+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

Халатность врача повлекшая смерть пациента 2019 год

Юридические консультации, поддержка и помощь адвоката по уголовным делам. Квалифицированная защита прав на следствии и в суде.

Бесплатные консультации ежедневно с 9.00 до 21.00 МСК

При возникновении проблем со здоровьем все мы обращаемся к медикам. Однако, к сожалению, нередки случаи, когда халатность врача привела к смерти больного. И тут, помимо горя близких, возникает вопрос и о привлечении к ответственности самого врача.

Когда ошибка врача повлекла за собой смерть пациента, то родственникам сразу же важно сделать первые шаги для того, чтобы добиться возмещения материального и морального ущерба.

В частности, необходимо перед обращением в правоохранительные органы или в суд инициировать проведение ряда экспертиз для выяснения действительной причины смерти больного.

Как доказать вину врача в смерти пациента по его халатности

В первую очередь необходимо апеллировать к медицинской карточке больного и его истории болезни. Ведь халатность может заключаться не только в ошибочном выборе метода лечения, но и в неправильной постановке диагноза.

Кроме того, халатность врачей, повлёкшая смерть пациента, достоверно устанавливается с помощью судебно-медицинских экспертиз. В некоторых случаях их необходимо провести несколько, чтобы полностью прояснить истину.

В ряде случаев требуется эксгумация тела для того, чтобы эксперты смогли провести свои исследования. Весь этот процесс должен осуществляться в полном соответствии с нормами Уголовно-процессуального законодательства.

Если у вас случилось несчастье вследствие врачебной халатности, обратитесь за юридической помощью к адвокату. Он сумеет расставить приоритеты и подскажет верный ход ваших действий.

Если халатность врачей привела к смерти пациента, статья 293 Уголовного кодекса будет основной для следственных органов. В то же время не исключено, что действия врачей могут быть квалифицированы и по иным нормам уголовного закона.

Например, когда халатность врачей привела пациента к коме, то обвинения могут быть предъявлены и по другим статьям.

Для того, чтобы грамотно построить свою позицию в отношении обвинения недобросовестного медицинского персонала в смерти гражданина, нужно понимать, что же собственно считается халатностью?

С точки зрения уголовного права смерть пациента по вине врача в качестве проявления халатности может рассматриваться в нескольких случаях.

Врач в силу своей недостаточной профессиональной подготовки выбирает заведомо неправильный метод лечения, который оборачивается для больного летальным исходом.

Халатность будет иметь место тогда, когда медик должным образом не оценил всю серьёзность состояния здоровья больного. В результате такой лени или беспечности пациент умирает.

Халатностью может стать и стремление вылечить больного самым простым способом в то время, как недуг нуждается в значительно серьёзном врачебном вмешательстве.

Была ли в действиях врача халатность, в итоге установит следствие с помощью одной или нескольких экспертиз. Кроме того, наверняка будет учтено и мнение независимых медиков.

Как привлечь к уголовной ответственности врача в случае смерти пациента

У родственников пострадавшего пациента есть два пути привлечь к ответственности недобросовестных медиков.

Первый из них это обращение с заявлением в полицию. Тогда решение о возбуждении уголовного дела будет принято по результатам проверки всех изложенных в заявлении фактов.

Наряду с требованием привлечь врача к ответственности, родственники умершего больного могут поставить вопрос о взыскании материального и морального ущерба. Тогда возможность взыскания сумм будет рассмотрена в рамках гражданского иска.

Внимание важно! Не торопитесь сразу обращаться в суд с заявлением о возмещении. Нужно дождаться результатов проверки со стороны компетентных органов, по факту смерти пациента вследствие халатных действий врача или иных медицинских работников.

Обращаясь с заявлением, нужно подробно описать, в чём же именно состояла халатность медицинского персонала. Кроме того, следует очертить и тот круг действий, которые на самом деле должен был предпринять врач.

Ещё одним способом является обращение в органы прокуратуры. Как это сделать читайте в нашем следующем подразделе.

Каждый случай с врачебными ошибками носит индивидуальный характер. Поэтому следует перед обращением в правоохранительные органы посоветоваться с адвокатом в Москве, специализирующимся на медицинском праве.

Как написать жалобу в прокуратуру на халатность врача при смерти пациента

Прежде всего, следует определиться с органом прокуратуры, куда следует отправлять обращение. Это можно сделать и по месту жительства родственника умершего человека.

Само заявление следует начать с подробного описания обстоятельств, в силу которых произошло обращение за медицинской помощью (госпитализация, вызов бригады скорой на дом, визит к врачу амбулаторно).

После этого жалоба в прокуратуру на халатность врача должна содержать ссылку на наступившую смерть пациента. Если уже известны её причины, то следует написать и о них (неправильное лечение, передозировка лекарств).

Обратиться с жалобой в прокуратуру на действия, бездействия врача, которые привели к смерти пациента можно и самостоятельно, но лучше это дело доверить профессионалу, который имеет необходимый опыт.

Это интересно:  Права пациента в лечебной организации 2019 год

Дальше следует описать те действия, которые образовали состав предполагаемого преступления врача. Иными словами, необходимо указать, в чём именно состояла халатность.

В конце заявления следует попросить проверить изложенные факты и принять меры к возбуждению уголовного дела.

Естественно, что необходимо приложить и все медицинские документы, подтверждающие обращение к врачу и констатацию факта смерти. Чем их больше, тем легче будет сотруднику прокуратуры принять обоснованное решение по дальнейшему движению дела.

Ответственность врача, за халатность повлёкшую смерть пациента

Мы уже выше отмечали, что устанавливает ответственность за халатность врачей статья 293 УК РФ. Что же предполагают её нормы.

Так, если халатные действия повлекли за собой смерть, то возможно наказание, как в виде принудительных работ, так и в форме лишения свободы. В обоих случаях максимальный срок уголовного наказания может составить 5 лет.

Если врачебная ошибка повлекла за собой смерть нескольких человек, то максимальный срок лишения свободы может длиться уже 7 лет.

Кроме того, медик может быть лишён временно права осуществлять врачебную деятельность. Срок отстранения от выполнения обязанностей может составлять 3 года.

При назначении окончательной меры наказания будут приняты во внимание как смягчающие, так и отягчающие обстоятельства, сопровождавшие смерть по халатности врача.

Помощь адвокатов в случае смерти по халатности врачей

Столичные адвокаты, сотрудничающие с нашим порталом, оперативно подскажут, как наказать врача за халатность. Все необходимые консультации будут предоставлены как онлайн, так и в телефонном режиме.

Следует помнить о том, что смерть по ошибке врача часто сопряжена с трудностью по сбору доказательств. Отчасти это обусловлено корпоративной солидарностью среди людей в белых халатах.

Поэтому юридическая поддержка в желании добиться справедливости будет только кстати. Ведь специалист изучит все материалы по несчастному случаю и выработает исходя из них тактику правильного поведения.

Подготовка заявления к правоохранителям, сопровождение процесса следствия и участие в судебных заседаниях – все это может стать залогом того, что виновный будет привлечён к заслуженному наказанию.

Обязательно поделитесь с друзьями!

Врач: право на ошибку

Ситуация непримиримая. Многие медики считают, что на них разворачивается травля, и предупреждают: если врачу (например, хирургу) «связать руки» угрозой суровой ответственности, он перестанет рисковать ради спасения пациента. И если «разогревать» в обществе градус агрессии по отношению к людям в белых халатах — нас в итоге просто некому будет лечить. Другая сторона возражает: самоотверженные и профессиональные врачи у нас, конечно, есть. Но есть и другие: пациенты реально сталкиваются с халатностью, некомпетентностью, вымогательством денег. И с этим надо что-то делать.

Конечно же, любой доктор должен отвечать за результаты своей работы. С другой стороны, мы видим, что порой врачей наказывают и даже лишают свободы в очень спорных случаях: делали все, что могли, пациента спасти не удалось, а в результате доктор становится обвиняемым в суде. Почему так происходит?

Доверяй, но проверяй

«Система контроля над врачебной деятельностью прописана очень четко, — считает доктор медицинских наук, член правления Российского общества клинической онкологии (RUSSCO) Михаил Бяхов. — Первый уровень — в самом медучреждении. Завотделением проводит обход больных совместно с врачами, определяется тактика обследования и лечения, все это отражено в истории болезни. Перед выпиской больного завотделением проверяет и оценивает историю болезни по нескольким критериям. Далее ее проверяет зам главного врача по экспертизе. Последний уровень проверки — страховые компании».

В идеале все предусмотрено: в операционной медсестра обязана учитывать инструменты и перевязочные материалы, сверять их количество до и после операции. Тактику лечения тяжелых больных определяют коллегиально, на консилиуме. Молодых врачей курируют старшие товарищи. Каждый летальный исход разбирается на специальной комиссии, и если выявляются ошибки — проходит разбор на клинико-анатомической конференции. В обоих случаях привлекаются сторонние рецензенты.

Казалось бы, каждый шаг врача проходит под постоянным контролем, при такой системе вероятность ошибиться сводится к минимуму.

И все-таки эта система то и дело дает сбои.

Человеческий фактор

Конечно, большинство пациентов выздоравливает и вспоминает своих докторов с благодарностью. Тем не менее общая картина оценки тревожна: недавний опрос ВЦИОМ показал: лишь 9 процентов оценивают состояние здравоохранения на «хорошо» и «скорее хорошо». «Тройку» поставили 37 процентов. А более половины (52 процента) настроены критически.

«Конечно, бывают «проколы» из-за отсутствия материальной базы — скажем, больному нужно срочно сделать компьютерную томографию, а аппарат вышел из строя. Или в клинике недостаток препарата, и врач вынужденно сокращает больному курс лечения или уменьшает дозировку. В таких случаях ни о какой личной ответственности врача, конечно же, речи не идет, — говорит руководитель рабочей группы по qорганизации ОМС Всероссийского союза страховщиков Алексей Березников. — И все-таки две трети дефектов, выявляемых страховыми медицинскими компаниями при проверках, — это элементарные «забыл, не назначил, перепутал». То есть пресловутый человеческий фактор».

Эксперт рассказал о вопиющих случаях таких ошибок. Проверяли один из перинатальных центров, и выяснили: необходимые лекарства назначались недоношенным новорожденным без учета сниженной массы тела. В результате — у нескольких младенцев двукратная передозировка привела к тяжелой почечной и печеночной недостаточности. Больной должны были оперировать бедренную вену, но ошибочно убрали бедренную артерию. Массированное кровотечение. Ногу пришлось ампутировать. Родившую женщину из-за простуды, чтобы не заражала других, выписали домой. Состояние внезапно ухудшилось, лихорадка, послеродовой эндометрит. Спасти пациентку не удалось…Больной острым панкреатитом молодой мужчина помещен в хирургический стационар. Лечащий врач не обращает внимания на растущий лейкоцитоз, не проводит необходимых инструментальных исследований и выписывает пациента из стационара. А у того развивается панкреонекроз, сепсис, который привел к смерти.

Это интересно:  Признание иностранного гражданина недееспособным 2019 год

Конечно, перечисленные ситуации — за гранью. Но таким трагедиям предшествуют другие, не столь вопиющие нарушения, не повлекшие за собой фатальных последствий. Отвечать за подобное, когда медики ошиблись, недоглядели, хотя для пациента все обошлось, — все равно нужно, безнаказанности не должно быть.

«При лечении больного врач просто обязан иметь в виду и собственную безопасность, тогда его ошибки будут сводиться к минимуму, — считает доктор Бяхов. — Для этого необходимо постоянно учиться, не стесняться привлекать более грамотных коллег в решении клинических задач. Не говорить, к примеру, что ты умеешь выполнять, например, гастрэктомию по поводу рака желудка, если ты самостоятельно выполнил меньше 30 таких операций. Это — недостаточный опыт, есть определенная кривая обучения, и так далее. Ошибка, как правило, совершается или по халатности, или от нехватки профессиональных навыков, то есть переоценки собственных возможностей».

Право жаловаться

Мы, пациенты, часто не можем объективно судить о качестве лечения, то есть работы врача. Мы скорее оцениваем «обертку»: внимательный, выслушивает, отвечает на вопросы — значит, хороший доктор. Стало легче — тем более считаем, что повезло попасть в профессиональные руки. Но если исход лечения плохой, тут, даже если доктор сто раз прав и сделал все, что от него зависело, пациент зачастую недоволен. Отсюда и жалобы, и проявления агрессии в отношении врачей.

Между тем у пациентов есть законный способ защитить себя.

«Собственно, система контроля за деятельностью медучреждений выстраивается в интересах и пациента, и врача, — говорит сопредседатель Всероссийского Союза общественных объединений пациентов Юрий Жулев. — Пациент имеет право сомневаться в результатах лечения и требовать проверить, правильно ли его лечили. Он вправе обратиться в свою страховую компанию, и она обязана отреагировать на жалобу. Еще одна контролирующая инстанция — Росздравнадзор. При этом, если проверка проводится непредвзято, если медицинская экспертиза выполняется компетентными экспертами (а врач все делал правильно), — ему нечего опасаться. Кстати, если «хронический» пациент столкнулся с нарушением своих прав, он может также обратиться и в пациентскую организацию».

В непредвзятости выводов при проведении медэкспертизы во время проверок, возможно, ключ решения проблемы. Глава Национальной медицинской палаты Леонид Рошаль уже несколько лет продвигает идею создания независимой медэкспертизы — три первых таких экспертных центра в качестве «пилота» должны открыться в Подмосковье, Смоленской и Липецкой областях. По мнению Рошаля, независимый статус таких центров поможет объективно «разруливать» конфликтные ситуации между врачом и пациентом, не доводя дело до суда. Правда, для создания таких центров нужны вложения, и не малые. Остается открытым и вопрос, насколько экспертиза, созданная под эгидой медицинского сообщества, может быть действительно независимой.

Сейчас медицинскую экспертизу, если в результате жалобы пациента выясняется ее необходимость, проводит страховая организация, выполняются проверки и в системе Фонда ОМС. Кстати, расхожее пациентское мнение: доказать врачебную ошибку, даже если она очевидна, невозможно, поскольку эксперты, сами медики, всегда работают в пользу коллег. В союзе страховщиков уверяют, что это не так, экспертиза проводится независимо. Во-первых, к работе привлекают экспертов из других регионов, чтобы исключить круговую поруку, во-вторых, работают они по обезличенным документам.

«Созданная система контроля, включающая при необходимости и проведение медицинской экспертизы, вполне объективна, — настаивает Алексей Березников. — Проверки в системе ОМС проходят по двум направлениям: страховые компании работают по жалобам пациентов и, кроме того, выполняют плановые и целевые экспертизы в медучреждениях. Во втором случае это сотни тысяч проверенных историй болезни и амбулаторных карт на один миллион застрахованных. Если же говорить об обращениях граждан — речь идет примерно о 3500 жалоб в год. В 88% случаев выводы сделаны в пользу пациента, в 12% — действия медиков признаны обоснованными».

Михаил Бяхов тоже признает, что в большинстве случаев экспертизы проводятся объективно. И все-таки однозначно установить истину, по его мнению, возможно не всегда. «Сложность заключается в том, что медицина — это смесь ремесла и искусства. Это означает, что в сложных ситуациях однозначно толковать цепь событий, приведших к трагедии, не представляется возможным, — говорит эксперт. — Поэтому надо признать: спорные случаи были и будут, и выигрывает тот, у кого более грамотный адвокат».

Система координат

Чтобы спорных случаев было меньше, необходимы четкие критерии, по которым можно было бы судить: грамотно действовал врач или нет. В системе контроля, которую уже несколько лет выстраивает минздрав, ключевую роль играют клинические протоколы. По сути, эти документы описывают всю цепочку действий в отношении больного по всем основным видам заболеваний. Глава министерства Вероника Скворцова не раз подчеркивала: выполнение клинических протоколов, в написании которых принимали участие лучшие профильные специалисты страны, — это гарантия того, что пациент получит качественную помощь. Кроме того, для врача база данных таких рекомендаций (ее минздрав обещает сделать доступной на каждом рабочем месте) — подспорье в работе, помощь в выборе тактики лечения. Что касается возражений, что протоколы связывают врачу руки, не позволяют проявлять инициативу и принимать нестандартные решения, в минздраве утверждают, что это не так. Если ситуация с конкретным пациентом, особенности течения его заболевания не «вписываются» в прописанные алгоритмы, врач вправе применить индивидуальный подход в соответствии со своим опытом и клиническим мышлением.

Это интересно:  Верховного суда врач бактериолог 2019 год

Пока же, по словам министра, медиков будут «приучать» действовать в рамках правил: если доктор не раз игнорировал клинические рекомендации, это может говорить о его некомпетентности, а потому, если подобное обнаружится, его будут отправлять на переквалификацию.

В Росздравнадзоре тоже есть идеи, как улучшить качество медицины. Глава федеральной службы Михаил Мурашко предложил медицинским и фармацевтическим организациям активнее внедрять внутренний аудит. Для этого в Росздравнадзоре разработали и утвердили специальные чек-листы — алгоритмы таких проверок.

«Чек-листы, по сути, охватывают основные направления деятельности медучреждения, безопасности и прав граждан. Каждая организация имеет возможность для самотестирования в рамках внутреннего аудита на соответствие требованиям законодательства», — пояснил Михаил Мурашко.

Понятно, что если в клинике будет налажен бескомпромиссный внутренний контроль, дефектов в работе врачей будет меньше.

Сидеть или не сидеть

Впрочем, все эти рассуждения о «критериях» и «протоколах» рядовому пациенту малоинтересны. Для больного все просто: если врач лечит хорошо, ему надо сказать спасибо и платить такому доктору достойную зарплату. А если имела место халатность или некомпетентность — врач должен нести ответственность.

За рубежом за неумышленные ошибки врачей не сажают. Интересы и пациента, и доктора защищены страхованием врачебной ответственности. Если доказано, что пациент пострадал из-за неправильного лечения, он получает денежную компенсацию. При этом, если доктор уличен в том, что именно его действия нанесли пациенту вред, тюрьма ему не грозит. Но грозит фактически профессиональная смерть: его действия бескомпромиссно разбирают в профессиональной ассоциации, и если некомпетентность подтверждается, лишают права заниматься практикой.

Возможность ввести обязательное страхование ответственности врача (в первую очередь в высокорисковых областях медицины — хирургии, онкологии) обсуждалась и в нашей стране. Но модель эта дорогая, а потому до реальных шагов к ее исполнению дело не дошло.

Действующая сейчас внутриотраслевая система контроля (в ее основе — «треугольник»: Росздравнадзор, ФФОМС, страховые медицинские компании) ответственность за нарушения и ошибки возлагает на медучреждение, персонально врача тут тоже не наказывают. Тем не менее едва ли не любой доктор работает под дамокловым мечом возможной уголовной ответственности — если расследованием смерти или нанесения тяжкого вреда здоровью пациента начинают заниматься правоохранительные органы.

И тут мнения даже в профессиональном сообществе расходятся. Одни считают, что в наших условиях уголовная ответственность медиков должна сохраняться, но распространяться не только на врачей, но и руководителей медучреждений. Ведь именно главный врач несет ответственность за создание условий работы своих подчиненных и за их профессиональный уровень. Разве возможно оставить безнаказанной, например, ситуацию, когда роженицу, пришедшую в роддом «самотеком» и без документов, оставляют на улице, и она умирает? Или когда из-за недогляда медперсонала в перинатальном отделении в неисправном кювезе от перегрева погибает младенец? (Все это — реальные случаи, увы).

Впрочем, по-своему убедительна и противоположная точка зрения: боязнь уголовной ответственности (не за бездеятельность, а за «неправильно» якобы проведенное высокорисковое лечение) толкает медиков на искажение истинной картины заболевания. Не случайно же есть такая расхожая фраза: история болезни пишется для прокурора. А в результате ошибки скрывают, а значит, не анализируют. На них не учатся. Вот почему нужно восстановить понятие презумпции невиновности врача.

Нам всем надо понять: можно и нужно стремиться свести врачебные ошибки к нулю, но совсем их избежать невозможно. В США, например, официально признано: количество летальных исходов из-за неправильных действий медиков занимает третье место в перечне основных причин после сердечно-сосудистых заболеваний и рака — более 250 тысяч таких смертей зафиксировано в 2017 году.

Истина, наверно, где-то посредине. Очевидно, нужно стремиться к четкому разграничению самого понятия «ошибка». Можно и нужно наказывать, если врач оставил пациента без помощи, или если не оказал ему ту помощь, которая была необходима. Но если в тяжелой ситуации врач боролся, но болезнь оказалась сильнее — здесь ставить клеймо «ошибка» нельзя. Было бы странно обвинять врача в том, что он не Бог.

Статья написана по материалам сайтов: rg.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector