+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

Детские больницы халатность врачей 2019 год

На своей странице в Фейсбуке Александра Карлинская рассказалаоб отношении к ней и к ее новорожденной дочери в больнице Святого Владимира в Сокольниках: маленькую Соню не давали кормить, смесь для кормления ей выдали больничную, диагноз долго не сообщали, а всех приехавших со своими детьми матерей положили в одну палату, просто сдвинув кровати.

Похожая история произошла в подмосковном Сергиевом Посаде, где халатность врачей стала причиной смерти пятимесячного ребенка.

Отношение персонала больницы Святого Владимира к пациентам и ненадлежащие условия содержания матерей с новорожденными заставили Александру Карлинскую сбежать из учреждения под расписку. Позднее девушка рассказа о своем пребывании в Фейсбуке, и оказалось, что о состоянии Сокольнической больницы и ее персонале уже многим известно: пользователи соцсети продолжили делиться впечатлениями об учреждении в комментариях к посту.

«Добиться ответа на вопрос, что происходит с малышом, невозможно»

Александра заподозрила проблемы у своей дочери, когда у трехнедельной девочки загноился пупок. По совету врачей скорой помощи мама с ребенком отправилась в больницу Святого Владимира. Заведение повергло Александру в шок:

«Свои права, честь и достоинство ты оставляешь, переступив порог этого заведения. В бесплатном отделении хирургии новорожденные детки лежат в отдельных боксах, а мамы — в количестве 15 человек в палате, фактически вповалку, на сдвинутых кроватях», — пишет в Фейсбуке Александра.

После перехода в платную палату ситуация могла бы стать более приемлемой, если бы не отношение медперсонала:

«Мне запрещали кормить ребенка по требованию, так как у них в картах прописаны часы кормления, и я им мешаю заполнять отчетность».

Помимо прочего Александре запретили укладывать новорожденную с собой спать, а также кормить привезенной из дома смесью. О том, что смешивать разные виды смесей нельзя, медсестрам было неизвестно.

«Они приходили и устраивали шмон в моей палате»

Компетентность медперсонала также ставится Александрой под большое сомнение:

«Добиться ответа на вопрос, что происходит с малышом, невозможно — такие вопросы просто игнорируются. Результатов узи я ждала два (!) дня, хотя его делали в моем присутствии. Нет, не скажем, мамаш, все напишем в карте, в понедельник все узнаете», — рассказывает Александра.

Проведя в больнице два с половиной дня, Александра не выдержала и ушла вместе с дочерью под расписку. Александра написала пост в Фейсбуке с твердым намерением предать историю огласке; вскоре с ней связалась администрация больницы:

«На меня вышла главврач и пообещала провести служебное расследование на основе моего текста. Мне звонила старшая медсестра, задавала уточняющие вопросы, а с главврачом есть договоренность пообщаться лично», — рассказала Открытой России Александра.

«Опасения подтвердились»

В разговоре с представителями Открытой России главврач больницы Святого Владимира Елена Петряйкина сообщила, что благодарна Александре за ее пост и уже провела служебное расследование:

«Сотрудники будут наказаны рублем, потому что все остальные наказания сейчас просто смешны, — рассказала Петряйкина. — Я недавний главный врач, у меня были подозрения, но Александра создала прецедент, по которому мне было легче узнать правду».

По ее мнению, все произошедшее противоречит не только медицинской, но и простой человеческой логике.

Общие палаты для мам, по словам Петряйкиной, предназначены только для того, чтобы уставшие родители могли переночевать и не находиться рядом с боксами своих детей целыми сутками. Ранее подобных комнат вообще не существовало.

Петряйкина обещает, что будет стараться прескать подобную халатность и примет соответствующие меры.

«Они вообще не отреагировали»

Далеко не все врачи готовы что-то менять после того, как проблемы в их больницах предаются огласке: руководитель Сергиево-Посадской районной больницы отказался покидать свой пост, несмотря на требования местных жителей.

Недовольство главврачом было вызвано халатностью докторов, по вине которых погиб полугодовалый ребенок.

Мать пятимесячного Ильи Пахомова Алена вызвала скорую помощь, когда состояние ее ребенка резко ухудшилось, сообщается на сайте altgazeta.ru. Врачи госпитализировали Пахомовых в ЦРБ, где попросили реаниматолога срочно забрать ребенка в реанимацию. Однако из-за промедления врача, который был уверен, что его коллеги ошибаются, и у ребенка простая кишечная инфекция, состояние мальчика стало критическим. В восемь утра Алене сообщили, что ребенок скончался в 5.30 утра от аппендицита. Однако на бирке у Ильи указана другая причина смерти, также изменено время поступления мальчика в больницу.

«ЦРБеры оборзели»

Смерть Ильи Пахомова будто бы открыла ящик Пандоры: со всех сторон на главного врача центральной районной больницы Александра Сумина посыпались претензии местных жителей на качество лечения в ЦРБ. Депутат городского совета Сергиева Посада Андрей Мардасов потребовал от главы больницы срочно собрать пресс-конференцию, на которой он должен был бы объяснить, чем вызвана такая халатность врачей.

Однако Сумин проигнорировал претензии жителей, и те вышли на митинг с требованием его отставки.

«Митинг этот был самый большой за последние несколько лет, собралось одновременно 300 человек», — рассказал Мардасов Открытой России.

Позднее оказалось, что администрация больницы все же провела пресс-конференцию. Однако эта встреча проходила одновременно с митингом, поэтому на ней почти не было местных активистов. Мардасов считает, что пресс-конференции собрали, чтобы отвлечь внимани от самого митинга. По словам депутата, на встрече администрация признала проблему, реаниматолог был отстранен от должности, а прокуратура начала проверку по факту смерти мальчика.

Однако Сумин до сих пор остается на своем посту и, судя по всему, уходить не собирается. Местные жители поставили ультиматум губернатору московской области Андрею Воробьеву: либо Сумина смещают с поста главврача, либо будет проведен еще один митинг — на этот раз с целью смещения самого Воробьева. Воробьев пока никак на него не ответил.

Халатность врачей уже становилась причиной детских смертей: в конце июля в районной больнице Дмитрова умер десятилетний ребенок. Тогда работники больницы несколько раз ставили Диме Ригину солевую капельницу, из-за чего его состояние ухудшалось. В итоге мальчик умер на реанимационном столе.

Преступная халатность и равнодушие врачей детской областной больницы привели к гибели четырехлетней девочки

В том, что это именно так, не сомневаются родители маленькой Даши Андрей и Елена Ригины, их многочисленные друзья и родственники и даже представители медицинского сообщества.

Ничто не предвещало беды. В семье Ригиных царил мир и покой. Многие им даже по-хорошему завидовали. Тихое семейное счастье в загородном доме: любящие супруги и дети, окруженные любовью. Сам Андрей Ригин известный тверской предприниматель, избирался депутатом Тверской городской Думы. Самыми главными ценностями в жизни считает семью и детей. На свою младшенькую дочь Дашу он просто не мог надышаться. Но все рухнуло в один миг.

Вечером 10 декабря Даша вместе со старшей сестрой ела мандарины. Случайно проглотила одну не разжеванную дольку, и та застряла в пищеводе. Родители пытались поить ребенка водой, чтобы застрявший кусочек пищи протолкнуть в желудок, но это, по всей видимости, не помогло. Поскольку серьезных проблем девочка не испытывала, решили отложить дальнейшие действия на утро.

За завтраком дочка поела каши, но часть пищи срыгнула, и стало ясно, что злополучная мандариновая долька продолжала оставаться в пищеводе. Тогда Андрей решил вместо детского сада отвезти дочку к врачу.

В детской областной больнице при первичном осмотре у девочки смерили температуру, взяли необходимые анализы, сделали рентген легких. Все было в порядке. Дашу определили в палату №1 первого хирургического отделения, завели историю болезни. Завотделением Юрий Бревдо решил провести гастроскопию, чтобы эндоскопом вытолкнуть «мандаринку» из пищевода. Перед процедурой Юрий Феликсович пояснил, что девочке дадут наркоз и она легко все перенесет во сне. А потом отец заберет ее спящей, и проснется ребенок только через два часа.

Дальше, вероятно, что-то пошло не так. Стоя за дверью, Андрей слышал, как его дочка громко кричала. Было понятно, что наркоз либо не подействовал, либо был поверхностным. После процедуры Даша плакала и не спала. На вопрос, почему же она не спит, врач уклончиво ответил, что так даже лучше…

В больнице

Через некоторое время в палату заглянул другой доктор — лечащий врач. Он сказал, что завтра надо пройти УЗИ и консультацию педиатра. И добавил, что завотделением отпускает их до утра домой.

— Мы очень этому обрадовались, — рассказывает Андрей Ригин, — особенно Даша. Она радостно закричала: «Ура! Домой».

Но вечером у девочки поднялась температура. Градусник показывал 38.

Утром следующего дня, это было 12 декабря, папа с дочкой прибыли в больницу. Температура у Даши оставалась такой же высокой. Но УЗИ показало отличное состояние всех органов ребенка (по крайней мере так было записано в заключении). Педиатр после осмотра тоже сказала, что все хорошо, и выписала антибиотики.

В больничной палате Андрей Ригин с дочкой пробыли не долго. Лечащий врач предложил им поехать домой, сославшись на хорошие анализы девочки и на мнение заведующего отделением Бревдо. Мол, таблетки можно принимать и дома, а в больницу приезжать не надо.

Но и на следующий день, 13 декабря, температура у Даши не спадала и ее состояние не улучшалось. Родители объясняли ситуацию только тем, что, возможно, назначенные антибиотики еще не начали действовать в полную силу. Днем Даша уже не спала, а вечером у нее участилось дыхание и было видно, что ей очень тяжело.

Это интересно:  Что устанавливается над малолетним недееспособным гражданином 2019 год

— Мы с женой очень испугались, — вспоминает Андрей Ригин. На этого крепкого и сильного мужчину было больно смотреть. Каждое слово давалось ему с большим трудом. — Наконец, в 12 ночи я позвонил на мобильный телефон доктору Бревдо, обращаясь к нему с мольбой о помощи. Но он был очень раздражен, что я его потревожил и отчитал меня за поздний звонок. А напоследок посоветовал мне вызвать «Скорую» и добавил: «Вам выписали антибиотики, вот и пейте их!» А между тем Даша числилась пациенткой его отделения!

В четверг, 14 декабря Ригин приехал к доктору Бревдо в больницу. Но тот, завидев его, с порога заявил, что дочка уже выписана из отделения домой.

— Я был обескуражен, но Бревдо не стал со мной разговаривать и в очередной раз, словно отмахиваясь от надоедливой мухи, посоветовал продолжать прием антибиотиков. — Андрей украдкой смахивает слезу и, тяжело вздохнув, продолжает: — Вернулся домой я очень расстроенным. Состояние дочки нисколько не улучшалось. Было видно, что ей очень плохо. Она трудно дышала и хрипела. Всю ночь мы с женой, не сомкнув глаз, простояли у ее постели. Едва дождавшись утра, я помчался с Дашей в больницу.

Реанимация

С едва живой дочкой на руках Андрей вновь оказался в Приемном отделении детской областной больницы. Но работники приемного покоя с полным безразличием пустили их по бюрократическому кругу долгой процедуры оформления. А между тем все необходимые данные в компьютере были уже заведены. Видя, что дочке совсем плохо, Андрей, прижимая ее к груди, помчался по больничному коридору к Бревдо. Врача он увидел в коридоре хирургического отделения:

— Что вы сделали с моим ребенком? — закричал отец.

Бревдо равнодушно произнес:

— Ваши антибиотики не помогают.

-Так делайте же что-нибудь! — в отчаянии воскликнул Ригин.

Но в ответ на мольбу врач отчеканил ледяным тоном:

— Вы у меня не лежите. Забирайте выписку и идите в приемное отделение.

Андрей не в силах препираться с доктором, бросился в реанимацию. Заведующий реанимационным отделением Сергей Капитонов, взглянув на Дашу, сразу понял, что дело плохо. Сергей Юрьевич поднял на ноги весь персонал, провел экстренное обследование ребенка. Результат был неутешительный: тяжелая форма пневмонии и очаг заражения в легких. Врач подтвердил, что девочка в очень тяжелом состоянии, и пообещал сделать все возможное. Было очевидно, что Капитонов искренне пытается помочь.

Весь день и весь вечер Ригины не отходили от телефона, при каждой возможности звонили в реанимацию. Ответ был один: «Состояние крайне тяжелое». Последний раз они услышали эту фразу в 20-00. А через 45 минут им позвонили из больницы и сообщили, что Даша умерла. Жизнь четырехлетнего ребенка оборвалась 15 декабря.

Отец и мать примчались в больницу. Ворвавшись в отделение, они бросились к еще теплому телу Даши. В безумном отчаянии они целовали, гладили крохотное тело любимого дитя… Это было леденящее душу зрелище. Страшное горе. Присутствовавшие при этом два молодых медика не смогли сдержать слез. И это нормальная реакция нормальных людей, решивших посвятить себя спасению и исцелению больных. Когда же речь идет о борьбе за жизнь ребенка, сострадание медиков необходимо вдвойне.

Но зато именитый и важный доктор Бревдо не счел для себя нужным хотя бы позвонить убитым горем родителям Даши. Юрий Феликсович не посчитал необходимым хоть как-то извиниться, даже не выразил обычного человеческого соболезнования. Этот эскулап, вероятно, не видит или не желает видеть своей вины в смерти ребенка. Впрочем, это вполне возможно, если у человека отсутствует такое понятие, как совесть.

Говорят, у каждого врача есть свое кладбище. На этом погосте его пациенты, которым доктор не смог помочь. Одни были больны безнадежно, другие ушли в мир иной по стечению непреодолимых обстоятельств, третьи в результате непредумышленной врачебной ошибки. Но встречаются на таких кладбищах и те, чья безвременная кончина лежит на совести медика. Я знаю врачей, для которых такие случаи остаются глубокой раной на всю жизнь, немым укором и предупреждением.

Интересно, а снится ли маленькая Даша доктору Бревдо?

Эпилог

Надеюсь, что следственные органы надлежащим образом будут выяснять все обстоятельства гибели девочки. Будут ли доктора признаны виновными в ее смерти? Состоится ли суд над равнодушными и отказавшими в помощи медиками? Об этом мы не знаем. Но я знаю точно, что Высшего суда не удастся избежать никому. Рано или поздно мы все будем отвечать за свои земные дела. Но как бы там ни было, я бы не подал руки доктору Бревдо.

А еще я хочу публично сказать, что главный врач больницы Анна Зайцева должна уйти с этого поста. И не только в связи с этим трагическим случаем. Эта дама, делающая карьеру и имеющая высоких покровителей, привела детскую областную больницу к полному развалу. У меня имеется масса нелицеприятных и бесспорных фактов о ее деятельности. Но это дело отдельных публикаций. Скажу лишь, что ее руководство ознаменовалось грандиозным пожаром основного больничного здания. А подавляющее большинство работающих врачей и медсестер ее просто не воспринимают. Лучшие специалисты массово покидают больницу. Страшно сказать, но ежемесячно увольняются десятки врачей и медсестер. Такого массового исхода медперсонала это заведение не знало за всю свою историю.

Произошедшая трагедия с Дашей Ригиной не досадная случайность, а печальная закономерность.

Дмитрий Фадеев, газета «Местное время»

Как наказать некомпетентного врача

В нашей стране многие люди умирают не от естественных причин, но из-за халатности врачей. Это касается практически каждой семьи, поэтому не является ни для кого секретом. Среди моих родственников больше тех, кто погиб именно от руки врача-убийцы. В нашей стране по советской традиции медицинские преступления стараются замалчивать. Многие из-за этого уверены в безнаказанности врачей и бесполезности попыток наказать их за ошибки, допущенные по некомпетентности и халатности. Однако в последние годы в общественном сознании граждан обозначился поворот. Все больше людей, пострадавших по вине преступников в белых халатах, обращаются в суд и успешно выигрывают дела. Только таким способом можно реально добиться улучшения качества медицинских услуг в России. В этой статье мы рассмотрим на примере конкретного опыта способы борьбы с халатностью врачей, предусмотренные российским законодательством.

Почему в России плохая медицина?

Обеспеченные люди, если заболевают, предпочитают легчиться где угодно: в Германии, в Израиле, в Южной Корее, в США и т.д. Мне на перевод все чаще приносят документы людей, которые отчаялись получить качественные медицинские услуги на родине. Среди них – предприниматели, депутаты, иногда и рядовые граждане. Одна моя родственница, которая сейчас работает профессором геологии в Галифаксе, родила двух детей в Москве, а остальных – уже в Канаде. Сколько восторга было в ее словах, когда она рассказывала о том, как хорошо рожать там! И это – при том, что в России обеспеченность населения врачами и больничными койками вдвое выше, чем в среднем по странам ОЭСР. Все дело – в отсутствии компетентности. Все врачи имеют диплом об образовании, но лишь небольшая их часть получает его честным путем. Пользуясь тем, что медицинское образование у нас – весьма престижно, руководители вузов принимают студентов за взятки (эти скандалы и уголовные дела – у всех на слуху). Затем взятки берут преподаватели, принимающие зачеты и экзамены. В итоге будущие врачи выходят из таких вузов с пустой головой, наученные не лечить, но только давать и брать взятки. Что ждет молодых врачей после учебы – новая коррупционная система. В студенческой среде есть пословица: «Если будешь хорошо учиться – будешь хорошим врачом, будешь учиться плохо – будешь главным врачом». В самом деле, на должности главных врачей у нас назначают родственников высокопоставленных чиновников, людей, которые могут предложить ответственному за назначение большую взятку. В Рязани главой перинатального центра назначили молодую женщину, которая почти не имела практического врачебного опыта и большую часть своего врачебного стажа находилась в декрете. Зато ее мать работала заместителем главного санитарного врача области. Понятно, что такое кумовство никакой пользы медицине не приносит. Еще одна проблема – отсутствие должно ведомственного контроля над деятельностью врачей. В каждой больнице сегодня висит список с телефонами контролирующих инстанций: региональное управление Росздравнадзора, региональное министерство здравоохранения, общество по правам потребителей и т.д. В действительности эти организации не несут ответственности за качество медицинских услуг, и туда обращаться совершенно бессмысленно. Тамошние чиновники в ответ на жалобы врачей пишут недовольным пациентам отписки, в которых убеждают их, что они сами во всем виноваты. В ответ на одну мою жалобу рязанское областное министерство пыталось организовать компетентную экспертизу, но квалифицированные специалисты отказались участвовать в ней, так как ошибки коллег были им очевидны. Тогда чиновники назначили вместо экспертов людей, никакого отношения к данной медицинской специальности не имевших. Представьте себе, что они «наэкспертировали»…

Некоторые говорят о недостаточном финансировании медицины, но проблемы – совсем не в объеме выделяемых средств, а в способе их реализации. В частности, когда главные врачи государственных медицинских учреждений Рязанской области в прошлом году опубликовали данные о своих доходах за 2012 г., оказалось, что размер зарплаты некоторых из них превышает доходы местного губернатора. При этом в медучреждениях не хватает, лекарств, бинтов, медицинских инструментов, не десятилетиями делается ремонт помещений. Сколько денег в эту «прорву» не вали – все равно довольно не будет. А в скандалах с закупкой медицинского оборудования по ценам в разы выше рыночных и в перерасходе средств на капитальное строительство запачкалось не только рязанское областное министерство здравоохранения, но чиновники от медицины по всей России.

Это интересно:  Профессиональные права и обязанности медицинских работников 2019 год

Хотя причины низкой компетентности врачей можно объяснить «системными» причинами, очевидно, что это не противоречит пользе, которую приносят иски против медицинских работников. Раз не действует ведомственный контроль, необходим контроль со стороны самих пациентов.

Какой закон – на стороне пациента?

Настоящим прорывом в борьбе за качество медицинских услуг в России стало принятие федерального закона №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». Многие известные и влиятельные врачи открыто выступали против этого закона. Хотя ряд его положений является дискуссионным, с точки зрения прав пациента принятие этого закона было настоящим прорывом для российского медицинского права. Этот федеральный закон, наконец, поместил медицину и врачей в правовое поле, предоставил пациентам реальные права, обозначил механизм контроля качества медицинских услуг. В этом законе прописаны важнейшие моменты, такие как порядок государственного контроля в сфере здравоохранения, право пациента на возмещение вреда, причиненного здоровью при оказании медицинской помощи, право на получение копий всех медицинских документов, и многое другое.

Этот закон носит самый общий характер, более подробно права пациентов конкретизируются в других нормативных актах, некоторые будут упомянуты по ходу изложения.

Контроль качества медицинских услуг

Немногим известно, что обязанности по контролю качества медицинского обслуживания в нашей стране возложены на страховые медицинские организации – те самые, где каждый из нас получает полис обязательного медицинского страхования. Через эти компании теперь полностью осуществляется финансирование медучреждений. Процедура контроля состоит в частичной проверке медицинских документов в рабочем порядке и в специальном – при обращении граждан. Эти вопросы регулируются, в частности, федеральным законом №326-ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации», а также Приказом ФОМС от 01.12.2010 №230 «Об утверждении Порядка организации и проведения контроля объемов, сроков, качества и условий предоставления медицинской помощи по обязательному медицинскому страхованию». Если вас не устроило качество медицинских услуг, оказанных вам или вашим родным, необходимо обращаться с жалобой в страховую компанию, в которой выдан полис на пациента. Страховая компания обязана по вашему обращению запросить всю первичную медицинскую документацию из лечебного учреждения и провести экспертизу качества оказанных вам услуг. Некоторые крупные компании, например «СОГАЗ-Мед» или «Капитал Медицинское страхование» (дочка «Россгосстраха») имеют в регионах отделы по контролю качества. Правда, это совсем не гарантирует проведения добросовестной экспертизы. В более мелких компаниях таких отделов нет, и они обращаются за помощью в проведении экспертиз в территориальные подразделения Фонда медицинского страхования (ТФОМС). Это учреждение относится к федеральным, но в реальности не является независимым от региональных властей и от медучреждений. Руководитель ТФОМС назначается главой региональной администрации часто из среды влиятельных и коррумпированных врачей, в состав Правления входят региональные министры, представители медучреждений. То есть получается, что «рука руку моет». Поэтому с ТФОМС стоит связываться в самом крайнем случае и то в связи с тем, что на совершенно преступные деятельности его сотрудников можно пожаловаться в вышестоящую организацию – Федеральный фонд обязательного медицинского страхования в Москве.

Вкратце – о процедуре экспертизы. Экспертиза бывает различной по форме. Это может быть медико-экономическая экспертиза, определяющая, оказывалась ли пациенту помощь в надлежащем объеме, правильно ли расходовались средства фонда медицинского страхования. Вторая форма экспертизы – собственно экспертиза качества. Для экспертизы приглашают специалистов соответствующей медицинской специальности из специального реестра экспертов, которые получают за это вознаграждение. В случае если эксперты привлечены из вашего региона, будьте уверены на 99%, что даже при наличии явных признаков халатности, ничего превратного в деятельности врача они не заметят. Дело здесь – совсем не в том, что эксперты – столь же некомпетентны, как их проштрафившиеся коллеги из медучреждений, хотя приходится сталкиваться и с такими случаями. Проблема – в общей коррумпированности системы здравоохранения на местах и страха мести, которая может угрожать эксперту. Если экспертизу назначает головной офис страховой компании в Москве, а эксперт – из другого региона, то он чувствует себя безопаснее. Он вполне может не писать своей фамилии на акте экспертизы, а только – номер специальности. Независимая экспертиза, как правило – качественнее и строже. Поэтому при обращении в страховую компанию надо настаивать именно на такой экспертизе. В некоторых страховых компаниях сами сотрудники боятся проводить качественную экспертизу. Например, рязанское региональное отделение ЗАО «Капитал Медицинское страхование» на первом этапе отказало мне в независимой экспертизе, и руководитель отдела качества заявила, что такой независимый эксперт имеется в городе N, но он проводить эту экспертизу отказывается. Когда эту экспертизу назначали из Москвы, тот же самый эксперт почему-то оказался совсем не против, и эта экспертиза стала для медучреждения разгромной, хотя рязанские мнимые эксперты ничего плохого в действиях врачей не видели. Во втором эпизоде результат был – аналогичным. Экспертиза проводилась по документам Рязанского областного перинатального центра, и эксперты нашли в работе такие грубые ошибки в таком огромном количестве, что это оказалось весьма неожиданным. Хотя во многих таких учреждениях ведется фальсификация медицинских документов, сами фальсификаторы настолько некомпетентны, что просто – не в состоянии исправить все. А грамотный эксперт без труда разберется в хитросплетениях мошенников от медицины.

После проведения экспертизы вам дается краткий ответ, в котором формулировки могут оказаться очень смазанными, и даже при негативном отзыве о работе врачей вам может показаться, что все в порядке. Необходимо требовать от страховой компании выдачи всех актов экспертизы. Когда я обращался в рязанское отделение ЗАО «Капитал медицинское страхование» мне вначале предоставили только «хорошие» акты экспертизы, а «плохие» выдали с большим нежеланием после повторного требования и скандала. Об этой компании можно сказать еще, что она старается не афишировать свою деятельность по проверке качества даже при наличии реальных судебных дел. Совершенно другая ситуации – в «СОГАЗ-Мед», которая часто поддерживает пациентов в защите их прав и помогает не только в проведении качественной экспертизы, но также в судебных разбирательствах с врачами. Об этом компания гордо сообщает на своем сайте со ссылками на конкретные эпизоды, об ее делах ним становится часто известно из сообщений в СМИ. К сожалению, граждане не учитывают эти моменты при обращении за полисом ОМС в страховую компанию, а ведь именно с того момента начинается забота о качестве оказываемых медицинских услуг.

Акты экспертизы очень важны, так как они будут использоваться вами в следственном комитете, при проведении судебно-медицинской экспертизы, в судах и т.д. Эксперты иногда прямо пишут в акте экспертизы, что пациент вправе претендовать на материальную компенсацию со стороны медучреждения.

Кто накажет некомпетентного врача

Если медицинские услуги были оказаны пациенту не в полном объеме, или были допущены грубые медицинские ошибки, существуют три пути наказания врачей. Условно назовем их «стандартный», «уголовно-процессуальный» и «гражданско-судебный».

«Стандартный» путь

После проведения экспертизы со стороны страховой медицинской организации нарушившее медицинскую этику учреждение несет за своего сотрудника наказание в виде штрафных санкций. То есть страховая компания удерживает с больницы или поликлиники часть средств, выплаченных за оказанную услугу. В зависимости от грубости нарушения объем штрафа может составлять 25% или 50%. Дополнительный штраф полагается медицинскому учреждению со стороны территориального фонда ОМС, а также более внимательный контроль над его врачами в дальнейшем. Такова буква закона, но реальность в нашей стране от закона может сильно отклоняться. Сотрудница Дирекции по защите прав застрахованных и экспертизе качества медицинской помощи ЗАО «Капитал Медицинское страхование» (г. Москва) признавалась мне, что в регионах большую роль играют различные коррупционные моменты. Например, в Москве ротация главных врачей очень велика, из-за того что с ними в отдельности никто не считается. Однако в небольших городах главный врач медицинского учреждения – влиятельное лицо, и оттого часто бывают случаи, что нарушения скрываются, а медицинское учреждение не получает никакого наказания даже за грубые ошибки. Все это решается на уровне Территориальных фондом ОМС, а, как было сказано выше, в состав членов правления ТФОМС входят представители тех медицинских организаций, которых эта служба должна контролировать. Понятно, что в такой ситуации учреждение не стремится выпороть себя само. В таких условиях нужно быть внимательным, осторожным и ставить ситуацию на контроль в Федеральном фонде ОМС в Москве и в прокуратуре. Вообще не стоит совсем пренебрегать обращением в прокуратуру, так как без чувства «дамоклова меча» над головой местные чиновники порой даже отказываются регистрировать и рассматривать заявления граждан, с чем я сталкивался как в ТФОМС Рязанской области, так и в региональном Управлении Росздравнадзора. Прежде чем обратиться в любую государственную службу с заявлением, внимательно ознакомьтесь с текстом федерального закона №59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации». Всегда помните, что во всяком федеральном учреждении имеются вышестоящие инстанции, в которые можно жаловаться на неправомерные действия чиновников на местах.

Это интересно:  Сделки от имени гражданина признанного недееспособным совершает 2019 год

«Уголовно-процессуальный» путь

Если у вас на руках имеется негативное заключение эксперта или копии медицинских документов (вам их обязано предоставлять медицинское учреждение по первому требованию согласно федеральному закону №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»), то вам прямая дорога – в местное подразделение Следственного комитета, которое обслуживает район нахождения больницы. Необходимо добиваться проведения судебно-медицинской экспертизы и привлечения халатного врача к уголовной ответственности. Она может наступать, например, по статье «Халатность» (статья 293 Уголовного кодекса РФ), «Служебный подлог» (статья 292 Уголовного кодекса РФ), если имела место фальсификация медицинских документов, по другим статьям Уголовного кодекса РФ. Деятельность органов следствия также контролируется вышестоящими подразделениями, но более успешно – прокуратурой по месту совершения правонарушения. О тонкостях судебно-медицинской экспертизы читайте также в другой нашей статье.

«Гражданско-судебный» путь

Даже если медицинское учреждение наказано за халатные действия врачей штрафами со стороны страховой компании и ФОМС, это не освобождает медицинскую организацию от возмещения застрахованному лицу вреда, причиненного по вине медицинской организации – так гласит федеральный закон №326-ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации» (статья 41). Право на возмещение вреда санкционируется, в частности пунктом 9 части 5 статьи 19 федерального закона №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». Необходимо понимать, что ответственность за причиненный медицинскими работниками вред несут не только врачи и медперсонал, но также само лечебное учреждение. Право на возмещение вреда медицинской организацией упоминается в части 3 статьи 98 закона «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» а также в статье 1095 Гражданского кодекса Российской Федерации (часть вторая). Судебные иски против врачей подаются по месту жительства истца или месту причинения вреда согласно статье 28 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (№138-ФЗ). Исковые требования могут включать как материальную компенсацию, связанную с расходами на лечение, утратой трудоспособности, прочими обстоятельствами материального характера, так и моральный ущерб, оценки которого обычно многократно превышают медицинские издержки.

Почему дела на врачей плохо расследуются?

Правоохранительные органы у нас сильно коррумпированы, одинаково плохо у нас расследуются убийства, кражи и все остальные преступления. Врачи, привыкшие иметь дело со взятками, просто прибегают к ним чаще. Однажды в областной детской больнице мы обнаружили, что вышедший на дежурство анестезиолог – совершенно невменяем, и от него за три метра пахнет перегаром. Я сразу вызвал полицию, и участники прибывшей оперативной группы подтвердили, что врач действительно выглядит совершенно пьяным. После этого прибыл заместитель главврачи и заведующий отделением, которые уединились с полицейскими в кабинете. Минут через 40 полицейские вышли оттуда с радостными лицами и сообщили, что врач оказался совершенно трезвым, несмотря на то, что об обратном утверждали 3 свидетеля. Пьяного врача могут даже отправить на экспертизы в другое лечебное учреждение, но, если медикам удается так хорошо договориться с полицией, то со своими коллегами они договорятся еще быстрей. Примечательно, что за неделю до этого один из посетителей больницы, увидев этого врача пьяным, хорошенько его «отделал», но как видно, любовь к алкоголю ему кулаками отбить не удалось.

Не лучше дела обстоят и в Следственном комитете. Помощник прокурора Прокуратуры по московскому района г. Рязани, которой обычно передают на рассмотрение «врачебные» дела, жаловалась на бойкот со стороны областного следственного управления в случае, когда практически здоровому человеку было введено недопустимое лекарство, он оказался по вине врача в реанимации в тяжелейшем состоянии. Несмотря на убедительную доказательную базу, следователь тянул время и отказывался возбуждать уголовное дело. Задача следователя, получившего от врача взятку, в таком случае состоит в том, чтобы максимально затянуть расследование. Может быть, он и даст делу ход, когда выйдет двухлетний срок давности после совершения преступления. Тогда, если врача даже и осудят, уголовную ответственность он не понесет.

Управу на такого следователя следует искать в прокуратуре или, в крайнем случае, – у народных депутатов – тех самых избранников, за которых мы регулярно голосуем, которые получают зарплату из наших налоговых отчислений, а потом устраивают смешные сценки в Государственной Думе. У нас часто недооценивают значение оппозиционных партий, но в лице этих людей всегда можно найти союзников в борьбе с чиновниками «у руля». В 2013 г. КПРФ организовывала специальную акцию по приему обращений от граждан. Объем жалоб был настолько огромным, что сотрудникам аппарата потребовалось много времени и труда для обработки всех обращений. Депутатские запросы во многих случаях помогли активизировать деятельность правоохранительных органов на местах, так как закон под угрозой санкция обязывает прокуратуру реагировать на такие обращения.

Как еще можно повлиять на врачей?

Хорошее средство воздействия на врачей – средства массовой информации. Не надо стесняться обращаться на местное телевидение (на независимые и оппозиционные каналы, если такие есть), в интернет-издания, в газеты. Хотя они в реальности могут быть и не очень популярными, за ними ведется слежка и проводится мониторинг. При нынешних властях имидж руководителя региона выходит на первое место, а реальная практическая деятельность уходит на второй план. В итоге создаются областные министерства печати, массовых коммуникаций, через которые за счет региональных бюджетов финансируются подконтрольные губернатору СМИ. Например, в Рязанской области каждое информационное сообщение о губернаторе или деятельности органов власти оплачивается, так что СМИ кровно заинтересованы в поддержке власти. С другой стороны, скандальные новости от медицины – самые читаемые и популярные, они дают повышенное внимание и приток аудитории. Это важно для коммерческого успеха СМИ, которые рассчитывают также на доходы от рекламы. Поэтому врачей журналисты не жалеют. В 2013 г. в Рязанской области журналисты, как бы объединенные корпоративным духом, объявили здравоохранению настоящую войну. В прессе, в Интернете, на телевидение сообщалось о нарушениях в различных медицинских учреждениях. Испуганное за свой имидж руководство региона отстранило от должностей всех ключевых чиновников, отвечавших за качество медицинских услуг: руководителей регионального управления Росздравнадзора, Территориального фонда обязательного медицинского страхования (ТФОМС), главного санитарного врача (Роспотребнадзор). Безответственность этих чиновников приводит к тому, что врачебная халатность покрывается, бюджетные деньги разворовываются, качество и доступность медицинских услуг снижается.

Публикаций в СМИ боятся не только министры и руководители медучреждений, но также сами врачи. Скандальная новость с упоминанием фамилии проштрафившегося врача, перепечатанная в различных интернет-изданиях, станет темным пятном на биографии медика. Врачи, допустившие грубые ошибки часто вообще отстраняются от работы по специальности. В доме, где я живу, косметологом в салоне красоты работает бывший акушер-гинеколог, которую отстранили от работы за халатность, а устроиться по специальности ей так и не удалось. Она бездарна и плохо выполняет и нынешнюю работу, однако, вреда на этом месте от нее гораздо меньше, и она больше не сможет загубить ни одну жизнь, кроме своей собственной.

Однако нужно предупредить, что сотрудничество со СМИ – непростая задача. Важно найти с журналистами общий язык, понять, в чем заинтересованы они, в чем-то подыграть им, где-то помочь. Также, как и в прокуратуре, в СМИ ценят терпеливых и настойчивых информаторов, которые не боятся предоставлять документы, конкретные данные, открыто высказываться.

Недостатки ведомственного контроля за качеством медицинских услуг принуждают граждан действовать самостоятельно, отстаивая свои права на качественное лечение. Если не проявлять активных действий, медицина ежегодно будет пополняться новыми специалистами по взяткам, а в больницах люди продолжат умирать из-за ошибок врачей.

Автор: Кирилл Корякин. Дата публикации 27.02.2014
Перепечатка без активной ссылки запрещена.

Вы можете приложить к своему отзыву картинки.

Детские больницы халатность врачей

В отделении «Травматология и ортопедия» Плавской ЦРБ умерла несовершеннолетняя пациентка, что повлекло за собой проверку медучреждения надзорными и правоохранительными ведомствами.

Проверка следственных органов выявила факты грубых нарушениях при оказании несовершеннолетней пациентке медицинской помощи, после чего проверкой больницы занялся Росздравнадзор, который по ее результатам за грубые нарушения в медицинской деятельности, а именно – несоблюдение порядка оказания медпомощи, в отношении больницы составлен протокол об административном правонарушении.

А накануне Плавский районный суд признал сотрудников больницы виновными в административном правонарушении, за что сама ЦРБ получила штраф – 170 тысяч рублей. Об этом сообщает пресс-служба регионального СК, которому теперь заниматься проверкой всех материалов по этому делу. А пока что, по факту выходит, что цена жизни ребенка – 170 тысяч.

Статья написана по материалам сайтов: theothertver.com, www.rateshops.ru, www.province.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector