+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

Графинина суд зарплата врачи 2019 год

В краевом суде и районных судах рассматриваются десятки дел о недоплатах заработной платы медперсоналу — в основном это касается районных клиник: Ачинской, Минусинской, Березовской, Иланской и других. Только за 24 августа в картотеке краевого суда находится 8 таких дел. В качестве примера приведем одно такое дело — иск санитарки Ачинской межрайонной больницы к своему работодателю.

Женщина обратилась в суд с иском к краевому государственному бюджетному учреждению о взыскании недоначисленной зарплаты и компенсации морального вреда.

За зарплату бюджетникам отвечает минфин, поэтому обратился к ним с запросом. Они отметили, что проблем с выплатной зарплаты работникам краевых медучредждений не существует. Финансирование осуществляется в полном объеме своевременно, задержки выплаты отсутствуют.

— Судебные дела, информация о которых опубликована на сайте Красноярского краевого суда, возбуждены на основании исковых требований некоторых работников учреждений бюджетной сферы края о выплате недоначисленной в 2017 году заработной платы в связи с принятием Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 7 декабря 2017 года № 38-П (далее — Постановление № 38-П), — рассказывают в министерстве.

Там также считают, что районный коэффициент и работы в районах Крайнего Севера не могут включаться в состав МРОТ, а должны начисляться сверху, но у таких споров отсутствует единообразное мнение.

Источник: © ИСТОЧНИК ngs24.ru/news/ — НГС.НОВОСТИ»

Плата за ошибку: за неправильные действия медиков присудили рекордные компенсации

15 млн руб. в России и 15 млн фунтов в Великобритании – таковы рекордные компенсации, выплаченные за врачебные ошибки. Но отстаивать свои права в суде решаются не все, а степень успешности жалобы предсказать невозможно. Право.Ru рассматривает, какова ситуация с «медицинскими» разбирательствами в России и в мире, любят ли судиться с врачами в Европе и США и кто рассматривает претензии пациентов в Японии.

Российский рекорд: ошибка ценой 15 млн руб.

На прошлой неделе стало известно, что Первый санкт-петербургский госмедуниверситет им. академика И. П. Павлова выплатил в качестве компенсации морального вреда за врачебную ошибку 15 млн руб. жительнице Питера Ирине Разиной. Решение о рекордной для российской судебной практики компенсации принял в 2012 году Приморский районный суд Санкт-Петербурга, а в ноябре того же года решение устояло в Санкт-Петербургском городском суде.

Суд признал, что из-за ошибки медиков, выбравших неправильную тактику проведения родов, здоровью женщины был причинен тяжкий вред, а ребенок родился с необратимым повреждением головного мозга. В стабильно тяжелом состоянии он прожил всего чуть более двух лет.

Как сообщили «Право.Ru» в адвокатском бюро «S&K Вертикаль», представлявшем интересы Разиной, по заявленной, присужденной и выплаченной сумме это дело является беспрецедентным, хотя аналогичные иски подаются в российские суды регулярно.

Россия в цифрах

3 млн руб. составила в декабре 2014 года компенсация за смерть двухлетней девочки, которая скончалась в больнице Сургута по вине невнимательного педиатра.

2,1 млн руб. компенсации в ноябре 2014 года Камчатский краевой суд обязал выплатить Петропавловск-Камчатскую городскую больницу № 2, вовремя не выявившую патологию у роженицы. Родители просили взыскать 4 млн руб.

1 млн руб. взыскал в мае 2012 года Саратовский областной суд с саратовской клинической больницы № 8 в пользу мужчины, чья жена погибла при родах из‑за врачебной ошибки. Суд также присудил матери погибшей 800 тыс. руб.

1 млн руб. компенсации морального вреда в сентябре 2012 года присудил Хабаровский краевой суд женщине, чей новорожденный ребенок погиб по вине врачей. Женщина просила взыскать 2 млн руб.

1 млн руб. компенсации Миасский городской суд (Челябинская область) взыскал в феврале 2014 года с челябинской городской клинической больницы № 1 в пользу пациентки, у которой врачи по ошибке удалили щитовидную железу.

Шансы на успех

По приблизительным оценкам, ежегодно в России из-за врачебных ошибок погибает 40–50 тыс. человек. Официальной статистики медицинских ошибок и их последствий не существует, как отсутствует в российском законодательстве и само это понятие. Число возбужденных по факту неправильного лечения уголовных дел довольно невелико – во всяком случае, намного меньше, чем в Европе или США. Тем не менее обращение в суд на сегодняшний день – единственный способ защиты интересов пациента.

Надеяться на серьезную компенсацию не стоит – уголовные дела в отношении медработников прекращаются в 70 % случаев. Закон не дает и четких критериев, позволяющих определить размер компенсации морального вреда – не существует даже привязки для определения размера выплаты. В итоге сумма назначается исключительно судом, опирающимся на «разумность и справедливость, характер и степень страданий, степень вины причинителя» (1101 ГК РФ). На деле это выливается в то, что требования по медицинским делам редко удовлетворяются в полном объеме.

«Суды на формальном и психологическом уровне не способны выносить решения о взыскании значительных сумм. Последствием такого отношения является крайне низкая оценка жизни и здоровья окружающих людей», – комментирует сегодняшнюю ситуацию в сфере медицинского права партнер юридической фирмы «ЮСТ» Александр Боломатов. По его оценкам, средняя компенсация морального вреда составляет 300–400 тыс. руб. и возрастает до 1 млн руб. в случае гибели пациента.

За рубежом компенсация морального вреда начинается в среднем от $150 тыс. и может доходить до нескольких миллионов долларов. Размеры компенсаций, принятые в мировой практике, часто были установлены в результате судебных тяжб пострадавших с авиакомпаниями, железнодорожными компаниями и т. д. «Со временем данные стандарты стали нормой и были закреплены в судебной практике», – поясняет Боломатов.

Это интересно:  Права человека в медицинских услугах 2019 год

Британский рекорд

Абсолютным рекордом стала присужденная недавно британским судом компенсация в размере 15 млн фунтов стерлингов мальчику, ставшему инвалидом в результате действий врачей при родах.

Диагноз ДЦП Джеймс Робшоу получил из-за кислородного голодания при рождении. При полностью сохранном интеллекте у него парализованы конечности, а общаться он может только при помощи специального аппарата, управляемого глазами.

На рассмотрение дела у суда ушло шесть лет – представители британской системы здравоохранения не торопились признать свою вину, вероятно пытаясь избежать потока аналогичных претензий.

«Справедливо решать вопрос о компенсациях опираясь на сохранение уровня жизни родственников пострадавшего, – именно такой подход избран во многих странах мира», – отмечает Александр Боломатов. Суть его состоит в том, что «уход из жизни или снижение качества жизни должно быть компенсировано таким образом, чтобы максимально снизить неудобства пострадавшего».

Именно этим принципом и руководствовался британский суд при назначении компенсации, в которую вошли стоимость пожизненной терапии, в том числе оплата услуг сиделки, работающей под руководством врача-специалиста по нарушениям мозговой деятельности; стоимость необходимого пациенту медоборудования и его обслуживание; необходимые перестройки дома – такие как, например, создание специальной терапевтической зоны; компенсация за потерю дохода в течение всей жизни.

США против Европы

США остается лидером по количеству медицинских исков – статистика приводит 50 000–60 000 исков на 301 млн жителей, то есть 170–200 жалоб на 1 млн человек. Хотя в последние годы и зафиксировано снижение числа подобных жалоб, как подсчитали в Forbes, новый медицинский иск поступает на рассмотрение каждые 43 минуты (в 3,5 раза чаще, чем, например, в Канаде). Лидируют США и по стоимости врачебных ошибок – на выплату компенсаций и сопутствующие расходы уходит около 2,4 % всех затрат США на здравоохранение.

Обычно компенсации за промахи медиков колеблются здесь в диапазоне $200 000–500000, при этом, несмотря на существующие в ряде штатов ограничения на компенсацию морального вреда, периодически переваливая и за миллион. Значительность сумм по сравнению с другими странами объясняется рядом особенностей, среди которых высокие расходы на суды присяжных, условный гонорар юристам (contingency fee – выплачивается только при успешном исходе дела), «раздельная» оплата судебных издержек сторонами и, конечно же, то, что в отличие от стран Европы система здравоохранения США не предполагает всеобщего медицинского страхования и на помощь государства в решении возникших по вине медиков проблем рассчитывать не приходится.

Слишком высокие компенсации увеличивают расходы здравоохранения и косвенно, через появление так называемой «оборонительной медицины» – в попытке подстраховаться медики назначают гораздо больше анализов и визитов, чем требуется, существенно увеличивая расходы на лечение.

В Европе (где действует так называемая «беспроигрышная система» компенсаций – no-fault system) существуют более жесткие, чем в США, ограничения, касающиеся компенсационных выплат пациентам: так, покрывается 75 % материального ущерба, а моральный ущерб компенсируется главным образом за физические страдания.

Однако подобный подход вполне оправдан наличием гарантированной медстраховки или низкой стоимостью судебных разбирательств. Существует социальный договор: врачи соглашаются на не такую высокую, как в США, зарплату в обмен на ограничение ответственности, отмечает блогер The Economist; пациенты же принимают то, что не могут подавать многомиллионные иски против медиков, но имеют доступную и качественную систему здравоохранения.

Японский прорыв

Японская практика в области врачебных ошибок до сих пор была малоизвестна в мире. Это неудивительно: пациенты, которые, по до недавних пор распространенному мнению японских врачей, должны были оставаться «непросвещенными и зависимыми», редко подавали в суд на медиков – в том числе и потому, что инициирование разбирательства обходилось в несколько тысяч долларов. Юристы, в свою очередь, не горели желанием практиковать в непростой и неприбыльной области медицинского права. Процессы затягивались на долгие годы – средний срок рассмотрения медицинского иска в середине 1990-х годов составлял 3,5 года, но мог растянуться и на 20 лет. Вознаграждения же оставались предсказуемо невысокими – в принятии решений о суммах судьи использовали суммы компенсаций, принятых при дорожных авариях, игнорируя моральный ущерб. Низкие страховые суммы для медучреждений только усугубляли ситуацию.

В последние годы ситуация изменилась: в результате проводимых властями страны реформ число исков о врачебных ошибках возросло и составляет 5000–10 000 исков на 170–200 млн населения, т. е. 40–80 жалоб на 1 млн человек – для сравнения, в 2004 году общее число исков составляло 1100.

Врачи стали с большей уверенностью делиться с пациентами информацией, предварительно заручившись информированным согласием на проведение терапии, общее число юристов возросло за счет снижения планки при сертификации, а радикально решить вопрос о длительности процессов помогло учреждение в восьми территориальных зонах специальных подразделений суда, в которые направляются все жалобы, касающиеся врачебных ошибок. Результат – не только опытные судьи, работающие с пулом независимых экспертов, но и появление «экспертных советов», решающих вопросы сторон на досудебной стадии.

Интересные факты из зарубежной практики:

  • более 61 % врачей старше 55 лет хотя бы раз становились ответчиками по медицинскому иску;
  • меньше всего судятся с педиатрами и психиатрами;
  • большинство истцов в медицинских делах – женщины (57 %);
  • 93 % выплат – результат досудебного урегулирования претензий;
  • основная причина исков о врачебных ошибках – неправильный диагноз.
Это интересно:  Основания для принудительной госпитализации в психиатрический стационар 2019 год

Совместное заявление профсоюза «Действие» и Гильдии защиты медицинских работников о зарплатах медиков

Сегодня, 9 февраля, Гильдия защиты медицинских работников и профсоюз «Действие» направили руководству страны совместное обращение по поводу зарплат медработников страны, а также ненормальных трудовых нагрузок в сфере здравоохранения. В обращении впервые опубликованы результаты исследования в котором приняли участие врачи 34 специализаций из 85 регионов Российской Федерации.

В основу обращения легли данные исследования, проведенного Гильдией в партнерстве с профессиональным медицинским сообществом «Врачи РФ», а также мониторинг проблем по итогам ежедневной работы профсоюза «Действие» в десятках регионов Российской Федерации. Адресатами обращения стали Президент России Владимир Путин, Председатель Правительства РФ Дмитрий Медведев.

В обращении отмечается, что задачи повышения заработной платы медицинских работников и создания условий повышения качества и доступности медицинской помощи, поставленные в 2012 году в «майских указах» главы государства, не выполнены должным образом, а статистика, которой отчитываются региональные власти и федеральные ведомства, основывается на методике подсчетов, искажающей реальную картину в сфере здравоохранения.

Обе организации согласны в том, что нужны срочные меры к исправлению ситуации. «Необходимо принять норму о том, что гарантированная заработная плата врача на одну ставку не может быть ниже размера 150% средней заработной платы по региону, заработная плата на одну ставку среднего медицинского персонала — не меньше 100% средней заработной платы по региону, притом, что средние размеры зарплаты врачей, младшего и среднего медперсонала должны быть сохранены согласно Указу Президента РФ от 7 мая 2012 г. № 597», — говорится в документе.

Публикуем полный текст обращения.

Президенту Российской Федерации
Путину В.В.

Председателю Правительства Российской Федерации
Медведеву Д.А.

В конце 2017 года Общероссийская общественная организация «Гильдия защиты медицинских работников» в партнерстве с профессиональным медицинским сообществом «Врачи РФ» провела масштабное исследование актуальной заработной платы врачей.

Статистические данные по результатам опроса восьми тысяч врачей, зарегистрированных в профессиональном сообществе «Врачи РФ», дают возможность объективно оценить ситуацию. В опросе приняли участие врачи 34 специализаций из 85 регионов Российской Федерации, работающие в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения. Такой масштаб и глубина исследования проведены в России впервые независимыми от государства организациями.

Гильдией защиты медицинских работников получены отличающиеся от этих цифр итоги общероссийского исследования заработной платы врачей, из которых следует, что средний полный доход российского врача (вне зависимости от региона и специализации, по совокупности всех ставок и доплат) составляет 42,2 тыс. руб. На уточняющем опросе 74% заявили, что назвали таковой сумму, полученную на руки, то есть за вычетом 13%. Это значит, что врачи вместе с налогами получают 46,8 тыс. руб., что на 6, 1 тыс. руб., меньше, чем по официальным данным.
Но главное то, каким способом достигается даже этот уровень дохода. Согласно опросу средняя ставка врачей без доплат составляет всего лишь 13,8 тыс. руб., с доплатами на одну ставку – 26,3 руб. Врачи вынуждены брать дополнительные ставки, чтобы выживать. Согласно нашему исследованию врачи всех специализаций работают более, чем на одну ставку. В среднем они трудятся на 1,45 ставки.

Среднее количество рабочих дней получается 5.37 в неделю.

Среднее количество рабочих часов – 47,23 в неделю.

Результаты проведенного исследования подтверждаются опытом ежедневной работы Межрегионального профсоюза работников здравоохранения «Действие» в десятках регионов Российской Федерации. Более того, по данным профсоюза, ситуация выглядит еще более тревожно, поскольку кроме совместительства в медицинских учреждениях широко применяется практика совмещения должностей и расширения зоны обслуживания, что нередко в разы увеличивает трудовую нагрузку на медработников. Все сказанное в равной степени относится не только к врачам, но и к среднему и младшему персоналу.

По Трудовому Кодексу РФ (ТК РФ) рабочая неделя медработника не должна превышать 39 часов в неделю, хотя есть медицинские специальности, которым установлены еще меньшие нормы. Заставляя медиков перерабатывать и совмещать должности из-за низкой заработной платы, государство создало систему нарушений санитарных правил, отраженных в ТК РФ в виде ограничения продолжительности рабочего времени. Это приводит не только к синдрому профессионального выгорания и к уходу из профессии, повышенной смертности среди врачей, но и к опасности для пациентов, поскольку врач с хронической усталостью не может оказывать качественную медицинскую помощь.

Правительством РФ и региональными властями для достижения показателей, предписанных в Указе Президента России, была утверждена порочная методика отчетности, согласно которой размер средних зарплат медработников исчисляется не на ставку, а на физическое лицо (с учетом внутреннего совместительства и других переработок). На отчетность влияют и повышенные зарплаты представителей административно-управленческого аппарата медучреждений, часто связанные и с дополнительными доходами от внедряемых коммерческих услуг.

Таким образом, имеется манипуляция цифрами. Показатели, заложенные в Указе Президента РФ, достигаются, прежде всего, не за счет повышения заработной платы медицинских работников, а за счет увеличения их трудовой нагрузки.

Администрация медучреждений в целях экономии на фонде оплаты труда оказалась заинтересованной в сокращении медицинского персонала, или даже в саботировании работы по привлечению работников на вакантные ставки медицинских должностей, жизненно важных для пациентов.

Все это не может не обострять проблему нехватки кадров. Счетная палата приводит данные, что еще к 2015 году в России образовался дефицит в 55,2 тыс. врачей. Средний и особенно младший персонал массово сокращается.

Это интересно:  Магистерская диссертация права и обязанности мед организаций 2019 год

Также результатом этой политики с учетом попытки сделать из медицины сферу рыночного регулирования стало катастрофическое падение доверия населения с 55% до 36% всего с 2015 до 2017 год, рост числа нападений на медицинский персонал, рост жалоб граждан на врачей только в правоохранительные органы до 6 тысяч — в три раза по сравнению с 2012 года – по сообщению СК РФ.

Гильдия защиты медицинских работников намерена правовыми способами добиваться соблюдения прав врачей на установленную законодательством РФ продолжительность рабочего времени при сохранении обещанного в Указе Президента РФ уровня заработной платы.

Мы считаем недопустимой сложившуюся ситуацию и просим принять меры к ее исправлению. В частности, необходимо принять норму о том, что гарантированная заработная плата врача на одну ставку не может быть ниже размера 150% средней заработной платы по региону, заработная плата на одну ставку среднего медицинского персонала — не меньше 100% средней заработной платы по региону, притом, что средние размеры зарплаты врачей, младшего и среднего медперсонала должны быть сохранены согласно Указу Президента РФ от 7 мая 2012 г. № 597.

Сопредседатели Гильдии защиты медицинских работников

Колкутин В.В.

Юсуфов А.М.

Сопредседатели Межрегионального профсоюза работников здравоохранения «Действие»

Коновал А.П.

Чацкая Е.А.

Публикация подготовлена в рамках проекта «Правовая поддержка работников медицинских организаций в Российской Федерации и мониторинг актуальных проблем в сфере социально-трудовых отношений в условиях реформирования общественного сектора здравоохранения» с использованием средств гранта Президента РФ на развитие гражданского общества.

Самара: уличили поликлинику в недоплате врачам 879

Чт, 27 апреля 18:12

Самарским стоматологам в поликлинике при городской больнице №7 платят заработную плату ниже прожиточного минимума, заставляют за свой счет покупать расходные материалы и даже ремонтировать рабочие кабинеты. Ряд врачей принудили уволиться «по собственному желанию», а вместо них начали работать «мертвые души». О невероятных вещах, которые происходят в поликлинике, врачи пожаловались в Центр защиты прав граждан «Справедливая Россия».

В мироновский Центр с жалобой на руководство поликлиники №1 больницы №7 в поселке Управленческий Самары обратился один из врачей. По словам медика, в учреждении происходят вещи, которыми должны заинтересоваться в прокуратуре.

Как рассказал специалистам мироновского Центра врач, ему тоже было предложено уволиться, но он не дал согласия. После этого главврач якобы пригрозила проверками, сказала, что имеет очень хорошие связи в ОБЭП.

После угроз, по словам врача, действительно последовала проверка. Медика хотели поймать на взятке, но попытка провалилась. Как и положено, оказав платную услугу, врач провел деньги через кассу.

* Зарплата стоматолога – 6950 рублей! *

Зарплата стоматолога, работающего на полную ставку, всего лишь 6950 рублей! Но и эти деньги врачу получить непросто. Четверть ставки обеспечивается за счет платного приема. Но цены на услуги в поликлинике такие же высокие, как в коммерческих, поэтому платно лечить зубы в стоматологии, где течет крыша, а потолки и стены покрыты грибком, люди не хотят. План по платному приему не выполняется. Но руководство винит в этом не себя, а врачей.

– Зачастую нас заставляют покупать материалы для приема «платников» за свой счет, хотя у нас зарплаты ниже прожиточного минимума. Само руководство поликлиники не делает ничего для привлечения платных пациентов. Нас заставляют покупать запчасти для оборудования и чинить его за свой счет. При открытии кабинета мне пришлось вложить в ремонт свои деньги! – жалуется врач.

На антисанитарию санэпидстанция по каким-то причинам не обращает внимания. Врачи работают без медсестры, так как на мизерную зарплату найти персонал руководство не может. А тем временем в поликлинике лечатся и вич-инфицированные пациенты. Обслуживать их без медсестры крайне опасно для здоровья врачей и противоречит правилам санэпидемиологии.

Медики подозревают, что деньги из клиники «уходят налево». По словам врача, в одном из кабинетов было заменено оборудование в рамках модернизации по госпрограмме. Однако вместо нового оборудования в кабинете появилось списанное, 2000-го года выпуска, ранее несколько лет простоявшее в подвале.

– Возможно, по документам оборудование должно было быть заменено на новое, так как в России тогда шла программа модернизации медучреждений. У нас должен быть визиограф, но его нет. Есть подозрение, что ведется двойная бухгалтерия, потому что зарплаты у нас предельно низкие. Вредность работы у стоматолога повышенная, но положенных дополнительных выплат руководство не дает.

Специалисты мироновского Центра передали информацию региональному лидеру «Справедливой России» Михаилу Маряхину. Отправлены депутатские запросы в Министерство здравоохранения Самарской области и областную прокуратуру.

Статья написана по материалам сайтов: pravo.ru, medrabotnik.org, spravedlivo.center.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector