаться судом.

Экспертное заключение оглашается в судебном заседании. Для разъяснения и дополнения заключения в суд может быть вызван эксперт, давший заключение, для ответа на вопросы (ст. 187 ГПК). В случае неправильного истолкования участниками процесса его заключения или показаний эксперт вправе сделать заявление, подлежащее занесению в протокол судебного заседания [4] .

Заключение СПЭ не является исключительным средством доказывания и должно оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами [5] . Оно для суда не является обязательным и оценивается судом по общим правилам оценки доказательств (ст. 67 ГПК). Несогласие суда с заключением должно быть мотивировано в решении или определении суда (ч. 3 ст. 86 ГПК). Как и все другие доказательства, оно не имеет для суда заранее установленной силы (ст. 67 ГПК). Суд вправе как принять экспертное заключение в качестве средства обоснования выводов суда, так и отвергнуть его. Результаты оценки заключения СПЭ суд обязан отразить в своем решении, в котором приводятся мотивы, по которым суд принял или отверг экспертное заключение. Если экспертиза поручалась нескольким экспертам, давшим отдельные заключения, мотивы согласия или несогласия с ними должны быть приведены в судебном решении отдельно по каждому заключению.

Суд при рассмотрении дела обязан непосредственно исследовать как заключение экспертов, так и другие доказательства по делу: заслушать объяснения заявителя, заинтересованного лица, его представителя и третьих лиц, показания свидетелей, консультации и пояснения специалистов, ознакомиться с письменными и вещественными доказательствами, прослушать аудиозаписи и просмотреть видеозаписи (ч. 1 ст. 157 ГПК).

Консультации и пояснения специалистов могут касаться оценки психического состояния лица в судебном заседании, результатов анализа экспертного заключения, его обоснованности. В качестве специалистов могут выступать, например, представители профессиональных общественных организаций, в частности Независимой психиатрической ассоциации России.

На практике, однако, суды зачастую рассматривают заключение СПЭ как решающее средство доказывания недееспособности лица, не подвергая его критическому анализу. В таких ситуациях при защите прав лиц с психическими расстройствами следует использовать весь арсенал норм, предусмотренных ГПК и другими федеральными законами.

Ежегодно судебно-экспертными комиссиями в целом но России проводится от 24 до 32 тыс. СПЭ по делам о признании граждан недееспособными. За последние 10 лет их число выросло в 3—4 раза. Увеличение числа случаев признания недееспособными лиц, страдающих психическими расстройствами, психиатры связывают с увеличением в последние годы числа имущественных сделок и необходимостью принятия превентивных мер по недопущению совершения больными таких сделок, которые впоследствии могли бы быть признаны недействительными [6] .

Это интересно:  Права несовершеннолетних при оКазании медицинской помощи 2019 год

Доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения заявителя или представителя заинтересованного лица, и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

Дела о признании граждан недееспособными (или дееспособными) рассматриваются в порядке не искового, а так называемого особого производства. В этом производстве отсутствует спор о праве, а потому нет сторон (истца, ответчика), третьих лиц, но есть заявитель и заинтересованные лица.

С заявлением в суд о признании дееспособным лица, ранее признанного в законном порядке недееспособным, вправе обратиться сам гражданин, признанный недееспособным, или выбранные им представители, опекуны, члены семьи, психиатрическое или психоневрологическое учреждение, органы опеки и попечительства, а также прокурор (ч. 1 ст. 40, ч. 2 ст. 286, ч. 1 ст. 45 ГПК).

Опека над малолетним подопечным прекращается по достижении им 14 лет, а гражданин, осуществлявший обязанности опекуна, становится попечителем несовершеннолетнего без дополнительного решения об этом (п. 2 ст. 40 ГК). Попечительство над несовершеннолетним прекращается без особого решения по достижении им 18 лет, а также при вступлении его в брак и в других случаях приобретения им полной дееспособности до достижения совершеннолетия (п. 3 ст. 40 ГК).

Если основания, в силу которых гражданин был признан недееспособным, отпали, суд принимает решение о признании его дееспособным. На основании решения суда отменяется установленная над ним опека (п. 3 ст. 29 ГК). По делу проводится СПЭ.

Статья 29. Признание гражданина недееспособным

Статья 29. Признание гражданина недееспособным

1. Гражданин, который вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий или руководить ими, может быть признан судом недееспособным в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством. Над ним устанавливается опека.

2. От имени гражданина, признанного недееспособным, сделки совершает его опекун, учитывая мнение такого гражданина, а при невозможности установления его мнения — с учетом информации о его предпочтениях, полученной от родителей такого гражданина, его прежних опекунов, иных лиц, оказывавших такому гражданину услуги и добросовестно исполнявших свои обязанности.

3. При развитии способности гражданина, который был признан недееспособным, понимать значение своих действий или руководить ими лишь при помощи других лиц суд признает такого гражданина ограниченно дееспособным в соответствии с пунктом 2 статьи 30 настоящего Кодекса.

При восстановлении способности гражданина, который был признан недееспособным, понимать значение своих действий или руководить ими суд признает его дееспособным.

На основании решения суда отменяется установленная над гражданином опека и в случае признания гражданина ограниченно дееспособным устанавливается попечительство.

НОВОСТИ

Состоялось первое судебное заседание по делу о признании гражданина недееспособным

Признание гражданина недееспособным

Каждый из нас слышал такое понятие как недееспособность. Многие из нас никогда не утруждали себя исследованием этой проблемы. А ведь проблема эта есть и достаточно остро проявляет себя в последнее время, во время стремительного развития технологий, техники, во время сумасшедшего ритма жизни. Эта проблема, к сожалению, касается не только пожилых людей, а и достаточно молодых. Недееспособный человек в семье – большое горе.

Но стоит иметь в виду, что недееспособным гражданин может быть признан только судом.

Недееспособность характеризуют и определяют две составляющие. Первая – это наличие психического заболевания, вторая – непонимание значения своих действий и невозможность руководить ими.

Недееспособный гражданин может нести в себе угрозу не только окружающим, но и себе лично. Так, например, будучи не признанным недееспособным по решению суда, человек находящийся в определенном состоянии может подписать любые бумаги, документы, может уехать куда-либо, подарить и т.д. Этим состоянием могут воспользоваться мошенники и непорядочные люди.

Защитите своих близких – признайте их недееспособными в судебном порядке, сохраните им и себе спокойное сосуществование, оградите себя от мошенников!

На протяжении многих лет наша компания специализируется на решении гражданских дел, в том числе по вопросам признания гражданина недееспособным или ограниченно дееспособным.

Что же такое недееспособность?

НЕДЕЕСПОСОБНОСТЬ. ОБЩИЕ ПОНЯТИЯ

Правоспособность возникает у гражданина с момента его рождения. Уже с рождения каждый гражданин может иметь имущество в собственности, наследовать, завещать, менять место жительства и пр. Дееспособным, т.е. способным приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их гражданин в полном объеме приобретает с наступления совершеннолетия.

Вследствие психического расстройства и невозможности понимать значение своих действий или руководить ими гражданин может быть лишен своей дееспособности и признан судом недееспособным. Недееспособность – это невозможность создания и осуществления человеком своих гражданских прав и обязанностей. Суд так же назначает над недееспособным опекуна, который выступает и действует в интересах недееспособного.

Только наличие психического расстройства, в результате которого гражданин не может адекватно воспринимать действительность и контролировать свои поступки дает возможность членам семьи, органу опеки и попечительства, а также работникам лечащего заведения подать исковое заявление о признании недееспособным гражданина. При этом гражданин может быть направлен принудительно в специализированные стационарные учреждения для прохождения психиатрического освидетельствования.

ПРОЦЕДУРА ПРИЗНАНИЯ ГРАЖДАНИНА НЕДЕЕСПОСОБНЫМ В СУДЕ

Процедура признания гражданина недееспособным достаточно длительная, сложная, кропотливая, поэтому если у вас возникла необходимость и вы задаете себе вопрос « Как признать недееспособным человека?», значит вам реально нужна помощь юриста.

Процедура признания гражданина недееспособным определяется законодательством РФ. Для признания гражданина недееспособным необходимы определенные основания. Следует так же иметь в виду, что, если основания, в силу которых гражданин был признан недееспособным, отпали, суд признает его дееспособным по заявлению законных представителей или по заявлению самого недееспособного. На основании решения суда отменяется решение о недееспособности гражданина.

Наш богатый опыт и знания помогут вам определить основания, составить иск о признании гражданина недееспособным и пр.

Законодательством РФ определен небольшой круг людей, уполномоченных подать исковое заявление о недееспособности гражданина. К этому кругу отнесены члены семьи, близкие родственники, органы опеки и попечительства, психоневрологические учреждения.

Исковое заявление о признании гражданина недееспособным подается по месту жительства этого гражданина, либо по месту нахождения психоневрологического учреждения, если в этот момент гражданин находится в нем на стационарном лечении.

На основании искового заявления назначается проведение судебно-психиатрической экспертизы над гражданином, который признается недееспособным. По результатам судебно-психиатрической экспертизы суд принимает решение о признании гражданина недееспособным и назначает опекунство над недееспособным. Присутствие гражданина, относительно которого принимается решение о его недееспособности является обязательным на судебном заседании, но тем не менее допускается и его отсутствие, если его присутствие по каким-либо веским причинам невозможно.

Следует все же иметь в виду и понимать, что наличие психического заболевания, признание гражданина недееспособным не лишает его прав и обязанностей, гарантированных каждому гражданину РФ конституцией и другими нормативно-законодательными актами РФ. В связи с недееспособностью имеют место некоторые ограничения признанные защищать законные интересы недееспособного, а также права, свободы и безопасность других граждан.

Недееспособный гражданин имеет право на наследство, право на обязательную долю в наследстве, право на социальные льготы и пособия, право на подачу писем, жалоб, заявлений и претензий в органы государственной власти, право на лечение, право на жилье, право на льготу на оплату коммунальных платежей и пр.

Все сделки от имени недееспособного гражданина совершает опекун. Опекун распоряжается всем имуществом и доходами недееспособного гражданина.

Если Вы хотите узнать подробнее о Ваших правах и Вам необходима наша юридическая помощь:

СУДЕБНО-ПСИХИАТРИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА ПО ДЕЛАМ О НЕДЕЕСПОСОБНОСТИ

Судебно-психиатрическая экспертиза обязательна при рассмотрении исков о признании гражданина недееспособным. Психиатрическая экспертиза в зависимости от состояния больного или от обстоятельств может производиться в условиях стационара, в приемной стационара, амбулаторно, непосредственно в зале суда. Экспертиза проводится квалифицированными врачами-психиатрами. Суд назначает судебно-психиатрическую экспертизу после предварительного ознакомления со справками, выписками из истории болезни, актами, и др. документами, свидетельствующими о наличии психического расстройства или неадекватного поведения в обществе.

В условиях стационара, в психиатрических отделениях экспертиза может проводиться вплоть до 30 дней. В некоторых случаях суд может потребовать повторного освидетельствования недееспособного в зале суда.

Назначение судебно-психиатрической экспертизы в выяснении возможности гражданина адаптироваться в обществе, в его степени агрессивности и опасности к окружающим, а также необходимости назначения над гражданином опеки.

В некоторых случаях, когда гражданин всячески уклоняется от проведения судебно-психиатрической экспертизы и освидетельствования на недееспособность и определения реального психического состояния, гражданин может быть принудительно направлен в психиатрическое учреждение для проведения освидетельствования.

Если Вы хотите узнать подробнее и Вам необходима наша юридическая помощь, рекомендуем

ОПЕКА НАД НЕДЕЕСПОСОБНЫМ

После того, как судом вынесено решение о признании гражданина недееспособным, органы опеки и попечительства по месту жительства недееспособного в течении одного месяца назначают опеку над недееспособным или ограниченно дееспособным для защиты и реализации прав и свобод недееспособного, а также защите его интересов. Если в течении месяца опекун не будет назначен его полномочия переходят на орган опеки и попечительства.

Назначение кандидатуры опекуна может быть обжаловано в суде заинтересованными лицами.

Опекуном может быть совершеннолетний, дееспособный, гражданин. При этом этот гражданин не должен иметь судимости за преднамеренное нанесение вреда здоровью или жизни людей. Опекуном не может быть назначен гражданин, лишенный родительских прав. Иногда во внимание при назначении опекуна принимается мнение самого подопечного, его привязанности и предпочтения. Во внимание принимаются родственные отношения между недееспособным и назначаемым опекуном

Опекун может быть назначен только с его согласия.

Обязанности по опеке и попечительству выполняются безвозмездно. Опекуны и попечители несовершеннолетних граждан обязаны проживать совместно со своими подопечными. С шестнадцатилетнего возраста недееспособного возможно его раздельное проживание с опекуном, только при разрешении на то органа опеки и попечительства.

Опекун действует в интересах недееспособного, он обязан заботиться должным образом о здоровье, воспитании, учебе, содержании, об уходе, о лечении и пр. о нем.

Опекун обязан распоряжаться имуществом недееспособного только в его интересах, расходовать доходы, полученные от управления его имуществом исключительно в интересах недееспособного гражданина. Опекун не вправе без предварительного согласия органа опеки и попечительства совершать сделки по отчуждению, обмену, сдаче внаем, дарению, передачу в залог и пр. имущества, принадлежащего недееспособному на праве собственности.

На опекуна возлагается ответственность за противоправные действия своего подопечного – недееспособного, он же возмещает вред, причиненный недееспособным гражданином.

Опекун может быть освобожден от выполнения своих обязанностей добровольно по личному заявлению, либо по решению суда по иску заинтересованных лиц.

ОГРАНИЧЕНИЕ ДЕЕСПОСОБНОСТИ

Никто не может быть лишен или ограничен в дееспособности иначе как в случаях и в порядке, установленных законом.

При ограничении дееспособности правоспособность граждан сохраняется, т.е. человек не вправе самостоятельно распоряжаться своими доходами и заключать сделки, но несет ответственность за свои правонарушения.

Ограничение дееспособности возможно в случае злоупотребления гражданином спиртными напитками и/или наркотиками.

Частично ограничены в дееспособности несовершеннолетние до наступления совершеннолетия.

Статья написана по материалам сайтов: studme.org, legalacts.ru, www.pravozakona.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector